Несколько слов о молодых поэтах Оренбурга

 ПОРТАЛ «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАДВОРКИ», ГЕРМАНИЯ 

 «Вале­рий Яко­вле­вич Брю­сов успе­вал про­честь бук­валь­но все кни­ги сти­хов. При этом, если на сто­ле лежа­ла кни­га извест­но­го поэта и начи­на­ю­ще­го, то Брю­сов все­гда раз­ре­зал и читал сна­ча­ла моло­до­го.       

– Все, что я могу най­ти у Бло­ка и Соло­гу­ба, я уже знаю. Ну, несколь­ко луч­ше или несколь­ко хуже. А тут может быть что-нибудь заме­ча­тель­ное». 
 (Вадим Шер­ше­не­вич, «Брю­сов гла­за­ми совре­мен­ни­ка»).

И вер­но, и пра­виль­но. Сти­хо­твор­ные стро­ки моло­дых поэтов, а имен­но о них наш отзыв, начи­на­ешь читать преж­де все­го с надеж­дой. Надеж­дой на све­жее виде­ние толь­ко еще откры­ва­е­мо­го мира, с надеж­дой на новое пони­ма­ние все­го в нем, этом мире, суще­го. И, конеч­но, любо­пыт­но, что счи­та­ют Гар­мо­ни­ей «новые» сти­хо­твор­цы, не пре­се­ка­ет­ся ли пре­ем­ствен­ность поко­ле­ний в мно­го­труд­ном деле слу­же­ния этой каприз­ной богине.

«Здрав­ствуй пле­мя мла­дое, незна­ко­мое!» – умест­но было бы ска­зать вслед за Пуш­ки­ным. Но, читая сти­хо­твор­ные опы­ты моло­дых поэтов Орен­бур­га, не при­хо­дит­ся делать чрез­мер­ных умствен­ных уси­лий, что­бы понять и образ­ный ряд сти­хо­твор­ца и ход его мыс­лей. Моло­дая поэ­зия рас­тет на той же куль­тур­ной поч­ве, что и «масти­тая», пита­ет­ся теми же тока­ми общей куль­тур­ной тра­ди­ции. Куль­тур­но­го шока пере­жить не уда­лось.

Слу­чи­лось это как раз в тот момент, когда я «листа­ла» в интер­не­те «стра­ни­цы» тол­стых жур­на­лов, их поэ­ти­че­ские под­бор­ки. «И скуч­но и груст­но, и неко­му руку подать.…» Стран­ная кар­ти­на совре­мен­ной поэ­зии пишет­ся редак­то­ра­ми наших ува­жа­е­мых жур­на­лов. Сти­хи – частью бес­по­мощ­ные, частью – мало­гра­мот­ные. Сло­вом – груст­но.

И вдруг – Орен­бург, Лито, Дмит­рий Ким, Вале­рия Бес­ко­стая (Диа­на Арта), Мак­сим Коль­цов, Мари­на Суха­ре­ва – моло­дые, два­дца­ти­лет­ние.

Недав­но про­чи­тан­ная ста­тья Шер­ше­не­ви­ча о Брю­со­ве живо при­шла в голо­ву, после того, как я позна­ко­ми­лась с твор­че­ством моло­дых орен­бург­ских поэтов. Спа­си­бо наше­му авто­ру Вита­лию Мол­ча­но­ву, при­слал, позна­ко­мил… Пер­вое впе­чат­ле­ние – у моло­дых поэтов есть и вооб­ра­же­ние и хоро­ший рус­ский язык, образ­ный ряд без «общих мест» и «заез­жен­ных» мета­фор. Сле­дить за раз­ви­ти­ем сти­ха инте­рес­но. А то обсто­я­тель­ство, что ни глаз, ни ухо (я все­гда читаю сти­хо­тво­ре­ние вслух) почти нигде не улав­ли­ва­ет рит­ми­че­ских сбо­ев, про­из­ве­де­ние «выпи­ва­ет­ся» одним глот­ком.

Дмитрий Ким назвал свой последний сборник стихов «Транслитерация» 

«Транс­ли­те­ра­ция — пере­да­ча одной пись­мен­но­сти сред­ства­ми дру­гой пись­мен­но­сти», – чита­ем мы в тол­ко­вом сло­ва­ре.

Папа не будет дзен — он слиш­ком вло­жил­ся в сына,
А сын хочет мешать крас­ки и ночью писать кар­ти­ны.
Мама выби­ла место мене­дже­ра в кор­по­ра­ции X,
А дочь закры­лась от мира уша­ми, сво­дит в Cubase‘е реми­кс.
Пра­дед хотел стать свя­щен­ни­ком, а стал частью исто­рии,
Дед меч­тал о поч­то­вой служ­бе, но влю­бил­ся в море,
Отец отрёк­ся от сопро­ма­та и стал тор­го­вать рыбой,
А сыну 35 лет. Он дав­но забил на свой выбор.
У него шаманка-жена и доч­ка с папи­ны­ми гла­за­ми,
Два кре­ди­та, золо­тые запон­ки, гастрит и уда­лён­ная рабо­та в Каза­ни.
И доч­ка гуля­ет одна, она рас­тет хули­ган­кой,
Вою­ет с мами­ным крас­ным бисе­ром и папи­ным кали­фор­ний­ским фан­ком. 

Циви­ли­за­ция, имев­шая пись­мен­ность, нико­гда не исчез­нет окон­ча­тель­но – науч­ный факт. «Пись­мен­ность» совре­мен­ной моло­де­жи – вер­баль­ная, в при­ве­ден­ном сти­хо­тво­ре­нии – ритм рэпа. Мне, чело­ве­ку дру­го­го поко­ле­ния, этот ритм кажет­ся закли­на­ни­ем, почти риту­аль­ным кам­ла­ни­ем. Его моно­тонн­ность ком­пен­си­ру­ет­ся, одна­ко, смыс­ло­вой нагруз­кой. В при­ве­ден­ном сти­хо­тво­ре­нии Кима вер­баль­ная «пись­мен­ность» рит­ма орга­нич­но соче­та­ет­ся с «пись­мен­но­стью» смыс­ло­вой, не заме­няя, а допол­няя друг дру­га. В этом сти­хо­тво­ре­нии, по сути, извеч­ный кон­фликт поко­ле­ний, изло­жен­ный в гар­мо­нич­ной пэти­че­ской фор­ме, даже если эта фор­ма назы­ва­ет­ся «рэп».

молодому поэту Диане Арте (Валерии Бескостой) — 20 лет

Слож­ность ее само­ин­ден­ти­фи­ка­ции оправ­да­на, навер­ное, преж­де все­го воз­рас­том. И ее псев­до­ним, озна­ча­ю­щий «боже­ствен­ное зна­ние» вовсе не так уж чрез­ме­рен, как может пока­зать­ся на пер­вый взгляд. Автор дей­стви­тель­но демон­стри­ру­ет, напри­мер, уме­ние лите­ра­тур­но отра­зить мир сво­их пере­жи­ва­ний, при­вле­кая в сви­де­те­ли сво­ей внут­рен­ней жиз­ни вещ­ный мир. Ста­рый дом (сти­хо­тво­ре­ние «Дом») ста­но­вит­ся суще­ством, дав­шим душе геро­и­ни, ищу­щей пони­ма­ния, чув­ство защи­щен­но­сти и сопе­ре­жи­ва­ния.

Он, муд­рый, знал, что я ищу не сожа­ле­нья.
Он видел выжжен­ные рвы в низи­нах глаз.
И, взяв меня на шат­кие коле­ни
Доща­то­го крыль­ца, он целый пласт
Раз­рыл в глу­бин­ных зале­жах рыда­ний. 

Пока еще мно­гое в поэ­зии Арты тре­бу­ет выве­рен­но­сти и чув­ства меры, но это неиз­беж­но при­хо­дит к чело­ве­ку, обла­да­ю­ще­му лите­ра­тур­ным вку­сом. Все пред­по­сыл­ки для это­го у моло­дой поэтес­сы уже есть.

стихотворение Максима Кольцова «Тишина»

Тиши­на живет по углам,
Как какое-то злое лихо.
У дру­гих по углам – хлам,
У меня по углам – тихо.
У дру­гих – то свер­чок живой,
То паук, как какой-то ссыль­ный,
На худой конец – домо­вой,
У меня – тиши­на и пыль­но.
Мне бы ей объ­явить шах,
Мне бы мат объ­явить с чув­ством,
Может мно­гое жить в углах –
Отче­го у меня пусто?!
Объ­яв­лю тишине вой­ну,
Напа­ду на нее с ходу –
Как шаг­ну к ней.
И уто­ну. Слов­но я уго­дил в воду.
Толь­ко без тол­ку вся борь­ба –
Если есть тиши­на в доме,
Если быть ей в доме судь­ба –
Даже гнев ее не про­го­нит.
И живет она по углам,
И при­выч­но все зву­ки душит.
И сме­ет­ся по вече­рам –
С каж­дым годом страш­ней и глу­ше. 

«Тиши­на» – мастер­ски сде­лан­ная пье­са. Здесь все по зако­нам жан­ра малень­ко­го теат­ра – экс­по­зи­ция – дей­ствие — кода. Един­ство места и вре­ме­ни дей­ствия, почти мисти­че­ский сюжет. А глав­ное – поэ­зия. Она не бли­ста­ет мета­фо­ра­ми, но этот про­стой рас­сказ пере­да­ет весь­ма слож­ное душев­ное состо­я­ние героя. Пере­да­ет достой­ны­ми поэ­ти­че­ски­ми сред­ства­ми. Может быть, Мак­сим Коль­цов – наш новый Забо­лоц­кий? Успе­ха ему!

Итак, моло­дые поэты Ура­ла пора­до­ва­ли и, отча­сти, даже уди­ви­ли. Какие креп­кие стеб­ли у этих новых побе­гов! Да окреп­нут их кор­ни, да пре­бу­дут пол­но­вес­ны­ми пло­ды их твор­че­ства!

Лите­ра­тур­ная газе­та «Зару­беж­ные задвор­ки», www.zaza.net

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *