Соло валторны

 ЕЛЕНА ТАРАСЕНКО 

Соло. Звонко и беспечально

ЖИЗНЬ есть веч­ное пре­об­ра­же­ние — от про­сто­го к слож­но­му, от рас­ту­ще­го к зре­ло­му, от семеч­ка к вели­ко­леп­ной кроне и сно­ва к пло­ду, пол­но­му семе­чек. От нас зави­сит, пре­рвет­ся этот поток жиз­нен­ной энер­гии, или мы поне­сем его к новым гори­зон­там и пре­де­лам.

Вот так тор­же­ствен­но я начи­наю недол­гое раз­мыш­ле­ние о кни­ге Еле­ны Нико­ла­ев­ны Тара­сен­ко «Соло вал­тор­ны», вышед­шей в кон­це еще 2016 года, но попав­шей мне в руки совсем недав­но. Уже на пер­вых стра­ни­цах чита­ем:

От беды, кле­ве­ты, печа­ли,
От неве­рия в чуде­са
Сот­ни раз меня защи­ща­ли
Ваши проч­ные голо­са…

Вос­кли­цая там, где неме­ют,
Жизнь латая мне и кроя…
Пусть за всё это, как уме­ет,
Защи­тит вас любовь моя.

В мире посто­ян­ных схва­ток за обла­да­ние жиз­нен­ны­ми бла­га­ми эта хруп­кая жен­щи­на с непро­стым жиз­нен­ным опы­том умуд­ре­на… Конеч­но же, любо­вью, но любо­вью пере­рас­та­ю­щей эмо­ци­о­наль­ность, обна­жен­ную чув­ствен­ность и осо­зна­ю­щей, что имен­но она любит – урок кри­ча­щим: «Любят про­сто так, а не за что-то», — утвер­жде­ние для безум­цев, не раз­ли­ча­ю­щих оттен­ки смыс­ла и под­да­ю­щих­ся зову «кро­ви», а чест­нее гово­ря, гор­мо­нов.

Знаю, раз­ные быва­ют увле­че­ния,
Но с недав­них пор все дамы буд­то спя­ти­ли:
Пода­вай им боль, тер­за­ния, муче­ния,
Что­бы кор­чи­лась душа, как на рас­пя­тии.

Я за радость — хоть духов­ную, хоть плот­скую!
За улыб­ки, а не кис­лые рыда­ния!

Мне пле­вать на пять­де­сят оттен­ков серо­го.
Я нуж­да­юсь в деся­ти оттен­ках ярко­го.

Вот так поэт и пере­во­дит Любовь из обла­сти тем­ных том­ле­ний к Све­ту Разу­ма, кото­рый, как утвер­жда­ют древ­ние уче­ния, скры­ва­ет­ся в Серд­це. Гово­ря чуть ина­че – Любя­щий Разум Власт­ву­ет Жиз­нью, стоя в ее цен­тре, как на полю­се, вокруг оси кото­ро­го вра­ща­ет­ся все изоби­лие жиз­нен­ных явле­ний. И Еле­на Нико­ла­ев­на гово­рит в сти­хо­тво­ре­нии в про­зе без при­крас:

Долж­на же любовь отли­чать­ся от исте­ри­ки.

Тара­сен­ко не про­сто пере­жи­ва­ет жизнь, она осо­зна­ет ее «трез­во и здра­во», и как поэт, и как уче­ный – ее перу при­над­ле­жат кни­ги и для сту­ден­тов, и пре­по­да­ва­те­лей, она доцент кафед­ры фило­со­фии, куль­ту­ро­ло­гии и рели­гио­ве­де­ния! Кому, как не ей, чуть воз­вы­шать­ся над орен­бург­ским куль­тур­ным кру­го­во­ро­том! Насколь­ко я знаю – и насколь­ко вижу в ее сти­хах – она мело­ман, и страсть к музы­ке от клас­си­ки до «Рамм­штай­на» выли­лась в «Пес­ню одно­курс­ни­ка» (Пере­ве­ди меня через рубеж), «Мар­си­ан­скую лири­че­скую» (Ты ждешь, Аэли­та, от дру­га визи­та…) – что­бы напи­сать на гото­вый мотив новый текст, надо все-таки рас­по­ла­гать осо­бым чув­ством рит­ма, уметь нахо­дить общее в дви­же­ни­ях нот и глас­ных, и Елена-любитель-мелодики пове­ле­ва­ет зву­ча­щим пото­ком уве­рен­но и про­ду­ман­но одно­вре­мен­но, ведь не зря же гово­рит в сти­хе «Отры­вок»:

Уточ­ни этот образ до нот, до штри­хов,
И впе­ча­тай в созна­ние ста­рое,
Рас­пу­стив­шее рой воль­но­дум­ных гре­хов
В суе­те, а не в стра­хе пред карою.

При всех сво­их талан­тах и дости­же­ни­ях Еле­на чув­ству­ет себя по-женски неза­щи­щен­но, бога­тый ум, ска­жем так, не кри­ча­щий о Вере, а тихо шеп­чу­щий о ней.

Ты лишь тон­кий и поры­ви­стый эскиз,
Толь­ко нит­ка из огром­но­го хол­ста,

- но из это­го ощу­ще­ния сво­ей мало­сти во Все­лен­ной выво­дит муд­рость настоль­ко же быто­вая, насколь­ко бытий­ная:

В колод­це, кото­рый вы сей­час види­те, пыта­лись уто­пить­ся десят­ки людей. Сот­ни рыда­ют воз­ле него. Тыся­чи счи­та­ют его сакраль­ным. А я про­сто хожу к нему за водой.

Кап­ли све­та на исче­за­ю­щей улыб­ке – такой пред­ста­ла мне поэт Тара­сен­ко в сво­их сти­хах без над­ры­ва и исте­ри­ки. Пред­ста­ла, что­бы пре­об­ра­зить­ся силой сво­ей люб­ви к разу­му.

Андрей Юрьев,
член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей,
созда­тель и моде­ра­тор сай­та «Люми­но­тавр»
[
lutavr.ru]

Непросящие

Пони­мая, что всех нас когда-либо бро­сят
В соот­вет­ствии с кни­гой абба­та Пре­во,
Бро­дят тор­ны­ми тро­па­ми те, кто не про­сят
Ни звон­ков, ни люб­ви — вооб­ще ниче­го.
Чистым играм вер­ны до послед­не­го гей­ма,
Сре­ди гвал­та они мило­серд­но мол­чат,
А на душах у них — золо­ти­стые клей­ма,
По кото­рым такие же их отли­чат.
Их не ждёт Невер­лэнд, не чару­ет Мал­хол­ланд,
И уж если им надо до цели дой­ти —
Ни алкаш, ни маньяк, ни реклам­щик, ни Воланд
Не риск­нут оста­нав­ли­вать их на пути.
Под­дер­жать, повос­пи­ты­вать, даже понян­чить —
Могут. Лас­ко­во хлеб тебе в руку кла­дут.
Запре­ща­ет­ся ныть. Запре­ща­ет­ся клян­чить.
Ибо «сами пред­ло­жат и сами дадут».

Дон Кихот, век двадцать первый

Подоб­ное было не раз и не два:
В шута пре­вра­ща­ли атлан­та,
Мель­ча­ли идеи, сгни­ва­ли сло­ва,
На бой­ню вели Роси­нан­та.
Мы воду несём — а в руках реше­то,
На серд­це тре­во­га и сму­та;
Но те, кто не верят уже ни во что,
Стре­мят­ся пове­рить кому-то.
В чужих под­со­зна­ньях, как в рощах, бро­жу
(Порой — как по мин­но­му полю),
Любым доро­жу, за любо­го дро­жу, —
И лишь помы­кать не поз­во­лю.
Мы будем ста­рать­ся. Читая Басё,
Тер­пе­нье и вре­мя откро­ем…
Меня­ет­ся всё. Заме­ня­ет­ся всё.
Дай бог не менять­ся геро­ям.

На крови

Надо­бен толк, и надо­бен след —
Див­ный при­том, раз уж вре­мя потра­че­но.
Но от Хео­пса до нынеш­них лет
Вся­кое чудо кро­вью опла­че­но.

Так и талант, что вих­ря воль­ней,
Гор­ше полы­ни, страш­ней зве­ро­я­ще­ра,
Не поща­дит нас, к Гол­го­фе сво­ей
При­го­во­рив любо­го тво­ря­ще­го.

Стран­но­стей яркая скор­лу­па,
Фатум избран­ни­ка, шрам «не таков­ско­го» —
У Мике­лан­дже­ло и Пети­па,
У Леви­та­на и Мая­ков­ско­го.

Кро­вью не плот­ской, сидя в тиши,
Мож­но истечь без кре­ста и пала­че­ства;
Кро­во­то­чи­вость вели­кой души —
Это её глав­ней­шее каче­ство.

Но поут­ру по алой заре,
Зана­вес туч ото­дви­нув сви­са­ю­щий,
Гений поша­ста­ет, как во дво­ре,
Непо­бе­ди­мый и вос­кре­са­ю­щий.

Апрель

Тво­рят­ся несу­раз­но­сти,
Рас­плыв­чат солн­ца ком,
И день ску­пее раз­но­сти,
Хотя набит бит­ком.

Пото­ки с неба сует­ны;
Они, сбе­жав из тьмы,
Стек­ло испо­ло­су­ют мне
Про­зрач­ны­ми плетьми.

При­ро­да обу­ча­ет­ся
Вла­де­нию дождём,
И он в тот миг кон­ча­ет­ся,
Когда вхо­жу я в дом.

Кана­вы все — с пре­тен­зи­ей
На зва­ние «арык»,
В чужом окне гор­тен­зи­ей
Услы­шан влаж­ный рык,

Что по дво­ру раз­но­сит­ся,
Вне­зап­ный, слов­но месть,
Как толь­ко кап­ля бро­сит­ся
На сумрач­ную жесть.

Сумя­ти­ца вле­те­ла в сны,
Пре­об­ра­жа­ет день —
Оско­лоч­ный и целост­ный,
В лучах, в гря­зи, в дожде.

О, сколь­ко же нам прав дано
Вес­ной! Она дерз­ка,
И ею всё оправ­да­но:
Дураш­ли­вость, тос­ка,

Дыха­ние неров­ное,
Тво­их бро­вей ска­чок,
Моё лицо бес­кров­ное,
Румя­нец чьих-то щёк.

Оставь, апрель забыв­чи­вый,
Свой росчерк на сне­гу,
Раз­ма­ши­стый и сбив­чи­вый,
Как пес­ня на бегу.

Пол­но­стью кни­гу сти­хов «Соло вал­тор­ны» вы може­те про­чи­тать, ска­чав pdf-файл из раз­де­ла «Наши кни­ги».


ТАРАСЕНКО Еле­на Нико­ла­ев­на роди­лась 9 авгу­ста 1971 года в Орен­бур­ге. Окон­чи­ла шко­лу № 34 с золо­той меда­лью; шести­крат­ная побе­ди­тель­ни­ца област­ных олим­пи­ад по рус­ско­му язы­ку и лите­ра­ту­ре. В 1994 году с крас­ным дипло­мом завер­ши­ла обра­зо­ва­ние на фило­ло­ги­че­ском факуль­те­те Орен­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го инсти­ту­та, в 1998 году полу­чи­ла зва­ние учи­те­ля выс­шей кате­го­рии, в 2002 году — сте­пень кан­ди­да­та педа­го­ги­че­ских наук.
Доцент кафед­ры фило­со­фии, куль­ту­ро­ло­гии и рели­гио­ве­де­ния ОГПУ. Член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей, обла­да­тель Гран-при област­но­го поэ­ти­че­ско­го кон­кур­са «Яиц­кий мост» под пред­се­да­тель­ством Рим­мы Каза­ко­вой, побе­ди­тель област­но­го лите­ра­тур­но­го кон­кур­са «Орен­бург­ский край — XXI век» в номи­на­ции «Авто­граф». Награж­де­на бла­го­дар­ствен­ным пись­мом от Орен­бург­ско­го бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Евра­зия» за высо­кий про­фес­си­о­на­лизм, про­яв­лен­ный в ходе рабо­ты в каче­стве чле­на жюри XIII откры­то­го Евразий­ско­го кон­кур­са на луч­ший худо­же­ствен­ный пере­вод. Член жюри Eurasian Open и лите­ра­тур­ной пре­мии име­ни С.Т. Акса­ко­ва.
Автор книг «Пре­по­да­ва­ние миро­вой худо­же­ствен­ной куль­ту­ры в обще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­ле», «Искус­ство теат­ра и учеб­ная дея­тель­ность», поэ­ти­че­ских сбор­ни­ков «Инто­на­ция», «Все­гда» и «Соло вал­тор­ны».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.