От соцветия до созвездия

 ВИОЛЕТТА КУДЕЛИНА 

Под ветром

МИРЫ, миры, миры – опре­де­ле­ние само­сто­я­тель­но­сти образ­ной систе­мы про­из­ве­де­ний авто­ра уже не новость, так, общее место. Но это и про­вер­ка миро­зда­ния гла­за­ми поэта, про­вер­ка на устой­чи­вость и проч­ность! Мир Вио­лет­ты Куде­ли­ной (а недав­но в свет вышла ее кни­га «От соцве­тия до созвез­дия») обши­рен ров­но так – от зем­но­го цвет­ка с пче­лой, ищу­щей сла­дость, до вели­ча­во­го мер­ца­ния звезд, к кото­рым мы когда-нибудь все-таки вер­нем­ся…

В ее сло­ге – бал­лад­ность, напев­ность, порой стро­ки повто­ря­ют­ся в раз­ных стро­фах – чер­та, харак­тер­ная для твор­че­ства песен­ни­ков. Стих с эпи­гра­фом Высоц­ко­го: «Я не люб­лю» — как про­дол­же­ние зна­ме­ни­той пес­ни, но завер­ша­ю­щий­ся на побед­ных нотах, улыб­кой сквозь сле­зы:

До боли и до бешен­ства, до кри­ка –
Так слиш­ком силь­но я тебя люб­лю!

А о чем писать моло­дой поэтес­се, еще сту­дент­ке, как не о люб­ви? Надо пони­мать эту тон­кую раз­ни­цу меж­ду моти­ва­ми поэтов-мужчин и жен­ской лири­кой: обрат­ная сто­ро­на муж­ско­го стрем­ле­ния к пре­вос­ход­ству над дру­ги­ми, осва­и­ва­ю­щи­ми живую пла­не­ту, воли к уста­нов­ле­нию поряд­ка либо тво­е­го лич­но­го пла­на, либо про­грам­мы тво­ей соци­аль­ной груп­пы, — а обрат­ная сто­ро­на эта: любить и быть люби­мой, жен­ская чув­ствен­ность, порой некон­тро­ли­ру­е­мая, зали­ва­ю­щая созна­ние энер­ги­ей такой, что хочет­ся не про­сто петь, а кри­чать о сча­стье жиз­ни, что­бы слы­ша­ла вся Зем­ля!

Я люб­лю тебя так, что это дает мне веру! 
Я люб­лю тебя так, что Все­лен­ная пада­ет в море! 

Эта моло­дая пыл­кость пре­крас­на и стро­ки, порож­да­е­мые ей, осо­бо цен­ны как баль­зам на раз­би­тые серд­ца чуть более стар­ше­го поко­ле­ния, но! Все­лен­ная – в море? Нечто необъ­ят­ное – в конеч­ное, огра­ни­чен­ное бере­га­ми? С одной сто­ро­ны, это мож­но счесть ошиб­кой в образ­ном строе сти­ха. С дру­гой [но это толь­ко если погру­жать­ся в пучи­ны пси­хо­ло­гии :)] – отра­же­ние в сло­ве невы­го­ва­ри­ва­е­мо­го жела­ния из под­со­зна­ния, жела­ния гро­мад­ную силу впе­чат­ле­ния осо­знать, вве­сти в рам­ки и гра­ни­цы – а ведь ина­че она может начать стра­шить: как бы из моря души не под­ня­лись на поверх­ность глу­бин­ные оби­та­те­ли… Да и вооб­ще! Там, под покро­вом вол­ну­ю­щей Кра­со­ты пря­чет­ся ее анти­под – холод­ное оди­но­че­ство, непо­ня­тость, непри­ня­тость:

Я ведь меч­та­ла о ярком, мер­ца­ю­щем све­те, 
Но в водах мор­ских мне не хва­ти­ло теп­ла… 

И отрезв­ле­ние от вос­тор­га влюб­лен­но­сти, не успев­шей рас­тво­рить тебя в люби­мом чело­ве­ке, обо­ра­чи­ва­ет­ся болью:

Спа­си­те меня! Согрей­те от вод­но­го пле­на! 
Вер­ни­те на берег! (В гла­зах заис­кри­лось отча­я­ние.) 
При­му суе­ту! Зачем мне шипу­чая пена? 
Спа­си­те, молю! (В ответ – гро­бо­вое мол­ча­ние.)

Ощу­ще­ние непод­лин­но­сти, неоправ­дан­но­сти ура­га­на чувств, пре­вра­тив­ше­го­ся все­го лишь в пену на вер­ши­нах волн, выво­дит к поис­кам Насто­я­ще­го:

В руку мою что акку­рат­но поло­жишь – 
Пулю шаль­ную или души­стый цве­ток? 

И «поиск» сво­е­го чело­ве­ка, род­но­го и близ­ко­го, обо­ра­чи­ва­ет­ся зача­стую тра­гич­ным, ката­стро­фич­ным:

Ты в душу мне сно­ва вогнал ост­рым взгля­дом ножи. 
Тебя не виню за то, что при­нёс мне нена­стье… 

Хочет­ся ска­зать моло­до­му поэту Вио­лет­те: «Будет! Будет Вам пла­кать, всё еще будет!» — моло­дость еще не зна­ет, что муж­чи­на и жен­щи­на вооб­ще все­гда пло­хо пони­ма­ют друг дру­га, о чем писа­ли и Ахма­то­ва, и Цве­та­е­ва, и раз­ли­чия ролей в про­ек­те осво­е­ния мира, поис­ка сво­ей зем­ли и сво­их морей, — эти раз­ли­чия ста­но­вят­ся понят­ны с опы­том. А откры­тое серд­це так и будет обжи­га­е­мо вет­ра­ми, непо­сто­ян­ством и чрез­мер­но­стью вле­че­ний…

Мне не пишет­ся. Зна­е­те, ниче­го не выхо­дит!
Всё в одно соби­ра­ет­ся, мерк­нет и исче­за­ет. 
Каж­дое сло­во оде­ва­ет­ся и ухо­дит,
В пусто­те на ключ меня запи­ра­ет. 

Без Люб­ви жен­щине нет истин­ной радо­сти жиз­ни, как нече­го и ска­зать без нее. Сло­ва теря­ют смысл и цве­та, и боль ране­но­го серд­ца… Пол­но! Боль ли это? Рана от над­ры­ва? От отсут­ствия сча­стья или его избыт­ка?

Пока серд­це бьет­ся отча­ян­но от пол­но­ты впе­чат­ле­ний – жизнь про­дол­жа­ет­ся! Серд­це вновь откры­то!

Ветер сви­ре­пый пода­рит нам новое сча­стье!

Андрей Юрьев,
член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей,
адми­ни­стра­тор Сай­та Ураль­ских Сло­вес­ни­ков «Люми­но­тавр»

* * *

Я не люб­лю…
Вла­ди­мир Высоц­кий

Я не люб­лю, когда душев­ный холод, 
В меня впол­зая, будит по утрам. 
Я не люб­лю, когда душой ты молод, 
Но жмешь­ся, как сирот­ка, по углам. 

Я не люб­лю отча­ян­ные кри­ки,
Мол­ча­нье оди­но­ких груст­ных стен. 
Я не люб­лю, когда пустые бли­ки 
Ты мечешь для разыг­ры­ва­ния сцен.

Я не люб­лю, когда на полу­сло­ве
Лома­ет­ся певу­чая стро­ка. 
А впро­чем, не любить сей­час не ново…
Мы на про­ща­нье гово­рим «пока».

Я не люб­лю наив­ны­ми гла­за­ми 
Смот­реть, как ночь уни­что­жа­ет день, 
Как ива умы­ва­ет­ся сле­за­ми 
И увя­да­ет юная сирень. 

Я не люб­лю, как чах­нет пови­ли­ка,
Как вер­ба высы­ха­ет на кор­ню.
До боли и до бешен­ства, до кри­ка –
Так слиш­ком силь­но я тебя люб­лю!

* * *
Я не буду о тех, кто уехал в дале­кий город, 

Я не ста­ну о тех, кто укрыл­ся в реч­ной туман. 
Ты – навеч­но мой самый весо­мый повод, 
Ты – спа­се­нье от жгу­чих душев­ных ран. 

Меня уно­си­ло бегу­чим вол­ни­стым тече­ни­ем, 
А ты рас­се­ка­ла про­стран­ство бес­шум­ны­ми кры­лья­ми. 
И в жиз­ни моей име­ет боль­шое зна­че­ние, 
Что рядом была, когда кро­во­то­чи­ло лив­ня­ми… 

Уно­си­ло тече­ни­ем – дума­ла, что про­кля­тие! 
Быть дале­ко – это неснос­ная мука. 
Ты мне, как солн­це, пода­ришь вза­им­но объ­я­тия. 
Силь­нее дер­жи, не отпус­кай мою руку. 

Вме­сте прой­дём, вый­дем к цве­ту­ще­му скве­ру, 
Будем парить кры­лья­ми на про­сто­ре. 
Я люб­лю тебя так, что это дает мне веру! 
Я люб­лю тебя так, что Все­лен­ная пада­ет в море! 

Не буду о тех, кто уехал в дале­кий город, 
Пусть убе­га­ют в сизый реч­ной туман! 
Ты – наве­ки мой самый весо­мый повод, 
Спа­се­нье моё от жгу­чих душев­ных ран.

 

* * *
В руку мою что акку­рат­но поло­жишь – 
Пулю шаль­ную или души­стый цве­ток? 
Что пред­ло­жить мне ты осо­знан­но можешь: 
Жить, насла­ждать­ся, сде­лать послед­ний зво­нок? 

Ко мне при­кос­нешь­ся вне­зап­но в све­че­нии лун­ном, 
Ста­ну немой неве­со­мо­стью в тёп­лых руках, 
И музы­кант заиг­ра­ет на сто­ну­щих стру­нах… 
Мы поза­бу­дем о преж­них и горь­ких гре­хах. 

Нас зама­ни­ла в объ­я­тья минор­ная музы­ка. 
В руку мою вло­жишь души­стый цве­ток 
Иль заклю­чишь, как под­чи­нен­но­го узни­ка? 
Дай нады­шать­ся, сде­лать послед­ний гло­ток! 

Пулю про­тя­нешь – ста­ну кри­вить­ся и ска­лить­ся. 
Прав­да моя сто­ит неис­крен­них слов… 
Были мы целым, были. При­хо­дит­ся сжа­лить­ся 
И вспо­ми­нать музы­ку сла­дост­ных снов. 

Мра­мор­ным пеп­лом рас­сы­па­лась вмиг тиши­на, 
Пуля уби­ла наши былые надеж­ды! 
Меня ты не тро­нешь, хоть све­тит уста­ло луна, 
На сто­ну­щих стру­нах не будет мино­ра, как преж­де… 
 
Враз поло­жил в руку осо­знан­но пулю… 
Меня не убил, вско­ре смо­гу ото­греть­ся. 
От пули шаль­ной сам неожи­дан­но умер, 
Пуля прон­зи­ла твоё без­мя­теж­ное серд­це!

* * *
Вновь падать и упря­мо под­ни­мать­ся.
Не под­ли­вать в живое кипя­ток.
Поста­вив цель, ее же доби­вать­ся
И при­ни­мать полу­чен­ный итог.
Я боль­ше не боюсь душев­ной боли,
В букет собрав коло­сья спе­лой ржи.
И ран моих, что ты посы­пал солью,
Не исце­лит ане­сте­зия лжи.
Так хочет­ся спо­кой­ной стать и силь­ной,
Но сно­ва ранит сло­во, слов­но нож.
А люди про­цве­та­ют в изоби­лье,
Собой всяк занят, для себя хорош.
Снег пада­ет, а ты не падай,
Пока в тебе течет элек­тро­ток…
Зага­ды­вай жела­нье под лам­па­дой,
Пусть даже ты устал и весь про­дрог…
Все­гда будь про­ще к окру­жа­ю­щим.
Эта жизнь – инте­рес­ный учеб­ник.
И про­щай, в нику­да уез­жа­ю­щий,
Навсе­гда мной люби­мый вол­шеб­ник!

* * *
Ты выби­ра­ла тех, кого ты пре­зи­ра­ла,
Зачем-то в ноги кла­ня­лась ты им.
Нет, я тебя отнюдь не осуж­да­ла,
Но под­чи­ни­лась пра­ви­лам иным.
Мне страш­но за тебя – а что же даль­ше?
Как высо­ко ты во вра­нье пой­дешь?..
Сло­ва твои – исча­дья пош­лой фаль­ши.
За слад­ки­ми реча­ми скры­та ложь.
Ты дума­ешь, что высо­ко взле­те­ла,
Осво­ив суе­ту карьер­ной лжи?
Ты завра­лась до само­го пре­де­ла
И вниз летишь, счи­тая эта­жи…

 

Пол­но­стью кни­гу сти­хов «От соцве­тия до созвез­дия» вы смо­же­те, ска­чав pdf-файл из раз­де­ла «Наши кни­ги».


Вио­лет­та Алек­сан­дров­на Куде­ли­на роди­лась 23 декаб­ря 1998 года в Сарак­та­ше. Учит­ся в Педа­го­ги­че­ском кол­ле­дже име­ни Н.К. Калу­ги­на горо­да Орен­бур­га на учи­те­ля началь­ных клас­сов. В лите­ра­ту­ру при­шла бла­го­да­ря сво­е­му учи­те­лю лите­ра­ту­ры и рус­ско­го язы­ка. При­ни­ма­ла уча­стие в раз­лич­ных поэ­ти­че­ских меро­при­я­ти­ях в Орен­бур­ге: тур­ни­ре «Сти­хо­бо­рье», поэ­ти­че­ском фести­ва­ле «Крас­ная гора», семинаре-совещании моло­дых писа­те­лей «Мы вырос­ли в Рос­сии». Печа­та­лась в сбор­ни­ке «Здрав­ствуй – это я!», аль­ма­на­хах «Гости­ный двор» (Орен­бург), «Рус­ское эхо» (Сама­ра), «Отчий дом» (Ново­куй­бы­шевск).

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *