Елабужские уроки

 ДИАНА КАН 

О Елабуге и Цветаевой можно говорить долго и много, ибо сказать есть о чём. Это подтвердят все, кто хоть единожды был в Елабуге! Ну а тем, кто пока не был в этом уникальном городе с тысячелетней историей, достаточно просто зайти в интернет. Информации – если не разливанное море, то уж во всяком случае – разливанная Кама, на живописных берегах которой раскинулась красавица-Елабуга. Но, вернувшись с Внеочередных Восьмых Международных Цветаевских Чтений, посвящённых юбилею Марины Цветаевой, хочу сказать о значении Елабуги конкретно в моей жизни.

Сейчас, спустя четыре года нашей первой встречи с Елабугой, ясно понимаю, что этот город был неизбежным в моей судьбе, как символ высшей степени отчаяния, который одновременно является первым шагом к надежде… Дело в том, что мой первый визит в Елабугу в 2013 году совпал с очень трудным периодом в  жизни. Периодом, когда, казалось, что весь мир  против меня. Кризис в семейных, дружеских, корпоративных и личных отношениях усугубился кризисом творческим, и я всё чаще стала думать о судьбе Цветаевой. Наверное, Господь наказал меня за то, что в юности я запальчиво осуждала тот выбор, что  сделала Марина в Елабуге. Да, да, я всю жизнь называла Цветаеву только по имени, хотя мне в юности делали замечания писатели старшего поколения, мол, что за панибратство? Но у меня никак почему-то не получалось  называть её по отчеству, не получалось и всё тут! Аналогично я никогда не могла и не могу назвать по отчеству Есенина. И ведь не у меня одной, не так ли? Мы зовём Пушкина Александр Сергеевич. Но его «зеркального тёзку» Есенина народ почему-то называет по имени. Аналогично, с Ахматовой, которую большинство называют Анна Андреевна, а вот насчёт Цветаевой предпочитают обходиться именем.  Быть может, оба эти поэты – Цветаева и Есенин, такие разные и в чём-то очень схожие, воспринимаются большинством народа как близко родственные люди, что язык не поворачивается называть их на Вы и по батюшке. Наверное, это и есть любовь народная, кто знает, ведь любовь – чувство прихотливое. Тех, кого мы любим, мы судим особенно строго, толерантны мы лишь в отношении чужих. Именно этим я объясняю то, что эта самая причудливая любовь тем не менее не мешала мне по молодости осуждать Марину за её шаг в бессмертие, что она сделала в Елабуге… Но не зря Святые Отцы говорят: «Не судите, да не судимы будете». И добавляют, мол, что осудишь, в том и нагрешишь. Так оно и случилось со мной,  когда  в возрасте, аналогичном Цветаевскому, жизнь и обстоятельства (в которых я виню не только других, но и себя саму) загнали меня в такой угол, что, казалось, выход из него возможен только один… Именно тогда я стала  много и уже не так категорично размышлять о судьбе Цветаевой.

Елабуга преподаст мне множество уроков, вернув мне ту самую жажду жизни, которая в своё время помогла мне написать лучшие мои стихи.

А тут ВДРУГ мне звонит мой ДРУГ (прямо в рифму  сказалось!), замечательный поэт из Татарстана Николай Алешков: «Диана, а как ты смотришь на то, чтобы  поехать в Елабугу?». Я еле удержалась от горького сарказма: «А что, уже пора?». Но промолчала, зная то доброе к себе отношение Николая Алешкова, что столь редко в литературной среде. Я почти фаталистично ответила: «Ну что ж? От судьбы не уйдешь!».

Между прочим многие, и не только поэты, относятся к Елабуге с неким предубеждением именно по причине гибели Марины Цветаевой. И я в этом смысле вовсе не феномен! Как не феномен, а закономерность, что после первого же визита в Елабугу, все, относившиеся к ней с предубеждением, непременно влюбляются в этот город… Сейчас я с улыбкой ностальгии вспоминаю наш первый совместный поэтический вечер с Николаем Алешковым в Елабужской Библиотеке Серебряного века. Потом у меня будет ещё немало выступлений в Елабуге – и в прекрасном зале с чудесной акустикой во дворце купцов Стахеевых. И в Библиотеке Серебряного века… И возле могилы Марины…

Елабуга преподаст мне множество уроков, вернув мне ту самую жажду жизни, которая в своё время помогла мне написать лучшие мои стихи. Одним из уроков, к примеру, станет тот  интрактивный вечер в  формате интервью, что устроил мне Андрей Николаевич Иванов. Задававший мне вопросы, он, как ведущий вечера, оказался настолько в курсе непростой моей судьбинушки, что, признаюсь, был момент, когда я хотела просто, как в детстве, вскочить и убежать со сцены. И не сделала этого лишь потому, что мне самой стало интересно, что из этого получится, да я и увидела заинтересованность аудитории. Всё это и отрезало мне пути к отступлению. И стало уроком, как можно и нужно работать с читателями, с публикой, чтобы уже на первых минутах общения между поэта и залом возникала та «химия» отношений, которую нельзя заменить ничем. Она или есть или её нет.  

   

Ещё один урок преподала мне Елабуга, когда мы выступали в доме-дворце купцов Стахеевых, где ныне расположен актовый зал Елабужского университета, а ранее была домовая церковь.  Поистине, акустику в этом зале ощущаешь как нечто материальное. Когда участвовавшая в концерте музыкант  Елена Емалтынова начала распеваться, стены зала вздрогнули и откликнулись, они буквально завибрировали. И вот тут я поняла, что стихи только тогда становятся поэзией и музыкой, когда правильно расставленные слова в строке вступают меж собой в музыкальный диалог… Если этого диалога нет – то это не стихи, ибо стихи – это музыка… За эти годы Елабуга преподала мне множество и других интересных уроков. Ну, например, ещё и такой, что небо порой наказывает нас именно исполнением желаний. Загаданное мной по елабужской традиции желание (возле  Башни Чёртова-Елабужского городища) сбылось с потрясающей  точностью.  Угораздило же меня загадать его! Впредь стараюсь «скупее стать в желаньях»…

Елабуга каждый раз удивляет меня, как, впрочем, и всех приезжающих к ней.  Она не ставит целью удивлять, она  просто живёт полнокровной жизнью! Не думаю, что сотрудники Елабужского государственного музея-заповедника под руководство уникальной женщины-руководителя Гульзады  Ракиповны Руденко (подчинённые за глаза называют её энерджайзер!) ставят целью удивлять кого-то. Они просто пожизненно влюблены в Елабугу, в Цветаеву, в кавалерист-девицу Дурову, в гения русской живописи Шишкина, в другого своего великого землякап-елабужанина врача Бехтерева…. В Елабуге было и есть, кого любить! Не случайно единожды побывавший в Елабуге, не может сюда не возвращаться. Не потому ли этот город стал  местом встречи, которое изменить нельзя, для замечательных  поэтов, писателей, цветаеведов, художников, общественных  деятелей со всего мира…

А для меня первая встреча с Елабугой стала точкой отсчёта  моего душевного и творческого выздоровления. Думаю иногда, что попади Марина Цветаева в Елабугу сегодня, она была бы счастлива. Жаль, что Господь не судил Марине стал елабужанкой… В предсмертной записке она написала: «Не похороните  живой, проверьте…». А ведь могила Цветаевой в Елабуге– категория чисто  условная, скорее образ и символ, ведь Марины под могильной плитой нет! Говоря метафизически, Цветаева была такая живая, такая влюблённая в жизнь и наполненная ею, что … как хоронить живую? Не боясь обвинения в мистике и метафизике (ибо Цветаева и была сама воплощённая мистика и метафизика!) порой думаешь, а, может, и поныне бродит Марина по улочкам  Елабуги, заходит в обновлённые храмы, в прекрасные музеи,  любуется шедеврами народных промыслов, сидит неузнанная потомками на берегу высокой набережной…

