Тема жизни

 ВЛАДИМИР ШАДРИН 

Сей мир быст­рее катит­ся во тьму,
Когда ему поэты ни к чему.
Вла­ди­мир Шад­рин

В НАВЯЗЧИВОЙ како­фо­нии риф­мо­ван­ных тек­стов, лью­щей­ся в наши гла­за и уши со стра­ниц мно­го­чис­лен­ных газет, жур­на­лов, аль­ма­на­хов, бью­щей неис­ся­ка­е­мым гра­фо­ман­ским пото­ком с псев­до­ли­те­ра­тур­ных интернет-сайтов, пор­та­лов и экра­нов теле­ви­зо­ров, опус­ка­ю­щей­ся до зия­ю­щих вер­шин сло­во­блу­дия, боль­шая уда­ча раз­гля­деть и рас­слы­шать ред­кий чистый голос насто­я­щей поэ­зии – поэ­зии негром­кой, по сло­вам авто­ра Вла­ди­ми­ра Шад­ри­на, но необык­но­вен­но тро­га­тель­ной и про­ник­но­вен­ной.

Мело­дия сти­хо­тво­ре­ний, вошед­ших в сбор­ник «Тема жиз­ни», близ­ка каж­до­му дума­ю­ще­му и слы­ша­ще­му чита­те­лю, в ней гар­мо­нич­но пере­пле­лись зву­ки род­ной при­ро­ды, нераз­рыв­но свя­зан­ные с судь­ба­ми пер­со­на­жей кни­ги. Кажет­ся, что при­род­ные явле­ния под­чер­ки­ва­ют осо­бен­но­сти харак­те­ров лите­ра­тур­ных геро­ев, да и сам лири­че­ский герой про­из­ве­де­ний Вла­ди­ми­ра Шад­ри­на узна­ва­ем и даже авто­био­гра­фи­чен – это наш совре­мен­ник, чело­век талант­ли­вый, при­шед­ший к пяти­де­ся­ти­лет­не­му поро­гу, насто­я­щий сын про­вин­ци­аль­ной, кор­не­вой Рос­сии, лишен­ный само­лю­бо­ва­ния и хва­стов­ства, хан­же­ства и позы, про­пус­ка­ю­щий через нерав­но­душ­ное серд­це свое все взле­ты и паде­ния вели­кой дер­жа­вы. Вре­ме­на года сме­ня­ют друг дру­га, вре­мя несет­ся с непо­сти­жи­мой ско­ро­стью, а чело­век этот живет на род­ной зем­ле, любит каж­дый лист на дере­ве, каж­дую пти­цу в небе. После тяже­ло­го тру­до­во­го дня он при­хо­дит домой, где его ждут вер­ный пес и лас­ко­вый кот, и садит­ся писать пре­крас­ные сти­хо­тво­ре­ния, посвя­щен­ные веч­ной теме жиз­ни –люби­мой Родине…

«…Не в одних сти­хах поэ­зия: она раз­ли­та вез­де, она вокруг нас. Взгля­ни­те на эти дере­вья, на это небо – ото­всю­ду веет кра­со­той и жиз­нью, а где кра­со­та и жизнь, там и поэ­зия», – писал Иван Сер­ге­е­вич Тур­ге­нев. Сти­хо­тво­ре­ния, вошед­шие в сбор­ник Вла­ди­ми­ра Щад­ри­на, явля­ют­ся ярким под­твер­жде­ни­ем слов клас­си­ка. Они живые, чув­ству­ю­щие и дыша­щие, застав­ля­ю­щие мыс­лить и сопе­ре­жи­вать.

Вита­лий МОЛЧАНОВ

***
И, нако­нец, фев­раль задул все­рьез,
Убрав улыб­ки с зане­мев­ших губ.
А снег сви­стит, и силит­ся мороз,
И быст­рый пар уно­сит­ся из труб.
Ско­рей домой! Вот ключ, что мно­го лет,
А так­же зим, зна­ком моей руке.
И вспом­ню вдруг, что кофе в доме нет,
Не гово­ря уже о конья­ке.
Нет конья­ка?
Пусть будет посе­му!
Но есть в душе пред­чув­ствие вес­ны.
Небреж­ны мыс­ли к быту мое­му,
Хотя все­лен­ских замыс­лов пол­ны.

Повсю­ду снег. Поры­вы фев­ра­ля
Совсем доро­гу к дому заме­ли.
И вдруг уви­жу див­ные поля,
Где на цвет­ках кача­ют­ся шме­ли!
Здесь на моро­зе замер­за­ет плоть,
А там в полях такой медо­вый дух!
Два бытия мне пода­рил Гос­подь.
Что бли­же мне?
Кото­рое из двух?..

Март

Повад­ки фев­ра­ля унять­ся не успе­ли,
На ули­цах сне­га, как прежде,холодны.
Но кри­ки воро­бьев и музы­ка капе­ли
Спе­шат пре­по­да­вать тео­рию вес­ны.
До буду­щей поры отло­же­ны вяза­нья,
Насущ­ные дела, бесе­ды за сто­лом…
Сидеть и ждать вес­ну – такое нака­за­нье!
К ней хочет­ся бежать навстре­чу, напро­лом.
В минув­шем остав­лять ханд­ру и огор­че­ния,
Увен­чи­вать вес­ной стрем­ле­ния и ум.
И хочет­ся сры­вать с рас­че­тов обла­че­ния
И про­ла­гать пути до сча­стья нао­бум.
Пред­чув­стви­ем пол­ны и сне­га оде­я­ло,
И сад, и дом, и стол, и сту­лья, и кро­вать….
Когда меч­та вес­ны при­ро­ду обу­я­ла,
Не вре­мя уны­вать, ску­чать, недо­мо­гать.
А ветер гово­рит заждав­шей­ся Отчизне
О том, что власть вес­ны уже неда­ле­ка,
И моло­дость спе­шит заим­ство­вать у жиз­ни
По ста­ту­су твор­ца, а не вре­мен­щи­ка.

***
А при­ро­да свет­ла и ясна,
Так про­ста, что не выду­мать про­ще.
И игра­ет этю­ды вес­на
На роя­ле бере­зо­вой рощи.
В них моти­вы зари и люб­ви,
Иак­кор­ды кру­жат­ся и тают.
Ах как чуд­но поют соло­вьи!
А бере­зы лета­ют, лета­ют!
И летят обла­ка не спе­ша,
Высо­ко, без­мя­теж­но и чисто,
И летит от вос­тор­га душа
На смы­чок соло­вьи­но­го сви­ста,
Намо­ти­вы люб­ви и зари…
Сколь­ко све­та, весе­лья и пыла!
Посмот­ри, посмот­ри…
Ты смот­ри –
А ведь лето уже насту­пи­ло!

Весна на Урале

Бла­го­сло­вен­ная пора!
Весь мир луча­ми заиг­рал.
В руба­хе сол­неч­ной с утра
Я вышел в поле за Урал,
В весе­лый край озер и рек,
Виш­не­вых зорь и свет­лых рос…
И вот, пожив­ший чело­век,
Стою я в поле у берез.

Цве­ти, ураль­ский уго­лок,
Сияй, зем­ная кра­со­та!
Дивясь, Тво­рец тебя облек
В неуто­ли­мые цве­та.
Так рас­пус­кай­ся и живи
Для уди­ви­тель­ных людей.
Пусть в каж­дом серд­це о люб­ви
Игра­ет Моцарт Ама­дей!

Пусть оза­рит­ся жизнь моя
И вновь прой­дет пере­до мной
Густой палит­рой бытия,
Весе­лой музы­кой зем­ной,
Где мир цве­та­ми разо­дет,
Где гимн счаст­ли­во­го сквор­ца
О том, что жизнь и этот цвет,
И это поле – без кон­ца!

***
И закон­чил­ся май, и отцвел, и померк,
Исче­зая в пото­ке июнь­ской воды.
И закон­чи­лось лето, как дож­дик в чет­верг,
Забы­вая задум­ки свои и пло­ды.
Так теря­ет­ся утрен­них дум городь­ба.
Лишь почув­ство­вав ночь, запо­ют пету­хи,
И пред­ста­вит­ся вдруг, что и быт, и судь­ба –
Это про­сто наброс­ки, отрыв­ки, штри­хи.
Это про­сто шаги.
Каж­дый день, каж­дый час
Сре­ди непро­из­воль­но­сти и зава­рух
Без­огляд­ное вре­мя ухо­дит от нас,
Отвле­кая при­ме­та­ми зре­нье и слух.
Заме­няя жару на осен­нюю хмарь,
Пода­вая не дождь, а мороз к чет­вер­гу.
И ухо­дит декабрь, и при­хо­дит январь,
И летят сне­ги­ри на ряби­ны в сне­гу.
И в штри­хах рас­кры­ва­ет­ся сущ­ность сама,
Про­яв­ля­ясь для нас напо­до­бие сот…
Ско­ро будет рас­свет, где исчез­нет зима,
И родит­ся вес­на.
                        О судь­бы эпи­зод!

 
***
Солн­це под­ня­лось. Уже дав­но
Вьют­ся пче­лы по цве­ту­щим сли­вам.
Чело­век открыл во двор окно,
Он решил сего­дня быть счаст­ли­вым.
«Ах какой чару­ю­щий покой!
Ох как я любу­юсь, как ликую!
(У сосе­да дом – вот мне б такой,
И маши­на – вот бы мне такую…)», –
Помеч­тал он о житье чужом,
Да и к сво­е­му кач­ну­лась дума.
Он сидел, в раз­ду­мья погру­жен,
И мол­чал, набы­чив­шись угрю­мо.
Поза­ди днев­ная бла­го­дать,
Звез­ды над усадь­ба­ми повис­ли…
Чело­век счаст­ли­вым хочет стать,
Да меша­ют соб­ствен­ные мыс­ли.

Оркестр

В душе и невзгод, и жела­ний – с лих­вой.
А где-то игра­ет оркестр духо­вой,
Вра­щая неоста­но­ви­мый мотив
Надежд и пред­чув­ствий, и ретро­спек­тив.
Он нам гово­рит, на лету тре­пе­ща,
Что жить на зем­ле весе­лей сооб­ща,
Что дух упо­ва­ний непре­обо­рим,
И мы о забо­тах зем­ных гово­рим.
Поку­да нена­до­бен зонт или плащ,
И день без­мя­те­жен и пло­до­но­сящ,
И кру­жит­ся, кру­жит­ся, нето­роп­лив,
По золо­ту блю­деч­ка белый налив.
И мы наблю­да­ем, как дви­жет­ся он,
И разум невзго­да­ми не замут­нен,
И небо воз­вы­шен­но над голо­вой!
Там где-то игра­ет оркестр духо­вой.

 

***
Нава­ли­лась сму­та,
Слов­но­умер кто-то.
Мне при­сни­лось, буд­то
Я попал в боло­то.
Как чер­но и глу­хо!
Я на свет рва­нул­ся –
Вот ведь неве­зуха!
И в момент проснул­ся.
А виде­нья эти
Увя­за­лись сле­дом,
Не пой­му – на све­те
Я на том иль этом.
За окош­ком хму­рым
Повсе­днев­ность пела,
Что проснуть­ся утром –
Непро­стое дело…
Вый­ду в чисто поле:
«Поле, как живет­ся?»
Клик­нуть сча­стье, что ли,
Может, отзо­вет­ся?
Напря­га­юсь слу­хом,
Сорев­ну­ясь с музой:
«Ж-жи-з-знь…» – поет над ухом
Шмель золо­то­пу­зый.
Напря­га­юсь взгля­дом
Сквозь туман беле­сый
Вдаль…
А сча­стье рядом –
У оль­хи с бере­зой.

 

***
Мне образ Поэ­зии дорог,
Хоть он от достат­ка в бегах.
Мы вый­дем с дру­зья­ми за город
В обли­тых росой сапо­гах.
Про вре­мя худое забу­дем,
Нуж­ды не стес­ня­ясь ничуть.
Пой­дем – непрак­тич­ные люди –
В хол­ма­ми отме­чен­ный путь,
Где солн­це пол­нее и кра­ше,
Как див­ной поэ­зии весть.
И свет­лая Роди­на наша
Нам луч­ше откро­ет­ся здесь,
Где, выста­вив в поле тре­нож­ник,
Порвав с город­ской кутерь­мой,
Заспо­рил упря­мый худож­ник
В искус­стве с при­ро­дой самой.
И в неуто­ли­мой рабо­те,
Забыв похва­лу и хулу,
Запе­чат­ле­ва­ет в поле­те
Меч­ту, и звез­ду, и пче­лу.
Иссле­ду­ет твор­че­ским взгля­дом
При­ро­ды без­мер­ную часть.
И мы оста­но­вим­ся рядом,
Витий­ствуя и горя­чась.
И быта над­сад­но­го гиря
Рва­нет­ся, как шар, к обла­кам,
Чтоб мыс­ли и чув­ства тран­жи­ря,
Мы спо­ри­ли по пустя­кам.
Чтоб вери­ли в сча­стья при­ме­ты,
С при­ро­дой и волей на «ты»,
Минув­ше­го века поэты,
При­шед­ше­го века шуты,
Взыс­ку­ю­щие за искус­ство
Не день­ги, а сле­зы и смех.
Неопро­вер­жи­мо­стью чув­ства
Стре­мясь обна­ру­жить для всех
Поэ­зию чуда зем­но­го,
Где быт пре­лом­ля­ет­ся наш.
Где, муча­ясь сно­ва и сно­ва,
Худож­ник рису­ет пей­заж.

Пол­но­стью кни­гу Вла­ди­ми­ра Шад­ри­на Вы може­те про­чи­тать, ска­чав pdf-файл из раз­де­ла «Наши кни­ги» или по ссыл­ке «элек­трон­ная кни­га» в нача­ле стра­ни­цы


Вла­ди­мир Алек­сан­дро­вич Шад­рин родил­ся в Орске в 1959 году. После служ­бы в армии тру­дил­ся на заво­дах и строй­ках горо­да. Его сти­хи печа­та­лись в город­ских и област­ных газе­тах, в еже­не­дель­ни­ке «Лите­ра­тур­ная Рос­сия», в жур­на­лах «Москва», «Моло­дая гвар­дия».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.