Роберт Смит, The Cure II (переводы песен)

 АНДРЕЙ ЮРЬЕВ 

How Beautiful You Are

You want to know why I hate you?
Well I’ll try and explain

You remember that day in Paris
When we wandered through the rain
And promised to each other
That we’d always think the same
And dreamed that dream
To be two souls as one

And stopped just as the sun set
And waited for the night
Outside a glittering building
Of glittering glass and burning light

And in the road before us
Stood a weary grayish man
Who held a child upon his back
A small boy by the hand
The three of them were dressed in rags
And thinner than air
And all six eyes stared fixedly on you

The father’s eyes said «Beautiful!
How beautiful you are!»
The boy’s eyes said
«How beautiful!
She shimmers like a star!»

The child’s eyes uttered nothing
But a mute and utter joy
And filled my heart with shame for us
At the way we are

I turned to look at you
To read my thought upon your face
And gazed so deep into your eyes
So beautiful and strange
Until you spoke
And showed me understanding is a dream
«I hate these people staring
Make them go away from me!»

The father’s eyes said «Beautiful!
How beautiful you are!»
The boy’s eyes said
«How beautiful!
She shimmers like a star!»
The child’s eyes uttered nothing
But a mute and utter joy
And filled my heart with shame for us
At the way we are

And this is why I hate you
And how I understand
That no-one ever knows or loves another
Or loves another

Как ты прекрасна

Ты спро­сишь: «Что за ярость?»
Риск­ну всё опи­сать

Париж, день сва­дьбы, пом­нишь?
Мы сме­я­лись сквозь дождь
И поде­ли­лись веч­ной клят­вой
Сохра­нить том­ле­нья дрожь
Две души как цель­ность
И прочь раз­лу­ки нож

Мы вста­ли с ложа к солн­цу
Чтоб похо­ро­нить ночь
При­вет от дня в окон­цах
С мер­ца­ньем глаз
От ново­стей про нас!

И вдруг навстре­чу вышел
Неряш­ли­вый ста­рик
Вокруг детиш­ки, слы­шал
Я их голод­ный крик
В лох­мо­тьях, тоще стеб­ля
Пше­ни­цы на вет­ру
И все гла­за засты­ли,
Поняв рес­ниц игру

Ста­рый тихо вымол­вил:
«Пре­крас­на ты, душа!»
Юных губы дрог­ну­ли:
«Как чудо, хоро­ша!»
Дет­ских глаз наив про­стив
Как радость солн­ца искр
Серд­це зАлил стыд, сгру­стив
Как если к Богу подан иск…

И вот я обер­нул­ся весь
Про­честь в тво­ем лице мысль-весть
И уто­нуть во взгля­де той,
Что кра­ше пер­вых звезд
Но вдруг испуг
И шепот сип­лый мне вер­ну­ли явь:
«Я нена­ви­жу грязь их рук,
Гони их, бей и грабь!»

Ста­рый тихо вымол­вил:
«Пре­крас­на ты, душа!»
Юных губы дрог­ну­ли:
«Как чудо, хоро­ша!»
Дет­ских глаз наив про­стив
Как радость солн­ца искр
Серд­це зАлил стыд, сгру­стив
Как если к Богу подан иск…

Так воз­не­на­ви­дел
Я тебя за гнев
На кину­тых судь­бой
Навек и разом…

Maybe someday

No I won’t do it again, I don’t want to pretend 
If it can’t be like before I’ve got to let it end 
I don’t want what I was, I had a change of head 
But maybe someday… 
Yeah maybe someday 

I’ve got to let it go and leave it gone 
Just walk away, stop it going on 
Get too scared to jump if I wait too long 
But maybe someday… 

I’ll see you smile as you call my name 
Start to feel, and it feels the same 
And I know that maybe someday’s come 
Maybe someday’s come… 
Again! 

So tell me someday’s come tell me some days come again… 

No I won’t do it some more, doesn’t take any sense 
If it can’t be like it was, I’ve got to let it rest 
I don’t want what I did, I had a change of tense 
But maybe someday… 

I’ll see you smile as you call my name 
Start to feel, and it feels the same 
And I know that maybe someday’s come 
Maybe someday’s come… 

If I could do it again maybe just once more 
Think I could make it work like I did it before 
If I could try it out 
If I could just be sure 
That maybe someday is the last time 
Yeah maybe someday is the end 
Oh maybe someday is when it all stops 
Or maybe someday always comes again…

Может, однажды

Нет – воз­вра­ще­ньям в тот день, когда тос­ка жила здесь
И если это пустяк, то ты покон­чишь с ним, так?
Я не хочу жить вче­ра, сво­им рас­суд­ком играть
Но, может, в твой день…

Я отпус­каю – иди! Пусть дышат звез­ды в гру­ди,
Ско­рей, ско­рей ухо­ди, хра­нить любовь не тру­дись
И если страш­но встре­чать пустые лица вез­де,
То, может, в твой день…

Ты улы­ба­ешь­ся мне, а я совсем оне­мел
Сно­ва жив, и сно­ва в ночь пла­ме­неть
И я наде­юсь, одна­жды, сольем­ся в дождь
Что в тай­ну вхож…

Ска­жи, когда твой день при­дет, ска­жи, не забудь, и всё!

Я сам отсёк все пути, тво­ей люб­ви не све­тить
И если серд­це нигде, то можешь мас­ку надеть
Я сам хотел бы спеть, вот толь­ко в нотах спесь..
Но, может, в твой день…

Ты улы­ба­ешь­ся мне, а я совсем оне­мел
Сно­ва жив, и сно­ва в ночь пла­ме­неть
И я наде­юсь, одна­жды, сольем­ся в дождь
Что в тай­ну вхож…

И если сно­ва начать, то пусть цве­тет меч­та
Поду­мать толь­ко, смог риск­нуть на новый зво­нок
Так если про­сто итог
Всю жизнь любить недо­трог,
То, может твой день настал
Улыб­ки жар­кая сталь
Ох, может, твой день чист
Может, сго­ра­ет как лист, новый каприз…

The Cure — бри­тан­ская рок-группа, обра­зо­ван­ная в Кро­ули (англ. Crawley, Сус­секс, Англия) в 1976 году. За вре­мя суще­ство­ва­ния состав груп­пы неод­но­крат­но менял­ся, её един­ствен­ным посто­ян­ным участ­ни­ком оста­ёт­ся фронт­мен, вока­лист, гита­рист и автор песен Роберт Смит.

Груп­па воз­ник­ла в кон­це 1970-х годов, во вре­мя бума пост­пан­ка и новой вол­ны, при­шед­ших в Вели­ко­бри­та­нии на сме­ну панк-року. Её дебю­том ста­ли син­гл «Killing an Arab» и аль­бом Three Imaginary Boys (1979). В нача­ле 1980-х годов The Cure запи­сы­ва­ли ниги­ли­сти­че­ские, мрач­ные и напол­нен­ные тра­гиз­мом рабо­ты, кото­рые сыг­ра­ли важ­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии готи­че­ско­го рока. После выпус­ка Pornography(1982) даль­ней­шее суще­ство­ва­ние груп­пы было под вопро­сом, и Смит решил изме­нить её имидж. Начи­ная с сингла «Let’s Go to Bed» (1982) The Cure всё чаще ста­ли запи­сы­вать лёг­кие, ори­ен­ти­ро­ван­ные на поп-сцену пес­ни. B кон­це 1980-х годов бла­го­да­ря серии удач­ных аль­бо­мов попу­ляр­ность The Cure рос­ла, в том чис­ле в США, где синглы «Lovesong», «Just Like Heaven» и «Friday I’m in Love» попа­ли в Billboard Hot 100. К нача­лу 1990-х годов The Cure ста­ли одной из самых попу­ляр­ных групп в жан­ре аль­тер­на­тив­но­го рока. По состо­я­нию на 2004 год сум­мар­ные про­да­жи всех аль­бо­мов состав­ля­ли 27 мил­ли­о­нов копий. За более чем трид­цать лет The Cure выпу­сти­ли 13 сту­дий­ных аль­бо­мов и 39 синглов.


ЮРЬЕВ Андрей Ген­на­дье­вич родил­ся в 1974 году в Печо­ре (Рес­пуб­ли­ка Коми), в 1996 году окон­чил элек­тро­тех­ни­че­ский факуль­тет Орен­бург­ско­го госу­ни­вер­си­те­та, рабо­тал дизайнером-верстальщиком в орен­бург­ских газе­тах и в Фон­де Эффек­тив­ной Поли­ти­ки (Москва).
С 1993 по 1995 год – вока­лист и автор тек­стов песен груп­пы «Лич­ная Соб­ствен­ность». Лау­ре­ат спе­ци­аль­но­го дипло­ма «За фило­со­физм лири­ки» област­но­го поэ­ти­че­ско­го кон­кур­са «Яиц­кий Мост – 96». Повесть «Те, Кого Ждут» вошла в сбор­ник «Про­за – то, чем мы гово­рим» (Сара­тов, 2000), пуб­ли­ка­ции в газе­те «Орен­бур­жье» и аль­ма­на­хах «Баш­ня», «Гости­ный двор». Побе­ди­тель кон­кур­са «Орен­бург­ский край — XXI век» в номи­на­ции «Авто­граф» в 2014 году, при­зом ста­ло изда­ние отдель­ной книж­кой пове­сти «Юрки­ны беды». Диплом в номи­на­ции «Про­за» «За фило­соф­ское рас­кры­тие темы оди­но­че­ства» Все­рос­сий­ско­го лите­ра­тур­но­го кон­кур­са «Сти­ли­сты добра».

 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.