Елабуга стала точкой отсчёта вечной славы Цветаевой. В  составе Елабужского государственного музея-заповедника  создан Мемориальный комплекс им. М.И. Цветаевой, в который входят Дом памяти, Литературный музей, могила на Петропавловском кладбище, Покровский собор,  Память елабужан о Марине – светлая несмотря ни на что! Рядом в  Домом памяти воссоздан на историческом место замечательно жизнеутверждающий (не говоря уж о том, что уникальный!) Музей «Портомойня», Ещё два шага и ты в Библиотеке Серебряного века. Осенняя Елабуга горит рябиной и грезит  Мариной… В 2017 году рамках внеочередных юбилейных Международных Цветаевских Чтений были вручены специальные Цветаевские премии – восьмой раз по счёту! Лауретами за большую многолетнюю подвижническую работу в деле сохранения памяти и популяризации творчества  Марины Цветаевой стала её внучатая племянница Ольга  Трухачёва. И ведущая актриса Казанского академического русского Большого драматического театра им. В.И. Качалова, народная артистка России и Республики Татарстан лауреат  Государственной премии Республики Татарстан им. Г. Тукая  Светлана Романова (Славутская), представившая моноспектакль по творчеству Марины Цветаевой — «Последний день».  На сей раз вручение внеочередных юбилейных Цветаевских премий было ознаменовано  открытием ряда вернисажей, посвящённых Марине Цветаевой. Это выставка Заслуженного деятеля искусств Республики Татарстан В. Аршинова (Казань). И выставка цветных офортов народного художника Республики Татарстан, лауреата Государственной премии Республики Татарстан им.Г.Тукая Ирины Колмогорцевой «Художники – Поэту» (Казань).

На сей раз Елабуга удивила тем, что за прошедший год у Дома памяти Марины Цветаевой, утопающего в рябине, «выросла» замечательная бронзовая рябина – шедевр художественного литья.

ДИАНА КАН

«…Морская канула в моря…»
Марина Цветаева

Кровавые рябины справа.
Плакучие берёзы слева.
Твердят: «Марина, Вы не правы!»
Тебе, Марина-королева!
Пеннорождённая морская –
В стихии тесной пресноводной
Обречена была такая
На смерть, чтоб снова стать свободной.
Ты канула… О, если б в море!
Прощай, прикамское приволье!
Но это горе – всё ж не горе,
Лирическое своеволье.
Не горе, что не пожелала
Дурной эпохе стать служанкой.
А горе, горе, что не стала
Елабужанкой и волжанкой.
А горе то, что не воспела –
Как только б ты сумела! – Волгу
За всех, кто за избытком дела
Века ей верен втихомолку.
Неизречённые напевы
Шального волжского прибоя,
Отвергнутая королева,
Ты унесла навек с собою.


Кан Диана Елисеевна — поэтесса, автор книг: «Високосная весна», «Согдиана», «Бактрийский горизонт», «Подданная русских захолустий», «Междуречье», «Покуда говорю я о любви», «Обречённые на славу» — а также многих публикаций в центральных и региональных изданиях России — всероссийских московских журналах, московских и региональных газетах. Также стихи Дианы Кан печатались на страницах региональных журналов. Творчество Дианы Кан представлено на многих электронных сайтах: «Камертон», «Молоко», Парус», «Гостиный двор», «Русский Крест», «Русское Воскресение», «Российский писатель» и т.д. Стихи Дианы Кан включены в поэтические антологии: «Молитвы русских поэтов» (Москва), «Поэтический Олимп» (Москва), «Антология русской поэзии ХХ века» (Москва) и многие другие.
Окончила Московский госуниверситет им. М.В. Ломоносова и Высшие литературные курсы (ВЛК) Московского литературного института.
Член редакционных советов российских литературно-художественных и общественно-политических журналов: «Подъём» (Воронеж), «Арина» (Нижний Новгород), «Аргамак-Татарстан» (Казань), «Гостиный Двор» (Оренбург), «Дон» (Ростов-на-Дону), «Новый енисейский литератор» (Красноярск), электронного журнала «Парус» (Москва) и многих других.
Дважды лауреат всероссийской ежегодной премии журнала «Наш современник» по итогам года (номинация поэзии). Лауреат всероссийской премии «Традиция» за серию публикаций стихов о России высокого гражданского звучания. Лауреат всероссийской премии «Имперская культура» в номинации «Поэзия» за книгу стихов «Междуречье». Лауреат Самарской областной губернской премии в области литературы. Лауреат премии журнала «Гостиный Двор». Лауреат Самарской региональной литературной премии «Русское эхо». Лауреат Самарской региональной поэтической премии им. Виктора Багрова. Лауреат Всероссийской литературной премии им. святого благоверного князя Александра Невского в номинации «Особая премия — Служение России» (Санкт-Петербург). Лауреат премии журнала «Аргамак-Татарстан». Лауреат Всероссийской Пушкинской премии «Капитанская дочка».
Работает методистом в Оренбургском областном Доме литераторов имени С.Т. Аксакова.
Член Союза писателей России. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.