Книги нашему Крыму

 ВЯЧЕСЛАВ МОИСЕЕВ 

Утрен­ний пляж: чистое небо, яркое солн­це, теп­лое, спо­кой­ное море, купаль­щи­ки пла­вят­ся в лет­ней неге. Мор­ской дале­кий гори­зонт под­чер­ки­ва­ет­ся гори­зон­том ближ­ним – разо­мкну­той дугой двух пир­сов, воро­та­ми, откры­ты­ми в бес­ко­неч­ную сине­ву моря… Вне­зап­но в кри­ки чаек и плеск волн впле­та­ет­ся урча­ние мото­ров: на один пирс выез­жа­ют три «КамА­За» с систе­ма­ми зал­по­во­го огня, на дру­гой – пять то ли тан­ков, то ли само­ход­ных артил­ле­рий­ских уста­но­вок. С пля­жа не раз­гля­деть. Раз­во­ра­чи­ва­ют ору­дия в сто­ро­ну моря. Спу­стя минут десять ухо­дят.

С Кон­стан­ти­нов­ской бата­реи палит пуш­ка. Пол­день. Это Крым. Сева­сто­поль. Июль 2014-го.

 

Полтонны книг для севастопольцев

В крым­скую коман­ди­ров­ку мы отпра­ви­лись 14 июля. Но Дни орен­бург­ской лите­ра­ту­ры в Кры­му нача­лись, пожа­луй, уже 30 июня, когда в Сева­сто­по­ле­воз­ле две­рей Цен­траль­ной город­ской биб­лио­те­ки­и­ме­ни Л.Н. Тол­сто­го при­тор­мо­зил гру­зо­вик с орен­бург­ски­ми номе­ра­ми. В кузо­ве – без мало­го пол­тон­ны очень раз­ных книг более чем 2 тысяч наиме­но­ва­ний: от рос­кош­ных аль­бо­мов и мно­го­том­ни­ков до скром­ных кни­же­чек моло­дых поэтов и про­за­и­ков серии «Новые име­на». Но всё это кни­ги орен­бург­ских авто­ров, да и выпу­щен­ные по боль­шей части в орен­бург­ских изда­тель­ствах.

Сам в кон­це июня отби­рал кни­ги наше­го Изда­тель­ско­го дома «Орен­бург­ская неде­ля», номе­ра аль­ма­на­ха «Баш­ня», укла­ды­вал в боль­шую кар­тон­ную короб­ку. В те же дни тем же зани­ма­лись в Доме лите­ра­то­ров, в област­ной орга­ни­за­ции Сою­за писа­те­лей Рос­сии, в мини­стер­стве куль­ту­ры и внеш­них свя­зей Орен­бург­ской обла­сти, по ини­ци­а­ти­ве и при под­держ­ке кото­ро­го и про­шли, соб­ствен­но, Дни орен­бург­ской лите­ра­ту­ры в Кры­му. За что отдель­ное спа­си­бо мини­стру куль­ту­ры реги­о­на Вик­то­ру Алек­сан­дро­ви­чу Шори­ко­ву.

Сева­сто­поль­ские биб­лио­те­ки послед­ние 23 года не были изба­ло­ва­ны кни­га­ми на рус­ском язы­ке. Поэто­му орен­бург­ский пода­рок при­шел­ся весь­ма кста­ти. В этом мы убе­ди­лись уже в Кры­му.

16 июля орен­бург­ская деле­га­ция высту­пи­ла в Сева­сто­поль­ской цен­траль­ной биб­лио­те­ке име­ни Тол­сто­го. Сна­ча­ла на экране появи­лась над­пись «Твор­че­ский вечер орен­бург­ских авто­ров в рам­ках про­ек­та “Дни орен­бург­ской лите­ра­ту­ры в Сева­сто­по­ле”», но вско­ре ее сме­ни­ли фото с вида­ми наше­го горо­да – это мы при­вез­ли с собой дис­ки со сним­ка­ми. На этом фоне мы, поэты, и чита­ли свои сти­хи, а Петр Нико­ла­е­вич Крас­нов – отры­вок из сво­е­го ново­го сбор­ни­ка про­зы. Вре­мя от вре­ме­ни мы пово­ра­чи­ва­лись к экра­ну и гово­ри­ли: «А вот, кста­ти, памят­ник Пуш­ки­ну и Далю… А вот это – Наци­о­наль­ная дерев­ня…» В ито­ге Павел Геор­ги­е­вич Рыков вир­ту­аль­но про­вел сева­сто­поль­цев по ули­цам Орен­бур­га и подроб­но рас­ска­зал, что есть что на сним­ках. «Как кра­си­во! Какая архи­тек­ту­ра! Как мно­го новостро­ек!» — аха­ли хозя­е­ва, а наши серд­ца напол­ня­лись гор­до­стью: жите­ли пре­крас­но­го Сева­сто­по­ля нахо­дят наш город кра­си­вым, и, что самое важ­ное, – ведь это прав­да.

sevast_3

На сле­ду­ю­щий день мне и Пав­лу Рыко­ву выпа­ла честь высту­пить перед чита­те­ля­ми (и, как поз­же выяс­ни­лось, писа­те­ля­ми) в биб­лио­те­ке име­ни К.Г. Пау­стов­ско­го. Сна­ча­ла реши­ли мы, что наро­ду будет немно­го, но пока нам пока­зы­ва­ли книж­ные богат­ства биб­лио­те­ки, зал напол­нил­ся до отка­за. Про­чи­тав свои сти­хи и пода­рив кни­ги, мы позна­ко­ми­лись с кра­е­ве­дом Гали­ной Рома­нюта, писа­те­ля­ми и жур­на­ли­ста­ми Рит­той Козу­но­вой и Вита­ли­ем Фесен­ко, авто­ром пове­сти о защит­ни­ках 35-й бата­реи «Может, сви­дим­ся еще?..». Наде­юсь, их про­из­ве­де­ния появят­ся в орен­бург­ских аль­ма­на­хах «Баш­ня» и «Гости­ный двор». Думаю, одна­жды мы уви­дим сева­сто­поль­ских кол­лег в Орен­бур­ге, ну и уж сам бог велел, что­бы начи­на­ю­щие лите­ра­то­ры Сева­сто­по­ля при­е­ха­ли к нам в сен­тяб­ре на меж­ре­ги­о­наль­ный семинар-совещание моло­дых писа­те­лей «Мы вырос­ли в Рос­сии», кото­рый, как и в про­шлом году, прой­дет в Бугу­рус­лане и Акса­ко­ве, в доме-музее Сер­гея Тимо­фе­е­ви­ча.

Пока мы радо­ва­ли сева­сто­поль­цев сво­и­ми кни­га­ми, началь­ник Управ­ле­ния куль­ту­ры, искус­ства и обра­зо­ва­тель­ной поли­ти­ки мини­стер­ства куль­ту­ры и внеш­них свя­зей Орен­бург­ской обла­сти Вита­лий Зима­ков и пред­се­да­тель Орен­бург­ской област­ной орга­ни­за­ции Рос­сий­ско­го сою­за моло­де­жи Сер­гей Голо­вин встре­ти­лись с пред­ста­ви­те­ля­ми мест­ной вла­сти и воен­ны­ми в поис­ках моги­лы наше­го генерал-губернатора Васи­лия Перов­ско­го, скон­чав­ше­го­ся в Сева­сто­по­ле и похо­ро­нен­но­го в 1857 году в Свято-Георгиевском мона­сты­ре на мысе Фио­лент. Их поис­ки ока­за­лись не напрас­ны­ми. Здесь, воз­ле скле­па Перов­ско­го, появит­ся памят­ный знак в честь, пожа­луй, само­го зна­чи­мо­го губер­на­то­ра Орен­бург­ско­го края – от наро­да и пра­ви­тель­ства Орен­бур­жья.

В послед­ний день наше­го пре­бы­ва­ния в Кры­му мы совер­ши­ли марш-бросок в Кок­те­бель и обрат­но. На доро­гу потра­ти­ли весь день, зато высту­пи­ли в поэ­ти­че­ской сто­ли­це полу­ост­ро­ва, в самом ее серд­це – доме-музее Мак­си­ми­ли­а­на Воло­ши­на. Еже­год­но сюда, на фести­валь «Воло­шин­ский сен­тябрь» съез­жа­ют­ся со все­го све­та сот­ни пишу­щих на рус­ском язы­ке поэтов, рус­ских и не очень, и воз­дух про­сто гудит от сти­хов. Спа­си­бо крым­ча­нам Сер­гею Геор­ги­е­ви­чу и его кол­ле­ге Вита­лию за то, что без вся­ких гри­вен и руб­лей они отвез­ли нас из Сим­фе­ро­по­ля в Кок­те­бель и обрат­но. Еще в фев­ра­ле оба были офи­це­ра­ми мили­ции, но когда с киев­ско­го май­да­на ста­ли воз­вра­щать­ся их пока­ле­чен­ные «рево­лю­ци­о­не­ра­ми» сотруд­ни­ки, пода­ли рапор­ты об отстав­ке.

- А ска­жи­те, что это на машине вон той напи­са­но – ФССП? – спра­ши­ва­ет Вита­лий.

- Феде­раль­ная служ­ба судеб­ных при­ста­вов, — отве­ча­ем мы.

Жите­лям Кры­ма при­дет­ся при­вы­кать ко мно­гим рос­сий­ским реа­ли­ям. Но это не страш­но. Как там у Кип­лин­га? «Мы одной кро­ви – ты и я!».

23 года сопротивления

- Смот­ри­те, какие кни­ги мы полу­чи­ли недав­но из Моск­вы, — с гор­до­стью пока­зы­ва­ет солид­ные изда­ния дирек­тор глав­ной сева­сто­поль­ской биб­лио­те­ки Тама­ра Алек­сан­дров­на Эссин.

Для нас-то в этих кни­гах нет ниче­го осо­бен­но­го, мы их можем лег­ко най­ти в сво­их биб­лио­те­ках или про­сто купить в мага­зине. Но для сева­сто­поль­цев, 23 года дер­жав­ших обо­ро­ну, — это одни из пер­вых при­зна­ков жиз­ни в Рос­сии.

sevast_6

Какую, спро­си­те, обо­ро­ну? Куль­тур­ную, язы­ко­вую – от огол­те­лой укра­и­ни­за­ции.

- Если б я вам пока­за­ла, какую лите­ра­ту­ру нам при­сы­ла­ли из Кие­ва! Неко­то­рое кни­ги – еще ниче­го, а неко­то­рые – такие, что мы их про­сто не выда­ва­ли. Не хоте­ли, что­бы они дохо­ди­ли до наших чита­те­лей, — гово­рит Тама­ра Алек­сан­дров­на.

Ока­зав­шись не по сво­ей воле в чужом, по сути, госу­дар­стве, жите­ли Сева­сто­по­ля, горо­да рус­ских моря­ков, где рус­ское насе­ле­ние состав­ля­ет 70 про­цен­тов, не мог­ли сми­рить­ся и не сми­ри­лись с тем, что им навя­зы­ва­ли в каче­стве геро­ев Укра­и­ны Бан­де­ру и Шухе­ви­ча, наци­о­на­ли­стов, мас­со­вых убийц и гит­ле­ров­ских… Ска­жем, кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов… Да к чему сло­во искать? Оно дав­но най­де­но – при­хвост­ней. Не сми­ри­лись с тем, как их детям пре­по­да­ют исто­рию Укра­и­ны: сплошь и рядом в ней рас­ска­зы­ва­ет­ся, буд­то Рос­сия толь­ко и дела­ла, что угне­та­ла укра­ин­ский народ.

Ну пред­ставь­те, ваши дети при­хо­дят из шко­лы и гово­рят: «Мам-пап, ока­зы­ва­ет­ся, роси­я­ны нас завж­ды гно­бы­лы». «Кого – нас? Сынок, доч­ка, вы что?! Ведь это мы – рос­си­яне, мы – рус­ские! И нико­го мы не гно­би­ли…» «Та як же? Читай­те: «С 1783 года ука­зом Ека­те­ри­ны II было вве­де­но кре­пост­ное пра­во на всей тер­ри­то­рии Укра­и­ны. В это вре­мя на Лево­бе­ре­жье появ­ля­ет­ся дво­рян­ская про­слой­ка из чис­ла быв­шей казац­кой вер­хуш­ки – стар­ши­ны. Что­бы обес­пе­чить себе их под­держ­ку, цар­ское пра­ви­тель­ство даро­ва­ло им все те пра­ва, кото­рые име­ли рос­сий­ские дво­ряне (вон как угнетали-то! – В.М.). Посте­пен­но боль­шая их часть под­вер­га­ет­ся руси­фи­ка­ции и начи­на­ет счи­тать себя рос­си­я­на­ми… Цар­ское пра­ви­тель­ство ста­ра­лось вся­че­ски дока­зать, что укра­ин­ский народ – это все­го лишь неболь­шая часть рос­сий­ско­го наро­да, кото­рая толь­ко немно­го отли­ча­ет­ся от все­го рос­сий­ско­го наро­да», — это мож­но най­ти на сай­те uhistory.ru. И даль­ше: «После того как Ека­те­ри­на II лик­ви­ди­ро­ва­ла гет­ман­ство в 1764 г. и окон­чательно уни­что­жи­ла остат­ки Укра­ин­ско­го гет­ман­ско­го госу­дар­ства, Запо­рожская Сечь оста­ва­лась един­ствен­ным носи­те­лем укра­ин­ской го­сударственности… местом раз­ви­той эко­но­ми­ки и про­грес­сив­ных фер­мер­ских (казаки-фермеры! – В.М.) форм хозяй­ство­ва­ния, оча­гом сво­бо­до­лю­бия, геро­из­ма, бле­стя­ще­го воен­но­го искус­ства… Запо­рож­ский казак отли­чал­ся высо­ки­ми нрав­ственно-этическими каче­ства­ми, силь­ным чув­ством пат­ри­о­тиз­ма, понимани­ем наи­выс­шей цен­но­сти сво­бо­ды и неза­ви­си­мо­сти, физи­че­ской мощью, вынос­ли­во­стью и уме­ни­ем кон­цен­три­ро­вать энер­гию. Эти чер­ты закре­пи­лись на гене­ти­че­ском уровне, повли­я­ли на фор­ми­ро­ва­ние всей укра­ин­ской нации, ее мен­таль­но­сти… В Запо­рож­ской Сечи раз­ви­лось само­быт­ное, ори­ги­наль­ное, яркое, раз­но­жан­ро­вое искус­ство. Куль­ту­ра Запо­ро­жья гене­ти­че­ски тяго­те­ла ко всей укра­ин­ской куль­ту­ре, ее источ­ни­ком были тра­ди­ции укра­ин­ско­го наро­да. На Сечи раз­ви­лось коб­зар­ство, имен­но там воз­ник танец «гопак»…».

Нико­лая Васи­лье­ви­ча Гого­ля на вас нет с Тара­сом Буль­бой, исто­ри­ки!

Вот поче­му в шко­лах города-героя появил­ся пред­мет сева­сто­по­ле­ве­де­ние, а у детей – тет­ра­ди и днев­ни­ки сева­сто­поль­ско­го школь­ни­ка (они раз­да­ва­лись бес­плат­но). В них рас­ска­зы­ва­лось и о памят­ных местах, и о важ­ных датах исто­рии горо­да, был здесь и гимн Сева­сто­по­ля:

Леген­дар­ный Сева­сто­поль,
Непри­ступ­ный для вра­гов.
Сева­сто­поль,
Сева­сто­поль –
Гор­дость рус­ских моря­ков!

Рус­ская, рус­ско­языч­ная куль­тур­ная про­слой­ка, как это назы­ва­лось в совет­ские вре­ме­на, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни по ини­ци­а­ти­ве и при под­держ­ке биб­лио­те­ки име­ни Тол­сто­го оста­ва­лась оча­гом сопро­тив­ле­ния, изда­ва­ла и про­дол­жа­ет изда­вать литературно-исторический аль­ма­нах «Сева­сто­поль» (вышло 42 номе­ра), кни­ги об исто­рии, куль­ту­ре, архи­тек­ту­ре горо­да.

«Если бы не та рабо­та, кото­рую мы дела­ли все эти 23 года, Крым вряд ли вошел бы так лег­ко и есте­ствен­но в состав Рос­сии», — гово­ри­ли нам сева­сто­поль­цы. Тут, конеч­но, надо снять перед ними голов­ной убор и покло­нить­ся в пояс. Еще и пото­му, что в 1990-х Рос­сия, у кото­рой тогда и сво­их нераз­ре­ши­мых про­блем было предо­ста­точ­но, ред­ко вспо­ми­на­ла о Кры­ме и о рус­ских в нем. Это уже в 2000-е мы повер­ну­лись лицом к сооте­че­ствен­ни­кам на полу­ост­ро­ве: сюда поеха­ли и поли­ти­ки, и дея­те­ли куль­ту­ры, и эст­рад­ные звез­ды. Здесь, на пло­ща­ди Нахи­мо­ва, Юрий Луж­ков открыл Дом Моск­вы – дело­вой и куль­тур­ный центр. Кста­ти, в декаб­ре 2011 года в Сева­сто­по­ле побы­ва­ла и деле­га­ция Орен­бург­ской обла­сти во гла­ве с губер­на­то­ром Юри­ем Бер­гом. Наве­сти­ла орен­бурж­цев, кото­рые слу­жат на боль­шом десант­ном кораб­ле «Орск» и дру­гих судах Чер­но­мор­ско­го фло­та Рос­сии, поин­те­ре­со­ва­лась усло­ви­я­ми несе­ния служ­бы, забра­ла с собой пись­ма род­ным и близ­ким, кото­рые мат­ро­сы напи­са­ли тут же…

Признаки жизни в России

Но вот уже четы­ре меся­ца Крым и Сева­сто­поль – неотъ­ем­ле­мая часть Рос­сий­ской Феде­ра­ции. За это, напом­ню, выска­за­лось 96,77 про­цен­та крым­чан и 95,6 про­цен­та сева­сто­поль­цев. Конеч­но, спу­стя все­го квар­тал после при­со­еди­не­ния труд­но уви­деть рази­тель­ные пере­ме­ны. Ско­рее уж при­хо­дит­ся ожи­дать про­блем пере­ход­но­го пери­о­да. Они есть. После пере­хо­да полу­ост­ро­ва с грив­ны на рубль вырос­ли цены, хотя, на мой взгляд, незна­чи­тель­но. Да и объ­яс­ня­ет­ся их повы­ше­ние про­сто: пен­сии, зар­пла­ты гос­слу­жа­щим и бюд­жет­ни­кам под­ня­лись, при­чем зна­чи­тель­но. Конеч­но, рынок сре­а­ги­ро­вал мгно­вен­но.

Но при этом даже нынеш­ние цены в Кры­му могут пока­зать­ся нам, кон­ти­нен­таль­ным рос­си­я­нам, про­сто смеш­ны­ми, осо­бен­но если пом­нить, что это, на мину­точ­ку, курорт: про­езд в авто­бу­се – от 6 до 8 руб­лей, в марш­рут­ке – 10, хлеб – 15 – 20 руб­лей за пол­ки­ло, круж­ка пива – от 30 руб­лей, очень плот­но пообе­дать в при­лич­ном кафе (без алко­го­ля) – в пре­де­лах 300 руб­лей. О крым­ских винах я уже и не гово­рю – они тут про­сто неве­ро­ят­но деше­вы: в мага­зине бутыл­ку чудес­но­го каберне «Инкер­ман» мож­но купить за 160 руб­лей. В Орен­бур­ге это крас­ное сухое вы тоже оты­ще­те, но по цене от 250 до 450 руб­лей. Так что луч­ше поез­жай­те за ним в Крым.

Но не все так про­сто с этим «поез­жай­те». На полу­ост­ров сей­час мож­но попасть либо само­ле­том (при­чем толь­ко рос­сий­ских авиа­ком­па­ний) – они после ката­стро­фы малай­зий­ско­го «боин­га» акку­рат­но обле­та­ют укра­ин­скую тер­ри­то­рию, либо авто­мо­би­лем через паром­ную пере­пра­ву порт Кав­каз – порт Крым – она рабо­та­ет на пре­де­ле воз­мож­но­стей, и ждать сво­ей оче­ре­ди вам при­дет­ся от трех часов до суток. Впро­чем, на днях из Гре­ции при­шел на под­мо­гу еще один паром, да и авто­бу­сы на пере­пра­ве все же ста­ра­ют­ся про­пус­кать быст­рее, чем путешественников-индивидуалов.

И все-таки отды­хать в Кры­му нам, доро­гие рос­си­яне, не толь­ко мож­но, но и нуж­но. Это и при­ят­но, и полез­но как для ваше­го кошель­ка, так и для бюд­же­та Кры­ма и Рос­сии. При­том, что сами крым­чане гово­рят, да мы и сво­и­ми гла­за­ми виде­ли, — тури­стов (не путать с отды­ха­ю­щи­ми) в этом году при­мер­но впо­ло­ви­ну мень­ше, чем годом рань­ше. Но мест­ный тур­биз­нес не уны­ва­ет, вспо­ми­ная шут­ку: один турист из Тюме­ни сто­ит жито­мир­ской дерев­ни. И это не анек­дот. Крым­чане рас­ска­зы­ва­ли нам, какой тут был отдых (не путать с туриз­мом) у жите­лей запад­ных обла­стей Укра­и­ны: те при­ез­жа­ли на сво­их авто к морю, ста­ви­ли палат­ку, ели при­ве­зен­ный с собой борщ из «буты­лей», то бишь зака­тан­ных банок, пили теп­лое «Львівсь­ке» пиво из багаж­ни­ка и уез­жа­ли, не оста­вив на курор­те ни копий­ки.

Конеч­но, в инду­стрию туриз­ма и отды­ха в Кры­му надо вкла­ды­вать. Но какие бы день­ги инве­сто­ры тут ни потра­ти­ли, вер­нет­ся мно­го­крат­но боль­ше. Неда­ром на полу­ост­ро­ве сре­ди про­чих суве­ни­ров мож­но най­ти маг­ни­тик с кон­ту­ра­ми Кры­ма, улы­ба­ю­щим­ся Вла­ди­ми­ром Пути­ным и пере­ко­шен­ной Юли­ей Тимо­шен­ко в обра­зе тол­ки­е­нов­ско­го Гор­лу­ма: «Он украл нашу пре­лесть!»

А пока нево­ору­жен­ным гла­зом вид­но, что инфра­струк­ту­ра здесь в основ­ном еще совет­ская. Если что и стро­и­лось, то исклю­чи­тель­но в част­ном поряд­ке. Укра­и­на не забо­ти­лось о раз­ви­тии Кры­ма. Сева­сто­по­лю Киев воз­вра­щал 15 про­цен­тов соби­ра­е­мых тут нало­гов. Подо­зре­ваю, что это­го едва хва­та­ло на зар­пла­ты чинов­ни­кам и бюд­жет­ни­кам. Какое уж раз­ви­тие! Идешь по Сева­сто­по­лю (при­том, что город чистый и ухо­жен­ный) и ловишь себя на мыс­ли, что вер­нул­ся в СССР: ста­лин­ский ампир, бетон­ные урны, вдоль улиц метал­ли­че­ские огра­ды с чугун­ны­ми набал­даш­ни­ка­ми – то, чего у нас дав­но уже нет. Ред­ко уви­дишь над кры­ша­ми подъ­ем­ный кран. В горо­де моря­ков сей­час живет око­ло 400 тысяч чело­век. В Орен­бур­ге – 560 тысяч. «В 2013 году в Сева­сто­по­ле было постро­е­но око­ло 118 тысяч квад­рат­ных мет­ров жилой пло­ща­ди», — сооб­ща­ет сайт ruptc.com. А у нас толь­ко с янва­ря по май это­го года постро­е­но 127,5 тыся­чи квад­ра­тов, сооб­ща­ет реги­о­наль­ный мин­строй. Умножь­те послед­нюю циф­ру на четы­ре и почув­ствуй­те раз­ни­цу.

Не все еще почув­ство­ва­ли раз­ни­цу меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной, но эта раз­ни­ца в любом слу­чае – в нашу поль­зу и в поль­зу крым­чан. И ниче­го, что в мест­ных газе­тах про­све­ща­ют крым­чан насчет новых пра­вил хра­не­ния граж­дан­ско­го ору­жия, что инспек­цию по мало­мер­ным судам объ­еди­ни­ли с водо­ла­за­ми… Все усто­ит­ся, все успо­ко­ит­ся.

А уж если надо вам почув­ство­вать при­сут­ствие Госу­дар­ства Рос­сий­ско­го в Кры­му, так выхо­ди­те на ули­цы Сева­сто­по­ля, где быв­шие укра­ин­ские мили­ци­о­не­ры в све­жей рос­сий­ской фор­ме на новень­ких мощ­ных «той­о­тах при­ус» отлав­ли­ва­ют ред­ких нару­ши­те­лей. Сева­сто­поль – вообще-то очень дис­ци­пли­ни­ро­ван­ный, веж­ли­вый и зако­но­по­слуш­ный город. Воен­ный. Хотел бы ска­зать – закры­тый.

Но нет, он открыт каж­до­му доб­ро­му чело­ве­ку.

ДОСЬЕ «ОН»: Кто ездил в Крым 

Вита­лий Зима­ков– началь­ник Управ­ле­ния куль­ту­ры, искус­ства и обра­зо­ва­тель­ной поли­ти­ки мини­стер­ства куль­ту­ры и внеш­них свя­зей Орен­бург­ской обла­сти.

Павел Рыков – про­фес­сор Орен­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, совет­ник губер­на­то­ра Орен­бург­ской обла­сти по куль­ту­ре, поэт, про­за­ик дра­ма­тург.

Вита­лий Мол­ча­нов – пред­се­да­тель Орен­бург­ско­го реги­о­наль­но­го отде­ле­ния Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей, дирек­тор Област­но­го дома лите­ра­то­ров, лау­ре­ат Меж­ду­на­род­но­го фести­ва­ля лите­ра­ту­ры и искус­ства «Сла­вян­ские тра­ди­ции», побе­ди­тель мно­гих лите­ра­тур­ных кон­кур­сов.

Петр Крас­нов – лау­ре­ат пре­мий име­ни И.А. Буни­на, Все­рос­сий­ской Пуш­кин­ской пре­мии, Все­рос­сий­ской лите­ра­тур­ной пре­мии име­ни Алек­сандра Нев­ско­го «Рос­сии вер­ные сыны», один из авто­ров пер­во­го тома «Шедев­ров рус­ской лите­ра­ту­ры ХХ века».

Вяче­слав Мои­се­ев – гене­раль­ный дирек­тор ООО «Изда­тель­ский дом «Орен­бург­ская неде­ля» — глав­ный редак­тор газе­ты «Орен­бург­ская неде­ля», редак­тор лите­ра­тур­но­го аль­ма­на­ха «Башня»,поэт, про­за­ик, пере­вод­чик.

Сер­гей Голо­вин – пред­се­да­тель Орен­бург­ской област­ной орга­ни­за­ции Рос­сий­ско­го сою­за моло­де­жи.

 

БЛИЦ

Побы­вать в Кры­му и не вспо­ми­нать об Укра­ине, о том, что сей­час тво­рит­ся на юго-востоке, было, конеч­но, невоз­мож­но. Сер­гей тру­дит­ся офи­ци­ан­том в кафе. Ему 21 год, он из Луган­ска, учит­ся в уни­вер­си­те­те – буду­щий про­грамм­ный инже­нер, в Сева­сто­поль при­е­хал в тре­тий раз – пора­бо­тать на кани­ку­лах. Осо­бых отли­чий рос­сий­ско­го Кры­ма от того укра­ин­ско­го, что застал год назад, пока не видит. К руб­лям вме­сто гри­вен уже при­вык, полу­ча­ет про­цен­тов на 30 боль­ше, чем в про­шлом году. Но это, счи­та­ет, пото­му, что рабо­та­ет теперь «в более пре­стиж­ном заве­де­нии».

- Сер­гей, вы на себе ощу­ща­е­те граж­дан­скую вой­ну на Укра­ине, в Луган­ске?

- Конеч­но. Вол­ну­юсь каж­дый день за сво­их дру­зей, близ­ких, кото­рые там оста­лись, у кото­рых пока нет воз­мож­но­сти уехать.

- Обстре­лы, бом­беж­ка горо­да вас кос­ну­лись?

- Сла­ва богу, нет. Когда уез­жал, слы­шал, как за горо­дом идут бои, тан­ки стре­ля­ют, но сво­и­ми гла­за­ми не видел.

- Ваши близ­кие, дру­зья не попа­да­ли под обстрел?

- Конеч­но попа­да­ли. У меня и сей­час там мно­го род­ствен­ни­ков и дру­зей оста­лось. Есть те, кто постра­да­ли, их дома постра­да­ли. Бук­валь­но сего­дня зво­нил друг – гово­рит, в его дом попал сна­ряд, квар­ти­ру не заде­ло, а сосе­дям доста­лось.

- А вот ска­жи­те, когда в сере­дине апре­ля появи­лись опол­чен­цы, как вы их вос­при­ня­ли? Кто они для вас?

- Смот­рю ново­сти – и укра­ин­ские, и рос­сий­ские. Есте­ствен­но, верю не все­му, что пока­зы­ва­ют, беру инфор­ма­цию и отту­да, и отсю­да… Но я не могу отве­тить на ваш вопрос. Я за то, что­бы все это быст­рее закон­чи­лось, пре­кра­ти­лись убий­ства, нор­ма­ли­зо­ва­лась жизнь.

- То есть вам не важ­но, как жизнь нор­ма­ли­зу­ет­ся, и чья будет власть?

- Уже нет. Рань­ше, когда все это начи­на­лось, я был за еди­ную Укра­и­ну – я в ней всю жизнь про­жил. А сей­час – не знаю.

- Кем вы сами себя ощу­ща­е­те – рус­ским или укра­ин­цем?

- Мама и папа у меня – укра­ин­цы, но сре­ди близ­ких род­ствен­ни­ков есть рус­ские, неко­то­рые живут в Рос­сии, в Москве. Я про­сто хочу, что­бы Укра­и­на и Рос­сия дру­жи­ли.

- Хоро­шо. А если зав­тра Дон­басс и ваш Луганск отде­лят­ся от Укра­и­ны, а после, может быть, при­со­еди­нят­ся к Рос­сии, как вы к это­му отне­се­тесь?

- Если я туда смо­гу вер­нуть­ся, жить, учить­ся, рабо­тать, то ради бога, поче­му бы и нет? Но где гаран­тия, что зав­тра в мой дом не попа­дет сна­ряд? Страш­но… Я думаю, всем хочет­ся мира. Все это слиш­ком дале­ко уже зашло.

ЦИТАТА: Крым готовят к защите от возможного нападения

 В Кры­му фор­ми­ру­ют новые воин­ские части, кото­рые надеж­но при­кро­ют полу­ост­ров от воз­мож­но­го втор­же­ния с суши и моря.

Орга­ни­за­ци­он­но эти армей­ские струк­ту­ры вхо­дят в Чер­но­мор­ский флот. Защи­той бере­го­вой линии теперь зани­ма­ет­ся еще один артил­ле­рий­ский полк ЧФ, в кото­ром око­ло 300 еди­ниц воору­же­ния и воен­ной тех­ни­ки, в том чис­ле более 60 артил­ле­рий­ских систем. К ним отно­сят­ся про­ти­во­тан­ко­вые ком­плек­сы «Хри­зан­те­ма», 152-миллиметровые гау­би­цы «Мста-С», осна­щен­ные авто­ма­ти­зи­ро­ван­ной систе­мой наве­де­ния, а так­же реак­тив­ные систе­мы зал­по­во­го огня «Торнадо-Г». В пресс-службе Южно­го воен­но­го окру­га сооб­щи­ли, что в авгу­сте полк выве­дут на крым­ский поли­гон Ангар­ский. Рань­ше в Кры­му сфор­ми­ро­ва­ли новый отдель­ный полк ради­а­ци­он­ной, хими­че­ской и био­ло­ги­че­ской защи­ты. На его воору­же­нии име­ет­ся око­ло 200 еди­ниц авто- и спец­тех­ни­ки.

Газе­та «Сла­ва Сева­сто­по­ля», 18 июля 2014 года.

 Вяче­слав Мои­се­ев, фото авто­ра

На сним­ках:

  1. Цен­траль­ная сева­сто­поль­ская биб­лио­те­ка име­ни Льва Тол­сто­го
  2. Город Сева­сто­поль пре­кра­сен. Вид на Сева­сто­поль­скую бух­ту
  3. Сева­сто­поль­ский писа­тель Вита­лий Фесен­ко под­пи­сы­ва­ет свою кни­гу Пав­лу Рыко­ву
  4. Гвар­дей­ский ракет­ный крей­сер «Москва» — флаг­ман Чер­но­мор­ско­го фло­та Рос­сии
  5. Орен­бург­ская деле­га­ция в гостях у дирек­то­ра глав­ной сева­сто­поль­ской биб­лио­те­ки Тама­ры Эссин
  6. Кок­те­бель. Поэ­зия в доме Воло­ши­на
  7. Вот это и есть сопро­тив­ле­ние – днев­ни­ки сева­сто­поль­ско­го школь­ни­ка

Фото: sevastopol.su

  1. Город­ская адми­ни­стра­ция Сева­сто­по­ля невнят­но реши­ла настро­ить крым­чан на сози­да­тель­ный труд в соста­ве Рос­сии. И полу­чи­ла вот такую реак­цию

Газе­та «Орен­бург­ская неде­ля», 30 июня 2014 года


МОИСЕЕВ Вяче­слав Ген­на­дье­вич родил­ся в 1962 году в Орен­бур­ге, окон­чил факуль­тет ино­стран­ных язы­ков Орен­бург­ско­го пед­ин­сти­ту­та, слу­жил в Совет­ской армии, рабо­тал в област­ной моло­деж­ной газе­те. В 1992 году орга­ни­зо­вал пресс-службу губер­на­то­ра Орен­бург­ской обла­сти, рабо­тал глав­ным редак­то­ром газет «Орен­бур­жье», «Орен­бург­ский курьер», «Орен­бург­ский уни­вер­си­тет», «Орен­бург­ская неде­ля», руко­во­ди­те­лем Орен­бург­ско­го бюро «Рос­сий­ской газе­ты».  
Выпу­стил сбор­ни­ки сти­хов и пере­во­дов «Пред­лог», «Тро­пы сво­бо­ды», «Есте­ствен­ный отбор», «В саду незна­ко­мом», кни­гу про­зы «Теп­лые руки/Кольцо в стене», повесть-сказку «В поис­ках Живой воды» (в соав­тор­стве с Сер­ге­ем Хому­то­вым), доку­мен­таль­ную повесть «Репе­ти­ция Апо­ка­лип­си­са. Тоц­кое – 1954», кни­гу сти­хо­тво­ре­ний Вик­то­ра Сер­жа «Костер в пустыне» в пере­во­де с фран­цуз­ско­го. Печа­тал­ся в жур­на­лах «Урал», «Кон­ти­нент», «Лите­ра­тур­ный Омск», в аль­ма­на­хах «Гости­ный двор» (Орен­бург), «Лите­ра­тур­ные зна­ком­ства» (Москва), «Под часа­ми» (Смо­ленск), «Чаша кру­го­вая» (Ека­те­рин­бург). Член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей, в 2000–2010 годах был пред­се­да­те­лем Орен­бург­ско­го реги­о­наль­но­го отде­ле­ния СРП. Редак­тор лите­ра­тур­но­го аль­ма­на­ха «Баш­ня», книж­ных серий «Авто­граф» и «Новые име­на». Руко­во­ди­тель Изда­тель­ско­го цен­тра МВГ, зани­ма­ю­ще­го­ся выпус­ком книг орен­бург­ских авто­ров.
Лау­ре­ат Все­рос­сий­ской лите­ра­тур­ной пре­мии име­ни Д.Н. Мамина-Сибиряка, лите­ра­тур­ной пре­мии име­ни П.И. Рыч­ко­ва, два­жды лау­ре­ат откры­то­го Евразий­ско­го кон­кур­са пере­вод­чи­ков.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *