И еще пародии

 СЕРГЕЙ САЛДАЕВ 

* * *

Ты в лег­ко­мыс­лии погряз.
Куда тебя несет?
Зачем ты любишь все под­ряд
И зол на всё про всё?
Зачем в сти­хах тво­их свер­чок,
Печаль в гла­зах коров?
Зачем ты о любой сучок
Цара­па­ешь­ся в кровь?
Вла­ди­мир Одно­ра­лов

Кто не лас­кал в сте­пи коров,
Едва ль меня пой­мет.
Зачем ты лупишь кома­ров,
Зачем не любишь мед?
Суч­ком коря­вым ты зачем
Пус­ка­ешь кровь свою?
Зачем не любишь ты совсем
Люби­мую семью?
С утра до ночи напро­лет
Всё пла­чешь и гру­стишь.
Зачем такой судь­бы излет?
Ложись поспи, малыш…

* * *

Заве­ди меня — как кота.
Кот в квар­ти­ре — необ­хо­ди­мость
И на сча­стье, и про­сто так.
Мне котом тво­им быть при­сни­лось.
Миха­ил Конев

Заве­ди меня – как ско­та.
Скот в хозяй­стве – необ­хо­ди­мость.
Дам я мяса и моло­ка,
Мно­го дам – лишь бы ты гор­ди­лась.

Шасть на выстав­ку – мне медаль,
Чтоб от сча­стья ты вся лос­ни­лась.
Одно­го толь­ко мне и жаль:
Быть ско­том тво­им мне при­сни­лось.

* * *

О паш­ни, надо мной вер­ши­те суд,
Лети­те в бороз­ды, сло­ва мои, ско­рее,
И ямбы гру­бые на пашне про­рас­тут,
Зако­ло­сят­ся дикие хореи.
Ген­на­дий Хому­тов

Коль ско­ро пожи­га­ни­стей поэ­му
Вер­сталь­щик поза­се­ет поско­рей,
Под­ни­мут­ся под солн­цем лота­э­ды
И под­рас­тет раз­ве­си­стый спон­дей.

А по весне, как дак­тиль при­ле­тит,
Ужо взой­дет ана­пест наш роди­мый.
Гля­дишь – и зазве­нит дух­мя­ный стих,
Клас­си­че­ский, мет­ри­че­ский, ози­мый.

* * *

А вот еще был слу­чай: когда я пере­хо­дил доро­гу,
На све­то­фо­ре с тро­сточ­кой сто­ял Бог. Он был сле­пой.
И я помог Богу
Пре­одо­леть пере­кре­сток.
Ред­кая уда­ча – хоть пой
«Алли­луйя», невзи­рая на отсут­ствие слу­ха.
Но, види­мо, Бог был еще и глух, или серд­це его было глу­хо –
Все очень про­сто.
А ина­че – отку­да такая тос­ка
Во взгля­де бес­смерт­ной небес­ной цари­цы?
И под настро­е­ние две риф­мы:
Гро­бо­вая дос­ка
И выше­упо­мя­ну­тые воро­ны – чер­ные пти­цы.
«Пер­вый снег (эсха­то­ло­гия)»
Евге­ний Буш­ма­кин

Со мной про­ис­хо­ди­ли эсха­то­ло­ги­че­ские слу­чаи.
И не как послед­ствия пере­поя или куре­ния ана­ши.
Хотя я уже всех заму­чил,
Это уда­ча для экзе­ге­та.
Хоть пой, хоть попля­ши,
Фла­мен­ко при пол­ном отсут­ствии так­та
Есть подо­бие обва­ла или тер­ак­та.
Все очень про­сто:
Ампли­ту­да рас­суд­ка – такая тос­ка,
Ваф­ля – это пче­ли­ные соты.
И под настро­е­ние две риф­мы:
Пир­синг для сос­ка
И леж­би­ще для оди­но­ко­го беге­мо­та.

* * *

Мне непод­власт­ны тай­ны миро­зда­нья,
Одна­ко взгляд мой зор­че, чем радар:
Я вижу сквозь цве­те­нье увя­да­нье,
А в жиз­ни – смерть. Зачем мне этот дар?
Надеж­да Еме­лья­но­ва

Не избе­жать мне горь­ко­го при­зна­нья:
Я вижу сквозь глу­би­ны тем­ных вод,
Я вижу на боль­шие рас­сто­я­нья.
Не чело­век – бинокль и эхо­лот.

И, как ска­зал когда-то мой учи­тель,
Есть у меня на всё в запа­се дар,
И может даже, я – огне­ту­ши­тель,
Летя­щий на неви­дан­ный пожар!

* * *

Зим­ний вечер. За окна­ми вью­га.
Хло­пьев белых летит белый рой.
Я бесе­ду веду с дав­ним дру­гом
О Рос­сии судь­бе непро­стой.
Вспо­ми­на­ем мы древ­ние бит­вы,
И я вижу в беле­сых сне­гах,

Как варя­ги не раз были биты,
Как мон­го­лы бежа­ли от нас.
Юлия Черт­ко­ва

Я живу, весе­лясь, не ску­чая,
Поде­люсь, если хочешь, с тобой
По-простому, за чаш­кою чая
О Рос­сии судь­бе непро­стой.
Вспо­ми­на­ем мы древ­ние бит­вы,
Как Батый, при­ска­кав­ши с ордой,
Убе­жал, рас­те­ряв­ши пожит­ки,
Весь напу­ган­ный, рыжий и злой.
Зим­ний вечер. За окна­ми вью­га.
И я вижу: в кро­ва­вых сне­гах
Три варя­га, три бра­та, три дру­га –
Все в соп­лях, синя­ках и сле­зах!

* * *

Себя лома­ла и пере­ла­мы­ва­ла,
Свой мозг сомне­ни­я­ми изво­ди­ла.

Такое было, но, вид­но, мало,
Сей­час, спа­си­бо, уж отпу­сти­ло.
Ека­те­ри­на Сми­ти­ен­ко

Пере­пел­ка пере­пе­лен­ка ко мне при­во­ди­ла.
Как она нер­вы мне истре­па­ла!
Сей­час, спа­си­бо, уже отпу­сти­ло,
А то стра­да­ла я. Как я стра­да­ла!

Пере­пе­ле­ны­ва­ла, да не пере­пе­ле­на­ла
На софе, сидя меж подуш­ка­ми.
А когда от пере­пе­ла я совсем уста­ла,
То пошла по шос­се – в мага­зин за суш­ка­ми.

* * *

…В небе сумрач­ном опас­но,
И звез­да летит на ощупь.
Бор пол­ноч­ный тих и стра­шен,
Зги не вид­но, я одна!
Пом­ню, как во тьме такой же,
У погиб­шей в топи рощи
К нам обрат­ной сто­ро­ною 
Повер­ну­лась вдруг луна.
Ната­лья Кожев­ни­ко­ва

Жизнь – такая шту­ка, Мэри!
В небе сумрач­ном опас­но,
Там звез­да пол­зет на ощупь.
Что звез­да – на солн­це пят­на!
Но быва­ет и такое…
Как-то ночью у сарая
Шла, на месяц засмот­рев­шись,
Вдруг во тьме со страш­ной силой
Граб­ли с гряд­ки под­ня­лись!


10 запо­ве­дей

не ешь ябло­ка
не смот­ри в окно
не дер­жи меня за руку
не читай моих книг
не пей мой кофе
не носи моей одеж­ды
не дыши мне в ухо
не зво­ни мне по ночам
не давай мне денег
и нико­гда не воз­вра­щай­ся в пустой дом, 
что­бы загля­нуть в зер­ка­ло. 
Дмит­рий Ким

Не шатай тру­ба
Не счи­тай бак­шиш
Не драз­ни моя вер­блюд
Не тор­гуй моя урюк
Не ходи сюда-туда
Не мотай моя чал­ма
Не садись моя ишак
Не копай моя арык
И твоя не про­си моя калым –
Моя есть три жена!


Сер­гей Алек­сан­дро­вич САЛДАЕВ родил­ся в 1963 году в Орен­бур­ге. Исто­ри­че­ское обра­зо­ва­ние полу­чил в Орен­бург­ском педа­го­ги­че­ском инсти­ту­те, музей­ное – в Санкт-Петербургском инсти­ту­те куль­ту­ры, зани­мал­ся тек­сто­ло­ги­ей, ста­ро­сла­вян­ским язы­ком. Заве­ду­ю­щий отде­лом Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Орен­бург­ско­го област­но­го историко-краеведческого музея (выста­воч­ный ком­плекс «Салют, Побе­да!»). Сти­хо­твор­ные паро­дии на орен­бург­ских, мос­ков­ских, тольят­тин­ских, перм­ских поэтов пуб­ли­ко­ва­лись в орен­бург­ской прес­се, в лите­ра­тур­ном аль­ма­на­хе «Баш­ня». В 2006 году выпу­стил кни­гу паро­дий «Здо­ро­во, брат­цы тара­ка­ны». Член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей. Пер­со­наль­ный сайт – http://www.saldaev.by.ru

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *