Пародии

 СЕРГЕЙ САЛДАЕВ 

* * *

Я опоздал на два часа,
Мои часы спешат на десять,
Мои глаза не могут взвесить,
Насколько смерть моя чиста.
Евгений Баженов

Пошел купить себе сальца,
Мои часы спешат на десять,
И мне гвоздей не могут взвесить
Два ошалевших продавца.
Я опоздал на два часа,
Купил гвоздей с широкой шляпкой,
Теперь хожу домой с оглядкой,
Как будто совесть нечиста.
Мои глаза не могут взвесить,
Нельзя уже рукам смотреть,
Как уши будут песни петь,
Язык ногами куролесить…

* * *

Ты в легкомыслии погряз.
Куда тебя несет?
Зачем ты любишь все подряд
И зол на всё про всё?
Зачем в стихах твоих сверчок,
Печаль в глазах коров?
Зачем ты о любой сучок
Царапаешься в кровь?
Владимир Одноралов

Кто не ласкал в степи коров,
Едва ль меня поймет.
Зачем ты лупишь комаров,
Зачем не любишь мед?
Сучком корявым ты зачем
Пускаешь кровь свою?
Зачем не любишь ты совсем
Любимую семью?
С утра до ночи напролет
Всё плачешь и грустишь.
Зачем такой судьбы излет?
Ложись поспи, малыш…

* * *

С тобой, с тобой, о юное создание,
Я снова молод и на многое готов,
Стремясь продлить волшебное свидание,
Ушедшей юности нетающий остов.
Андрей Редин

О подари мне нежное лобзание
И волшебства не пожалей для нас,
И пролонгируй первое свидание,
Ушедшей юности не разбирай каркас.

Я снова молод, к подвигам готов,
Мне снова славных восемнадцать лет.
Приди в объятья, ангел дивных снов,
И обними мой молодящийся скелет.

* * *

О пашни, надо мной вершите суд,
Летите в борозды, слова мои, скорее,
И ямбы грубые на пашне прорастут,
Заколосятся хореи.
Геннадий Харчилин

Коль скоро пожиганистей поэму
Верстальщик позасеет поскорей,
Поднимутся под солнцем лотаэды
И подрастет развесистый спондей.

А по весне, как дактиль прилетит,
Ужо взойдет анапест наш родимый.
Глядишь и зазвенит духмяный стих,
Классический, метрический, озимый.

* * *

Предупреждений молча бесполезных
Каскад не в такт. Уже в который раз…
Спокойный взгляд холодной серой бездны
Из‐под ресниц больших красивых глаз.
Инна Игнаткова

Тебя предупреждали молча.
Бесполезно. Не слышишь фраз.
Ударила пучины чинной толща
По призме недостроенных террас.

Каскад не в такт. Задумалась пучина
Над редкостною силой белендряс.
А ты попробуй разбери, мужчина,
Что напечатали – уже в который раз.

* * *

Заведи меня – как кота.
Кот в квартире – необходимость
И на счастье, и просто так.
Мне котом твоим быть приснилось.
Михаил Конев

Заведи меня – как скота.
Скот в хозяйстве – необходимость.
Дам я мяса и молока,
Много дам – лишь бы ты гордилась.

Шасть на выставку – мне медаль,
Чтоб от счастья ты вся лоснилась.
Одного только мне и жаль:
Быть скотом твоим мне приснилось.

* * *

А вот еще был случай: когда я переходил дорогу,
На светофоре с тросточкой стоял Бог. Он был слепой.
И я помог Богу
Преодолеть перекресток.
Редкая удача – хоть пой
«Аллилуйя», невзирая на отсутствие слуха.
Но, видимо, Бог был еще и глух, или сердце его было глухо –
Всё очень просто.
А иначе – откуда такая тоска
Во взгляде бессмертной небесной царицы?
И под настроение две рифмы:
Гробовая доска
И вышеупомянутые вороны – черные птицы.
«Первый снег (эсхатология)»
Евгений Бушмакин

Со мной происходили эсхатологические случаи.
И не как последствия перепоя или курения анаши.
Хотя я уже всех замучил,
Это удача для экзегета.
Хоть пой, хоть попляши,
Фламенко при полном отсутствии такта
Есть подобие обвала или теракта.
Все очень просто:
Амплитуда рассудка – такая тоска,
Вафля – это пчелиные соты.
И под настроение две рифмы:
Пирсинг для соска
И лежбище для одинокого бегем(ота).

* * *

Нет, я стихов своих не сочиняю,
Они звучат в дождях и снежную пургу,
Они лежат кругом, а я их собираю,
Вот только ровно сложить не могу.
Василий Новоженин

Акын сказал (акыну доверяю,
Его ослушаться совсем я не могу):
– Стихи звучат вокруг, звучат, не умолкая,
Шумят в степях, свиваются в пургу.

Так я своих стихов не сочиняю,
Слова, как ягодки, созрели на лугу,
Они лежат кругом, а я их собираю.
Куда их ложить – знать я не могу.

* * *

Мне неподвластны тайны мирозданья,
Однако взгляд мой зорче, чем радар:
Я вижу сквозь цветенье увяданье,
А в жизни – смерть. Зачем мне этот дар?
Надежда Емельянова

Не избежать мне горького признанья:
Я вижу сквозь глубины темных вод,
Я вижу на большие расстоянья.
Не человек – бинокль и эхолот.

И, как сказал когда‐то мой учитель,
Есть у меня на все в запасе дар,
И может даже, я – огнетушитель,
Летящий на невиданный пожар!

* * *

Вот опять ледоход, и плывут облака
По бездомному небу, как белые льдины,
Вот, нежаркому солнцу подставив бока,
На бахче дозревают арбузы и дыни.
Антон Железный

Вот опять ледоход, и плывут облака
По веселому небу, как спелые дыни.
Что за сорт бахчевых высеваю, не знаю пока,
Только каждый сезон страшно мучаюсь ими.


Сергей Александрович САЛДАЕВ родился в 1963 году в Оренбурге. Историческое образование получил в Оренбургском педагогическом институте, музейное – в Санкт‐Петербургском институте культуры, занимался текстологией, старославянским языком. Заведующий отделом Великой Отечественной войны Оренбургского областного историко‐краеведческого музея (выставочный комплекс «Салют, Победа!»). Стихотворные пародии на оренбургских, московских, тольяттинских, пермских поэтов публиковались в оренбургской прессе, в литературном альманахе «Башня». В 2006 году выпустил книгу пародий «Здорово, братцы тараканы». Член Союза российских писателей. 

Shares

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *