Крылан

 АНДРЕЙ ЮРЬЕВ 

Крылан

Кры­лан — пти­ца моя
Уле­та­ет в края,
Те, где я не бывал.
Кро­вью бьет­ся клю­чом
Над про­би­тым пле­чом,
Чер­но­крыл, гла­зом ал.
Кли­чет шум­но­го мать,
Не зама­нит — искать
Руко­кры­лым под стать.

Как вза­сос тиши­ной
Заце­ло­ван… Шаль­ной,
Не пой­мет, что со мной.
Под небес­ный шел мост,
Толь­ко пья­ный свет звезд
Гла­зу пить не при­шлось -
Уж мозоли-зрачки
Лечат жел­ты очки -
Ржав­ле­ны медяч­ки…

Смя­тый смех — на про­стор,
Весе­лит чум­ной взор
За спи­ною раз­дор.
Нам бы в утро, в рань,
Но по снам, по углам
Шарит жад­ная длань.
Он в голод­ную хмарь,
А я Божья, но тварь,
Не отпет…

Свеч не зажечь -
Угод­ным сбе­речь…
Зву­ку неметь -
Молить­ся не сметь…

Брат по крови

Я зари чер­вон­ной,
Может быть, дождусь…
Черк­нет черв­лё­ным блеск -
Одно­му счер­нит­ся вдруг:
«Идем, пора!» -
Зовут домой,
Желан­ный звук.
Окном, рекой да сном
Швыр­нет­ся в ноги Муть…

Смот­рел в гла­за дождям,
В день падал ниц.
В руках схо­ро­нен дым,
Да шум рес­ниц.
С кем Был — пусть вскрик­нут,
Те, с кем Шёл, — слёз не про­льют,
Зачем? Ведь пом­нил сон:
«Всё одно, вез­де най­дут!»

Теперь лишь в спи­ну грай,
Да пули влёт.
Ворвал­ся б в строй­ность стай -
Да кто ж его там ждёт?
Брат по кро­ви,
С чёр­ным хри­пом
В сожжён­ной гру­ди -
Звон­кой зарей, вет­ром сип­лым, -
Пом­нишь свой Дом?
Так лети!

 

Колыбельная для Марии

Я так люб­лю в час излу­нья
Вле­тать в твои окна
И любо­вать­ся взма­хом рас­те­рян­ным рук,
Нашед­ших, что вре­мя собрать­ся, не ждать, -
Уже ищут Лиш­них, -
По пер­во­му солн­цу сле­ды
В лихо­тра­вье кидать…
Я так люб­лю…

Я так люб­лю отра­жать­ся
В утрен­них лужах,
Когда ты идешь со мной рядом,
Чуть даль­ше, чем Тень…
До даль­ней излу­ки,
До Стен Без Про­ще­нья,
Где вымерз­нут руки,
Где льдят­ся, искрят­ся,
И с троп зар­ниц ждут гостей…
Я так люб­лю…

Я так люб­лю рас­сти­лать
Дым­ные тан­цы
Вкруг хруп­ких рук
Той, что Моё бере­жёт.
Обвет­рен­ный сол­неч­ным,
Брыз­нет­ся смех
Под нерв­ные паль­цы:
«Ска­жи, ведь никто нас здесь
Уже не най­дёт?»
Я так люб­лю про­сы­пать­ся
На холод­ном полу,
Я так люб­лю про­сы­пать­ся,
Я так люб­лю будить тебя…
Я так люб­лю будить тебя…

 

Город во сне

Город во сне,
Золо­том тишь,
Вопли огней -
Что ж Ты мол­чишь?
Может, я счаст­лив…

Скре­жет ког­тей,
Высеч­ка губ
Искра­ми рдеть
Будет в испуг.
Выскольз­нет свет -
Искры в гла­за,
Зву­ку неметь,
И не ска­зать:
«Может, я счаст­лив?»

Выве­рен путь -
Солн­це в лицо,
Но обер­нусь
Я на твой зов.
Город во сне,
Золо­том тишь,
Тень на стене -
Что ж ты мол­чишь?
Может, я счаст­лив…

 

От Солнца до Солнца

памя­ти Янки Дяги­ле­вой

Когда я при­ду, Ты не вспом­нишь меня
И мол­ча ука­жешь на Дверь,
И я воз­вра­щусь, но кто зна­ет, что я
Про­был здесь сто тысяч недель?

От солн­ца до солн­ца,
От дыма до дыма
Тени желан­ных про­но­сят­ся мимо.
От окон до окон,
От дома до дома
Стран­ной любо­вью к доро­ге ведо­мый.
От сло­ва до сло­ва,
От взгля­да до взгля­да
Солн­це искать — чего еще надо?

Ведь меж тра­вой и зака­том
Лишь лету­чие мыши,
Меж­ду мной да тобой
Толь­ко те, кто не слы­шит.
Меж дру­зья­ми до гро­ба
Бес­про­буд­ная пьян­ка,
Меж мостом да рекой:
«Кто ты такой, кто ты такой?»

Листья­ми б выстлать,
Ков­ра­ми по ямам,
Доро­гу в тот дом,
Где не ста­нешь незва­ным,
От спич­ки до спич­ки
Пол­зу огнем пья­ным,
По ста­рой при­выч­ке, -
Суше­ным бурья­ном.
От дру­га до дру­га,
От две­ри до две­ри,
И сно­ва по кру­гу,
Пока тебе верят,

Что меж тра­вой да зака­том
Лишь лету­чие мыши,
Меж­ду мной да тобой
Толь­ко те, кто не слы­шит.
Меж дру­зья­ми до гро­ба -
Бес­про­буд­ная пьян­ка,
Меж мостом да рекой -
Окрик «Постой!», окрик «Постой!».

А здесь меж тра­вой да зака­том
Лишь лету­чие мыши,
Меж­ду мной да тобой
Толь­ко те, кто не слы­шит.
Меж про­ща­ньем и «здрав­ствуй»
В дым клу­бит­ся нена­стье,
Ни за грош, ни с остраст­ки
В смех улыб­ку изляс­кать…

 

Хэй, брат!

Хэй, брат!
Утро рот разо­рвет
Свин­цо­вым дождем.
Хэй, брат!
Новый день, свет вез­де -
Это быть беде!
Хэй, мать!
Как бы знать, да не ждать…
Теперь подо­ждем
Под дождем -

Кто на сте­ну
На три бук­вы,
Кто на трав
Ковер пожух­лый,
Вый­дешь к Солн­цу,
Ста­нешь ждать -
Утром пепел лишь видать…

Хэй, брат!
Лишь бы не лечь
Пря­мо в печь
Буй­ной голо­вой,
Хэй, брат!
Где ты есть?
Дай мне весть -
Зна­ки голов­ней.
Хэй, мать!
Как бы спать,
Не играть
С Блед­ной в прят­ки,
Знать отгад­ки -

Кто на сте­ну, на три бук­вы,
Кто на трав ковер пожух­лый.
Вый­дешь к Солн­цу,
Ста­нешь ждать -
Утром пепел лишь видать…

Хэй, ты рад?
Мор и глад.
Будь же свят и про­клят!

 

Ты странен

Ты стра­нен на вид,
Стра­нен на шаг как
Рву­щий­ся серд­цем
На све­жесть и хмарь.
Бро­шен­ный в день
Тенью без цели -
Кто здесь посме­ет
Срав­нять­ся с тобой?

Ска­жи ей:
«Открой дверь,
Смот­ри мне вслед.
Пусть смер­ды Солн­ца
Гиб­нут здесь!
Смот­ри мне вслед,
Как кро­вью врос
Я в Хор­са песнь!»

Так что нам терять?
Здесь лип­кие вёс­ны,
Сби­тые дёс­ны,
Да падаль огней…
День кра­шен в чернь,
Солн­це — изгой,
Как ты, в это утро
Ушед­ший со мной..

Ком­по­зи­ция «Ты стра­нен» реко­мен­до­ва­на Вяче­сла­вом Буту­со­вым ко все­об­ще­му про­слу­ши­ва­нию и нахо­дит­ся так­же в досту­пе на сай­те груп­пы «Ю-Питер» в раз­де­ле «Под кры­лом»: http://www.u-piter.ru/recommend

 

Танцы на костях костров

[Твой] Взгляд горит в моих руках,
Обжи­гая мои губы,
Похо­ро­нен­ный в кострах
Вновь зовет сквозь дыма клу­бы.
Этим паль­цам обго­ре­лым
Не сдер­жать моей руки!
Тан­цы на костях кост­ров…
Ярый жар от мут­ных скрыл
Тан­цы на костях кост­ров!

Жжё­ны дни, палё­ны ночи…
Мне сго­реть бы, а не тлеть!
Солн­це — Мать, но Воз­дух — отчим, -
Мне дождя лишь дарит плеть.
Этим паль­цам обго­ре­лым
Солью в кровь — хру­сталь росы.
Тан­цы на костях кост­ров,
Я устал огня про­сить!
Тан­цы на костях кост­ров…

То ли хрип зари у ног,
То ли пляс­ка ног в пет­ле.
Всё, что мож­но было, сжёг,
Да вдруг нача­ло свет­леть.
Этим паль­цам обго­ре­лым
Всё богат­ство — пепел звёзд…
Тан­цы на костях кост­ров…
Всё, что мог. Тебе при­нёс -
Тан­цы на костях кост­ров!

 

Колыбельная для Александры

Ляг, не тре­вожь­ся лишне,
Паль­цы отдай в нево­лю.
Если не пом­нишь мол­ча -
Буду шеп­тать неслыш­но:
«Про­сто тан­цуй и грей­ся,
Бей­ся в руках раз­доль­но,
Про­сто тан­цуй и грей­ся,
Обер­ну­тая в ладо­ни!»

Пусть небо не ляжет в кры­лья -
Нам скрыть­ся лебя­жьей белью,
Пусть ночь не обвя­жет соньем
И сго­нит опять в без­домье -
Всё же тан­цуй и грей­ся,
Нам до рас­све­та доля.
Всё же тан­цуй и грей­ся,
Пока я до солн­ца волен

Быть чуть про­зрач­ней мерт­вых,
Немно­го смеш­ли­вей Смер­ти,
Несме­лою мерой про­сто
Про­стить и прой­ти за вёс­ны
Те, что тан­цу­ют, грея,
Плес­ком, изле­сьем, скло­ньем,
Те, что несут, робея,
Обер­ну­тую в ладо­ни!

Вый­ди Неве­стой Вести,
Ведая вид­ных лишь вет­ру.
Ляг и мол­чи в ладо­нях,
Пусть будет так как пом­нишь  -
Будь чуть пони­же пеп­ла,
Пеп­ла рас­стре­лин Солн­ца.
Ляг же, мой свет, под падаль,
Пусть нас при­да­вит Цве­тью…

Жен­щи­на с засне­жен­ной улыб­кой,
Дья­вол будет за тебя в наш час…

 

Старый друг

Эй, ста­рый друг,
Со мной похо­жий!
Чьих солнц теперь
Свет путь твой сло­жит?
Может, ты мёртв?
Так я ведь тоже -
Шёл- не дошёл…
Кого тре­во­жит?

Спьяну-то смех
Сой­дет за радость.
Вый­дешь — а как
С тре­во­гой сла­дишь? -
Пляс­ки пля­сать
В послед­нем чистом -
Вскрик­ни за нас,
На серд­це быст­рых!

Да всё кру­жит и манит кле­тью -
Суту­лость вре­зать в тьму, тес­нясь.
Шаг­нешь — никто и не заме­тит,
Чему решил­ся изме­нять…

Может, вер­нем­ся?
Ведь серд­це сты­нет -
Кто ж там смах­нёт
С ресниц-то иней?
Жду­щих хра­нить,
Теря­ясь в тем­ном,
Высвет­лить нить
В Две­рей про­ёмы.

Да всё кру­жит и манит кле­тью -
Суту­лость вре­зать в тьму, тес­нясь.
Шаг­нешь — никто и не заме­тит,
Чему решил­ся изме­нять…

 

Поцелуй

Нам не ста­нет луч­ше,
Кань в наш рук ручей.
Здесь тиши­на неду­жит,
Шепо­том истлев -
«Поищи, я пря­чусь
На дне теп­ло­ты!»
Обла­чив­шись сча­стьем
Ко мне идешь ты,
Поце­луй меня!

Через капель угли
Вью­жит невод рук,
А мне все­го лишь нуж­но
Было — раз вдох­нуть,
Но в колод­це неба
Тонет мой порт­рет,
Жёст­ким звон­цем креп­нет
Звук, маня­щий греть -
«Поце­луй меня!»

Нам не ста­нет луч­ше,
Кань в наш рук ручей,
В зыб­кий омут,
Ну же, про­тя­ни раз­рез
От края до края
Немой теп­ло­ты -
Может, и узна­ешь,
Как мой тре­пет стыл.
Поце­луй меня!

 

Змея

Меня за пенис уку­си­ла змея,
Род­ная, нуж­но, высо­сать яд.
Я знаю, что стыд­но,
Что люди гля­дят,
Но надо, лада, а то я умру,
Сдох­ну как тварь,
Как зверь-свиристель,
И встре­чу Его,
У Белой Сте­ны.
У Белой Сте­ны -
Мастер обли­чий и выцвет­ших дней,
У Белой Сте­ны…
Меня за пенис уку­си­ла змея,
Род­ная, нуж­но высо­сать яд,
Я знаю, что стыд­но, что люди гля­дят,
Но надо, лада, а то я умру,
Сдох­ну, как тварь,
И встре­чу Его
У Белой Сте­ны, -
Гла­ша­тай Безумья, Кон­вой­ный Тос­ки
У Белой Сте­ны.
У Белой Сте­ны
Рва­ных шагов сплеть
От сро­ка до сро­ка
У Белой Сте­ны.
У Белой Сте­ны
При­гла­ше­нье на казнь,
Крас­ный цилиндр*
И изги­бы во тьме -
По кри­ку за метр,
А отме­рять не тебе
Лас­ки здеш­ней сво­бо­ды…
Пой­дем со мной!
Огля­нись по сто­ро­нам,
Обер­нись в шелк рас­све­та
И встань со мной до бес­край­них солнц,
Иди, без име­ни и сле­дов!
Пой­дем со мной!
Смот­ри — излу­нье.
Смот­ри — листья выстла­ли доро­ги через ямы,
Смот­ри!
Смот­ри -
Я сажаю тебя на мое пле­чо
И шагаю выше пога­шен­ных мною звёзд
Сквозь ужас ночи
И смот­рю на мир гла­за­ми мол­нии,
Пой­дем!
Я пока­жу тебе все обли­чья Змеи,
Пока­жу, как она гре­ет­ся на исхо­де Солн­ца
И наблю­да­ет зре­ли­ще Рею­щей, моей Лады,
Зре­ли­ще Рею­щей,
Рас­сы­па­ю­ще­е­ся опа­ла­ми в истеп­лив­шем­ся небе,
Пой­дем!
Я научу тебя тан­цу Змеи, Тан­цу Веч­но Воль­ных,
И Несу­щие Синь
Награ­дят тебя име­нем — Неве­ста!
Неве­ста вести о надеж­де,
И ты узна­ешь,
Ты узна­ешь Лицо
Пожи­ра­ю­щей Без­дну Дней…
Ты узна­ешь Лицо
Пожи­ра­ю­щей Без­дну Дней…

Пой­дем со мной…
Не хочешь?
Встреть меня
В послед­нем авто­бу­се,
В авто­бу­се к Солн­цу,
На зад­нем сиде­нье
В обним­ку с Цве­те­ньем
И лас­ко­вым пеньем
«Хай­я­и­я­ио!»
Не хочешь?
А может быть, ты еще не зна­ешь? -
Я встре­тил Его
В опу­стев­шей квар­ти­ре,
Он плю­нул в гла­за зер­каль­ной пылью,
Я спро­сил в упор:
«Куда ты собрал­ся?»**
Он отве­тил мне:
«Тебя ниче­го не ждет,
И ты зна­ешь это».
Меня ниче­го не ждет,
И я знаю это.
Сде­лай Это!
Пото­му что когда Они спро­сят тебя: «Где он?» -
Что ты отве­тишь Им?
Лги лгу­ня­во,
Кань кана­вой,
Напу­гай — купа­вой мерт­вой стань!
Мне-то про­ще -
Сво­ры гон­чих
Взя­ли след,
Но я на Солн­це вздет
Вью­щи­ми бред
О Неж­ных,
Пью­щих жур­ча­щий све­тель…
Два­дцать пер­вая зима
Све­ла меня с ума***…

«ТИХО!!!»
Повер­нул­ся к Солн­цу и вышел.

___________

*см. В. Набо­ков, «При­гла­ше­ние на казнь»
** слу­шай­те Д. Ревя­кин, «Чест­ное сло­во»
*** слу­шай­те В. Цой, «Город»

 

%d0%bb%d1%81

Сле­ва напра­во — Евге­ний Биряль­цев (соло-гитара), Сер­гей Зей­кин (удар­ные), Дмит­рий Жигу­лин (гита­ра, мело­ди­ка), Андрей Новак (бас), Андрей Юрьев (голос, лири­ка).


ЮРЬЕВ Андрей Ген­на­дье­вич родил­ся в 1974 году в Печо­ре (Рес­пуб­ли­ка Коми), в 1996 году окон­чил элек­тро­тех­ни­че­ский факуль­тет Орен­бург­ско­го госу­ни­вер­си­те­та, рабо­тал дизайнером-верстальщиком в орен­бург­ских газе­тах и в Фон­де Эффек­тив­ной Поли­ти­ки (Москва).
С 1993 по 1995 год – вока­лист и автор тек­стов песен груп­пы «Лич­ная Соб­ствен­ность». Лау­ре­ат спе­ци­аль­но­го дипло­ма «За фило­со­физм лири­ки» област­но­го поэ­ти­че­ско­го кон­кур­са «Яиц­кий Мост – 96». Повесть «Те, Кого Ждут» вошла в сбор­ник «Про­за – то, чем мы гово­рим» (Сара­тов, 2000), пуб­ли­ка­ции в газе­те «Орен­бур­жье» и аль­ма­на­хах «Баш­ня», «Гости­ный двор». Побе­ди­тель кон­кур­са «Орен­бург­ский край — XXI век» в номи­на­ции «Авто­граф» в 2014 году, при­зом ста­ло изда­ние отдель­ной книж­кой пове­сти «Юрки­ны беды».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *