Мой друг, мы перед жизнью виноваты…

 АЛЕКСЕЙ ХАЛЬЗУНОВ 

рондо

А мы с тобой в гостях у сентября,
который стал хозяином на даче,
который день перекроил иначе,
не в нашу пользу, честно говоря!
А мы с тобой в гостях у сентября…
А кажется, что лето впереди,
и я себя обманываю снова,
и не слова ищу – хотя бы слово,
одной словесной рухляди среди.
А кажется, что лето впереди!
А мы с тобой у осени в гостях!
нам видятся знаменьем вечных истин –
на голых ветках, словно на костях,
кровавой плотью догорают листья.
А мы с тобой у осени в гостях!
Нам ранняя вечерняя заря
подарит дождь из мелкой звездной пыли,
чтоб мы с тобой зимою не забыли
накрытый сад в гостях у сентября…
Чтоб мы с тобой о счастье не забыли!

 14 сентября 2009 г.

 

* * *
Млечный Путь расплескался, как из коровьего вымени.
Зря говорят в народе – не стоит, мол, село без праведника.
Нам никогда не встретиться на улице моего имени
или в осеннем сквере, у моего памятника…

Старый Дантес не прочтет нам мемуары о Пушкине,
не извинится за то, что даже рука не дрогнула.
Запахом мандаринов и елочными игрушками
год сумасшедший закончится. И замаячит около

странное наваждение, будто все повторяется,
и голос твой мне уже слышался там, на другой планете,
где ничего от бренного тела не сохраняется,
разве только стихи… А изредка – дети.

Наши дети растут пропорционально старости
нашей же, неизбежной, как каждодневный вечер.
Но, знаешь, мне не страшно в этой глупой реальности,
если реальны рядом губы твои и плечи!

Из панциря одиночества душу на волю вымани!
Это, наверное, просто – замедлить движение маятника.
А там уже Бог отложит встречу на улице моего имени,
или на сельском кладбище, у моего памятника…

2009 год

 

* * *
На Руси что выходные, что праздники
проживаем в помутнении беспечном…
Ветеран войны забытой – в подряснике
все толкует мне о добром и вечном.

Пост закончился. Наливка по стопочкам.
Но из памяти, как видно, не вылущить –
«Расстарался бес – под сердце осколочком,
да сподобил Бог осколочек вытащить…»

И пройдя сквозь коматозное чистилище,
по небесному, наверное, сценарию
из десантного Рязанского училища
он в духовную подался семинарию.

Служит тихо, совершает со смирением
отпевания, крещения, причастия.
Лучше всех нас понимать стал со временем,
что такое настоящее счастье.

Мы без веры бы давно уже ослабли бы,
перепутали закаты с рассветами.
Каждый божий день встречаем с Ослябьями,
а случится – водку пьем с Пересветами.

А потом что выходные, что праздники
прожигаем в помутнении беспечном.
Ветеран войны забытой – в подряснике –
все о вечном мне, о вечном, о вечном…

Июль 2012 года

 

* * *

                      Памяти Геннадия Уразова
Жизнь мгновенна…
Жаль, что поздно понял это.
Здравствуй, Гена!
Извини, не жду ответа…

Что‐то значим
на вселенском звездном поле!
Слезы прячем,
загибаемся от боли.

Жизнь – монета.
То орлом, а чаще – решкой.
Но за это
не наказывают спешкой.

Мы ж спешили,
обгоняли и летели.
Только жили
не совсем бы, как хотели.

Как короста
на сердцах – рубец инфаркта.
Видно, просто
не на кон ложилась карта.

Тонкий волос
на весу судьбу качает.
Ангел – в голос!
Да Господь не отвечает…

Тело тленно…
Но не хочется про это…
Здравствуй, Гена!
Ни ответа, ни привета…

2012 год

 

* * *
Все изведали на своем веку:
трубы медные, ливни, полымя.
Вот кукушка нам забубнит «ку‐ку»,
да прервется как‐то не вовремя.

Что с того, мой друг? Не о том и сказ,
если б знать могли мы заранее,
что в поэзию затянуло нас
не во славу, а на заклание.

Чистый лист, как снег, но и снегу – срок
почернев лежать грязным ворохом.
Ну а нам с тобой предназначил Бог
не водицей течь – вспыхнуть порохом!

Вспыхнуть так, чтоб гром оглушил окрест,
Чтоб, как знак судьбы – в сердце молния,
чтоб упали с плеч, как тяжелый крест –
трубы медные, ливни, полымя…

Июль 2012

 

* * *
Сорвется и качнется на весу
последний лист растаявшего клёна,
Где я стою коленопреклоненно
в осеннем, засыпающем лесу.

Ты брось, кукушка, связки надрывать,
пророчить лживо отдаленность даты.
Мой друг, мы перед жизнью виноваты
за вредную привычку – умирать!

Мы, как листва, приляжем у корней,
удобрив землю для другого всхода.
И мудрая насмешница – природа
нас примет в бесконечности своей.

Пустые ветки тянут в облака
трагические, ссохшиеся пальцы.
Мой друг, мы в мире только постояльцы,
об этом не прозревшие пока.

С собой прозренье это унесу,
когда, поверив в вечность удивленно,
душа, как лист с растаявшего клена,
сорвется и качнется на весу…

2012 год

девятый день

Как осуществить свою затею,
оставаясь лишь во сне вчерашнем?
Отпрошусь у Бога на неделю
по семейным по делам домашним.

А тебе, дружок, скажи на милость,
может быть, напрасно и без толка,
разве прошлой ночью не приснилось,
будто я вернулся ненадолго?

Прошагал по дому легкой тенью,
записал в тетрадь какой‐то опус…
Отпрошусь у Бога на неделю
по семейным, в краткосрочный отпуск.

12 сентября 2012 года


Алексей Анатольевич Хальзунов родился в 1968 году в Оренбурге. В 1988 году, отслужив в армии, поступил на исторический факультет Оренбургского педагогического института. Получив диплом, работал в образовательных учреждениях Оренбурга. С 1999 года – начальник пресс‐службы управления исполнения наказаний Министерства юстиции России по Оренбургской области. Стихи Алексея Хальзунова публиковались в оренбургских газетах, в альманахе «Башня». В 2003 году вышла первая книга поэта «Крестики‐нолики», открывшая серию «Автограф», издаваемую Оренбургским отделением СРП. Готов к выходу второй сборник стихотворений Хальзунова. 

Shares

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *