Из книги «Бездомные ангелы»

 АЛЕКСЕЙ ХАЛЬЗУНОВ 

«я ещё не старею…»

Каж­дая кни­га истин­но­го поэта – не про­сто факт его лич­ной био­гра­фии, но и собы­тие для чита­те­лей, для тех, кто ценит и ува­жа­ет его даро­ва­ние. Тем более, если этот неболь­шой том под­во­дит некие про­ме­жу­точ­ные ито­ги, поз­во­ля­ет «оста­но­вить­ся, огля­нуть­ся», оце­нить сде­лан­ное и пред­ста­вить иду­щее сле­дом.
«Без­дом­ные анге­лы» Алек­сея Халь­зу­но­ва – имен­но такая кни­га. В стро­гой хро­но­ло­гии сти­хо­тво­ре­ний автор слов­но пере­смат­ри­ва­ет кино­плен­ку сво­ей жиз­ни, пере­про­ве­ря­ет соб­ствен­ные пози­ции и взгля­ды. И мы, сле­дуя за поэтом, зна­ко­мим­ся с его муже­ствен­ны­ми, по-настоящему муж­ски­ми строч­ка­ми.

Пла­чут ивы в исступ­ле­нии,
толь­ко, как ни голо­си, –

все побе­ды с отступ­ле­ния
начи­на­лись на Руси!

В окнах сол­неч­ные зай­чи­ки
кувыр­ка­ют­ся опять.
Но начи­тан­ные маль­чи­ки
повер­ну­ли тан­ки вспять.

Трез­вый взгляд сти­хо­твор­ца выхва­ты­ва­ет из окру­жа­ю­ще­го мира отнюдь не толь­ко геро­и­че­ские кар­ти­ны про­шло­го, он трез­во видит и пишет то, что не мог­ло быть напе­ча­та­но в офи­ци­аль­ных изда­ни­ях:

Со свя­то­стью мы, вид­но, не в род­стве,
и отто­го все тише и все ниже.
Но гении рож­да­ют­ся в Москве,
а уми­ра­ют гении в Пари­же.
(«Памя­ти Вади­ма Делоне»)

Алек­сей Халь­зу­нов при­шел в лите­ра­ту­ру на изле­те совет­ской эпо­хи, его ста­нов­ле­ние при­шлось на без­вре­ме­нье девя­но­стых, и в сти­хах это­го пери­о­да болью отра­зи­лись все раз­ры­вы и поте­ри «смут­но­го вре­ме­ни». Тогда мно­гие вооб­ще пере­ста­ва­ли пытать­ся соеди­нить риф­мой рас­ко­ло­тое вре­мя, и поэ­зия, обра­щен­ная, каза­лось бы, в нику­да, тре­бо­ва­ла нема­ло­го муже­ства.

Пожи­на­ем то, что посе­я­ли,
ведь десят­ки лет – не сто­ле­тия.
Мы – потом­ки вели­кой Импе­рии,
обре­чен­ные на бес­смер­тие.

Пере­пач­ка­ны гли­ной ноги –
на пути песок и каме­нья.
Мы – несбыв­ши­е­ся про­ро­ки,
обре­чен­ные на забве­нье.

Имен­но тогда поэт, судя по его сти­хам, осо­бен­но напря­жен­но искал духов­ные опо­ры и нахо­дил их в люб­ви, в надеж­но­сти дру­же­ско­го кру­га, в самой поэ­зии нако­нец! И, как мно­гие его ровес­ни­ки, да и стар­шие лите­ра­то­ры, обра­щал свои надеж­ды к воз­вра­ще­нию тех веч­ных цен­но­стей, кото­рые минув­шая эпо­ха так ста­ра­тель­но пыта­лась уни­что­жить.

Мы с веком в соот­вет­ствии
живу­чи и упря­мы.
Меня­ют­ся пра­ви­тель­ства,

но нас не поме­нять.

Мои друзья-художники
рас­пи­сы­ва­ют хра­мы.
На пере­ме­ны в обще­стве
им про­сто напле­вать!

.….….….….….….….….……
Иду­щие на испо­ведь,
мы, в сущ­но­сти, без­бож­ни­ки.
Покло­ны бьем неисто­во,

а в душах – про­сто хлам!
Но вера есть в спа­се­ние,
пока друзья-художники

весь год – с утра до вече­ра –
рас­пи­сы­ва­ют храм!

Это сти­хи зон­го­вые, я их пред­став­ляю испол­ня­е­мы­ми на боль­шую ауди­то­рию или про­сто под гита­ру в дру­же­ском кру­гу. Не знаю, близ­ка ли Алек­сею Халь­зу­но­ву сти­хия автор­ской пес­ни, поет ли он сам, но мно­гие его строч­ки про­сят­ся на бар­дов­ские стру­ны.

«Посо­шок» напо­сле­док
в гра­не­ном ста­кане на вынос
мне про­тя­нут дру­зья,

под­не­сут к сига­ре­те огня.

Я еще не ста­рею,
я про­сто немно­го лишь вырос
и, конеч­но, вер­нусь!
А пока про­во­жай­те меня…

В сти­хах и кон­ца 1990-х, и пер­во­го деся­ти­ле­тия ново­го века мно­го горе­чи от ощу­ще­ния невос­пол­ни­мо­сти потерь. В них посто­ян­но про­ры­ва­ет­ся глу­бо­кое сочув­ствие и к вете­ра­нам Вели­кой Оте­че­ствен­ной, и к ребя­там, бро­шен­ным в огонь «горя­чих точек»:

У него ниче­го, кро­ме орде­на
и открыт­ки с цве­точ­ком к празд­ни­ку.
И как маче­ха смот­рит Роди­на,
рав­но­душ­ная, слов­но к пасын­ку.

Пожа­луй, самое силь­ное впе­чат­ле­ние на меня про­из­ве­ла гла­ва «Несбыв­ши­е­ся поэ­мы». Автор лука­вит, поэ­мы состо­я­лись и, без­услов­но, достой­ны стать фак­том лите­ра­ту­ры. И «Ста­рик», напи­сан­ный сво­бод­ным сти­хом, – напря­жен­ное и затя­ги­ва­ю­щее повест­во­ва­ние о стран­ной встре­че на клад­би­ще, где похо­ро­нен Сер­гей Есе­нин… И эскиз юно­ше­ской, еще армей­ских вре­мен поэ­мы о декаб­ри­стах «Четыр­на­дца­тое чис­ло» – с инте­рес­ней­ши­ми ком­мен­та­ри­я­ми, напи­сан­ны­ми уже в сле­ду­ю­щем тыся­че­ле­тии… И, конеч­но, мощ­ный, ярост­ный поток «Штраф­ни­ков». В этой поэ­ме содер­жа­ние намно­го шире при­выч­но­го, здесь пере­пле­лись судь­бы и рас­стре­лян­ных мар­ша­лов, и фрон­то­вых смерт­ни­ков…
Ответ­ствен­но и слож­но пред­став­лять чита­те­лю новую кни­гу поэта. Но я делаю это с радо­стью и верой в доб­рую судь­бу сти­хов Алек­сея Халь­зу­но­ва.

Ян Бру­ш­тейн,
лау­ре­ат лите­ра­тур­ной пре­мии име­ни
Нико­лая Гуми­лё­ва

* * *
Мы рас­ста­лись. Мы про­сто ушли.
Все, что было когда-то, забы­ли.
Вот уже поте­рял­ся вда­ли
дом, в кото­ром мы счаст­ли­вы были.

Мир огром­ный рас­ко­лот на части,
пере­пу­та­ны нити-пути.
Как лег­ко поте­рять свое сча­стье,
как потом его труд­но най­ти.

Ниче­го мы с тобою не зна­ем
и от про­шло­го быст­ро ухо­дим.
Как лег­ко мы любовь теря­ем,
как потом тяже­ло нахо­дим.

В мире беше­но бьет­ся вью­га,
снег и иней уно­сит к звез­дам.
Как лег­ко мы теря­ем друг дру­га,
как най­ти друг дру­га непро­сто.

Ветер нас раз­бро­сал по све­ту.
До тебя – путь в веках про­ло­жен.
Мы прой­дем, про­бе­жим пла­не­ту –
толь­ко встре­тить­ся мы не смо­жем.

Я тебе про­тя­ну свою руку.
Раз­ве это, ска­жи, без­рас­суд­но?
Как лег­ко при­ни­ма­ем раз­лу­ку,
как потом избе­жать ее труд­но.
1983 год

игра

Он запла­тил за нелю­бовь Ната­льи.
Все осталь­ное – мел­кие дета­ли…

Д. Самой­лов

За суе­ту посты­ло­го дво­ра,
за нелю­бовь жены – ему рас­пла­та.
А жизнь, по сути, толь­ко лишь игра,
в кото­рую играть все вре­мя надо.

Судь­ба к нему была не так щед­ра,
как к осталь­ным, хит­рил кто и лука­вил.
А жизнь, по сути, это лишь игра,
но толь­ко без назва­ния и пра­вил.

Когда вдруг про­кри­чат тебе «пора!» и годы-птицы про­не­сут­ся мимо,
тогда пой­мешь, что жизнь – все­го игра, в кото­рой быть собой необ­хо­ди­мо.
1985 год

Никколо Паганини

Из нена­пи­сан­ной поэ­мы

Как над баш­ня­ми
в Генуе
заня­лись коло­ко­ла:
Пага­ни­ни утром
умер –
жизнь мала!

Не про­сил небес
про­ще­ния
неспро­ста…
После смер­ти –
отлу­че­ние
от кре­ста!

Нет душе
у Бога места –
крест как кнут…
Где най­де­те Вы,
маэст­ро,
свой при­ют?

Запер тре­пет­ные
зву­ки
на крю­чок
и в талант­ли­вые
руки
взял смы­чок,

и по стру­нам,
как по нер­вам, –
свер­ху вниз!
Если стал ты
в жиз­ни пер­вым –
так дер­жись!

Не най­ти теперь
забве­нья –
грусть чиста…

После смер­ти –
отлу­че­нье
от кре­ста!

Не уйти теперь от Бога,
не успеть…
Впе­ре­ди лежит доро­га –
смерть…

Без ова­ций
и оркест­ра,
в тишине,
как живет­ся Вам,
маэст­ро,
в той стране?

Неокон­чен­ных  пре­лю­дий
нот­ный хлам
и кле­ве­щу­щие люди
по углам.

Как и преж­де,
так и ныне,
шепот злой,
что о жиз­ни Пага­ни­ни
за спи­ной.

Зага­си­ли жизнь
с судь­бою,
как све­чу.
После смер­ти
нет покоя
скри­па­чу.

Все дела его
и думы – под учет!
Не понять,
кто все же умер: Бог иль черт?!
1985 год
(в редак­ции 2004 года)

дру­гие про­из­ве­де­ния из кни­ги «Без­дом­ные анге­лы» вы може­те най­ти по этой ссыл­ке или перей­дя в раз­дел «Наши кни­ги»


Алек­сей Ана­то­лье­вич Халь­зу­нов родил­ся в 1968 году в Орен­бур­ге. В 1988 году, отслу­жив в армии, посту­пил на исто­ри­че­ский факуль­тет Орен­бург­ско­го педа­го­ги­че­ско­го инсти­ту­та. Полу­чив диплом, рабо­тал в обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ни­ях Орен­бур­га. С 1999 года – началь­ник пресс-службы управ­ле­ния испол­не­ния нака­за­ний Мини­стер­ства юсти­ции Рос­сии по Орен­бург­ской обла­сти. Сти­хи Алек­сея Халь­зу­но­ва пуб­ли­ко­ва­лись в орен­бург­ских газе­тах, в аль­ма­на­хе «Баш­ня». В 2003 году вышла пер­вая кни­га поэта «Крестики-нолики», открыв­шая серию «Авто­граф», изда­ва­е­мую Орен­бург­ским отде­ле­ни­ем СРП. Готов к выхо­ду вто­рой сбор­ник сти­хо­тво­ре­ний Халь­зу­но­ва. 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *