Попаданец наоборот

 ВЛАДИМИР СЕМИБРАТОВ 

Все опи­сан­ные собы­тия вымыш­ле­ны.
Воз­мож­ные сов­па­де­ния слу­чай­ны. 
Но так мог­ло быть?

Пролог

БОЛЬШИЕ настен­ные часы с гиря­ми мело­дич­но про­би­ли пять раз. Дежур­ный адво­кат доволь­но гля­нул на цифер­блат. До кон­ца рабо­че­го дня остал­ся все­го один час – и мож­но идти домой встре­чать Новый, 1992 год. Хоть бы в эти послед­ние шесть­де­сят минут никто не при­шел. Нет, рабо­та адво­ка­та, осо­бен­но по граж­дан­ским делам, – дело инте­рес­ное, ниче­го не ска­жешь. Но отды­хать тоже надо. Ведь не вся жизнь долж­на состо­ять из выступ­ле­ний в судах или рас­пу­ты­ва­ния юри­ди­че­ских ребу­сов, кото­рых в свя­зи с пере­ме­на­ми в стране ста­но­вит­ся с каж­дым днем все боль­ше и боль­ше.

В дверь посту­ча­ли. Ну вот, оче­ред­ной ребус пожа­ло­вал, вздох­нул адво­кат. При­дет­ся рабо­тать. Пла­кал пол­но­цен­ный ново­год­ний отдых. Хотя, с дру­гой сто­ро­ны, если дело инте­рес­ное и при­быль­ное, оно может стать непло­хим рож­де­ствен­ским подар­ком. А впро­чем, сей­час узна­ем. Он про­из­нес:

– Вхо­ди­те!

Дверь рас­пах­ну­лась, и в при­ем­ную вошел пожи­лой муж­чи­на. Про­сто, но опрят­но оде­тый. Типич­ный совет­ский, ну или пост­со­вет­ский пен­си­о­нер, если учесть, что уже пять дней как исчез с кар­ты мира Совет­ский Союз. От тако­го посе­ти­те­ля серьез­но­го дела ждать вряд ли сто­ит. Ско­рее все­го, ему нуж­на кон­суль­та­ция по вопро­сам насле­до­ва­ния или что-то в этом роде. За пол­ча­са вполне мож­но упра­вить­ся.

Вошед­ший поздо­ро­вал­ся и задал не совсем стан­дарт­ный в такой ситу­а­ции вопрос:

– Вы Вла­ди­мир Вик­то­ро­вич?

– Да, – адво­кат при­сталь­но посмот­рел на посе­ти­те­ля. Когда так начи­на­ют раз­го­вор, зна­чит, это чело­век не слу­чай­ный, а при­шел по чьей-то реко­мен­да­ции, что все­гда при­ят­но. Сра­бо­та­ла дело­вая репу­та­ция.

– Я Лап­тев Васи­лий Андре­евич, – пред­ста­вил­ся кли­ент. – Мне вас реко­мен­до­вал ваш диплом­ный руко­во­ди­тель как чело­ве­ка не толь­ко высо­ко­го про­фес­си­о­наль­но­го уров­ня, но и с необыч­ны­ми увле­че­ни­я­ми. Как он мне ска­зал, вы зани­ма­е­тесь пара­пси­хо­ло­ги­ей. А в про­шлом году езди­ли в Крым и изу­ча­ли доль­ме­ны в соста­ве архео­ло­ги­че­ской экс­пе­ди­ции. Вот поче­му я решил, что ваше отно­ше­ние к тому делу, кото­рое мне необ­хо­ди­мо офор­мить, будет более или менее адек­ват­ным и вы не набе­ре­те 03 сра­зу после услы­шан­но­го.

Да, нача­ло интри­гу­ю­щее. Адво­кат еще раз при­сталь­но посмот­рел на кли­ен­та. О его увле­че­нии пара­пси­хо­ло­ги­ей и ано­маль­ны­ми явле­ни­я­ми вооб­ще в адво­кат­ской сре­де мало кто знал. Но диплом­ный руко­во­ди­тель и «по сов­ме­сти­тель­ству» пред­се­да­тель кол­ле­гии вхо­дил в круг посвя­щен­ных, посколь­ку сам имел схо- жие инте­ре­сы. Воз­мож­но, ска­зы­ва­лось про­шлое офи­це­ра КГБ.

– Я, Васи­лий Андре­евич, – адво­кат сде­лал пау­зу, – не врач-психотерапевт, но одно могу ска­зать опре­де­лен­но: в нашем мире то, что еще вче­ра назы­ва­лось фан­та­зи­ей, если не ска­зать хуже, сего­дня уже ста­но­вит­ся реаль­но­стью, и вот поэто­му у меня в вопро­се вос­при­я­тия окру­жа­ю­ще­го есть свой прин­цип. Как в точ­но­сти устро­ен мир, я не знаю, а пото­му в нем может быть все, даже самое неве­ро­ят­ное. Так что насчет 03 може­те не бес­по­ко­ить­ся. Сни­май­те верх­нюю одеж­ду и при­са­жи­вай­тесь к сто­лу. Я вас выслу­шаю. Кли­ент пове­сил на вешал­ку воз­ле две­ри паль­то и шап­ку. При­сел к сто­лу и, помол­чав с мину­ту, про­из­нес:

– Мне, Вла­ди­мир Вик­то­ро­вич, необ­хо­ди­мо поме­нять фами­лию, имя и отче­ство. В дей­стви­тель­но­сти я не Лап­тев Васи­лий Андре­евич. Моя насто­я­щая фами­лия Исто­мин. Исто­мин Вла­ди­мир Васи­лье­вич. Я дво­ря­нин и штабс-ротмистр Рус­ской армии. Родил­ся в Санкт-Петербурге в 1894 году. Окон­чил кадет­ский кор­пус. Участ­во­вал в Пер­вой миро­вой войне с 1916 года. Потом в Граж­дан­ской на сто­роне белых в соста­ве армии гене­ра­ла Кап­пе­ля. До 22 июля 1919 года. А после – в Вели­кой Оте­че­ствен­ной с 22 июля 1941 года. При­чем из 22 июля 1919 года я сра­зу попал в 22 июля 1941 года, пере­ме­стив­шись во вре­ме­ни и про­стран­стве все­го за одну ночь, про­ве­ден­ную внут­ри доль­ме­на. Меня пере­бро­си­ло во вре­ме­ни на 22 года в буду­щее и в про­стран­стве – на пару тысяч кило­мет­ров запад­нее. Со Сред­не­го Ура­ла в рай­он Смо­лен­ска. Там я при­со­еди­нил­ся к частям Крас­ной армии, вос­поль­зо­вал­ся доку­мен­та­ми мое­го погиб­ше­го одно­пол­ча­ни­на Васи Лап­те­ва – Лап­те­ва Васи­лия Андре­еви­ча. И с тех пор живу под его име­нем. Пять дней назад пре­кра­тил свое суще­ство­ва­ние Совет­ский Союз, и я, нако­нец, могу, не опа­са­ясь пре­сле­до­ва­ний, вер­нуть себе свое насто­я­щее имя. Вот за этим, гос­по­дин адво­кат, я к вам обра­тил­ся.

В при­ем­ной повис­ла зве­ня­щая тиши­на. Лишь стен­ные часы моно­тон­но отби­ва­ли секун­ды.

– Я вас понял, гос­по­дин Исто­мин, – пер­вым нару­шил мол­ча­ние адво­кат. – Зво­нить пси­хи­ат­рам не буду. То, что про­изо­шло с вами, – слу­чай в исто­рии не еди­нич­ный. Но что­бы вам помочь, мне все­го услы­шан­но­го недо­ста­точ­но. Ведь вы хоти­те не про­сто поме­нять запись в пас­пор­те, а дока­зать, что вы и есть Вла­ди­мир Васи­лье­вич Исто­мин. Рус­ский офи­цер и дво­ря­нин, родив­ший­ся в 1894 году в Санкт-Петербурге.

– Да, имен­но это мне и нуж­но. Про­стая заме­на пас­пор­та не име­ет смыс­ла. Может быть, кому-то это пока­жет­ся стран­ным, но мне очень важ­но сно­ва стать тем, кем я был. Рус­ским офи­це­ром и дво­ря­ни­ном, чтоб хотя бы уме­реть под сво­им насто­я­щим име­нем.

– В этом слу­чае… – адво­кат помол­чал. – Вам, Вла­ди­мир Васи­лье­вич, необ­хо­ди­мо рас­ска­зать мне всю вашу исто­рию в подроб­но­стях начи­ная с 22 июля 1919 года. Что­бы было за что заце­пить­ся.

– Да, да, конеч­но, Вла­ди­мир Вик­то­ро­вич. Но толь­ко я буду вести рас­сказ от вто­ро­го лица. Так мне удоб­ней. Когда пол­ве­ка живешь под чужим име­нем, это дает о себе знать.

– Ну это уже как вам будет угод­но, гос­по­дин Исто­мин, – адво­кат улыб­нул­ся. – Я вас слу­шаю.

Глава 1

– Гос­по­дин штабс-ротмистр, раз­вед­чи­ки воз­вра­ща­ют­ся.

– Вижу, пору­чик, вижу. И, судя по все­му, от крас­ных мы все же ото­рва­лись, ина­че наш еса­ул летел бы во весь опор.

Штабс-ротмистр Исто­мин под­нял­ся с зем­ли и вышел на опуш­ку леса, к кото­рой подъ­е­ха­ли раз­вед­чи­ки. Еса­ул соско­чил с коня.

– Все тихо, ваше бла­го­ро­дие, знать, все же отста­ли крас­ные.

– Что же, еса­ул, и на том спа­си­бо. Един­ствен­ная хоро­шая новость за все эти дни. Вот толь­ко одно мне непо­нят­но: поче­му крас­ные пере­ста­ли нас пре­сле­до­вать? Может, заса­ду гото­вят? Места здесь глу­хие, доро­га, счи­тай, одна; встре­тят где-нибудь в удоб­ном месте, и до Сиби­ри мы не дой­дем точ­но. К тому же патро­нов, как на грех, все­го две­сти семь штук оста­лось, счи­тая те, что в моем нагане.

– Да, дела, – еса­ул нахму­рил­ся, – это же по две обой­мы на чело­ве­ка. Тут не то что вое­вать, от вол­ков отби­вать­ся нечем. Я, ваше бла­го­ро­дие, вот что думаю: коли у нас так с патро­на­ми вышло, то надоб­но…

Треск пуле­мет­ной оче­ре­ди и гро­хот взры­ва в глу­бине леса сли­лись в один звук. Исто­мин, упав на зем­лю, отка­тил­ся за упав­ший ствол сос­ны. Взгляд тут же пой­мал рас­по­ло­же­ние пуле­мет­ной точ­ки – из кустов на сосед­нем хол­ме длин­ны­ми оче­ре­дя­ми бил «мак­сим». «Но взрыв? Отку­да взрыв? – вер­те­лась в голо­ве мысль. – Гра­на­ты? Это точ­но гра­на­ты – в седель­ной сум­ке у рот­мист­ра Лиси­цы­на было аж шесть штук. Да еще тол. Пуле­мет­ная оче­редь навер­ня­ка попа­ла в них, они и взо­рва­лись. Если так, то дело пло­хо. Там вряд ли кто уце­лел. Да и здесь я один живой». Еса­ул и двое его каза­ков лежа­ли непо­движ­но, ско­шен­ные пуле­ме­том. «Хотя, может, кто и остал­ся? Не все же они вокруг этих гра­нат сто­я­ли». Пуле­мет на мгно­ве­ние замол­чал. Тут же из-за хол­ма выле­те­ли не менее полу­сот­ни всад­ни­ков и поска­ка­ли к лесу. Пуле­мет сно­ва открыл огонь, при­кры­вая насту­па­ю­щих кава­ле­ри­стов. В ответ от места сто­ян­ки тоже про­зву­ча­ла пара выстре­лов. «Ага, зна­чит, и там еще кто-то живой остал­ся. Уже лег­че. Глав­ное – пуле­мет заткнуть, а тогда, дай бог, и ото­бьем­ся». Исто­мин ски­нул с пле­ча вин­тов­ку и чуть не взвыл от яро­сти. Оско­лок от взо­рвав­ших­ся гра­нат уго­дил в затвор, намерт­во его закли­нив. Ору­жие ста­ло бес­по­лез­ным, а из нага­на с двух­сот саже­ней, да еще и по такой цели, стре­лять без тол­ку. Хотя все-таки попро­бо­вать мож­но. Хуже не будет. «Пусть луч­ше из пуле­ме­та рас­стре­ля­ют, чем к крас­ным в плен». Исто­мин встал во весь рост, вынул из кобу­ры наган и, при­це­лив­шись, как в тире, два раза выстре­лил. Пуле­мет замол­чал.

«Ну надо же – попал!» Путь к отступ­ле­нию в глубь леса сво­бо­ден. Несколь­ко секунд хва­ти­ло штабс-ротмистру Исто­ми­ну, что­бы добе­жать до лаге­ря. Но все отсту­пав­шие с ним шест­на­дцать чело­век были уже мерт­вы. Боль­шин­ство погиб­ли сра­зу от взры­ва гра­нат. Уце­лел, по-видимому, лишь пору­чик Реп­нин. Будучи ране­ным, укры­ва­ясь за боль­шим пнем, он пытал­ся отстре­ли­вать­ся из мау­зе­ра, но истек кро­вью. Со сто­ро­ны опуш­ки уже слы­шал­ся кон­ский топот. «Все, боль­ше здесь делать нече­го. Крас­ные либо зару­бят, либо в плен возь­мут. Надо ухо­дить, – решил Исто­мин, – а то погиб­ну по глу­по­сти». И, под­хва­тив с зем­ли свой веще­вой мешок, бро­сил­ся в лес.

Пол­но­стью про­чи­тать про­из­ве­де­ние Вла­ди­ми­ра Семиб­ра­то­ва «Попа­да­нец наобо­рот» Вы може­те, ска­чав pdf-файл в раз­де­ле «Наши кни­ги».


Вла­ди­мир Вик­то­ро­вич Семиб­ра­тов родил­ся 15 октяб­ря 1976 года в Орен­бур­ге. Окон­чил сред­нюю шко­лу и юри­ди­че­ский факуль­тет Орен­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го аграр­но­го уни­вер­си­те­та. Зани­ма­ет­ся част­ной юри­ди­че­ской прак­ти­кой в сфе­ре земель­но­го пра­ва. Лите­ра­тур­ной дея­тель­но­стью в жан­ре фан­та­сти­ки и футу­ро­ло­гии начал зани­мать­ся с 2010 года. Увле­че­ния: пара­п­ла­не­ризм, аст­ро­но­мия, аль­тер­на­тив­ные источ­ни­ки энер­гии, без­опор­ные дви­га­те­ли, исто­рия (палео­кон­так­ты).

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.