Тайна старой фотографии

 СЕРГЕЙ ЛАГЕРЕВ 

Одна­жды, зная мои увле­че­ния кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем, осо­бен­но по лите­ра­тур­ной тема­ти­ке, мой друг из Волог­ды, извест­ный кол­лек­ци­о­нер и биб­лио­фил Юрий Мало­зё­мов, к сожа­ле­нию недав­но ушед­ший из жиз­ни, пода­рил мне одну очень инте­рес­ную, ста­рин­ную, хоро­шо сохра­нив­шу­ю­ся фото­гра­фию. На ней изоб­ра­же­на мило­вид­ная девуш­ка, в длин­ном пла­тье с белым перед­ни­ком. Она сто­ит впол­обо­ро­та на фоне тём­ной пор­тье­ры, дер­жась обе­и­ми рука­ми за спин­ку вен­ско­го сту­ла. В ниж­ней части кар­точ­ки кон­грев­ным тис­не­ни­ем над­пись: «Фото­гра­фия В. Лауф­фер­тавъ, Боль. Мор­ской № 32″.

Юра мне рас­ска­зал о том, как он при­об­рёл эту кар­точ­ку. Волог­да – ста­рин­ный рус­ский город. С древни­ми тра­ди­ци­я­ми и мно­го­ве­ко­вы­ми семей­ны­ми дина­сти­я­ми. Это насто­я­щий «Клон­дайк» для кол­лек­ци­о­не­ра. Как-то, рас­смат­ри­вая выстав­лен­ные для про­да­жи соби­ра­те­лем из горо­да Соко­ла Воло­год­ской обла­сти ста­рин­ные фото­гра­фии, Юра обра­тил вни­ма­ние на эту, непри­мет­ную с виду, кар­точ­ку. Если бы на его месте был чело­век, не чита­ю­щий книг, (напри­мер, как про­да­вец) он бы, навер­ня­ка, не обра­тил вни­ма­ния на этот сни­мок. Не заин­те­ре­со­вал­ся бы про­стень­кой запи­сью с обрат­ной сто­ро­ны. Но Юре эта над­пись ска­за­ла о мно­гом! Там кра­си­вым почер­ком, тём­ны­ми чер­ни­ла­ми было напи­са­но: Ната­ша Дубельтъ. Ната­лья Михай­лов­на Дубельтъ. (в 3-м клас­се).  Он сра­зу понял, кто запе­чат­лён на фото­гра­фии. Это была внуч­ка А.С. Пуш­ки­на! Юра купил эту кар­точ­ку у ниче­го не подо­зре­ва­ю­ще­го про­дав­ца за сме­хо­твор­ную цену, за 15 руб­лей. А кар­точ­ка эта была очень цен­ной и уни­каль­ной не толь­ко как кол­лек­ци­он­ный экзем­пляр, но и как исто­ри­че­ская релик­вия! Во-первых, этот сни­мок – ори­ги­нал 70-х годов девят­на­дца­то­го сто­ле­тия. Во-вторых – она атри­бу­ти­ро­ва­ла, то есть мы зна­ем, кто на фото­гра­фии. И самое глав­ное – это же внуч­ка Пуш­ки­на! А о вну­ках Пуш­ки­на — детях млад­шей доче­ри поэта Ната­льи Алек­сан­дров­ны и их семьях све­де­ний сохра­ни­лось очень мало, а фото­гра­фий и того мень­ше. 

Стран­но устро­е­на жизнь!  Иной раз повер­нёт­ся так, что и нароч­но не при­ду­ма­ешь. Началь­ник шта­ба кор­пу­са жан­дар­мов гене­рал Дубельт, кото­рый доста­вил мно­же­ство непри­ят­но­стей Пуш­ки­ну при его жиз­ни, кото­рый сослал опаль­но­го поэта в Михай­лов­ское, стал ему впо­след­ствии сва­том. За его сына, флигель-адъютанта Миха­и­ла Леон­тье­ви­ча фон Дубель­та, вышла замуж млад­шая дочь Пуш­ки­на – Ната­лья Алек­сан­дров­на (1836 – 1913). Ей было в ту пору все­го 16 лет, и она, по вос­по­ми­на­ни­ям совре­мен­ни­ков, была «луче­зар­ной кра­со­ты». Не буду копать­ся в семей­ных делах семьи Дубель­тов. Ска­жу толь­ко, что через какое-то вре­мя Ната­лья Алек­сан­дров­на раз­ве­лась с мужем, а потом, оста­вив детей на попе­че­ние мате­ри и род­ствен­ни­ков, уеха­ла в Гер­ма­нию, и там вышла замуж за пред­ста­ви­те­ля прус­ско­го коро­лев­ско­го дво­ра прин­ца Нико­лая Виль­гель­ма Насса­уско­го. Но, так как брак был нерав­ным, то на при­чис­ле­ние к семей­ству гер­цо­гов Нассау Ната­лья Алек­сан­дров­на прав не име­ла, и ей был пожа­ло­ван титул гра­фи­ни Мерен­берг. В двух бра­ках у неё было четы­ре доче­ри и два сына. Ната­лья Михай­лов­на Дубельт была стар­шей доче­рью. О её жиз­ни извест­но мало. Она роди­лась в 1854 году в Петер­го­фе. С блес­ком окон­чи­ла Ека­те­ри­нин­ский инсти­тут (фото­гра­фия как раз того вре­ме­ни). Какое-то вре­мя жила в деревне у сво­ей тёт­ки Е.П. Биби­ко­вой (урож­дён­ной Лан­ской). Там в неё влю­бил­ся зем­ский врач, ссыль­ный поляк, и сде­лал ей пред­ло­же­ние. Ели­за­ве­та Пет­ров­на сооб­щи­ла об этом мате­ри за гра­ни­цу. Гра­фине Мерен­берг увле­че­ние доче­ри не понра­ви­лось, и она сроч­но выпи­са­ла её к себе в Вис­ба­ден. Так Н.М. Дубельт ока­за­лась в Гер­ма­нии. В 1881 году внуч­ка Пуш­ки­на вышла замуж за нем­ца, пол­ков­ни­ка в отстав­ке Арноль­да фон Бес­се­ля. Через 6 лет Ната­лья Михай­лов­на овдо­ве­ла и жила до самой сво­ей смер­ти в 1926 году в Бонне. У неё было двое детей. Кста­ти, сын Арнольд все­гда гор­дил­ся тем, что явля­ет­ся пра­вну­ком Пуш­ки­на. Е.Н. Биби­ко­ва вспо­ми­на­ла, что он «уна­сле­до­вал пыл­кий харак­тер» поэта, «вла­дел рус­ским язы­ком и соби­рал порт­ре­ты» Пуш­ки­на и лите­ра­ту­ру о нём. Скон­чал­ся пра­внук вели­ко­го поэта во фран­цуз­ском пле­ну в 1945 году.

Любая фото­гра­фия, а ста­рин­ная осо­бен­но, все­гда хра­нит свою тай­ну. И рож­да­ет при этом мно­го вопро­сов, на кото­рые очень хочет­ся най­ти отве­ты. Напри­мер, кто под­пи­сы­вал? Сама Ната­лья Дубельт или кто-нибудь из тех, с кем она учи­лась в Ека­те­ри­нин­ском инсти­ту­те? Каки­ми путя­ми эта кар­точ­ка попа­ла в город Сокол на Воло­год­чине? Если была пода­ре­на, то кому и кем? У кого в аль­бо­ме хра­ни­лась, и кем хозя­ин это­го аль­бо­ма при­хо­дил­ся внуч­ке Пуш­ки­на? Но, отве­тов на эти вопро­сы нет! Зна­чит, сохра­ня­ет­ся тай­на!  И судь­ба этой ста­рой фото­гра­фии так и оста­ёт­ся зага­доч­ной!

Вот дер­жу сей­час этот ста­рый сни­мок в руках. Всмат­ри­ва­юсь в юное лицо внуч­ки Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча Пуш­ки­на, и при этом ощу­щаю стран­ное чув­ство свя­зи вре­мён. Ведь этот малень­кий кусо­чек кар­то­на пом­нит теп­ло рук самой Ната­ши Дубельт, и, может быть, её мате­ри – доче­ри Пуш­ки­на, и мно­гих дру­гих, дав­но уже ушед­ших, людей. И мне кажет­ся, что слов­но сам девят­на­дца­тый век явил­ся в обра­зе этой кра­си­вой девуш­ки в ста­рин­ном пла­тье сюда, ко мне в ком­на­ту, где све­тит­ся мони­тор ком­пью­те­ра, а за окном слы­шит­ся город­ской шум, и по зем­ле шага­ет уже два­дцать пер­вый век!

P.S. Под­лин­ность фото­гра­фии под­твер­жде­на спе­ци­а­ли­ста­ми мос­ков­ско­го Музея А.С. Пуш­ки­на.

Член Сою­за жур­на­ли­стов Рос­сии
Сер­гей Лаге­рев
(Сур­гут)

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.