Поэзия в объективе

 ОЛЕГ РУКАВИЦЫН 

Оле­га Рука­ви­цы­на я знаю, мало ска­зать, дав­но. Очень дав­но, с совет­ских еще вре­мен. И все эти два деся­ти­ле­тия он не толь­ко дела­ет уди­ви­тель­ные фото­гра­фии, кото­ры­ми хочет­ся укра­сить любую, самую бога­тую квар­ти­ру (я лич­но укра­сил), но и пишет сти­хи.
Есть такое поня­тие – «скрип­ка Энгра». А Энгр – это зна­ме­ни­тый фран­цуз­ский живо­пи­сец, кото­рый к тому же для души играл на скрип­ке, при­чем получ­ше иных про­фес­си­о­наль­ных музы­кан­тов. Вот и для Оле­га Рука­ви­цы­на поэ­зия – его скрип­ка Энгра. Поэ­тич­ные, лири­че­ские пей­за­жи и точ­ные, уга­дан­ные миг в миг улич­ные, жан­ро­вые сним­ки Оле­га неощу­ти­мо пере­хо­дят в сти­хо­твор­ные стро­ки:

«Осень пот­че­ва­ла хле­бом, но ска­жи мне, отче­го
Запах пьём впри­кус­ку с небом увя­да­нья само­го».

Обра­зы, настро­е­ния в сти­хах Оле­га так же точ­ны, как точен его объ­ек­тив. Нет в его поэ­зии раз­ма­зан­но­сти чувств, при­бли­зи­тель­но­сти ощу­ще­ний. Это хоро­шая муж­ская лири­ка, не бью­щая на жалость, но чита­е­мая как испо­ведь. Нас в Рос­сии мно­го лет отуча­ли ходить на испо­ведь в цер­ковь, поэто­му мы испо­ве­ду­ем­ся дру­зьям. Навер­ное, имен­но для дру­зей, для близ­ких, для самых доро­гих людей писал и пишет Олег Рука­ви­цын свои сти­хо­тво­ре­ния.
Смею уве­рить авто­ра: его посла­ние дошло до адре­са­та. Хочет­ся верить, с каж­дым днем адре­са­тов поэ­зии Рука­ви­цы­на будет все боль­ше. Ведь глав­ное ее досто­ин­ство – искрен­ность и объ­ек­тив­ный, хотя и сдер­жан­ный опти­мизм. Без слез, но с надеж­дой…
И пус­кай твоя скрип­ка Энгра не смол­ка­ет, Олег. 

Вяче­слав Мои­се­ев,
пред­се­да­тель Орен­бург­ско­го отде­ле­ния
Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей

***
Брёл вдаль
Звал снег
Пел стон
Знал дом
Клял ночь
Крал век
Лист дня
Рвал сном
Брёл в свет
По дну
Ждал час
Ждал срок
При­няв
Вину
Гнал боль
Вдоль строк
Дождём
Гнул сталь
Курил печаль
Рубил сло­ва
Любовь
Жива.

возвращаясь домой
(текст песни)

Воз­вра­ща­ясь домой
сквозь кофей­ную гущу ночей,
Сквозь людей,
гово­ря­щих  так про­сто:
«При­вет» и «Пока»,
Я не ста­ну играть,
пото­му что не хва­тит све­чей
Для того, чтоб во мне
появи­лась хотя бы стро­ка.
Воз­вра­ща­ясь тран­зи­том
сквозь кух­ни  зна­ко­мых квар­тир,
Где живут лишь дру­зья
и, конеч­но же, пес­ни и сны,
Задер­жусь нена­дол­го,
взгля­нув из их окон на мир,
Слиш­ком  слаб,  чтоб  в себе
обна­ру­жить хоть кап­лю вины.
Воз­вра­ща­ясь домой
сквозь испа­ри­ну лет­не­го дня,
Воз­вра­ща­ясь, откаш­ляв
дорож­ную пыль на листок,
Я услы­шу, как стру­ны дождя
тихо-тихо зве­нят,
И пой­му — я вер­нул­ся,
чтоб сно­ва уйти за порог.
Оста­ет­ся тре­вож­ная даль,
ни тем­на ни свет­ла,
Оста­ет­ся лишь боль
где-то сле­ва, идти и нести,
Оста­ет­ся печаль
в тихом сви­сте чужо­го кры­ла,
И корот­кое ста­рое
неж­ное сло­во: «Про­сти…»

* * *
Вре­мя, как ветер, виз­жит в про­во­дах,
Все­гда жили так, с собой не в ладах,
Зеле­ный ковер — степ­ной само­шив,
Да пья­ный бар­дак — рус­ский мотив.
Из нашей избы вовсю сып­лет­ся сор
На хит­рый узор, тяже­лый топор,
На шиб­ко лихих, высо­кий порог
И боль за нача­ло у пыль­ных дорог.
В гря­зи по коле­но — близ­ки к небе­сам,
Ты дай толь­ко вре­мя, мы все будем там,
Плю­ем с высо­ты, откры­ты вет­рам,
На шее кре­сты, за пазу­хой храм.
У каж­до­го чув­ство сво­ей право­ты,
По жиз­ни пин­ки, уж после цве­ты
В деревне потоп — пьют все два дво­ра,
Ну что же, брат, тро­гай, пожа­луй, пора…

испанская народная
(текст песни)

Все чаще вижу жел­тые сле­зы лист­вы вда­ли,
И кажет­ся, как буд­то пусте­ют вокруг дома,
Рас­хле­бы­вать осен­нее небо сво­ей зем­ли -
Заня­тие лишь для тех, кто жела­ет сой­ти с ума,
А пти­цы запя­ты­ми летят с мое­го листа,
Чтоб было чуть теп­лее, сти­ха­ми корм­лю огонь,
Как часто сре­ди нас выжи­ва­ет один из ста,
Куда же ты спе­шишь, под­став­ляя звез­де ладонь.
А обла­ка, как флот, про­плы­ва­ют в потем­ках дня,
Ведь осень посто­ян­на в при­выч­ках кото­рый год,
Когда она опять поне­сет по зем­ле меня,
Ты толь­ко загру­стишь и про­мол­вишь что всё прой­дёт
Ведь в каж­дом столь­ко тока, что толь­ко попро­буй тронь,
Вот мой боль­шой вопрос, так ска­жи мне ско­рей ответ,
Куда же ты спе­шишь, под­став­ляя звез­де ладонь.
На небе туч пол­но, а звез­ды той в помине нет..

выходной
(текст песни)

Опять выход­ной при­би­ра­ет­ся в пыль­ных квар­ти­рах,
«В про­ле­те» семь дней лишь пустой суе­тою зве­нят,
На серд­це дела нам милы, как запла­ты на дырах,
И мне не вос­крес­нуть под солн­цем вос­крес­но­го дня.
Летит выход­ной,
Сно­ва меря­ет всех одной мерой,
Отме­ряй и нам, наби­ра­ю­щим новый раз­бег,
Мы выпьем с тобой и заку­сим соле­ною верой,
Запла­тим душой, как все­гда, за кров, хлеб и ноч­лег.
Пой­дем погу­лять, погля­дим на теку­щую воду,
Друг дру­гу гла­за от ханд­ры и тос­ки обо­трем,
Ведь март загру­стил, отпус­кая любовь на сво­бо­ду,
Пока она есть, мы с тобой нико­гда не помрем.
Умо­ют­ся окна дождем и весен­ней лист­вою,
Про­го­ним печаль, ну хотя бы на день, со дво­ра,
Но, видишь, боль­ной поне­дель­ник тря­сет голо­вою,
Не стой на пути, что ж ты мед­лишь…
Пора, брат, пора.….

русская румба
(текст песни)

Рас­ска­жи, отче­го
что-то тле­ет в холод­ной золе,
Рас­ска­жи, поче­му
нас по бело­му све­ту мота­ет,
Сно­ва кто-то рису­ет
цве­ток на замерз­шем стек­ле,
Сно­ва солн­це садит­ся,
и этот цве­ток рас­цве­та­ет.
Поце­луй в моем сне,
он дро­жит у меня на губах,
Вме­сте с этим цвет­ком
уми­ра­ет, но все еще дышит,
Мы про­дрог­ли с тобой,
как листы на семи сквоз­ня­ках,
Мол­ча пьем свои пес­ни,
и вряд ли нас кто-нибудь слы­шит.
Белый джо­кер зимы —
мы в его рав­но­душ­ных тис­ках,
Как креп­ка эта кар­та
и всем нам до боли зна­ко­ма,
Белый танец пля­шу
с зажи­гал­кой в замерз­ших руках,
Наблю­дая, как пада­ют
с кры­ши сосед­не­го дома,
А как дол­го про­дер­жим­ся мы
бой­ко да весе­ло,
Сколь­ко сне­га в душе раз­гре­бать,
чтоб дой­ти до люб­ви…
.… .… .… .… .… . .
«Пой, гар­мо­ни­ка, вью­ге назло,
Заплу­тав­шее сча­стье зови…»

* * *

И сло­ва твои упа­ли
с бес­по­кой­ных неж­ных губ,
Засы­па­ет тем­ный город
в сто­нах теп­ло­воз­ных труб,
А сло­ва зву­чат, как преж­де,
в одно­ком­нат­ной тиши:
«Я все вижу, я все знаю,
толь­ко помни и пиши…».
Ночь, как сон, увы, ухо­дит,
ночь ухо­дит — день настал,
Без­го­ло­вых пат­ри­о­тов
теле­ви­зи­он­ный шквал,
За рекой мая­чит август,
ста­рой белой нит­кой шит,
Подой­ду к окну — там дож­дик,
толь­ко дож­дик моро­сит,
День сме­ня­ет день и быст­ро
про­ле­та­ет, как во сне,
И шаги за две­рью мимо —
это явно не ко мне,
Где-то пес­ни и гуль­би­ще,
где-то дача-огород,
Я смот­рю, как через лето
пере­хо­дит вброд народ.
И сижу с горя­чим чаем,
по-осеннему одет,
Ты ко мне сей­час так близ­ко,
хоть тебя со мною нет,
Лягу спать уже под утро,
мол­ча лам­пу пога­шу,
Я все вижу, я все знаю,
я все пом­ню… и пишу…

 

* * *
Как склад­но все было в про­шлом…
Я бро­сил курить… до зав­тра,
Новые сло­ва засы­па­ет снег,
Новые дру­зья отве­ча­ют кив­ком голо­вы.
Как склад­но все было в про­шлом…
Фев­раль целу­ет в лоб,
И то, что слу­чит­ся потом, я уже где-то видел,
Обид­но, что все слиш­ком про­сто,
И все, что дви­жет­ся, заме­ше­но на чьей-то кро­ви,
Нуж­но успеть, но не знаю, хва­тит ли сил,
Нуж­но что-то сде­лать и стать силь­нее себя…
Ты спро­сишь, зачем я пишу,
Это все­го лишь порт­рет черно-белой зимы.…

старой квартире

Нет на сте­нах моих кар­тин,
За хозяй­ку здесь — Тиши­на,
Здесь все дни я встре­чал один
У бес­хит­рост­но­го окна.
Был тот год бес­ко­неч­но мал,
Так же мал, как мой ста­рый дом,
Здесь дру­зей я сво­их встре­чал
За когда-то моим сто­лом.
По ночам я так ред­ко спал,
Сколь­ко кни­жек я здесь про­чел,
И сосе­дей не раз пугал
Ну, конеч­но же, рок-н-ролл.
Я так ред­ко спал, но зато
Каж­дый сон был прав­див, как быль,
И нес­лись под окном авто,
День былой пре­вра­щая в пыль…
Как при­ят­но сидеть, курить,
Видеть то, что про­шло дав­но,
Я хотел бы все повто­рить,
Толь­ко жизнь, увы, не кино.
Даже ветер здесь был руч­ным,
Он мне кофе с утра варил,
Я почти подру­жил­ся с ним,
Я здесь жил, мой друг,
Я здесь жил…

конвертик

Все отве­ты на вопро­сы
свер­ху сып­лют янта­рём,
Осень курит папи­ро­сы
с каре­гла­зым сен­тяб­рём,
Уга­даю, коль поз­во­лишь,
дня про­шед­ше­го улов,
Дыр­ка буб­ли­ка все­го лишь,
два вед­ра немы­тых слов.
Нын­че, выпив­ший и сме­лый,
очень быст­ро и лег­ко
Я куп­лю кон­вер­тик белый
и отправ­лю дале­ко,
Кило­метр за кило­мет­ром,
пусть хоть задом напе­рёд,
Поле­тит кон­вер­тик с вет­ром
к той, что от меня не ждёт.
Лето быст­ро про­го­ре­ло
и бурья­ном порос­ло,
Листья, как после рас­стре­ла
хрип­ло шеп­чут: «Всё про­шло…»

Осень пот­че­ва­ла хле­бом,
но ска­жи мне, отче­го
Запах пьём впри­кус­ку с небом
увя­да­нья само­го.
Ах как мало оста­ёт­ся,
даже солн­це нын­че врёт,
Сума­сшед­ший мир несёт­ся
и куда-то нас несёт,
Каж­дый тре­тий — уго­ре­лый
пля­шет вальс под звон  цепей,
Так лети, кон­вер­тик белый,
может будет лег­че ей.

* * *

Мы сего­дня с тобою опять не уснем,
При­кру­ти фити­лек сво­ей дав­ней меч­ты,
Раз­ма­ле­ва­ны дни ново­год­ним огнем.
Он холод­ный, как лед, но со все­ми «на ты»,
Вре­мя ста­рых чудес, так сиди — не зевай,
Эй, красавица-ночь, чер­ной шалью взмах­ни,
Раз ты все же при­шел, так давай, нали­вай,
Сдунь печаль со сто­ла, мы с тобой не одни,
Вре­мя ста­рых чудес, вре­мя новых потех
Мате­рит­ся в душе — не жале­ет огня,
Насту­па­ет на пят­ки, и слы­шит­ся смех.
Доб­ро­та до утра да любовь на два дня.
Радость новых побед и сомне­ний тис­ки
При­жи­ма­ют к холод­ной шер­ша­вой стене,
Вдох­но­ве­ние, выпив пол-литра тос­ки,
Выре­за­ет пло­хие сло­ва на спине.

* * *

На ули­це дождь
При­ле­тел на туче-метле
И ринул­ся вниз сей же час,
«Мой» све­то­фор
Рас­плы­ва­ет­ся в мут­ном стек­ле,
И я про­шу дождь
Спеть мне на бис
Еще один раз.
Буду­щим днем
Я, навер­ное, ста­ну дру­гим,
По делам, на мок­рый асфальт пле­сти свою нить,
И нико­гда
Я не ста­ну тебе доро­гим,
Забудь напи­сать
Имя мое в гра­фе «Позво­нить».

сами собой пришедшие мысли

после про­чте­ния сти­хов одно­го авто­ра

Поэ­тич­ность — лез­вие судь­бы,
За осен­ней дым­кой город тает,
Вот луна вполз­ла на шпиль тру­бы,
Веч­но ей чего-то не хва­та­ет…
Ты при­шла, ско­рей меня согрей,
Сам и огля­нуть­ся не успею,
Как тебя я лири­кой сво­ей
Опле­ту, от радо­сти косея,
Научу пить вод­ку по ночам,
Ста­нем ждать с тобою пер­вой сту­жи,
И, дове­рив тай­ное све­чам,
Я тебе сва­рю себя на ужин…

имени почтового ящика

Ты зовешь меня, но куда,
У тебя огня не отнять,
Что же мне, уйти без сле­да
Или про­сто мол­ча сто­ять.
Миром пра­вит тихий рас­чет,
И твой счет­чик где-то внут­ри,
Я беру кон­верт, я пишу свой код:
460023…
Мне остал­ся дым папи­рос,
Мне остал­ся ста­рый вок­зал,
Раз­мыш­лять под сту­ки колес
И идти к тому, что искал.
Встре­чу ночь, когда пове­зет,
И зажгу свои фона­ри,
И зай­ду к тебе и спою свой код:
460023!

* * *

По ули­цам ходят маль­чи­ки в коже,
Я стал бы таким, но моз­ги мне доро­же,
И вре­мя смы­ва­ет дома, как вода,
Я ждал, когда ты при­е­дешь сюда.
Я пом­ню твой город, я пом­ню людей,
Я пом­ню, что умер для мно­гих дру­зей,
Я знаю, что пом­нил об этом все­гда,
Я ждал, когда ты при­е­дешь сюда.
И ночь на поро­ге — уснуть у две­рей,
Забыть про чер­тей, забыть про зве­рей,
И все, что оста­лось — встре­чать поез­да
И ждать, когда ты при­е­дешь сюда.

сердце

Как стран­но живет­ся под зна­ком Обло­ма.
Какое там небо, какая звез­да…
И слов­но пацан, убе­жав­ший из дома,
Я сно­ва несусь непо­нят­но куда.
А день мой с утра так печально-неясен,
Я знаю, его не прой­ти налег­ке,
Лишь пья­ный меха­ник, как ангел пре­кра­сен,
Поет на углу о Люб­ви и Тос­ке:
«Серд­це мое мне вер­ни,
Вет­ры вле­та­ют в мой дом,
Что нам холод­ные дни,
Если мы будем вдво­ем».
Рас­про­да­ны все про­езд­ные биле­ты
На серый холод­ный ноябрь­ский марш­рут,
При­жгу свои раны огнем сига­ре­ты,
И вспом­ню, что вряд ли меня где-то ждут.
Но здрав­ствуй, мой друг, захо­ди обо­греть­ся,
Раз­да­вим наш холод слег­ка конья­ком,
Мы раз­ные люди, куда уж тут деть­ся,
Но все мы когда-то поем об одном.
Зима при­бли­жа­ет­ся, тихо пет­ляя,
Потом пер­вый снег упа­дет как-то вдруг,
А мы так жесто­ки по све­ту гуля­ем,
Укрыв­шись бро­нею от частых раз­лук
В леса, где душа моя сно­ва вос­крес­нет,
Прой­ду, отло­жив все дела на потом,
Вот толь­ко меха­ник…
Забыв­ший о песне…
Лежит на сне­гу с окро­вав­лен­ным ртом…

 

* * *

Посе­дев­шей душою осен­ние лас­ки
При­ни­маю,
Меняя стра­ни­цы на сон,
В октяб­ре уми­ра­ют от холо­да сказ­ки,
И риф­му­ет гуд­ки на сто­ле теле­фон.
И по небу, напив­шись холод­ной води­цы,
Рав­но­душ­ные к нам, поко­ря­ясь судь­бе,
Поне­сут мои пес­ни осен­ние пти­цы,
И тогда ты пой­мешь, кто сту­чал­ся к тебе…

 

* * *

Мы рас­ска­жем все друг дру­гу
Пусть в кост­ре горят дро­ва,
Вре­мя дви­жет­ся по кру­гу,
ока­зав нам всем услу­гу,
в воз­ду­хе сгни­ют сло­ва,
Как листва.
Мир зем­ле, а звез­ды небу,
Мы отпра­вим­ся домой
Перед дол­гой затя­нув­шей­ся зимой.
Мы уста­ли, пра­вый Боже,
Кто-то сер­дит, что-то злит:
День Дру­гой Дерь­мо все то же,
Думал друг, а он про­хо­жий,
Толь­ко осень нас похо­же исце­лит.
Вме­сто про­шло­го поте­мок
чистый лист,
как образ мой
Перед дол­гой затя­нув­шей­ся зимой.
Щеки гор, щети­на леса,
дол­гий дож­дик с дав­них пор,
Не стра­дая мел­ким бесом
поли­ти­че­ско­го веса
Из души мы выме­та­ем горь­кий сор.
Мы с тобой две чер­ных пти­цы на
засне­жен­ной пря­мой
Перед дол­гой затя­нув­шей­ся зимой.

Баш­ки­рия, сен­тябрь 2002 года.

 

* * *

Весен­няя сля­коть столк­ну­ла всех вме­сте,
Еще один шаг, тяже­лее дышу,
Все ули­цы в лип­ком сне­гу, слов­но в тесте,
И я ниче­го не пишу, но спе­шу,
С три коро­ба гру­сти уюту навра­ли,
И толь­ко едва отой­дя от окон,
Мы вме­сте с тобою опять обме­ня­ли,
Клю­чи от две­рей на плац­карт­ный вагон
Тот что в пусто­ту кило­мет­ры роня­ет,
Летит в поло­во­дье всем нам на беду,
Ведь пусто внут­ри, толь­ко ветер гуля­ет,
Когда боль­ше нече­го ждать, но я жду,
Я слы­шу доро­ги моти­вы про­стые,
Я верю, что этой звез­де не сго­реть,
А люди гля­дят в окна черно-пустые,
Как буд­то им не на что боль­ше гля­деть.

стрела декабря

Доку­рив эту ночь,
поза­быв­ший про совесть и страх
Вспо­ми­наю сей­час,
после стран­но­го дол­го­го бега,
Чисто­ту декаб­ря
в тво­их тем­ных, печаль­ных гла­зах
И теп­ло тво­их рук,
ожи­да­ю­щих пер­во­го сне­га.
Не допив свой порт­вейн,
город  тихо забыл­ся в бре­ду,
Сно­ва пла­чет,
поет свои пес­ни, подоб­ные сто­нам,
Толь­ко я все иду
по холод­но­му тон­ко­му льду
И боюсь осту­пить­ся
на радость крик­ли­вым воро­нам.
Мно­го­то­чья шагов,
что, как преж­де, лег­ки на подъ­ем,
Мол­ча вытра­вит день,
тот, что будет по-зимнему кра­ток,
Я хотел бы уйти…
На неде­лю,
Забыв обо всем,
Но стре­ла декаб­ря
сирот­ли­во тор­чит меж лопа­ток.

 

* * *

У нас по ночам бро­дит холод,
меняя вес­ну на беду,
У нас по ночам люди спят необык­но­вен­но,
Сан­тех­ник Пота­пов одна­жды уви­дел
све­тив­шую в небе звез­ду,
Он взял свой гаеч­ный ключ
И стал гово­рить со Все­лен­ной…
«Ска­жи, како­во тебе, ласточ­ка,
све­тить нашей греш­ной стране,
Где кровь каж­дый день льет­ся,
как рас­цве­та­ют тюль­па­ны,
Ты толь­ко све­ти, ну, а еже­ли что…
дай знать, пожа­луй­ста, мне,
И я про­лом­лю ему череп отцов­ским нага­ном».
Вот так и живем,
и пыта­ем­ся с боя­ми дой­ти до вес­ны,
Все мечем­ся, буд­то в бре­ду, — не зна­ем покоя,
Сан­тех­ник Пота­пов спит рядом с женою
и видит пре­крас­ные сны,
Так, Гос­по­ди, всех нас про­сти и спа­си
Сво­ею щадя­щей рукою…

 

* * *

Я вер­нул­ся домой,
ощу­щая, что дня уже нет,
И я запер­ся в сте­нах,
счи­тая, что это навеч­но,
И я сел на полу,
и я выклю­чил в доме весь свет
И поду­мал: «Все то, что со мной,
слиш­ком уж быст­ро­теч­но».
Я поду­мал: «На том, что про­шло,
крест постав­лен навек».
Я поду­мал: «Все пло­хо дав­но,
и любовь за спи­ною»,
Но, проснув­шись в то утро так рано,
Я уви­дел за окна­ми снег,
И я понял, что это чуть боль­ше,
чем все осталь­ное.
И ты можешь купить себе дом
или ехать на юг
И, читая всю ночь напро­лет,
осо­знать, что ты нужен,
Заявить о себе, сузить круг
из дру­зей и подруг,
Пре­да­вать­ся меч­там
и сва­рить себе ска­зоч­ный ужин,
Раз­мыш­лять, кто ты есть,
наблю­дать за тече­ни­ем рек
И постро­ить себе само­лет,
но уплыть на каноэ,
А, проснув­шись одна­жды так рано,
Посмот­реть, как идет пер­вый снег,
И понять: это все же чуть боль­ше,
чем все осталь­ное.

 

* * *

Я почу­ял тебя за вер­сту,
Слы­ша топот горя­чих коней,
При­вкус тало­го сне­га во рту
И жела­ние сол­неч­ных дней,
Отпус­кая вет­ра на покой,
Из-под чер­ных, как кры­лья, бро­вей
Ты гля­дишь оша­лев­шей рекой
Сквозь спле­те­нье ожив­ших вет­вей.
Слов­но волк под огром­ной луной,
Ино­гда я сры­ва­юсь на крик
И швы­ряю стро­ку за стро­кой
В ее жел­тый без­жа­лост­ный лик.
Сума­сшед­шие дни нелег­ки,
Я сме­юсь всем сове­там назло,
Ванька-встанька, сле­тев­ший с руки,
Мне ска­зал: «Ско­ро будет теп­ло…»


Олег Ана­то­лье­вич Рука­ви­цын родил­ся в 1972 году в Орен­бур­ге. Ещё учась в шко­ле, был при­нят вне­штат­ным фото­кор­ре­спон­ден­том в област­ную моло­дёж­ную газе­ту «Ком­со­моль­ское пле­мя», в 17 лет стал чле­ном Сою­за жур­на­ли­стов СССР. Отслу­жив в Совет­ской армии, вер­нул­ся в Орен­бург, в 1999 году пере­шёл в област­ную газе­ту «Орен­бур­жье», где и рабо­та­ет до сих пор редак­то­ром отде­ла фото­ил­лю­стра­ций. В 2007 – 2012 годах был фото­кор­ре­спон­ден­том газе­ты «Ком­со­моль­ская прав­да» (Москва). Лау­ре­ат мно­гих област­ных кон­кур­сов на луч­шие фото­ре­пор­та­жи, губер­на­тор­ской жур­на­лист­ской пре­мии (2005), област­но­го лите­ра­тур­но­го кон­кур­са «Орен­бург­ский край – XXI век» (2007). Автор двух поэ­ти­че­ских книг.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *