Простые вещи

 АЛЕКСЕЙ ГРИГА 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

*
зелё­ный и серый –
два цве­та
воз­ник­ший из бес­ко­неч­но­сти
лет­ний дождь
никто не пла­чет –
ни он, и ни я
всё мимо­лет­но и пре­крас­но 

*
небес­ный худож­ник
хочет окра­сить почи­нен­ный парус
якорь надеж­ды
остав­лю на бере­гу
там, на бере­гу
китай­цы игра­ют в го
и я здо­ро­ва­юсь с ними
каж­дое утро

*
всю пыль
снёс ливень с вет­вей
и я – такой же моло­дой
но лет мне боль­ше

*
жизнь
бле­стит на солн­це пер­вой кра­пи­вой
чёр­ные липы пом­нят юность мою
я стою у воды
немой и бла­го­дар­ный
кон­чи­лось всё
зем­ля ведет меня к небу

*
чёр­ные полы­ньи
без­дон­ные окна по Сакмаре-реке
я иду в эту ночь
от бере­га к бере­гу
люди –
как снег на поверх­но­сти льда
а вни­зу – глу­би­на
и веч­ное вре­мя

*
над дики­ми гора­ми
с белиз­ной лед­ни­ков
во весь рост
под­нял­ся орел
рас­ки­нув
невоз­му­ти­мые кры­лья
он сто­ял твёр­до
и непо­движ­но
и горы каза­лись
кар­ли­ка­ми
в срав­не­нии с ним
и мы засты­ли в слу­чай­ных позах
уви­дев это
све­ти­ло солн­це
и лёг­кий ветер
тро­гал
сует­ли­вой люб­ви и меч­та­ний
обрыв­ки
в наших руках

*
давай зажжём вели­кую стра­ну
мол­ча­ни­ем невы­ска­зан­ных слов
горя­чий пепел вью­гой заме­тёт
до тош­но­ты обжи­тые дома
на без­на­дёж­ном празд­ни­ке ума
поздравь доро­гой тех, кто не идёт

*
я иду
за тёмно-зелёной водой
по хму­ро­му плё­су осе­ни
и
я зами­раю
почу­яв тихую тай­ну
пер­вых капель дождя

*
ветер сты­нет в око­вах
лишь парус ука­жет путь
куда ему дуть
отец теря­ет сына во тьме
что­бы воз­жечь огонь

*
полен­ни­ца дров
скри­пу­чая дверь
щемя­щий запах тру­хи
и кажет­ся мне – это я
под серой соло­мой
горя­чий комок воро­бья

*
апрель­ской ночью
дождь непре­стан­но шумит
о том, что смерть –
это серд­це мира

*
когда само­цве­ты
всех тво­их дней
собра­ны нитью и
мер­ца­ют у ней на шее
ста­ру­ха
мгно­вен­но пре­об­ра­жа­ет­ся

*
нале­тел огонь
набе­жал огонь
на сухие цве­ты моей памя­ти
рас­пу­сти­лась ночь
над сырой зем­лёй
раз­ве­ла кост­ры моей памя­ти
разо­шлись кост­ры
да по всей зем­ле
да по всей зем­ле, где сто­ит вой­на
разо­шлись кост­ры
где сто­ит вой­на
где взо­шла вина
где огонь пожёг её призрак-свет
где идёт рас­свет
где закля­тье моё
креп­че креп­ко­го неба
и где сло­во моё
креп­че креп­ких оков
и где мыс­ли мои
лег­че лёг­ко­го дыма
и где ворот веков

*
и све­тит Русь окош­ком в снеж­ной пусто­те
и соби­ра­ют по кустам репьи
бро­дяж­ные ора­вы

*
из Шримад-Бхагаватам

боясь меня
дует ветер
солн­це пожа­ром све­тит
боясь меня
Индра дождит
и огонь горит
и смерть чару­ет
боясь меня

*
чёрт посе­лил­ся во всех горо­дах
ухо­дит Дер­су
на даль­ние звёз­ды
видят шама­ны
Чёр­ную Грязь
люди взры­ва­ют­ся
ранят дру­гих
оскол­ка­ми
всё при­зы­ва­ет к мол­ча­нью
и быть осто­рож­ным

*
вет­ре­ной ночью
нет сна и нет мыс­лей
сквозь тол­пу обла­ков
меня
ищет в потём­ках луна

*
рас­сы­па­ны крош­ки
по бело­му сне­гу
для вёрт­ких синиц
и жизнь свою
рас­сы­па­ем
так же

*
ребё­нок захва­чен калей­до­ско­пом
он смот­рит, и он зача­ро­ван
вре­мя свер­ну­лось
вокруг его взгля­да
и там, на дру­гом кон­це
где-то в цвет­ных узо­рах
ты зате­рял­ся

*
я мол­ча про­тя­нул
свою любовь зем­ле
телён­ка сво­е­го
коро­ва обли­за­ла
и я без­мер­но счаст­лив

*
под мел­ким ноч­ным дождём
мок­нут хол­мы и степь
и это – вне вре­ме­ни

*
я выткал пес­ню
в поло­тен­це Млеч­но­го Пути
смот­ри­те вверх, на звёз­ды
там она зву­чит

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

*
и шаг зем­ной мятеж­ной тва­ри
и спо­лох кры­льев вда­ле­ке
и шип желез­ный душу тянет
при­ко­ло­тить к руке
и рвёт­ся дым из дома прочь
и тихо дрем­лет бес­то­лочь

*
и в пусто­те люд­ской густой я зады­ха­юсь
фаль­ши­во ищет­ся зага­доч­ная скре­па
и репа доро­га, но я скреп­ля­юсь
и звёзд­ная доро­га здесь неле­па

и под­по­я­са­ны вра­ньём идут тол­пЫ в поход
несут свои ужас­ные напе­вы
и, спо­ты­ка­ясь, ходит брен­ный хоро­вод
во сла­ву то ли жабы, то ли девы

багор дежур­ный, чтоб достать рас­свет
при­па­сен заго­дя, вот толь­ко неис­пра­вен
одна­ко, мож­но пере­дать все­гда при­вет
и вот уже ты чтим и досто­сла­вен

ну а моя теле­га накре­ни­лась
обо­чи­на во мне сомне­ния рас­тит
стру­гаю коле­со, и кажет­ся
что жизнь моя при­сни­лась
и я смот­рю на пыль

пыль звёз­да­ми бле­стит

*
как лод­ка меся­ца
над при­зра­ком зака­та
в гру­ди затеп­ли­лась душа
и март
нагру­дил сне­га и куда-то
пошёл весне доро­гу раз­ре­шать

*
коль­цо созвез­дий про­дол­жа­ет весе­лить­ся
а ты, во мно­гом видишь ты одно
и стре­лы песен с тем не могут при­ми­рить­ся
что смерть уже гля­дит в твоё окно
а завязь набу­ха­ет ясным све­том
в том, что когда-то назва­лось поэтом

*
грё­зы при­ве­ти­ли
косы Тари­ма
милой улыб­ке тво­ей
мно­гие тыся­чи лет
тыся­чи лет ты небом хра­ни­ма
камень тво­их утрат
пла­мя тво­их побед
в прах и песок
вре­мя смо­ло­ло
сло­во твоё -
как туча рас­ко­ло­та
взгля­ды торо­пят на запад
и слё­зы текут по душе
и ищет рас­свет­ное золо­то
преж­ний народ
на чужом рубе­же

*
и ста­рые любо­ви
ведут тебя во тьму
и ста­рые сомне­нья
вер­нуть да неко­му
и жир­ный город ждёт
при­выч­ных под­но­ше­ний
но вот -
его черёд
изве­дать пыль кру­ше­ний
и бур­ные исто­ки
и дет­ская звез­да
сме­та­ют сме­ло сро­ки
и дышит бороз­да
для семе­ни ино­го
в уве­рен­ной руке
и — цели вда­ле­ке

не назва­но никем
горит над небом сло­во

*
хилые запла­ты
на род­ных доро­гах
заплу­та­ли боги
в наших трёх поро­гах
сон, при­я­тель смер­ти,
с бога­тыр­ских спа­лен
поды­ма­ет веки
кол­лек­тив­ный ста­лин
губо­шлё­пам впо­ру
власт­ные каф­та­ны
пону­ка­ют кошек
мыши-капитаны
скор­чи­лись под гру­зом -
мало воли ели
про­пи­са­ли бесов
оде­ре­ве­не­ли
нало­ма­ет дитят­ко
вето­чек оси­ны
да поста­вит дитят­ко
кре­стик у тря­си­ны
жалост­ли­во песен­ку
запо­ёт, попла­чет
и к иным зате­ям
навсе­гда уска­чет

*
шагаю в туман
дви­же­нье силь­ней -
и сон твой сгу­стил­ся вокруг
шагаю в туман
тра­ва под нога­ми
пла­чет
вет­ка упа­ла в тихом лесу
о чём ты поду­ма­ла?

*
пово­ро­тил­ся небо­свод
ско­ты опять в почё­те
рога­тый вылез ког­тем
наси­лие в сем­на­дцать лет
помин­ки восем­на­дца­то­го года
гулял по обла­кам пожар
сго­рал
закан­чи­ва­лись угли
и какой-то про­хо­жий
ска­зал перед самым кон­цом -
рево­лю­ция — это не Че Гева­ра
рево­лю­ция -
это май­ка с его лицом

*
кри­ча­ла пти­ца незна­ко­мо
леса заве­си­лись тума­ном
что стро­ил ум, судь­бой вле­ко­мый
всё вдруг рас­сы­па­лось обма­ном
и отра­зил­ся взгляд в оскол­ках
сой­дя с недвиж­ной высо­ты
в тот час в сомне­ньях, кри­во­тол­ках
в меч­тах, в стра­стях
нашёл­ся ты

*
и серень­кий рас­свет
рас­плав­лен­ный зарёю
в огне пре­об­ра­же­ния
явля­ет пер­вый взгляд
вес­на, встрях­нув­шись
к ново­му покрою
при­го­тов­ля­ет свой наряд
и веч­ный жаво­ро­нок
сча­стья торо­пы­га
тре­пе­щет тре­ля­ми
воз­но­сит небо­свод
зем­ля лежит
как нача­тая кни­га
и что в кон­це -
уже никто не раз­бе­рёт
там, где ста­ру­ха листьев
накро­ши­ла
и дева юный суд вер­шит
летит, летит несо­кру­ши­мо
засад­ный полк
моей души

*
спря­та­ла степь
табу­ны дере­вень
под выго­рев­шим покры­ва­лом
круж­ка годов
напол­не­на вск­лень
давай, отта­щи всё меня­лам
что судят и рядят
и гим­ны поют
обход­чи­кам сон­ной ота­ры
в горь­кой пыли
где след новый бьют
век выгля­ды­вал ста­рый

*
в облач­ных двор­цах
мы плы­ли над зем­лёй
вни­зу сте­ли­лась степь
вни­зу тол­пи­лись горы
ты смот­ре­ла вдаль
где гори­зонт сму­щал­ся кисе­ёй
и отсту­па­ла спесь
и ути­ха­ли спо­ры
над тихою стра­ной
гар­мо­ния ложи­лась
без­молв­ной музы­кой
в домах теп­ле­ли све­чи
ты смот­ре­ла вдаль
и гори­зонт дро­жал вспу­ха­ю­щей луной
и было всем лег­ко
и начи­нал­ся вечер

*
сви­де­те­ли тебя
рас­ска­жут отра­же­ния свои
сви­де­те­ли тебя
запом­нят толь­ко узнан­ные мыс­ли
сви­де­те­ли тебя
непо­гре­ши­мо над тобой навис­ли
гром­ко­го­ло­сые
сви­де­те­ли тебя

*
степь свет­ла
про­зра­чен воз­дух
мяг­кое теп­ло лучей
так сен­тябрь дарит роз­дых
после рас­ка­лён­ных дней
плё­сы выгну­ты дугою
обме­лев­шая река
при­го­то­ви­лась к покою
ста­ла тихою тро­пою
пря­мо в обла­ка

*
на баш­нях в колю­чей сте­пи
горят под­зем­ные духи
какие изыс­ки судь­бы
таят­ся в гла­зах поби­ру­хи?
рушит­ся гнев­ный порог
пря­чет­ся в кам­ни гадю­ка
под мелом начер­тан­ный крест
нагнув­шись вхо­жу я без сту­ка
над­мир­ные све­тят­ся нити
мож­но лететь — дого­ни­те!
высох неве­стин венок
пока соби­ра­ли оброк
вот кор­чит­ся листья­ми осень
вот тянет­ся тон­кий ручей
и пью я, взыс­куя исто­ка
и в небе пустом толь­ко облак ничей

*
сто­ит кос­ма­тая судь­ба
за тём­ны­ми куста­ми
и удив­лён­но кажет — ба!
как неожи­дан­но
всё, что слу­чи­лось с вами!
Пле­я­ды сгру­ди­лись
в гада­тель­ной гор­сти
вот-вот сорвут­ся с небо­сво­да
что­бы ско­рее вести отвез­ти
и пошат­нуть осно­вы ого­ро­да
когда пол­зёшь по кро­ли­чьей норе
все­гда сле­ди, что в боко­вых про­хо­дах
мель­ка­ют тру­пы дней в кален­да­ре
кос­ма­тая судь­ба
при­сут­ству­ет при родах

*
ночь выда­лась тёп­лой
луна — вели­кой
я пом­ню тебя улыб­кою зыб­кой
флей­той в Кар­пат­ских горах
там, за буг­ра­ми веков
маль­чи­ка мама зовёт
там, за буг­ра­ми веков
заво­ро­жён­но­го, перед рас­све­том

янтар­ная кап­ля души
оста­лась там навсе­гда

- милень­кий мой,
идём же домой…
тыся­че­ле­тий узо­ры
сто­ят Кар­пат­ские горы

*
вечер звёзд­ный
вре­мя на вес­ну
я метео­ром небо полос­ну
и хлы­нет радость
ост­рая
как смер­ти поце­луй
и хлы­нет радость
та,
что в муках откры­ва­ет­ся дво­им
и не таим
при­выч­кой
тугой фон­тан в откры­той ране
вес­на запла­чет
это зна­чит -
любовь замёрз­шей птич­кой
лежит в моём кар­мане

*
некто
веч­но сидя­щий за сто­ли­ком
в тём­ном даль­нем углу
веч­но в гостях, жду­щий
жую­щий одно­об­раз­ную пищу
все­гда
в поис­ках ответ­но­го взгля­да
что же ты ска­жешь
когда
она уми­ра­ет в пустыне

бомж
воня­ю­щий, при­я­тель коро­лей
цедя­щий вос­по­ми­на­ния
в круж­ку забве­нья
без­зу­бый ками­кад­зе
на чей голос
огля­ды­ва­ют­ся воро­ны
что же ты ска­жешь
когда
она уми­ра­ет в пустыне

 

инде­ец
без роду и пле­ме­ни
с хит­рым при­щу­ром
гля­дя­щий с хол­ма
на город белых людей
хра­ня­щий
им не нуж­ные тай­ны
что же ты ска­жешь
когда
она уми­ра­ет в пустыне

 

где были вы
когда
она уми­ра­ла

*

быть может
все мои сти­хи
сме­тёт весё­лый двор­ник
и толь­ко девуш­ка
с зем­ли возь­мёт одно
чтоб засу­шить его
сре­ди листов
сво­ей люби­мой кни­ги

*
кто мои подру­ги — липа да оси­на
кто мой побра­тим — ветер-шалопай
пти­ца в обла­ках так плы­вёт кра­си­во
так летит кра­си­во
пря­мо в свет­лый рай


Алек­сей ГРИГА: «Посколь­ку я не счи­таю своё твор­че­ство лите­ра­ту­рой, поэ­зи­ей, а, ско­рее, запис­ка­ми путе­ше­ствен­ни­ка, путе­вым днев­ни­ком, то, соот­вет­ствен­но, вся моя био­гра­фия нахо­дит­ся в моих сти­хах и пес­нях. И с года­ми про­ис­хо­дит мед­лен­ное пре­вра­ще­ние из точ­ки, бре­ду­щей по доро­ге вре­ме­ни, в про­тя­жён­ную поло­су тума­на на этой доро­ге».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *