Штрихами наброска…

 ИРИНА ЛАВРИНА 

Лавры Ирине

Зна­комь­тесь – Ири­на Лаври­на, участ­ник рабо­ты лит­объ­еди­не­ния име­ни Акса­ко­ва под руко­вод­ством Диа­ны Кан, автор кни­ги сти­хов «Набро­сок»!

ПО МОЕМУ опы­ту уча­стия в заня­ти­ях лито – это про­цесс, похо­жий на то, что про­ис­хо­дит на «груп­пах роста». Лич­ное мне­ние о том, как долж­ны зву­чать при­шед­шие откуда-то из под­со­зна­ния стро­ки, ста­но­вит­ся обсуж­да­е­мым, пози­тив­ная кри­ти­ка через рас­ши­ре­ние поля воз­мож­ных рифм, рит­мов, смыс­лов при­во­дит, ни мно­го ни мало, к рас­ши­ре­нию созна­ния одно­вре­мен­но с отвер­же­ни­ем избы­точ­но­го, фор­ми­ру­ет­ся более цель­ное ядро сти­ха. И это воз­мож­ность для лич­ност­но­го роста – позна­вая себя в про­цес­се твор­че­ства, позна­ешь потен­ци­аль­ных сорат­ни­ков и спут­ни­ков. Част­ное ста­но­вит­ся общим, инди­ви­ду­аль­ное – кол­лек­тив­ным без поте­ри лич­ност­но­го взгля­да на мир, пред­став­ля­е­мый в сти­хо­тво­ре­нии.

И этот «мир гла­за­ми Лаври­ной» сотво­рен из изящ­ных линий смыс­ла:

А я его рас­кра­сить по ста­рин­ке
Ста­ра­лась аква­ре­лью целый день:
В цвет ярких кра­сок, соткан­ных вес­ною,
Из деви­чьих меч­та­ний, снов и грёз…

Зна­е­те ли, не раз убеж­дал­ся в том, что как раз жен­ская лири­ка тес­но завя­за­на на ее, авто­ра, «поло­же­ние» в мире. Отно­ше­ния со зна­чи­мы­ми людь­ми – отно­ше­ния с миром. Тема для твор­че­ства – реа­ли­за­ция в сти­хе. Ирине Лаври­ной добра не зани­мать, так ска­жем :) Семей­ное сча­стье, успеш­ная про­фес­си­о­наль­ная само­ре­а­ли­за­ция, кра­со­та и гра­ция (вы уж про­сти­те этот всплеск муж­ско­го нача­ла) – и мяг­кие, неж­ные стро­ки сме­ня­ют­ся сме­лы­ми, чуть дерз­ки­ми даже. Есть от чего!

Ты с дру­гою, и ты не прав.
Ты – на пла­ху со мной иду­щий!

И, как упрек миру реаль­но­му, чаще все-таки вдох­нов­ля­ю­ще­му, напри­мер, кра­со­той при­ро­ды, горь­кие стро­ки о том, что ино­гда и дер­зить не для чего:

Доро­го быть кра­си­вой,
Труд­но быть неж­ной, крот­кой,
К чер­ту кор­по­ра­ти­вы!
Про­сто налей­те вод­ки.

Но эта неждан­ная уста­лость от повсе­днев­ной жен­ской борь­бы за сча­стье под­креп­ля­ет­ся лишен­ным столь харак­тер­но­го для деви­чье­го сти­ха лукав­ства при­зна­ни­ем:

Я выучи­ла роль. Нало­жен яркий грим.
Сего­дня мне играть… В теат­ре сре­ди прим.
Вол­не­нье вели­ко.
….

Пусть стро­гий режис­сер со мной суров порой –
Я счаст­ли­ва играть, ведь я живу игрой.

И совсем вне­зап­но посре­ди неж­ных не строк даже – нашеп­тов – вне­зап­но про­ры­ва­ет­ся серьез­ное отно­ше­ние к выбо­ру жиз­нен­но­го пути и стран­ствия сре­ди пута­ниц дорог. Умо­зри­тель­ная сеть путей? Или же пере­жи­ва­ния, под­креп­лен­ные лич­ным опы­том стран­ствий?

Я про­шла боль­ше сот­ни дорог и троп.
Мои мыс­ли не зна­ли, что зна­чит «стоп!».
Каж­дый город мне свой пре­под­нёс урок.

Мои мыс­ли не веда­ли сло­ва «стой!».
На ковар­ный вопрос «а домой когда?»
Отве­ча­ла: «Есть новые горо­да»…

Все же поэт выго­ва­ри­ва­ет такое слож­ное порой при­зна­ние о выбран­ном Пути, систе­ме миро­воз­зре­ния, и про­го­ва­ри­ва­ет его воз­мож­но­му спут­ни­ку жиз­ни:

Я верю в кра­со­ту сво­ей меч­ты,
Столь нере­аль­ной и нево­пло­ти­мой…
И если на одном сто­им пути мы,
Быть может, веришь в кра­со­ту и ты?

Вопрос, неха­рак­тер­ный для поэтесс, ско­рее юно­ше­ский, но это не от сме­ще­ния акцен­тов само­осо­зна­ния, нет – это серьез­ность, пусть утон­чен­ная, уточ­не­ние, ска­жем даже, при­о­ри­те­тов и цен­но­стей. Жизнь пока­зы­ва­ет, что эти вопро­сы важ­ны порой в первую оче­редь – в совре­мен­ном мире ско­ро­па­ли­тель­ных отно­ше­ний Прин­ци­пы забы­ва­ют­ся, и любо­вью уже зовут связь на пару дней – в этом мире улыб­чи­вая кра­са­ви­ца Ира бере­жет души близ­ких, напо­ми­ная о веч­ном так:

И пусть ты не услы­шишь нико­гда
Вот этих строк, от пер­вой до послед­ней,
И пусть любовь исчез­нет в нику­да…
Её никак нель­зя назвать бес­след­ной!

Андрей Юрьев,
член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей,
адми­ни­стра­тор Сай­та Ураль­ских Сло­вес­ни­ков «Люми­но­тавр»

Набросок

Моя душа – набро­сок аква­рель­ный,
Пыля­щий­ся в вин­таж­ной мастер­ской.
Напи­сан во все­лен­ной парал­лель­ной
Худож­ни­ка незри­мо­го рукой.
Раз­мы­ты крас­ки, кон­ту­ры. Но бли­ки
Игра­ют на хол­що­вом полотне.
В дожд­ли­вый день он кажет­ся без­ли­ким
И тяго­те­ет к твор­че­ству Моне.
Его не встре­тишь в шум­ных гале­ре­ях –
Чура­ет­ся пом­пез­но­сти кар­тин,
Что самый иску­шён­ный взор леле­ют.
А мой набро­сок тих и нелю­дим.
Ни пыш­ной рамы, ни тонов пастель­ных.
Неза­вер­шен­ность. Мол­ча­ли­вость. Грусть.
Моя душа – набро­сок аква­рель­ный…
Ещё чуть-чуть – и я за кисть возь­мусь!

***

Весен­ний дождь, на грусть мою похо­жий,
В моё окно застен­чи­во сту­чась,
Роня­ет слё­зы… Где ты, мой про­хо­жий?
Хочу узнать сего­дня и сей­час.
Нечёт­кий образ тает в серой дым­ке,
Он так неуло­вим, похож на тень.
А я его рас­кра­сить по ста­рин­ке
Ста­ра­лась аква­ре­лью целый день:
В цвет ярких кра­сок, соткан­ных вес­ною,
Из деви­чьих меч­та­ний, снов и грёз…
Пусть образ этот был при­ду­ман мною,
Но в серый мир он раду­гу при­нёс!

***

Я стою на зем­ле. Звез­ды стро­ят­ся в ряд.
С дав­них пор я люб­лю наблю­дать звез­до­пад.
Где-то там высо­ко, средь далё­ких пла­нет,
Ты живешь, оди­но­ко встре­чая рас­свет.
Я смот­рю в теле­скоп. Я живу на зем­ле,
В валь­се кру­жат­ся звез­ды в сия­ю­щей мгле.
Я тебя не зову. Ярким вспыш­кам комет
До зем­ли доби­рать­ся две тыся­чи лет.
Ты меня не зови. Я живу дале­ко
И лететь мне к тебе, мой род­ной, нелег­ко.

***

Золуш­кой несрав­нен­ной
Труд­но быть в век бру­таль­ный.
Мрач­ные «лубу­те­ны»,
Туфель­кам «нет» хру­сталь­ным.
Шля­пы с пером не в моде,
Оси­ро­те­ли пла­тья.
Прин­цы балы обхо­дят –
Чах­нут в ночи «ВКон­так­те».
Феи не при­ле­та­ют
И про­зя­ба­ют в проб­ках.
Гоп­ни­ки пред­ла­га­ют
Дер­нуть в бист­ро по стоп­ке.
Взя­та в кре­дит каре­та
В «Сбе­ре» по гос­про­грам­ме.
Куче­ра рядом нету:
Шмот­ки собрал – и к маме.
Доро­го быть кра­си­вой,
Труд­но быть неж­ной, крот­кой,
К чер­ту кор­по­ра­ти­вы!
Про­сто налей­те вод­ки.

***

Я выучи­ла роль. Нало­жен яркий грим.
Сего­дня мне играть… В теат­ре сре­ди прим.
Вол­не­нье вели­ко. Мой скро­мен эпи­зод.
Мне петь не пред­сто­ит вели­че­ствен­ных од.
В гри­мер­ке суе­та… А зана­вес готов…
И зри­тель ждет спек­такль про первую любовь.
Оркестр заиг­рал. И зана­вес взмыл ввысь.
И я смот­рю игру бли­ста­тель­ных актрис.
Пусть несколь­ко минут… Пусть роль неве­ли­ка,
Пусть я от пер­вых прим без­мер­но дале­ка,
Пусть стро­гий режис­сер со мной суров порой –
Я счаст­ли­ва играть, ведь я живу игрой.

Пол­но­стью кни­гу сти­хов Ири­ны Лаври­ной «Набро­сок» вы смо­же­те, ска­чав pdf-файл из раз­де­ла «Наши кни­ги».


Лаври­на Ири­на Вла­ди­ми­ров­на роди­лась в 1983 году. В Орен­бур­ге живет с 1995 года. Рабо­та­ет юри­стом. Состо­ит в Орен­бург­ском област­ном лите­ра­тур­ном объ­еди­не­нии име­ни С.Т. Акса­ко­ва под руко­вод­ством Диа­ны Кан. Пуб­ли­ко­ва­лась в жур­на­лах «Гости­ный двор» и «Гол­го­фа» (Ниж­ний Нов­го­род).
Лау­ре­ат пре­мии жур­на­ла «Гости­ный двор» «Чаша бытия» для моло­дых поэтов (2017).

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *