Никто и никогда

 ИННА СТАРИКОВА 

«Все мы родом из дет­ства….»
Анту­ан де Сент-Экзюпери

СВЕТКА откры­ла гла­за и лени­во потя­ну­лась. Огненно-рыжие куд­ри раз­ме­та­лись по подуш­ке. Зеле­ные гла­за уста­ви­лись в беле­ный пото­лок. «Так, что же мне сни­лось? – про­нес­лось в ее созна­нии. – И не при­пом­ню…»  Был дав­но уже день, и ком­на­та каза­лась пол­но­стью напол­нен­ной све­том. Мяг­ким, без­мя­теж­ным све­том, какой быва­ет толь­ко в доме доб­рой бабуш­ки. Доб­ро­та, каза­лась, вита­ла в воз­ду­хе, и обво­ла­ки­ва­ла собой все: и комод с посу­дой, и плю­ше­вые ков­ры с мно­го­чис­лен­ны­ми оле­ня­ми, и шел­ко­вые розо­вые што­ры с цве­точ­ка­ми. Даже кот Васи­лий, вальяж­но рас­сте­лив­ший свой рыжий мех на пала­се, отли­чал­ся от сосед­ских любим­цев свое­об­раз­ным нра­вом. Бое­вой на ули­це, дома он пре­вра­щал­ся в эда­кую плю­ше­вую игруш­ку, кото­рую мож­но было тис­кать как угод­но. В ответ кот толь­ко ластил­ся и мур­чал, гля­дя на хозя­ев пре­дан­ны­ми гла­за­ми.

Они с сест­рой Жень­кой все­гда про­во­ди­ли на Май­ке кани­ку­лы и выход­ные. А летом и вовсе меся­ца­ми жили у бабуш­ки.

Тече­ние жиз­ни тут было срод­ни дере­вен­ско­му. Саман­ные доми­ки, пету­ши­ные кри­ки по утрам, лай собак, ого­ро­ды, ста­да коров, чин­но про­хо­дя­щие через ули­цу. При­го­род­ный посе­лок насе­ля­ли в основ­ном пен­си­о­не­ры. Зани­ма­лись нехит­рым хозяй­ством и все­гда были рады вну­кам. Поэто­му здесь соби­ра­лась ребят­ня из раз­ных частей Орска.  Бабуш­ки хло­по­та­ли: как бы повкус­нее накор­мить детей. Почему-то еда каза­лась им глав­ным усло­ви­ем хоро­ше­го отды­ха. Но вну­кам было не до кули­нар­ных изыс­ков, бесед про успе­ва­е­мость да заня­тия в круж­ках. Во вре­мя отды­ха все это оста­ва­лось в дру­гой реаль­но­сти. Теперь на пер­вом плане была друж­ба. Маль­чиш­ки и дев­чон­ки дру­жи­ли боль­ши­ми ком­па­ни­я­ми. Как пра­ви­ло – всей ули­цей. Вой­ну объ­яв­ля­ли так же – одна ули­ца – дру­гой. Был бы повод. У ребят­ни все­гда нахо­ди­лись свои, важ­ные дела и насто­я­щие Сек­ре­ты. А взрос­лые нахо­ди­лись как бы за пре­де­ла­ми дет­ско­го мира.  Дома не сиде­лось. И наско­ро про­гло­тив уго­ще­ния бабу­шек, ребя­та устрем­ля­лись гулять…

Свет­ка при­слу­ша­лась. Так и есть! При­е­ха­ла мама! Раз­го­ва­ри­ва­ет с бабуш­кой на кухне. Они, как мог­ли, при­глу­ша­ли голо­са, что­бы не раз­бу­дить дево­чек.

– Не выпус­кай их пока, пусть во дво­ре игра­ют, – в инто­на­ции мамы чув­ство­ва­лась тре­во­га. – У Нико­ла­е­вых сын про­пал. Об этом толь­ко и раз­го­во­ров, пока в авто­бу­се еха­ла, наслу­ша­лась. Ушел вче­ра днем и – все.

– Да знаю уже. Участ­ко­вый поут­ру всю ули­цу обо­шел. Рас­спра­ши­вал, не виде­ли ли кого подо­зри­тель­но­го. А мы что? Все в ого­ро­дах. За сво­и­ми и то не усле­дишь… Вот – толь­ко здесь были, а через пять минут уже на дере­во залез­ли, или сбе­жа­ли на поля­ну. Нико­лаи­ха в сле­зах вся. Ревет: не жить мне без сыноч­ка! Какая у нее судь­ба? Мужа похо­ро­ни­ла. Мать с отцом раз­би­лись… Един­ствен­ная радость – сын… Жал­ко бабу.

– Не хочет­ся думать худо­го, но… Пар­ниш­ка ведь послуш­ный, с наши­ми не боль­но водил­ся. Все дома да за книж­ка­ми… Дев­чон­кам бы при­мер с него брать…

– Дура­ков полно-о-о… Заве­ли куда-нибудь, зама­ни­ли…

– Изна­си­ло­ва­ли маль­чон­ку –  жить после это­го как?.. Извер­ги пога­ные, ниче­го свя­то­го нет…

– Это еще что. А если иска­ле­чи­ли? Или уби­ли?…

– Может, на реч­ку пошел… Не зна­ешь что и думать…

Взрос­лые раз­го­во­ры слу­шать было инте­рес­но. А такие, что на кухне, да полу­ше­по­том, – вдвойне. Но в окно уда­рил каме­шек. Потом еще, еще. При­шлось выгля­нуть. Ага, вся ком­па­ния в сбо­ре.

–  Выхо­ди­те! Айда играть!

Воз­ле ворот топ­та­лась вата­га дру­зей. Деся­ти­лет­няя Лен­ка в люби­мом сире­не­вом пла­тье с обор­ка­ми. Доб­ро­душ­ная, весе­лая, с вни­ма­тель­ны­ми буравчиками-глазами, Лен­ка все­гда высту­па­ла арбит­ром в спо­рах. Имен­но ей выпа­да­ло выслу­ши­вать бес­ко­неч­ные «Теперь она мне не подру­га!» или «Знать его боль­ше не хочу!». Лен­ка не пере­би­ва­ла, давая воз­мож­ность выплес­нуть эмо­ции. А когда они исся­ка­ли, гово­ри­ла с улыб­кой: «Может, оба не совсем пра­вы? Пред­ставь, вы меня­е­тесь места­ми. Что ты сей­час чув­ству­ешь?»

При­рож­ден­ный пси­хо­лог, она уме­ло ана­ли­зи­ро­ва­ла любые ситу­а­ции, помо­га­ла ребя­там луч­ше пони­мать друг дру­га. Ее вось­ми­лет­няя сест­ра Кать­ка была дру­гой. Упи­тан­ная, мед­ли­тель­ная, она все­гда нахо­ди­лась как бы в тени стар­шей сест­ры. И с ней в ком­па­нии дру­жи­ли из-за сест­ры. Вер­нее, дру­жи­ли с Лен­кой, а Кать­ка про­сто все­гда нахо­ди­лась рядом. Мол­ча­ла или под­да­ки­ва­ла. Девоч­ки были одно­год­ка­ми со Свет­кой и Жень­кой. При внеш­нем сход­стве сест­ры тоже были совер­шен­но раз­ны­ми. Физик и лирик. Жень­ка – рас­су­док и логи­ка, Свет­ка – энер­гия, чув­стви­тель­ность и бес­ша­баш­ность. Игорь и Костик, дво­ю­род­ные бра­тья глав­ной заво­ди­лы Оль­ги, счи­та­лись любим­ца­ми пуб­ли­ки. Кра­сав­чик Игорь, в отгла­жен­ных брю­ках и акку­рат­ной руба­шеч­ке, имел репу­та­цию серд­це­е­да. При­чес­ка – воло­сок к волос­ку, прон­зи­тель­ные чер­ные гла­за, папин оде­ко­лон и чистый носо­вой пла­ток в кар­мане при­да­ва­ли ему в гла­зах дев­чо­нок неопи­су­е­мый шарм. «Како-о-ой парень! – шеп­та­лись они вос­хи­щен­но. – Похож на гра­фа Монте-Кристо. Навер­ное, ста­нет акте­ром, когда повзрос­ле­ет!». Костик втайне зави­до­вал успе­ху стар­ше­го бра­та. Ему при­хо­ди­лось дона­ши­вать за ним все вещи. В этом он видел корень про­бле­мы: поче­му девоч­ки напе­ре­бой пред­ла­га­ли друж­бу Иго­рю, а не ему. Но роди­те­ли отма­хи­ва­лись от Кости, едва толь­ко он начи­нал жало­вать­ся на злодейку-судьбу: «Чего мод­ни­ча­ешь? Носи что есть». И он носил. И оби­жен­но стре­лял чер­ны­ми гла­за­ми в сто­ро­ну бра­та, когда дев­чон­ки в оче­ред­ной раз выде­ля­ли не его. Оль­га – сама непо­сред­ствен­ность, была душой ком­па­нии. Соло­мен­ные воло­сы, небесно-голубые гла­за, белая, неж­ная кожа. И – шор­ты, стоп­тан­ные сан­да­лии, колен­ки в сса­ди­нах. При­рож­ден­ный лидер, она уме­ла увлечь ребят сума­сброд­ны­ми иде­я­ми. «А давай­те сего­дня уде­рем на реч­ку! – пред­ла­га­ла она. – Вот здо­ро­во будет!» Момен­таль­но раз­ра­ба­ты­вал­ся план «побе­га», в услов­лен­ное место вти­ха­ря при­но­си­лись покры­ва­ла, бутыл­ки с водой, сла­до­сти. И ком­па­ния отправ­ля­лась на Урал. «Тут неда­ле­ко, рядом с воен­ной частью, есть клад­би­ще ста­рых само­ле­тов. Самых насто­я­щих! Может, поищем, где? По само­ле­там пола­за­ем…» И новое Оль­ги­но пред­ло­же­ние вновь при­ни­ма­лось на ура.

Кани­ку­лы у ребят все­гда были пол­ны собы­тий и новых впе­чат­ле­ний бла­го­да­ря ее неис­ся­ка­е­мо­му инте­ре­су к окру­жа­ю­ще­му миру. Кото­рый было так увле­ка­тель­но откры­вать и позна­вать вме­сте с ней. Чуть поодаль с ноги на ногу пере­ми­на­лась Ирка по клич­ке Зна­ме­ни­тая. Неопрят­ный синий сара­фан, зеле­ная панам­ка, отсут­ству­ю­щий взгляд пустых глаз. Для сво­их девя­ти лет она была глу­по­ва­та. Непи­сан­ные пра­ви­ла пове­де­ния нахо­ди­лись вне ее пони­ма­ния. Когда взрос­лые устра­и­ва­ли оче­ред­ной «раз­бор поле­тов», ее вопли были слыш­ны на всю ули­цу: «Это не я! Это всё они!» Заслы­шав кри­ки, ребя­та насто­ра­жи­ва­лись: что-то будет. И не оши­ба­лись в про­гно­зах. Ирки­на бабуш­ка тут же соби­ра­лась в поход по всем ее дру­зьям. Жало­ва­лась. Тре­бо­ва­ла при­нять меры. Про­си­ла «огра­дить мою девоч­ку от дур­но­го вли­я­ния». Поэто­му Ирка зани­ма­ла в кол­лек­ти­ве осо­бую нишу. После ябед и визи­тов бабуш­ки, ее пре­кра­ща­ли брать в свои игры. Она сло­ня­лась непри­ка­ян­ной, томи­лась и ску­ча­ла. Потом при­хо­ди­ла к ребя­там, каню­чи­ла, дава­ла клят­вы в веч­ной друж­бе. Ее жале­ли, про­ща­ли. И все начи­на­лось по-новому. Сей­час был оче­ред­ной пери­од обще­ния со Зна­ме­ни­той. Поэто­му Ирке доз­во­ля­лось топ­тать­ся воз­ле забо­ра наравне со все­ми.

– Мы же вче­ра в «казаки-разбойники» дого­ва­ри­ва­лись… Ждем вас, ждем…

– Мама при­е­ха­ла, мы поз­же. Встре­тим­ся в бала­гане.

– Мама? – дер­ну­ла Свет­ку проснув­ша­я­ся от раз­го­во­ров Жень­ка. Девоч­ки спа­ли вме­сте на обшир­ной бабуш­ки­ной кой­ке. – А чего мы тут лежим? Пой­дем к ней!

Но мама уже спе­ши­ла в ком­на­ту, услы­шав  голо­са.

ПРИЕЗДЫ мамы пре­вра­ща­лись в насто­я­щее собы­тие. Зави­дев изда­ли ее строй­ную фигур­ку в лег­ком пла­тье, девоч­ки нес­лись через всю ули­цу, рас­ки­нув руки, и тут же вис­ли на ней, как две обе­зьян­ки. Отец при­ез­жал неча­сто. Мама же наве­ды­ва­лась на Май­ку после каж­дой рабо­чей сме­ны. Бла­го про­ход­ная никель­ком­би­на­та нахо­ди­лась непо­да­ле­ку. У мамы были уди­ви­тель­но глу­бо­кие серые гла­за. Как лам­поч­ки, кото­рые заго­ра­ют­ся от не види­мо­го дру­гим источ­ни­ка. Они све­ти­лись изнут­ри осо­бым чару­ю­щим огонь­ком. Как пра­ви­ло, когда она смот­ре­ла на дево­чек. Ведь поня­тие сча­стья заклю­ча­лось для нее в семье и детях.  Это­го было доста­точ­но для гар­мо­нии в соб­ствен­но­руч­но создан­ном мир­ке. Ее жизнь была слов­но напи­са­на под копир­ку с тыся­чью жиз­ней дру­гих мам 80-х годов про­шло­го века. После учи­ли­ща – завод, та самая про­ход­ная, «что в люди выве­ла меня». Встре­ти­ла отца, поже­ни­лись, полу­чи­ли квар­ти­ру в горо­де, роди­ли детей. Посте­пен­но обстав­ля­ли жили­ще мебе­лью. С дру­зья­ми семьи, таки­ми же рабо­чи­ми, обсуж­да­ли про­из­вод­ствен­ные и быто­вые темы. Гор­ди­лись школь­ны­ми успе­ха­ми дево­чек перед род­ствен­ни­ка­ми, повто­ряя непре­мен­ное: «Наши дале­ко пой­дут. Свет­ка сме­лая, ниче­го не боит­ся. Раз­ве что роди­тель­ско­го рем­ня. А Жень­ка усид­чи­вая, себе на уме. Упор­ством возь­мет». Жили в уве­рен­но­сти, что достой­но выпол­ня­ют свою мис­сию на этой зем­ле. И судь­ба, как гово­рит­ся, уда­лась…

Бабуш­ка была уди­ви­тель­но свет­лым чело­ве­ком. Рядом с ней и дру­гим ста­но­ви­лось свет­ло. Люди стре­ми­лись согреть­ся ее теп­лом, напи­тать­ся осо­бой муд­ро­стью доб­ро­го и откры­то­го чело­ве­ка, кото­рый за дол­гий путь нико­му не сде­лал зла. Ста­ра­лись выгля­деть луч­ше и чище, чем есть. Что­бы хоть чуточ­ку при­бли­зить­ся к высо­те и кра­со­те бабуш­ки­ной души. Но внуч­ки, сами того не желая, частень­ко ее огор­ча­ли. И тогда мор­щин­ки на ее лице ста­но­ви­лись глуб­же, ясные гла­за туск­не­ли, пря­мая спи­на гор­би­лась, кра­си­вые губы дро­жа­ли, а руки бес­силь­но опус­ка­лись, и висе­ли вдоль тела, как пле­ти. Осу­нув­ша­я­ся, поте­рян­ная, она вся была как немой укор. У дево­чек раз­ры­ва­лось серд­це, гля­дя на ТАКУЮ бабуш­ку. Поэто­му они ста­ра­лись скрыть от нее все, что заста­ви­ло бы ее пере­жи­вать. Одна­ко дру­гая бабуш­ка – бабуш­ка Зна­ме­ни­той – бра­ла про­све­ти­тель­скую мис­сию на себя. И тогда дев­чон­кам при­хо­ди­лось мучать­ся, что опять доста­ви­ли доро­го­му и люби­мо­му чело­ве­ку столь­ко непри­ят­но­стей.

– Ска­жи­те чест­но, что это за исто­рия со спич­ка­ми? – мама стро­го посмот­ре­ла на доче­рей.

Ста­ло понят­но, что всплеск эмо­ций по пово­ду встре­чи остал­ся поза­ди. Пред­сто­ял серьез­ный раз­го­вор.

– Каки­ми спич­ка­ми? – чув­ствуя холо­док внут­ри и пря­ча гла­за, зале­пе­та­ла Жень­ка.

– Не уме­ешь врать – не ври! – улыб­ну­лась мама.

– Мы костер в бала­гане жгли. И хлеб жари­ли. Но пожа­ра бы не было. У нас вед­ро с водой сто­я­ло наго­то­ве…

– А поче­му  взя­ли без спро­са?

– Ээээ… Бабуш­ки дома не было. Я хоте­ла спро­сить…

Даль­ше после­до­ва­ла длин­ная тира­да, сопро­вож­да­ю­ща­я­ся бабуш­ки­ны­ми вздо­ха­ми.

– Мы боль­ше не будем, прав­да, мам, – за дво­их отве­ти­ла Свет­ка. – Мы все поня­ли.

– Вы долж­ны пообе­щать мне одну вещь, – голос жен­щи­ны дро­жал от вол­не­ния. – Сего­дня со дво­ра ни-ку-да!

– Ну мам! – уди­ви­лась Жень­ка. – Мы же не будем боль­ше спич­ки брать…

– Семен про­пал. Ушел вче­ра из дома, и никто его боль­ше не видел.

– Мало ли! Дура­ков пол­но! – завол­но­ва­лась бабуш­ка. – Укра­дут вас цыгане, и что тогда? Убьют, пока­ле­чат, оби­дят… Пока Семен не най­дет­ся, играй­те тут…

Жень­ка вопро­си­тель­но смот­ре­ла на сест­ру: гово­ри уже что-нибудь! Ведь дома сидеть при­дет­ся! Свет­ка мол­ча­ла, рас­смат­ри­вая цве­ты на выли­няв­шем синем пла­тье.

– А к девоч­кам мож­но будет пой­ти? – не уни­ма­лась Жень­ка. – Мы в кук­лы будем  играть…

– К девоч­кам мож­но. Но толь­ко чтоб у бабуш­ки отпра­ши­ва­лись. Ясно? И  чтоб с их дво­ра ни шагу!

Жень­ки­ны темно-карие гла­за заис­кри­лись радо­стью: «Ура! Побе­да!» Свет­ка мол­ча­ла, тере­бя  свои огнен­ные локо­ны. Из ее голо­вы не шел тре­вож­ный утрен­ний шепот на кухне. На душе отчего-то было неспо­кой­но…

ВСТРЕТИВШИСЬ  в бала­гане, ребя­та не раз­ду­мы­ва­ли ни мину­ты: запре­ты – запре­та­ми, но играть в «Казаки-разбойники» все рав­но будем. Роди­те­ли и бабуш­ки были напу­га­ны про­па­жей ребен­ка. Но все уве­ще­ва­ния момен­таль­но вывет­ри­лись из голов маль­чи­шек и дев­чо­нок. Шоки­ру­ю­щее про­ис­ше­ствие каза­лось дале­ким, нере­аль­ным.

Лич­но нико­го из них оно не каса­лось. С пай-мальчиком Семе­ном ребя­та были едва зна­ко­мы. Это где-то там, дале­ко, у дру­гих людей накал эмо­ций, рву­щее нер­вы ожи­да­ние и тягу­чая неиз­вест­ность. Чужое горе не впи­сы­ва­лось в без­мя­теж­ный дет­ский мир. Не чув­ство­ва­лось, не ося­за­лось. И пото­му не осо­зна­ва­лось.

Ребя­чьи голо­вы зани­ма­ло дру­гое. Еще вче­ра все роли были рас­пре­де­ле­ны по жре­бию. Состо­ял­ся оче­ред­ной жест­кий раз­го­вор со Зна­ме­ни­той. Ее взя­ли в игру в обмен на обе­ща­ние не ябед­ни­чать. Вели­ко­душ­ные маль­чиш­ки зачис­ли­ли ее к себе  в «каза­ки». «Лад­но, будешь у нас мед­сест­рой, – вынес­ли они свой вер­дикт. – Толь­ко не сбе­ги с поля боя». Ата­ма­ном выпа­ло быть Косте. Гла­вой раз­бой­ни­ков – Лен­ке. Осталь­ным дев­чон­кам пред­сто­я­ло вжи­вать­ся в роль раз­бой­ни­ков. Соблю­дая меры предо­сто­рож­но­сти, пред­вку­шая весе­лье, ком­па­ния отпра­ви­лась на Поля­ну.

Это было осо­бое место для май­ской ребят­ни. Поля­на мани­ла запа­хом степ­ных трав, про­сто­ром. И еще ощу­ще­ни­ем вет­ра и сво­бо­ды. От посел­ка до нее было рукой подать. Для ребят она каза­лась огром­ной. И таи­ла в себе мно­го инте­рес­но­го. Это на пер­вый взгляд там лишь неброс­кие цве­ты да ковыль. По мне­нию взрос­лых – ниче­го осо­бен­но­го! И нече­го там делать! Но на Поляне встре­ча­лись  глу­бо­кие ямы, из кото­рых жите­ли окрест­ных домов добы­ва­ли песок для лич­ных нужд. Ребя­там они виде­лись насто­я­щи­ми кот­ло­ва­на­ми из филь­мов про золо­тую лихо­рад­ку. Или каньо­на­ми из филь­мов про индей­цев. Кучи шла­ка, выве­зен­ные с бли­жай­ше­го заво­да, напо­ми­на­ли ино­пла­нет­ные ланд­шаф­ты. Око­пы, сохра­нив­ши­е­ся со вре­мен Граж­дан­ской вой­ны, и новые, спе­ци­аль­но выры­тые для уче­ний, при­да­ва­ли это­му месту оре­ол геро­из­ма. Каза­лось, имен­но здесь, на этом самом месте, вер­ши­лась Исто­рия. Мно­го лет назад тут гре­ме­ли насто­я­щие сра­же­ния. Зву­ча­ли выстре­лы, мча­лись отваж­ные всад­ни­ки с шаш­ка­ми напе­ре­вес, совер­ша­лись подви­ги. Поля­на была немым сви­де­те­лем силы и сла­бо­сти чело­ве­че­ско­го духа. Детям хоте­лось почув­ство­вать при­част­ность к чему- то серьез­но­му, зна­чи­мо­му. Сло­вом, Поля­на дава­ла боль­шой про­стор для фан­та­зии. Играть мож­но было во что угод­но, бла­го нуж­ные деко­ра­ции нахо­ди­лись без тру­да. Поэто­му в каза­ков и раз­бой­ни­ков ребя­та все­гда пере­во­пло­ща­лись имен­но здесь.

Смысл игры заклю­чал­ся в том, что «каза­ки» и «раз­бой­ни­ки» при­ду­мы­ва­ли себе засек­ре­чен­ные паро­ли. И часа­ми гоня­лись друг за дру­гом, как огол­те­лые, по всей Поляне. Вопи­ли, пря­та­лись, бра­ли в плен «язы­ка». «Пыта­ли», вооду­шев­лен­но исхле­сты­вая друг дру­га лопу­ха­ми. Перед сопер­ни­ка­ми сто­я­ла одна зада­ча: любой ценой узнать таин­ствен­ный пароль. После это­го игра счи­та­лась закон­чен­ной. Позор пора­же­ния и радость побе­ды коман­ды дели­ли под общий хохот и вос­по­ми­на­ния: «А как я его, а?» Вре­мя про­ле­те­ло неза­мет­но и на этот раз.

Уже в кро­ва­ти, вспо­ми­ная весь ход игры, Свет­ка дала волю удо­вле­тво­рен­но­му само­лю­бию: «Мы побе­ди­ли «каза­ков» толь­ко бла­го­да­ря мне! Эти маль­чиш­ки – такие хит­рю­ги! Когда мы дого­ва­ри­ва­лись с девоч­ка­ми, какой у нас будет пароль, имен­но я заме­ти­ла шпи­о­на. Инте­рес­но, кто же из них доду­мал­ся зарыть­ся в кучу шла­ка?! Горе-разведчик, а туда же! Что­бы под­слу­шать, не побо­ял­ся даже испач­кать­ся! Да пло­хо поста­рал­ся: ноги-то было видать! А я заме­ти­ла. И уве­ла «раз­бой­ни­ков» в дру­гое место! Дев­чон­ки так увлек­лись при­ду­мы­ва­ни­ем паро­ля, что даже не спро­си­ли, поче­му я зову их уйти к дру­гой куче. Да и мне было не до это­го. И потом из голо­вы как-то выле­те­ло… «Шпи­он» – лишь эпи­зод в игре. Про­мельк­нул мгно­ве­ни­ем. И тут же забыл­ся. Столь­ко все­го потом было… Полу­чи­лось, буд­то побе­да и не моя заслу­га вовсе… Жаль, не спро­си­ла у паца­нов, кто же это был…  – дума­ла она погру­жа­ясь в сон. – Лад­но… Зав­тра узнаю…»

СВЕТКА просну­лась по обык­но­ве­нию в пол­день, когда июль­ский день уже вовсю хозяй­ни­чал в ком­на­те. На беле­ной стене отра­же­ни­ем посу­ды из буфе­та игра­ли сол­неч­ные зай­чи­ки. Рядом, уткнув­шись носом в плю­ше­вый ковер с оле­ня­ми, поса­пы­ва­ла сест­ра. Из кух­ни доно­си­лись при­глу­шен­ные голо­са сосе­док. Какая-то воз­ня. Всхли­пы­ва­ния.

– Горе, горе-то какое! – лез­ви­ем реза­ну­ли Свет­ку бабуш­ки­ны при­чи­та­ния. – Вот извер­ги! Вот фаши­сты прокляты-ы-и-е-еее!

Дев­чон­ку слов­но обо­жгло: слу­чи­лось что-то страш­ное! Непо­пра­ви­мое! Из глу­бин созна­ния мол­нией полых­ну­ла кош­мар­ная догад­ка. Так эти тор­ча­щие ноги в куче шла­ка…. Как? Неуже­ли? Не может быть… Сжав­ша­я­ся от ужа­са Свет­ка лови­ла каж­дый звук, доно­сив­ший­ся из кух­ни. Жда­ла, вот-вот долж­но под­твер­дит­ся, что это все­го лишь ее вооб­ра­же­ние… Она сей­час рас­ска­жет про Поля­ну! Обя­за­тель­но! Путь руга­ют, это не важ­но! А вдруг там и вправ­ду…

– Маль­чиш­ки с дру­гой ули­цы его утром нашли. Пошли на Поля­ну играть в вой­ну. Уви­де­ли – ноги из шла­ка тор­чат. Страш­но было, но рас­ко­па­ли. А это Семен! Весь в кро­ви, в синя­ках. Голый. Шлак при­лип к телу, с кро­вью запек­ся… Били его, видать, дол­го… И крепко…Ну маль­чиш­ки сра­зу «ско­рую» вызы­вать. И мили­цию.

– Кто же мог такое сотво­рить? Бес­сер­деч­ные! Ведь нико­му зла маль­чон­ка не сде­лал! Ангель­ская душа!..

– Вра­чи при­е­ха­ли, осмот­ре­ли. «Умер час назад, – гово­рят. – В шла­ке задох­нул­ся. Шеве­лить­ся он не мог, был без созна­ния. Шлак в лег­кие забил­ся…»

– Эта «ско­рая» все­гда дол­го едет. Когда надо – не дождешь­ся…

– Вот если бы маль­чиш­ки его рань­ше нашли! Все­го какой-то час!

Свет­ку тряс­ло от ужа­са. В гла­зах потем­не­ло. В голо­ве тыся­ча­ми моло­точ­ков сту­ча­ли сло­ва: «Вот  если бы на час рань­ше…» Смерть пере­ста­ла быть чем-то дале­ким, при­об­ре­ла реаль­ные очер­та­ния чело­ве­че­ско­го горя. Дави­ла непо­мер­ным гру­зом вины. Вины абсо­лют­ной, бес­спор­ной. Кото­рой не может быть про­ще­ния. Кото­рую не загла­дить баналь­ным: «Я так боль­ше не буду!»…

– Бог все видит! Даже если не най­дут винов­ных, он все рав­но нака­жет!

– Не будет него­дя­ям сча­стья в жиз­ни. Так и будут мыкать­ся непри­ка­ян­ны­ми. Жить и мучать­ся. Искать и не нахо­дить покоя и сча­стья. Пото­му что загу­би­ли невин­ную душу.

«Это я вино­ва­та в смер­ти! – Свет­ка дави­лась сле­за­ми и дела­ла уси­лия, что­бы не заре­веть в голос. – Если бы я вче­ра дога­да­лась… Или бы рас­ска­за­ла взрос­лым про игру… Или вче­ра не забы­ла спро­сить у ребят… Ста­ло бы понят­но, ЧТО ЭТО ЗА НОГИ!»

– Пусть будут про­кля­ты эти сво­ло­чи!.. – про­дол­жа­ли ста­руш­ки на кухне. – Бед­ная мать! Рыда­ет, бьет­ся над телом сына. Руки на себя нало­жить пыта­лась…

«Я тоже буду про­кля­та. Все мог­ло быть иначе…Что теперь? Не ска­за­ла вче­ра.  Теперь позд­но. Моя прав­да уже ниче­го не изме­нит. Он умер. А роди­те­ли мои рас­стро­ят­ся… И бабуш­ка. Я их про­сто убью сво­и­ми откро­ве­ни­я­ми… Как им жить и знать, что их Све­та вино­ва­та в смер­ти маль­чи­ка? Луч­ше уж я буду про­кля­та».

– Да, Гос­по­ди! Про­кля­ни, нака­жи меня, – обра­ти­лась Свет­ка к Богу, и зашеп­та­ла сло­ва молит­вы. Слов она почти не пом­ни­ла, от вол­не­ния пута­лась и сби­ва­лась. Но это виде­лось ей един­ствен­ным выхо­дом. – Гос­по­ди, делай со мной что хочешь. Толь­ко пусть никто не узна­ет, что все из-за меня… Никто и нико­гда.


Инна Гри­го­рьев­на Ста­ри­ко­ва роди­лась в 1974 году в Орске. Окон­чи­ла Орский гуманитарно-технологический инсти­тут (фили­ал Орен­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та). Име­ет два дипло­ма – фило­ло­га и исто­ри­ка. Рабо­та­ла в СМИ Орска жур­на­ли­стом. Была лау­ре­а­том твор­че­ской сти­пен­дии для дея­те­лей лите­ра­ту­ры и искус­ства Орен­бур­жья. Участ­во­ва­ла во Все­рос­сий­ском фору­ме моло­дых писа­те­лей (Москва, Лип­ки, 2004 и 2006 гг.), во Все­рос­сий­ском семи­на­ре моло­дых лите­ра­то­ров «Оча­ро­ван­ные сло­вом» (Крас­но­ярск, 2005 г.). Была пред­се­да­те­лем город­ско­го лит­объ­еди­не­ния «Сонет». Живет в Санкт-Петербурге, рабо­та­ет в СМИ.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *