Реанимация редактуры

 ДИАНА КАН 

Раз­го­вор о каче­стве лите­ра­тур­ных тек­стов невоз­мо­жен без раз­го­во­ра об укреп­ле­нии инсти­ту­та редак­ту­ры этих тек­стов. А в слу­чае нынеш­не­го состо­я­ния рос­сий­ско­го лите­ра­тур­но­го (пост-советского) пери­о­да впо­ру гово­рить не об укреп­ле­нии, а о реани­ма­ции инсти­ту­та редак­ту­ры.

В УСЛОВИЯХ отсут­ствия еди­но­го инфор­ма­ци­он­но­го лит­про­стран­ства, фак­ти­че­ски поде­лен­но­го на реги­о­наль­ные лите­ра­тур­ные «лос­ку­ты», конеч­но, гово­рить при­дёт­ся имен­но о состо­я­нии и ста­ту­се редак­то­ра и редак­ту­ры при­ме­ни­тель­но к каж­до­му кон­крет­но­му реги­о­ну. Но, быть может, такой раз­го­вор в фор­ма­те «свер­ки часов» име­ет и свои пре­иму­ще­ства. Сего­дня прак­ти­че­ски в каж­дом реги­оне инсти­тут редак­ту­ры начи­на­ет про­рас­тать, образ­но гово­ря, от кор­ней, посколь­ку от преж­ней совет­ской «кро­ны» мало что оста­лось. Это, конеч­но, не есть хоро­шо. Но если взгля­нуть на ситу­а­цию по прин­ци­пу ста­ка­на, кото­рый всё-таки не напо­ло­ви­ну пуст, а напо­ло­ви­ну полон, раз­го­вор может полу­чить­ся мно­го­век­тор­ным, ибо опыт каж­до­го реги­о­на по-своему уни­ка­лен и учить­ся при жела­нии мож­но и нуж­но вза­им­но. Я бла­го­дар­на всем тем писа­те­лям и редак­то­рам (а в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве они пре­бы­ва­ют имен­но в двух ипо­ста­сях – и как писа­те­ли, и как редак­то­ра), что согла­си­лись при­нять уча­стие в этом круг­лом сто­ле, что­бы поде­лить­ся сво­им опы­том, как пози­тив­ным, так и печаль­ным, что­бы озву­чить акту­аль­ные в фор­ма­те вопро­сы.  Оста­ёт­ся доба­вить, что пред­ла­га­е­мый Ваше­му вни­ма­нию дистан­ци­он­ный Круг­лый стол есть лишь нача­ло боль­шо­го – непро­сто­го, но очень насущ­но­го! – про­фес­си­о­наль­но­го раз­го­во­ра, без кото­ро­го серьёз­но гово­рить о лите­ра­ту­ре, как про­дол­жа­тель­ни­це вели­ких клас­си­че­ских тра­ди­ций, а не чисто досу­го­вом заня­тии, не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. Это стар­то­вый раз­го­вор с про­дол­же­ни­ем. И я буду рада, если кол­ле­ги Рос­сии захо­тят при­со­еди­нить­ся к это­му раз­го­во­ру и выска­зать своё мне­ние.

* * *

ИСХОДЯ из сво­е­го опы­та рабо­ты с авто­ра­ми и их тек­ста­ми само­го раз­но­го уров­ня, я выве­ла для себя пра­ви­ло гово­рить с каж­дым на ему понят­ном язы­ке. Ибо то, что пой­мёт с полуслова-полувзгляда опыт­ный автор, авто­ру начи­на­ю­ще­му надо порой объ­яс­нять почти на паль­цах. То есть, выска­зы­ва­ние Зина­и­ды Гип­пи­ус «Если надо объ­яс­нять, то не надо объ­яс­нять» надо при­ме­нять к авто­рам диф­фе­рен­ци­ро­ван­но. Пом­нит­ся, при­шлось мне редак­ти­ро­вать руко­пись поэтес­сы, кото­рую я бы назва­ла «идей­ной дач­ни­цей». Она писа­ла сти­хи всю жизнь в стол, и вот как-то, види­мо, созре­ла до мыс­ли, что без твор­че­ско­го обще­ния далее ей нель­зя. И вот я дол­го не мог­ла отучить эту поэтес­су (весь­ма, кста­ти, лири­че­скую) от столь часто­го у авто­ров мно­го­сло­вия, когда автор хочет сра­зу весь свой «талант» и весь свой «ум» вло­жить в одно сти­хо­тво­ре­ние, слов­но оно не толь­ко пер­вое, но и послед­нее в его жиз­ни. И так, и сяк билась с ней. Она, надо отдать долж­ное, была очень бла­го­дар­на и не прек­ло­сло­ви­ла, пони­мая, види­мо, сколь ей повез­ло, что я согла­си­лась с ней пора­бо­тать. Сти­хи пря­мо на гла­зах ста­но­ви­лись луч­ше настоль­ко, что это было оче­вид­но без слов. Но! Поэтес­са при­но­си­ла сле­ду­ю­щие новые сти­хи, а они были так же мно­го­слов­ны. Это меня удру­ча­ло. И мы опять начи­на­ли бить­ся, что­бы текст при­об­рел необ­хо­ди­мую сти­хам про­зрач­ность. Пока нако­нец меня не осе­ни­ло. Гово­рю ей: «Вот вы дач­ни­ца! Что вы дела­е­те с теми рас­те­ни­я­ми, кото­рые не по фор­ма­ту обжи­лись на гряд­ке и меша­ют тем рас­те­ни­ям, кото­рые вы наме­ре­ны вырас­тить?» Она при­сталь­но посмот­ре­ла на меня: «Выкор­чё­вы­ваю и выпа­лы­ваю, а как же?». Я гово­рю: «Вот и с лиш­ни­ми сло­ва­ми надо ана­ло­гич­но посту­пать, что­бы они не меша­ли в дан­ном кон­крет­ном сти­хо­твор­ном тек­сте про­из­рас­тать нуж­ным сло­вам. НО! Важ­но, конеч­но, отли­чать полез­ные слова-растения от сор­ня­ков. И ещё надо пони­мать, что порой то, что автор при­ни­ма­ет за сор­няк, на самом деле Божий пода­рок, про­сто он неуме­стен на этой кон­крет­ной «гряд­ке», в рам­ках это­го кон­крет­но­го про­из­ве­де­ния. Но, будучи пере­са­жен на отдель­ную гряд­ку, может стать шедев­ром». Конеч­но же, «вос­пи­ты­вая» тек­сты, мы в иде­а­ле долж­ны через них, посред­ством сти­хо­твор­но­го прак­ти­ку­ма, вос­пи­ты­вать и авто­ра, что­бы сле­ду­ю­щие его тек­сты уже не стра­да­ли преж­ни­ми огре­ха­ми. Вот так, порой забав­но, через дач­ные ассо­ци­а­ции, близ­кие авто­ру, мож­но враз объ­яс­нить – что к чему. Я ещё, пом­нит­ся, поду­ма­ла тогда, что если мне вдруг при­дёт­ся, как редак­то­ру, рабо­тать с авто­ром, ска­жем так, гла­вой госу­дар­ства, то ему в такой ситу­а­ции я бы про­ве­ла иную парал­лель. Лиш­ние сло­ва – это «пятая колон­на», не поз­во­ля­ю­щая каче­ствен­но обу­стро­ить соци­ум в деле пози­тив­но­го госу­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства. Хотя и тут бы, конеч­но, я обра­ти­ла вни­ма­ние авто­ра на то, что под­час то, что он может при­нять за «пятую колон­ну», на деле явля­ет­ся гла­сом исти­ны, про­сто жела­тель­но его исполь­зо­вать во бла­го… А вооб­ще, если не вда­вать­ся в лите­ра­тур­ную тер­ми­но­ло­гию, пото­му что вряд ли авто­ру надо знать, чем амфи­бра­хий отли­чен от ана­пе­ста (это дело кри­ти­ков), то все авто­ры делят­ся на тех, кто хочет вос­пи­ты­вать свои детища-стихи, и тех, кто счи­та­ет свои «дети­ща» иде­аль­ны­ми. По прин­ци­пу «хоть пло­хень­кий, да свой!» А будучи вос­пи­тан­ным для выве­де­ния его в свет (для пуб­ли­ка­ции), такой «ребё­нок» слов­но чужой. С таки­ми авто­ра­ми луч­ше не терять вре­мя, как гово­рит­ся, нель­зя обла­го­де­тель­ство­вать того, кто не хочет и не готов. Неслу­чай­но дво­ряне отда­ва­ли сво­их детей в вос­пи­та­ние про­фес­си­о­наль­ным гувер­нё­рам, хотя мог­ли бы вос­пи­ты­вать и сами, бла­го не ходи­ли на служ­бу. Но неча­сто мы вос­пи­ты­ва­ем сво­их детей хоро­шо, куда как луч­ше мы вос­пи­ты­ва­ем чужих детей, ибо сво­их склон­ны жалеть. А как гово­рят англи­чане: «Пожа­леть роз­гу – испор­тить ребён­ка». Ну насчёт розог, это я, конеч­но, хва­ти­ла, но надо пони­мать, что пости­же­ние любо­го проф­ма­стер­ства – дело непро­стое для того, кто хочет постичь его. Если хочешь тан­це­вать насто­я­щий балет, а не про­бав­лять­ся дешё­вым билли-дансом, надо быть гото­вым к кро­ва­вым мозо­лям, рас­тя­ну­тым лодыж­кам, неиз­беж­ным паде­ни­ям. Ино­го пути нет. Про­фес­си­о­на­лизм редак­то­ра – сми­ни­ми­зи­ро­вать все эти «издерж­ки» для авто­ра, но тем не менее побу­дить постичь тай­ны мастер­ства – про­сто сде­лать этой мень­шей, что гово­рит­ся, кро­вью.


Нико­лай Алеш­ков, поэт, член Сою­за писа­те­лей СССР, СРП, лау­ре­ат все­рос­сий­ских пре­мий, глав­ный редак­тор жур­на­ла «Аргамак-Татарстан». Татар­стан, Набе­реж­ные Чел­ны

РАЗГОВОР о редак­ту­ре назрел и даже пере­зрел. И, хотя гра­фо­ма­ния на меня как поэта дей­ству­ет хуже зуб­ной боли,  мне как редак­то­ру от неё зача­стую нику­да не деть­ся, т.к. поток мате­ри­а­лов в жур­нал велик. Порой очень труд­но оста­вать­ся веж­ли­вым, обща­ясь с гра­фо­ма­на­ми. Мой казан­ский друг Разиль Вале­ев недав­но рас­ска­зал слу­чай. При­шёл у нему как-то один такой «гений» — из уме­ю­щих гла­за в гла­за заис­ки­вать, а за гла­за — кле­ве­тать и стро­чить жало­бы по инстан­ци­ям. При­шёл и чуть ли не со сле­зой, этак по-свойски гово­рит: «Доро­гой, я ведь к тебе по боль­шой нуж­де…» Мой друг сре­а­ги­ро­вал мол­ние­нос­но. Взял про­си­те­ля за руку и отвёл его… в туа­лет. Но, если шут­ки в сто­ро­ну, то глав­ная беда в том, что про­фес­си­о­наль­ные поня­тия о редак­ту­ре и кор­рек­ту­ре на всём пост­со­вет­ском про­стран­стве прак­ти­че­ски све­де­ны на нет. Изда­тель­ское дело из госу­дар­ствен­но­го пре­вра­ти­лось в част­ное. А част­ник эко­но­мит имен­но на редак­тор­ской рабо­те! Отсю­да — без­гра­мот­ные кни­ги и дур­но­вку­сие. Отсю­да — пере­кос от худо­же­ствен­ных цен­но­стей к тому, что ниже поя­са и склон­но к «такой тво­ей мате­ри…»  Выход мне пред­став­ля­ет­ся толь­ко один. Необ­хо­ди­мо вер­нуть к жиз­ни госу­дар­ствен­ные (бюд­жет­ные) изда­тель­ства, кото­рые мог­ли бы отве­чать за то, что мы назы­ва­ем лите­ра­ту­рой. А част­ни­ки пусть про­дол­жа­ют думать о при­бы­ли, до лите­ра­ту­ры им, за ред­чай­шим исклю­че­ни­ем, нет ника­ко­го дела. Быть может, при достой­ной кон­ку­рен­ции и они вынуж­де­ны будут заду­мать­ся и о каче­стве тек­ста? Кто зна­ет…  Беда ещё и в том, что наши вла­сти гово­рят одно, дума­ют дру­гое, а дела­ют тре­тье. Мне, напри­мер, надо­е­ли теле­мо­но­ло­ги из самых высо­ко­по­став­лен­ных уст о пат­ри­о­тиз­ме. Я им не верю, пото­му что совре­мен­ная  худо­же­ствен­ная лите­ра­ту­ра, про­дол­жа­ю­щая вопре­ки обсто­я­тель­ствам тра­ди­ции рус­ской (шире — оте­че­ствен­ной) клас­си­ки — увы, в загоне! У нас на виду и на слу­ху веч­но про­иг­ры­ва­ю­щие миллиардеры-футболисты, а не нищен­ству­ю­щие поэты, тво­ря­щие лите­ра­ту­ру, даже будучи самы­ми соци­аль­но неза­щи­щён­ны­ми граж­да­на­ми стра­ны. И это оче­вид­но как два­жды два!


Евге­ний Семи­чев, поэт, лау­ре­ат Все­рос­сий­ских и меж­ду­на­род­ных лите­ра­тур­ных пре­мий, сек­ре­тарь Сою­за писа­те­лей Рос­сии. Сама­ра

ПЕРЕД ТЕМ, как ска­зать «сло­во о редак­ту­ре», озву­чу цита­ту из недав­не­го выступ­ле­ния китай­ско­го писа­те­ля гос­по­ди­на Вана: «Мы – счаст­ли­вые писа­те­ли. О нас хоро­шо забо­тит­ся госу­дар­ство. Чле­ны ассо­ци­а­ции китай­ских лите­ра­то­ров делят­ся на три раз­ря­да. Писа­те­ли пер­во­го, само­го выс­ше­го раз­ря­да, име­ю­щие несколь­ко книг и все­ки­тай­скую попу­ляр­ность, полу­ча­ют еже­ме­сяч­но зар­пла­ту про­фес­со­ра уни­вер­си­те­та (это при­мер­но 8–9 тысяч юаней, или 80–90 тыс. рос­сий­ских руб­лей – прим. Д.К.). Писа­те­ли вто­ро­го раз­ря­да, име­ю­щие попу­ляр­ность в про­вин­ци­ях, еже­ме­сяч­но полу­ча­ют зар­пла­ту доцен­та (6–7 тыс. юаней). И писа­те­ли тре­тье­го раз­ря­да — начи­на­ю­щие моло­дые авто­ры – зар­пла­ту пре­по­да­ва­те­ля вуза (5 тыс. юаней, в пере­во­де на реа­лии совре­мен­ной Рос­сии при­мер­но 50 тыс. руб­лей). Кро­ме того, помо­га­ют пра­ви­тель­ства про­вин­ций. Это квар­ти­ры, маши­ны и т.д. Помо­га­ют и адми­ни­стра­ции горо­дов. Это дачи, твор­че­ские коман­ди­ров­ки. Мы живём твор­че­ством, не думая о кус­ке хле­ба. Мы дей­стви­тель­но счаст­ли­вые писа­те­ли Китая». Цита­та закон­че­на. Мне могут воз­ра­зить, мол, это Китай – вели­кая импе­рия и огром­ная стра­на. Но вот если взять малень­кую Фин­лян­дию, то мы уви­дим, что даже име­ю­ще­му един­ствен­ную издан­ную кни­гу писа­те­лю госу­дар­ство пожиз­нен­но выпла­чи­ва­ет сти­пен­дию. Понят­но, конеч­но, что кни­га долж­на быть кни­гой не толь­ко в поли­гра­фи­че­ском, но и в худо­же­ствен­ном, лите­ра­тур­ном отно­ше­нии. Ну а теперь от счаст­ли­вых и соци­аль­но защи­щён­ных госу­дар­ством китай­ских и фин­ских кол­лег вер­нусь к рос­сий­ским – кни­го­из­да­тель­ским и редак­тор­ским (а они в иде­а­ле долж­ны быть нераз­де­ли­мы) —  реа­ли­ям. Редак­тор­ская систе­ма в совет­ское вре­мя была фак­ти­че­ски глу­бо­ко эше­ло­ни­ро­ван­ной обо­ро­ной про­тив гра­фо­ма­нии в изда­тель­ском деле. Автор кни­ги и его кни­га вовсе не оста­вал­ся один на один с редак­то­ром, что­бы, види­мо, исклю­чить твор­че­ский про­из­вол со сто­ро­ны послед­не­го. До момен­та сво­е­го выхо­да в свет каж­дая кни­га про­хо­ди­ла мно­го­сту­пен­ча­тую редак­ту­ру – суще­ство­ва­ла редак­ту­ра лите­ра­тур­ная, был редак­тор худо­же­ствен­ный, редак­тор тех­ни­че­ский… Если глав­ный редак­тор госу­дар­ствен­но­го изда­тель­ства был поэт по жан­ро­вой при­над­леж­но­сти, то замом обыч­но назна­чал­ся про­за­ик. То есть суще­ство­вал чёт­кий жан­ро­вый баланс в руко­вод­стве изда­тель­ством. Хотя все мои кни­ги вышли уже после раз­ва­ла совет­ско­го кни­го­из­да­тель­ства, я, как автор, в Сама­ре ещё немно­го застал совет­скую изда­тель­скую систе­му, в «лихие девя­но­стые» рабо­та­ю­щую  на мощ­ной силе совет­ской инер­ции. Ну а потом в Сама­ре бла­го­по­луч­но почи­ло в бозе Куй­бы­шев­ское книж­ное изда­тель­ство, и ныне авто­ры отда­ны на откуп издателям-частникам. То есть, что­бы издать кни­гу, ты дол­жен най­ти спон­со­ра. Про автор­ский гоно­рар даже речи не идёт. Совет­ская систе­ма кни­го­из­да­ния и, в част­но­сти, инсти­тут редак­тор­ства не были каким-то ноу-хау, а лишь пози­тив­ным опы­том монар­хи­че­ской Рос­сии в этом плане. И я думаю, что это наи­бо­лее опти­маль­ная систе­ма, когда изда­тель­ства слу­жи­ли филь­тра­ми лите­ра­тур­ных тек­стов. И опти­маль­нее все­го воз­рож­дать имен­но такую систе­му. Сей­час, когда глав­ным «редак­то­ром» ста­ли день­ги, то есте­ствен­но ката­стро­фи­че­ски упал и уро­вень изда­ва­е­мой лите­ра­ту­ры – и не толь­ко в про­фес­си­о­наль­ном смыс­ле, но и в интел­лек­ту­аль­ном, худо­же­ствен­ном, не гово­ря уж про нрав­ствен­ность. Изда­ва­е­мость авто­ра зави­сит от кошель­ка авто­ра, но так не долж­но быть. Рань­ше, преж­де чем быть издан­ной и стать кни­гой, руко­пись про­хо­ди­ла мно­же­ство филь­тров – обсуж­де­ние на лите­ра­тур­ных сек­ци­ях и семи­на­рах, рабо­та авто­ра уже непо­сред­ствен­но с лите­ра­тур­ным редак­то­ром, а сей­час боль­шин­ство книг – ско­ро­спел­ки. Вспо­ми­на­ет­ся анек­дот. Два писа­те­ля встре­ти­лись, инте­ре­су­ют­ся друг у дру­га, как дела. Один гово­рит: «Да вот роман напи­сал за 3 меся­ца, уже три года не могу при­стро­ить в изда­тель­ство». Вто­рой отве­ча­ет: «А я писал роман 3 года, через три меся­ца у меня кни­га выхо­дит». Но этот анек­дот, кото­рый, конеч­но, гово­рит об ответ­ствен­но­сти автор­ской твор­че­ской рабо­ты, был актуа­лен во вре­ме­на госу­дар­ствен­но­го кни­го­из­да­ния. А сей­час, если автор име­ет день­ги на изда­ние кни­ги, она будет изда­на, даже если уро­вень её ниже низ­ко­го, и не за три меся­ца, а бук­валь­но за три неде­ли. 


Ана­то­лий Авру­тин, поэт, глав­ный редак­тор жур­на­ла «Новая Неми­га лите­ра­тур­ная», лау­ре­ат меж­ду­на­род­ных лите­ра­тур­ных пре­мий. Бела­русь, Минск

НЕСМОТРЯ на всё доб­ро­со­сед­ство, сего­дня Бела­русь и Рос­сия — раз­ные госу­дар­ства. И очень мно­гие социально-общественные про­цес­сы, при их несо­мнен­ном сход­стве, все же раз­ви­ва­ют­ся по-разному. В Бела­ру­си нет оли­гар­хов, в част­ной соб­ствен­но­сти кото­рых ока­за­лись бы прак­ти­че­ски все богат­ства стра­ны. У нас социально-ориентированное госу­дар­ство, где, несмот­ря на все труд­но­сти, не ста­ли отма­хи­вать­ся от мно­гих дости­же­ний совет­ской поры. Ска­жем, пред­ста­ви­те­ли бело­рус­ско­го кни­го­из­да­ния тра­ди­ци­он­но зани­ма­ли и про­дол­жа­ют до сих пор зани­мать самые пре­стиж­ные места на меж­ду­на­род­ных книж­ных выставках-ярмарках. Пони­маю — момен­таль­но най­дут­ся скеп­ти­ки, кото­рые нач­нут гово­рить, что пред­став­лен­ные на выстав­ках рос­кош­ные фоли­ан­ты выпу­ще­ны за счет госу­дар­ства, а точ­нее нало­го­пла­тель­щи­ка, и сам факт их выхо­да в свет порой име­ет неко­то­рый пока­зуш­ный отте­нок… А вот, мол, рядо­во­му писа­те­лю издать­ся в госу­дар­ствен­ном изда­тель­стве почти невоз­мож­но…

Но давай­те раз­бе­рем­ся… Дей­стви­тель­но, в совет­ские вре­ме­на толь­ко одно мин­ское изда­тель­ство «Мастац­кая літа­ра­ту­ра» («Худо­же­ствен­ная лите­ра­ту­ра») выпус­ка­ло доб­рых две с поло­ви­ной сот­ни ори­ги­наль­ных книг в год, выпла­чи­вая при этом авто­ру такой гоно­рар, что он доста­точ­но без­бед­но мог на него кор­мить семью не мень­ше года… Сего­дня ситу­а­ция, разу­ме­ет­ся, иная. Но в отли­чие от Рос­сии, ни одно из круп­ней­ших госиз­да­тельств в Бела­ру­си при­ва­ти­зи­ро­ва­но не было и уров­нем выпус­ка­е­мой про­дук­ции про­дол­жа­ет демон­стри­ро­вать част­ни­ку, какой долж­на быть насто­я­щая кни­га. Что­бы не быть голо­слов­ным, сошлюсь на весь­ма све­жий соб­ствен­ный при­мер. Неза­дол­го до Ново­го года мне сооб­щи­ли, что руко­пись моей кни­ги избран­но­го утвер­жде­на Мини­стер­ством инфор­ма­ции для выпус­ка в 2016 году в серии книг, изда­ю­щих­ся для биб­лио­тек стра­ны. Это озна­ча­ет, что все рас­хо­ды по выпус­ку сбор­ни­ка берет на себя госу­дар­ство, а тираж будет доста­точ­но мас­со­вым. В моем слу­чае — 2100 экзем­пля­ров. Изда­вать «Про­свет­ле­ние» (имен­но так я решил назвать кни­гу) было пору­че­но изда­тель­ству «Народ­ная асве­та» («Народ­ное про­све­ще­ние»), одно­му из ста­рей­ших изда­тельств стра­ны. Не буду скры­вать — полу­чил истин­ное насла­жде­ние от встреч и обще­ния и с дирек­то­ром изда­тель­ства В.В. Кали­стра­то­вой, и с глав­ным редак­то­ром Е.В. Лит­ви­но­вич, и, в осо­бен­но­сти, с редак­то­ром кни­ги Е.М. Парах­не­вич, кото­рая сама ока­за­лась доче­рью извест­но­го бело­рус­ско­го писа­те­ля Мих­а­ся Парах­не­ви­ча, с кото­рым мне неко­гда дово­ди­лось встре­чать­ся… Имел воз­мож­ность наблю­дать, как вдум­чи­во вчи­ты­ва­лась Еле­на Михай­лов­на в каж­дое сти­хо­тво­ре­ние, какие чув­ства испы­ты­ва­ла сама. Даже не пыта­лась что-то сни­мать или пра­вить. Зато отыс­ка­ла несколь­ко сти­хо­тво­ре­ний, кото­рые по автор­ско­му недо­смот­ру ока­за­лись в руко­пи­си два­жды… А с какой любо­вью и тща­тель­но­стью отнес­лись к сво­е­му делу пред­ста­ви­те­ли дру­гих редак­ций! Пре­крас­но сра­бо­та­ли и кор­рек­то­ры, и офор­ми­те­ли! Все­го за непол­ных два меся­ца изряд­ный том, в кото­ром почти пять­сот стра­ниц, вышел в свет… Когда я ото­слал экзем­пляр кни­ги в Воро­неж извест­но­му кри­ти­ку Вяче­сла­ву Люто­му, с чьим пре­ди­сло­ви­ем вышло «Про­свет­ле­ние», он напи­сал, что о таком изда­нии мож­но меч­тать любо­му рус­ско­му поэту… Разу­ме­ет­ся, в такую серию может попасть дале­ко не каж­дый обла­да­тель член­ско­го биле­та Сою­за писа­те­лей Бела­ру­си. Но ведь, поло­жа руку на серд­це, не каж­дый и заслу­жи­ва­ет того, что­бы имен­но его про­из­ве­де­ния широ­ко про­па­ган­ди­ро­ва­лись…


 

Свет­ла­на Замле­ло­ва, член Сою­за писа­те­лей Рос­сии, про­за­ик, пуб­ли­цист, глав­ный редак­тор сете­во­го лите­ра­тур­но­го жур­на­ла «Камер­тон», шеф-редактор литературно-исторического жур­на­ла «Вели­ко­росс». Москва

В ЛЮБОЙ ситу­а­ции для того что­бы понять, как быть и что делать даль­ше, нуж­но трез­во и вер­но пред­став­лять себе эту ситу­а­цию. Что каса­ет­ся совре­мен­ной рус­ской лите­ра­ту­ры, глав­ной её бедой явля­ет­ся рас­кол, раз­де­ле­ние на медий­ную, или доступ­ную чита­те­лю, и резер­ва­ци­он­ную. Беда в том, что луч­ши­ми писа­те­ля­ми назы­ва­ют сего­дня людей, чуж­дых лите­ра­ту­ре. То, что мы назы­ва­ем «реги­о­наль­ны­ми лос­ку­та­ми», доступ­но очень узко­му кру­гу чита­те­лей. Доста­точ­но зай­ти в любой книж­ный мага­зин, что­бы уви­деть и понять, кого зна­ет сего­дня чита­ю­щая Рос­сия. И свя­за­но это не с отсут­стви­ем еди­но­го лит­про­стран­ства. Сто­ит при­знать, что наше вре­мя обла­да­ет сво­и­ми осо­бен­но­стя­ми, и лите­ра­ту­ра здесь не исклю­че­ние. Для кни­го­из­да­те­ля писа­те­лей заме­ни­ли про­ек­ты, а ста­ло быть, лите­ра­ту­ру – лже­ли­те­ра­ту­ра. Сего­дня мод­ный, медий­ный автор – это симу­лякр, ими­та­ция само­го себя. Это тира­жи, пре­мии и некая роль: утон­чён­ный интел­лек­ту­ал, бру­таль­ный пацан, воцер­ко­в­лён­ный хри­сти­а­нин и пр. И чита­те­лю пред­ла­га­ют не про­из­ве­де­ние, а образ. Мож­но мно­го гово­рить о том, поче­му это имен­но так, а не ина­че. Но от это­го ниче­го не изме­нит­ся. Когда писа­те­ли, пре­иму­ще­ствен­но из лите­ра­тур­ной резер­ва­ции, гово­рят о госу­дар­ствен­ной под­держ­ке, они, как пред­став­ля­ет­ся, не вполне пони­ма­ют, как это может осу­ще­ствить­ся на прак­ти­ке. Како­ва долж­на быть эта под­держ­ка: а) пер­со­наль­ная; б) кол­лек­тив­ная, то есть через сою­зы; в) какая-то ещё. Но если речь идёт о пер­со­наль­ной под­держ­ке, то неслож­но себе пред­ста­вить, какая нач­нёт­ся скло­ка. И потом, кто будет опре­де­лять адре­са­тов помо­щи? А глав­ное, нет ника­ких сомне­ний, что в пер­вые ряды оче­ре­ди на вспо­мо­же­ние попа­дут всё те же лов­кие ребя­та из медий­ных, всё тот же спи­сок фами­лий, кото­рые каж­дый раз при­во­дят в при­мер лени­вые кри­ти­ки, зазву­чит и в этот раз. Что каса­ет­ся твор­че­ских сою­зов, то ни для кого не сек­рет, что их коли­че­ство уве­ли­чи­лось за послед­нее вре­мя, а чис­ло при­ня­тых чле­нов и вовсе вырос­ло в разы. Более того, ново­ис­пе­чён­ные чле­ны орга­ни­за­ций не все­гда ока­зы­ва­ют­ся хоро­ши­ми лите­ра­то­ра­ми. И как быть в этом слу­чае? Каким сою­зам пред­ло­жить помощь и как её делить? Да и сто­ит, нако­нец, при­знать, что совре­мен­ное рос­сий­ское госу­дар­ство не нуж­да­ет­ся в писа­те­лях так, как нуж­да­лось совет­ское. А если бы эта нуж­да и воз­ник­ла, то никак не ради защи­ты инте­ре­сов тру­дя­щих­ся – это тоже необ­хо­ди­мо при­знать. И если пред­ста­вить, что наше сего­дняш­нее госу­дар­ство возь­мёт на содер­жа­ние неких писа­те­лей, то нетруд­но и вооб­ра­зить, что оно потре­бу­ет вза­мен. Поэто­му в том, что госу­дар­ство дистан­ци­ро­ва­лось от лите­ра­ту­ры, опре­де­лён­но есть и поло­жи­тель­ный момент. По край­ней мере, от редак­то­ров неза­ви­си­мых изда­ний никто не потре­бу­ет пуб­ли­ко­вать так назы­ва­е­мых «извест­ных писа­те­лей», отли­ча­ю­щих­ся, как пра­ви­ло, кос­но­язы­чи­ем и неве­же­ством. Конеч­но, зада­ча любо­го редак­то­ра – рабо­та с автор­ским тек­стом. Сверх­за­да­ча – выяв­ле­ние талант­ли­во­го и ярко­го сре­ди огром­но­го коли­че­ства напи­сан­но­го. Но с учё­том исто­ри­че­ско­го кон­тек­ста у редак­то­ра появи­лась и мега­за­да­ча: отсе­кать медий­ную или пре­ми­аль­ную лите­ра­ту­ру, разъ­яс­нять, по воз­мож­но­сти, чита­те­лю, поче­му не нуж­но осо­бен­но дове­рять кни­гам, полу­ча­ю­щим пре­мии. Поче­му, напри­мер, сте­на не может катить­ся, а пот быть бес­чис­лен­ным, и поче­му из выхлоп­ной тру­бы не может валить пар (все эти пер­лы встре­ча­ют­ся в пре­ми­ро­ван­ных кни­гах) и т.д. Редак­то­ра круп­ных изда­тельств, пуб­ли­ку­ю­щих эти, с поз­во­ле­ния ска­зать, ори­ги­наль­но­сти, отчего-то не утруж­да­ют себя рабо­той с тек­ста­ми. И тут одно из двух: либо при­хо­дит­ся всё пере­пи­сы­вать зано­во, либо для лит­про­ек­тов кра­со­та и пра­виль­ность речи не име­ет ника­ко­го зна­че­ния. Что ж, предо­ста­вим мерт­ве­цам хоро­нить сво­их мерт­ве­цов. А лите­ра­тур­ной резер­ва­ции, в кото­рой, волею судеб, ока­за­лись и участ­ни­ки Круг­ло­го сто­ла, сле­ду­ет поста­рать­ся сохра­нить и пре­умно­жить рус­скую лите­ра­ту­ру. А глав­ное – не прой­ти мимо талант­ли­во­го.


 

Ели­за­ве­та Мар­ты­но­ва (Дани­ло­ва), член Сою­за писа­те­лей Рос­сии, лау­ре­ат все­рос­сий­ских лите­ра­тур­ных пре­мий,  глав­ный редак­тор жур­на­ла «Вол­га – ХХI век». Сара­тов

РЕДАКТИРОВАТЬ тек­сты я нача­ла очень дав­но, сра­зу после окон­ча­ния уни­вер­си­те­та, не по рабо­те (я тогда пре­по­да­ва­ла рус­ский язык в вузе), а что назы­ва­ет­ся, по при­зва­нию. Писа­те­ли наши сара­тов­ские, руко­во­ди­те­ли лите­ра­тур­ных сту­дий и их участ­ни­ки, быст­ро сооб­ра­зи­ли, что могут рас­счи­ты­вать на уст­ный отклик или пись­мен­ную рецен­зию, на мои прав­ки и под­сказ­ки — и ста­ли мне при­но­сить свои руко­пи­си. А я всё удив­ля­лась: а поче­му в издательстве-то кни­гу не могут отре­дак­ти­ро­вать как сле­ду­ет? Потом узна­ла, что изда­тель­ства у нас в Сара­то­ве все част­ные (пла­ти день­ги — и будет тебе кни­га «по сред­ствам», в автор­ской редак­ции, со все­ми недо­ра­бот­ка­ми), что если где-то ещё и оста­лись штат­ные кор­рек­то­ры, то редак­то­ры все, как пра­ви­ло, берут­ся «со сто­ро­ны», и то, если писа­тель счи­та­ет, что редак­ту­ра ему нуж­на. Боль­шин­ство же пишу­щих и изда­ю­щих кни­ги даже и не подо­зре­ва­ет, как важ­ны взгляд со сто­ро­ны и лите­ра­тур­ное редак­ти­ро­ва­ние. Меня все­гда воз­му­ща­ло, что основ­ную мас­су ХОРОШО ИЗДАННЫХ (в смыс­ле оформ­ле­ния) в этих самых част­ных изда­тель­ствах книг невоз­мож­но читать. В этом пото­ке отыс­кать дей­стви­тель­но худо­же­ствен­ную кни­гу про­сто нере­аль­но. А ведь луч­шие, дей­стви­тель­но талант­ли­вые писа­те­ли Сара­то­ва тоже вынуж­де­ны изда­вать свои про­из­ве­де­ния за свой счёт, хоро­шо, если спон­со­ра най­дут (кста­ти, спон­со­рам тоже всё рав­но, кому выде­лять или, чаще, не выде­лять сред­ства для изда­ния книг). Никто им, писа­те­лям, не помо­га­ет. Вот их сти­хи, про­за, пуб­ли­ци­сти­ка тоже про­па­да­ют в без­ли­ком пото­ке. Это ещё хуже, чем изда­ние 99% гра­фо­ман­ских томов. В общем-то, имен­но непри­я­тие этой ситу­а­ции и под­толк­ну­ло меня к тому, что­бы стать редак­то­ром жур­на­ла. «Под одной кры­шей» мож­но было собрать талант­ли­вых писа­те­лей Сара­то­ва и дру­гих горо­дов, дать им воз­мож­ность пуб­ли­ко­вать­ся в госу­дар­ствен­ном изда­нии, кото­рое финан­си­ру­ет­ся из бюд­же­та – и воз­мож­ность гаран­ти­ро­ван­но най­ти сво­е­го чита­те­ля.

Конеч­но, жур­нал не заме­ня­ет автор­скую кни­гу, но всё же…

Но сра­зу же – с 2008 года – я столк­ну­лась с рядом про­блем.

  1. Сою­зу писа­те­лей (мест­но­му его отде­ле­нию) тре­бо­ва­лась толь­ко пуб­ли­ка­ция всех его чле­нов, неза­ви­си­мо от худо­же­ствен­но­го уров­ня напи­сан­но­го – и неза­ви­си­мо от того, печа­та­лось или нет то, что они пред­ла­га­ли в жур­нал уже много-много лет назад. Соот­вет­ствен­но, каж­дую пуб­ли­ка­цию любо­го ино­го­род­не­го авто­ра встре­ча­ли в шты­ки и писа­ли «об этом без­об­ра­зии» отри­ца­тель­ные рецен­зии на жур­нал в мест­ные газе­ты. У меня уже целый архив есть — и этих самых рецен­зий, и моих отве­тов на них.
  2. Учре­ди­те­лям тоже тре­бо­ва­лось исклю­чи­тель­но «сара­тов­ское», пото­му что, мол, жур­нал изда­ёт­ся на сред­ства сара­тов­ских нало­го­пла­тель­щи­ков. Ну и конеч­но, сплош­ной «пози­тив», ника­кой поли­ти­ки, ника­кой пуб­ли­ци­сти­ки, толь­ко «любовь и при­ро­да» (цити­рую одну из реко­мен­да­ций).
  3. В слу­чае отка­за в пуб­ли­ка­ции неко­то­рые авто­ры шли жало­вать­ся выше­сто­я­ще­му началь­ству (куда повы­ше) и тре­бо­вать, что­бы их напе­ча­та­ли в при­каз­ном поряд­ке.

А мне хоте­лось делать хоро­ший жур­нал. Рос­сий­ско­го уров­ня. Не огра­ни­чен­ный домо­ро­щен­ной цен­зу­рой. Без огляд­ки «как бы чего не вышло». Очень мно­го уси­лий при­шлось при­ло­жить, что­бы три основ­ные про­бле­мы, о кото­рых я толь­ко что напи­са­ла, не сто­я­ли так ост­ро.

Но вна­ча­ле дей­стви­тель­но было труд­но. Осо­бен­но удру­чал поток гра­фо­ма­нии, иду­щий ото­всю­ду: и из Сою­за писа­те­лей, и само­тё­ком по элек­трон­ной почте, и про­сто люди с ули­цы при­хо­ди­ли. То есть был настрой такой: опуб­ли­ко­вать­ся любым спо­со­бом, а редак­тор, он так, «сбо­ку при­пё­ку», одно бес­по­кой­ство от него.

Один това­рищ все­ми путя­ми доби­вал­ся пуб­ли­ка­ции сра­зу сот­ни (!) сво­их сти­хо­тво­ре­ний еди­но­вре­мен­но, при­чём все сти­хи свои посвя­щал «по нис­хо­дя­щей» пре­зи­ден­ту, мини­стру, наше­му губер­на­то­ру, и пол­ча­са на повы­шен­ных тонах объ­яс­нял, поче­му я долж­на это сде­лать. Ска­за­ла, что буду согла­со­вы­вать с адре­са­та­ми. Вспом­ни­ла про него, пото­му что это был, к сожа­ле­нию, типич­ный слу­чай. Всё это было бы смеш­но, когда бы не было так груст­но.

Вооб­ще, конеч­но, зада­ча редак­то­ра — нахо­дить такие сти­хи и такую про­зу, кото­рую надо пра­вить «по мини­му­му». К момен­ту назна­че­ния меня редак­то­ром я уже несколь­ко лет редак­ти­ро­ва­ла кни­ги сара­тов­ских авто­ров и пре­по­да­ва­ла рус­ский язык в вузе. И тот и дру­гой опыт очень помог, так же, как и поезд­ки на Форум моло­дых писа­те­лей Рос­сии – узна­ва­ла новые име­на, ста­ла раз­би­рать­ся в спе­ци­фи­ке жур­на­лов. Все­гда раду­юсь, когда нахо­жу талант­ли­во­го авто­ра. Сра­зу погру­жа­юсь в его мир, про­сто как чита­тель, и толь­ко немно­го поз­же начи­наю смот­реть кри­ти­че­ски.

Если про­из­ве­де­ние ото­бра­но, под­хо­дит по фор­ма­ту и тональ­но­сти, и в номер впи­сы­ва­ет­ся… Начи­на­ет­ся рабо­та с авто­ром. Прав­ки надо согла­со­вы­вать, обго­ва­ри­вать пред­ва­ри­тель­но.  Пуб­ли­ка­ция в жур­на­ле – это резуль­тат общей рабо­ты. Редак­тор видит со сто­ро­ны то, что не видит автор, он вжи­ва­ет­ся в этот текст (про­зу, сти­хи, ста­тью) и дела­ет его чита­бель­ным, ясным, выстро­ен­ным, лишён­ным грам­ма­ти­че­ских, сти­ли­сти­че­ских, ком­по­зи­ци­он­ных и про­чих оши­бок, и конеч­но, отби­ра­ет то, что соот­вет­ству­ет направ­ле­нию жур­на­ла. Посте­пен­но научи­лась отка­зы­вать. Это тяже­ло. Как буд­то при­го­вор какой-то выно­сишь. Но юмор помо­га­ет…

  • «Вы не берё­те? Выбрось­те тогда в мусор» – «С удо­воль­стви­ем».
  • «Вот Вы меня не печа­та­е­те… А вот со ста­тьёй, опуб­ли­ко­ван­ной в про­шлом номе­ре у Вас, я кате­го­ри­че­ски не соглас­на». – «Так её спе­ци­аль­но и печа­та­ли для того, что­бы Вы с ней не согла­ша­лись».
  • «Вы выбра­ли у меня для пуб­ли­ка­ции мои самые пло­хие сти­хо­тво­ре­ния…» – «Ста­ра­лась».

Разу­ме­ет­ся, диа­лог с авто­ром нуж­но стро­ить так, что­бы нико­го не оби­деть. Ни в слу­чае отка­за, ни в слу­чае пуб­ли­ка­ции и рабо­ты с авто­ром. Совсем по-другому ста­ла отно­сить­ся к соб­ствен­ным пуб­ли­ка­ци­ям в дру­гих жур­на­лах. С пони­ма­ни­ем того, как труд­но редак­то­ру. И того, что если он выбрал тебя – то ты, без­услов­но, нашёл ново­го чита­те­ля. А ведь это самое глав­ное.  И ещё. О чита­те­лях. Недав­но (26 авгу­ста 2016 года) была пере­да­ча по сара­тов­ско­му радио о жур­на­ле, пря­мой эфир, и я пора­до­ва­лась, сколь­ко было звон­ков — и от писа­те­лей, и от чита­те­лей, и сколь­ко откли­ков потом. Ну, думаю, зна­чит, не про­па­дёт мой нескорб­ный труд… Уже хоро­шо.


Борис СЕЛЕЗНЁВ, поэт, про­за­ик, глав­ный редак­тор лите­ра­тур­но­го жур­на­ла «Ари­на». Ниж­ний Нов­го­род

ОДНАЖДЫ Вален­тин Нико­ла­ев (свет­лая память ему), мно­го лет бес­смен­ный руко­во­ди­тель сек­ции про­зы «Волож­ка» Ниже­го­род­ской писа­тель­ской орга­ни­за­ции, рас­ска­зал мне любо­пыт­ный и поучи­тель­ный эпи­зод из сво­ей жиз­ни. Слу­чи­лось всё это в Москве, в редак­ции одно­го тол­сто­го жур­на­ла. Есте­ствен­но, еще в доб­рые ста­рые «застой­ные» вре­ме­на. Там у него гото­ви­лась к пуб­ли­ка­ции повесть, и он при­ез­жал в редак­цию, что­бы в послед­ний раз согла­со­вать редак­тор­скую прав­ку. По завер­ше­нии этой удач­ной встре­чи он вышел в кори­дор, достал вожде­лен­ную пач­ку «При­мы»… – тут откры­лась дверь и выбе­жал редак­тор с тол­стой руко­пи­сью в руках. Нико­ла­ев сра­зу заме­тил: в руко­пи­си, что назы­ва­ет­ся, живо­го места нет. Вся исчер­ка­на чьей-то без­жа­лост­ной рукой. При энер­гич­ном закры­ва­нии две­ри две-три стра­ни­цы выпа­ли и спла­ни­ро­ва­ли к ногам Вален­ти­на Арсе­нье­ви­ча. Он тут же накло­нил­ся, подо­брал их и, про­тя­ги­вая вла­дель­цу испещ­рен­ные прав­кой листоч­ки, сочув­ствен­но спро­сил: «Что, совсем пло­хо дело»? На что полу­чил совсем неожи­дан­ный ответ: «Отлич­ная вещь!» И силу­эт редак­то­ра обо­зна­чил­ся уже в кон­це кори­до­ра. Нико­ла­ев был до такой сте­пе­ни заин­три­го­ван этим обсто­я­тель­ством, что не ушёл из редак­ции, пока не узнал, чья это была руко­пись и как назы­ва­лась та, по сло­вам редак­то­ра, отлич­ная вещь. Это ока­за­лась зна­ме­ни­тая «Царь-рыба» Вик­то­ра Аста­фье­ва! То был вто­рой нока­ут, но после это­го слу­чая Нико­ла­ев стал ещё стро­же отно­сить­ся как к сво­им, так и к уче­ни­че­ским тек­стам. И, как видим, не зря, посколь­ку из «Нико­ла­ев­ской шко­лы», как из «Шине­ли» Гого­ля, вышла целая пле­я­да моло­дых талант­ли­вых ниже­го­род­ских про­за­и­ков. Не буду назы­вать их име­на, так как зада­чи и цели у этой замет­ки дру­гие. На мой взгляд, этот эпи­зод из редак­ци­он­ной жиз­ни — весь­ма поучи­тель­ная иллю­стра­ция кипя­щей лите­ра­тур­ной дея­тель­но­сти того вре­ме­ни. Иллю­стра­ция же сего­дняш­ней «лите­ра­тур­ной дея­тель­но­сти» — чудо­вищ­ный поток гра­фо­ма­нии, сквозь кото­рый ред­ки­ми искра­ми про­би­ва­ют­ся моло­дые ода­рен­ные авто­ры. Но ведь еще надо иметь силу, что­бы про­бить сей мут­ный поток! Что же делать сла­бень­ким поэтам и про­за­и­кам, в кото­рых тоже есть искра Божия? Сей­час все семи­на­ры плат­ные, не под­сту­пишь­ся. Сла­ва Богу, пока еще суще­ству­ют изда­ния, где будут с ними бес­плат­но зани­мать­ся. Есть ЛИТО и сек­ции при СП. Есть у нас Диа­на Кан, кото­рая выве­ла не один деся­ток моло­дых талант­ли­вых сти­хо­твор­цев на стра­ни­цы тол­стых жур­на­лов…. Но это, как она сама пишет, «лос­кут­ный» и «точеч­ный» под­ход — не систем­но. Да что и гово­рить, если боль­шин­ство изда­тельств рабо­та­ют сей­час совсем без кор­рек­то­ров. Куда уж нам до «голо­со­вой» (двой­ной) кор­рек­ту­ры совет­ско­го вре­ме­ни! Тут про­стая «причинно-следственная связь». След­ствие — совер­шен­но бед­ствен­ное состо­я­ние как все­го лит­про­цес­са в целом, так и инсти­ту­та редак­ту­ры в част­но­сти. След­ствие — нали­цо. Попро­бу­ем (в тысяч­ный раз) выявить при­чи­ны?.. Их мно­го, но одна из глав­ней­ших, на мой взгляд, зата­и­лась в паде­нии нашей нрав­ствен­но­сти и куль­ту­ры. Не ска­жу – в лите­ра­ту­ре, посколь­ку тут слож­но сде­лать под­лог, выдать чер­ное за белое. Были, конеч­но же, попыт­ки: Иван Чон­кин, напри­мер. Даже имя авто­ра забыл. Где сей­час этот Чон­кин? Нали­цо под­лог, вре­мя пока­за­ло. Дру­гое дело — кино. Боль­шой удар нанес совет­ский кине­ма­то­граф по нрав­ствен­но­сти, осо­бен­но моло­дых людей. И мы были тогда еще моло­ды­ми. Но до сих пор кру­тят под Новый год эту милую «баню» («С лег­ким паром!»), после пер­во­го пока­за кото­рой все моло­день­кие учил­ки рус­ско­го язы­ка и лите­ра­ту­ры друж­но заку­ри­ли. А что тако­го? А то, что заку­рить — лег­ко… А вот попро­буй­те бро­сить!.. По прин­ци­пу: раз­ру­шить — про­сто, постро­ить — слож­но. Дело мно­гих лет. С нрав­ствен­но­стью — ана­ло­гич­но. А в этом филь­ме как раз и высме­и­ва­лась нрав­ствен­ность в лице Иппо­ли­та. И воз­во­ди­лась в нор­му (!) дур­ная роман­ти­ка. Что будет хоро­ше­го у Жени и Нади, после того как они, в общем-то, под­лень­ко посту­пи­ли со сво­и­ми близ­ки­ми людь­ми?.. А как мы все их полю­би­ли… Вот что может сде­лать вели­ко­леп­ная актер­ская игра! Дру­гой мой люби­мый фильм, «Курьер» Каре­на Шах­на­за­ро­ва, — это уже пери­од так назы­ва­е­мой «пере­строй­ки». Здесь вооб­ще откры­тым тек­стом под видом шут­ки глав­ный герой («пошу­тить хотел») про­во­дит пош­лень­кую идей­ку обо­га­ще­ния за счет обо­льще­ния девуш­ки, доче­ри состо­я­тель­но­го чело­ве­ка. И про­фес­сор Куз­не­цов («силь­ный чело­век») явно про­иг­ры­ва­ет шут­ни­ку со сво­и­ми скуч­ны­ми совет­ски­ми дог­ма­ми. И как же это было, пра­во, забав­но и смеш­но!.. И здесь отлич­ная игра акте­ров дела­ет свое дело. Мы им верим. А если верим, будем и под­ра­жать… А юмор-то убий­ствен­ный! Созда­те­ли филь­ма «Брат», види­мо, дела­ли став­ку на образ ново­го рус­ско­го Робин Гуда. Не вышло. Герой, по сути, после ряда убийств ста­но­вит­ся таким же бан­ди­том, как те, кото­рых он уби­вал. И ника­кой тут рус­ской идеи нет, а всё кру­тит­ся вокруг денег: «Возь­ми, тут мно­го. Пожи­вешь», — гово­рит глав­ный герой Дани­ла нем­цу. Вот и вся соль. Для чего это я всё пишу, ведь фильмы-то все как бы люби­мые. Поче­му «как бы»? Да сомне­вать­ся начал. Вижу вез­де под­лог, инси­ну­а­цию… Вот с «Демо­ном» Лер­мон­то­ва вро­де бы разо­бра­лись. С «Масте­ром и Мар­га­ри­той» Бул­га­ко­ва — тоже. Нель­зя заве­до­мо без­об­раз­ное изоб­ра­жать кра­си­во. Вспо­ми­наю дав­ние сло­ва одной моей чита­тель­ни­цы: «В ваших сти­хах мне даже про­сти­тут­ки нра­вят­ся». Тогда я был польщен. А сей­час заду­мы­ва­юсь…  И всё кажет­ся мне, что меч­ты о воз­вра­ще­нии госу­дар­ствен­но­го ста­ту­са нашим писа­тель­ским сою­зам про­сто наив­ны. Пото­му что вла­стям от это­го выго­ды нет, толь­ко забо­ты и хло­по­ты. Да про­сто не любят они писа­те­лей, а день­ги любят. Вот поэто­му на чинов­ни­ков здесь рас­счи­ты­вать не при­хо­дит­ся, а сво­и­ми народ­ны­ми сила­ми что-то попы­тать­ся сде­лать. Но уже и резуль­та­ты, конеч­но, есть. К при­ме­ру, в совет­ские вре­ме­на в Ниж­нем Нов­го­ро­де раз в год изда­вал­ся лишь один литературно-художественный аль­ма­нах и реги­о­наль­ный жур­нал «Вол­га» в Сара­то­ве. Сей­час в нашем горо­де изда­ет­ся два аль­ма­на­ха и три лите­ра­тур­ных жур­на­ла. Есть ведь про­гресс? Толь­ко редак­ту­ру с кор­рек­ту­рой чуток под­тя­нуть оста­лось…


 

Нина Яго­дин­це­ва, сек­ре­тарь Сою­за писа­те­лей Росс­сии, кан­ди­дат куль­ту­ро­ло­гии, руко­во­ди­тель Лите­ра­тур­ной мастер­ской «Взлёт­ная поло­са» и Лите­ра­тур­ных кур­сов ЧГИК, редак­тор. Челя­бинск

РЫНОЧНАЯ сво­бо­да кни­го­из­да­ния све­ла инсти­тут редак­ту­ры на нет. Каче­ство книг – осо­бен­но изда­ва­е­мых в реги­о­нах – бук­валь­но рух­ну­ло. Рабо­тая в про­ек­те Южно-Уральской лите­ра­тур­ной пре­мии, мы еже­год­но полу­ча­ем на кон­курс более 200 изда­ний, и с горе­чью отме­ча­ем: каче­ство книг пада­ет год от года. «Опти­ми­за­ция» рас­хо­дов пер­вым вычёр­ки­ва­ет из изда­тель­ско­го кол­лек­ти­ва, кото­рый дол­жен рабо­тать над кни­гой, кор­рек­то­ра, вто­рым – редак­то­ра, тре­тьим – художника-дизайнера. О такой рос­ко­ши, как науч­ные кон­суль­тан­ты (напри­мер, для книг на исто­ри­че­скую тему), даже речи нет. Вот толь­ко типо­гра­фия никак не под­да­ёт­ся опти­ми­за­ции и чёр­ным по бело­му печа­та­ет все тек­сто­вые ошиб­ки и сти­ли­сти­че­ские огре­хи, но зато цвет­ным по мато­вой при­прес­сов­ке – порт­рет авто­ра, жела­тель­но на всю стра­ни­цу, часто – с пыш­ным буке­том напе­ре­вес… А мы ещё гово­рим об утра­те инте­ре­са к чте­нию.

Ушло пони­ма­ние кни­ги как объ­ек­та кол­лек­тив­но­го твор­че­ства и кол­лек­тив­ной ответ­ствен­но­сти – и «книж­ные» про­фес­сии тоже есте­ствен­но при­хо­дят в упа­док. Обост­ри­лась до пре­де­ла про­бле­ма гра­мот­но­сти: моло­дые редак­то­ры, выпуск­ни­ки фило­ло­ги­че­ских факуль­те­тов, зача­стую не в состо­я­нии отли­чить дефис от тире, не дру­жат с грам­ма­ти­кой и поня­тия не име­ют об автор­ских зна­ках, осо­бен­но в поэ­зии. То есть если и вклю­ча­ют­ся в рабо­ту, то добав­ля­ют к автор­ско­му хао­су нема­лую толи­ку недо­ра­зу­ме­ний. Най­ти хоро­ше­го редак­то­ра – боль­шая уда­ча, почти сча­стье. Поэто­му на Лите­ра­тур­ных кур­сах ЧГИК мы вве­ли спе­ци­аль­ный раз­дел «Осно­вы редак­тор­ской рабо­ты» – с тем, что­бы и редак­тор, и автор луч­ше пони­ма­ли друг дру­га в непро­стом диа­ло­ге.

Гото­вя к печа­ти учеб­ник «Орга­ни­за­ция лите­ра­тур­ной рабо­ты», я сфор­му­ли­ро­ва­ла несколь­ко прин­ци­пи­аль­ных момен­тов, ста­ра­ясь уви­деть ситу­а­цию и с той, и с дру­гой сто­ро­ны. Ведь редак­тор – это посред­ник меж­ду авто­ром и чита­те­лем, одно­вре­мен­но чита­тель и соав­тор. Его зада­ча – помочь авто­ру выве­сти текст из лич­ной сфе­ры в сфе­ру куль­тур­но­го диа­ло­га. Редак­тор дол­жен, с одной сто­ро­ны, мак­си­маль­но сохра­нить и акцен­ти­ро­вать автор­скую инди­ви­ду­аль­ность, с дру­гой – помочь авто­ру соблю­сти нор­мы и пра­ви­ла куль­тур­но­го диа­ло­га. Есть несколь­ко раз­лич­ных уста­но­вок рабо­ты, свое­об­раз­ных редак­тор­ских «ролей»:

  • редактор-соавтор хоро­шо чув­ству­ет текст «изнут­ри», спо­со­бен оце­ни­вать про­из­ве­де­ние по худо­же­ствен­ным зако­нам, задан­ным авто­ром, может так­тич­но исправ­лять ошиб­ки и под­ска­зы­вать авто­ру вари­ан­ты реше­ний. Встре­тить тако­го редак­то­ра – боль­шая уда­ча;
  • редактор-педагог обла­да­ет боль­шим лите­ра­тур­ным опы­том, при редак­ти­ро­ва­нии подроб­но объ­яс­ня­ет, как дей­ству­ет тот или иной при­ём; его рабо­та направ­ле­на преж­де все­го на пер­спек­ти­ву раз­ви­тия авто­ра. Рабо­та с редактором-педагогом мак­си­маль­но инфор­ма­тив­на;
  • редактор-цензор под­хо­дит к тек­сту с зара­нее опре­де­лён­ны­ми кри­те­ри­я­ми, отсе­кая не соот­вет­ству­ю­щее теме, уров­ню и пр. Часто такая редак­ту­ра быва­ет необ­хо­ди­ма при под­го­тов­ке тема­ти­че­ских изда­ний. Обще­ние с редактором-цензором быва­ет наи­бо­лее слож­ным для авто­ра, посколь­ку воз­мож­но­сти диа­ло­га ока­зы­ва­ют­ся огра­ни­че­ны зара­нее.

Да и цели редак­ти­ро­ва­ния могут быть раз­лич­ны­ми: одно дело, когда раз­го­вор идёт о пуб­ли­ка­ции, здесь надо брать в рабо­ту наи­бо­лее цель­ные тек­сты – и на вто­рой план ухо­дят сти­хо­тво­ре­ния с одной-единственной, но яркой мета­фо­рой, или рас­сказ с удач­но най­ден­ным, но не реа­ли­зо­ван­ным сюже­том. Тогда как при педа­го­ги­че­ском редак­ти­ро­ва­нии имен­но эти «яркие» момен­ты ста­но­вят­ся цен­тром вни­ма­ния, и к ним «под­тя­ги­ва­ет­ся» весь осталь­ной текст. Если цель рабо­ты обго­во­ре­на зара­нее, редак­тор и автор ста­но­вят­ся надёж­ны­ми союз­ни­ка­ми.

Очень часто авто­ры обра­ща­ют­ся к редак­то­ру «по горя­чим сле­дам», вос­хи­щён­ные толь­ко что напи­сан­ным. Вос­торг состо­я­ния в этом слу­чае ещё не отде­лён от резуль­та­та (про­из­ве­де­ния), любые заме­ча­ния вос­при­ни­ма­ют­ся очень тяже­ло, и недо­ра­зу­ме­ния неиз­беж­ны. Преж­де, чем обра­тить­ся к редак­то­ру, каж­до­му авто­ру крайне жела­тель­но овла­деть навы­ка­ми само­ре­дак­ти­ро­ва­ния, устра­нить те ошиб­ки и недо­ра­зу­ме­ния, с кото­ры­ми он может спра­вить­ся сам. Но для это­го необ­хо­ди­мо уметь чёт­ко раз­де­лять два раз­лич­ных эта­па – твор­че­ства и редак­ти­ро­ва­ния. На эта­пе твор­че­ства текст ещё вос­при­ни­ма­ет­ся не как про­из­ве­де­ние, а как состо­я­ние – вдох­но­ве­ния, подъ­ёма сил. Состо­я­ние под­лин­но, дей­стви­тель­но пре­крас­но и редак­ти­ро­ва­нию не под­ле­жит. Состо­я­ние пере­жи­ва­ют – а про­из­ве­де­ние совер­шен­ству­ют, зача­стую мно­го­крат­но пере­пи­сы­вая. Если не путать и не сме­ши­вать два эта­па, само­ре­дак­ту­ра ста­но­вит­ся более про­дук­тив­ной, и раз­го­вор с редак­то­ром выстра­и­ва­ет­ся совер­шен­но на дру­гом уровне.

На Лите­ра­тур­ных кур­сах в рам­ках раз­де­ла «Осно­вы редак­ти­ро­ва­ния» мы рас­смат­ри­ва­ем сле­ду­ю­щую про­фес­си­о­наль­ную про­бле­ма­ти­ку:

  • рабо­та редак­ци­он­ной кол­ле­гии,
  • кон­цеп­ция литературно-художественного изда­ния,
  • виды сбор­ни­ков,
  • сбор и под­го­тов­ка мате­ри­а­лов к печа­ти,
  • виды ком­по­зи­ции изда­ния,
  • реа­ли­за­ция идеи кни­ги в её назва­нии и оформ­ле­нии (эле­мен­ты «книж­но­го кода»).

Осво­е­ние инфор­ма­ции про­ис­хо­дит не толь­ко через изу­че­ние тео­рии, но и через целый ряд «дело­вых игр», когда, напри­мер, о содер­жа­нии кни­ги слу­ша­те­ли про­бу­ют делать выво­ды по её облож­ке, так­тиль­но­му, цве­то­во­му, изоб­ра­зи­тель­но­му кодам и назва­нию. Или один и тот же текст пред­ла­га­ет­ся оце­нить с пози­ции трёх редак­тор­ских ипо­ста­сей: «педа­го­га», «соав­то­ра» и «цен­зо­ра».

Конеч­но, это­го крат­ко­го переч­ня тем недо­ста­точ­но, что­бы обре­сти про­фес­си­о­наль­ные навы­ки, но здесь очень важ­но пони­ма­ние спе­ци­фи­ки книж­но­го дела, край­ней необ­хо­ди­мо­сти вер­нуть в куль­тур­ный оби­ход саму про­фес­сию редак­то­ра и кол­лек­тив­ный прин­цип рабо­ты над кни­гой. А пока мы всё чаще и чаще откла­ды­ва­ем кни­ги в сто­ро­ну с горе­чью: ещё один погуб­лен­ный мате­ри­ал, зря потра­чен­ные сред­ства, обма­ну­тые ожи­да­ния и чита­те­ля, и авто­ра…


Люд­ми­ла Сал­ты­ко­ва, член Сою­за писа­те­лей Рос­сии, поэт, пуб­ли­цист, лите­ра­тур­ный пере­вод­чик, глав­ный редак­тор изда­тель­ства «Старт». Лау­ре­ат и побе­ди­тель более 30 лите­ра­тур­ных меж­ду­на­род­ных и рос­сий­ских пре­мий, кон­кур­сов, фести­ва­лей, член жюри ряда фести­ва­лей и кон­кур­сов, пре­зи­дент Меж­ду­на­род­но­го лите­ра­тур­но­го фести­ва­ля «Под небом рязан­ским». Рязань

ПЫТАЮСЬ понять, с какой сто­ро­ны мож­но бы про­дук­тив­нее решить про­бле­мы круг­ло­го сто­ла по состо­я­нию инсти­ту­та редак­ту­ры в нашей стране.  Думаю, что вряд ли это удаст­ся сде­лать на мате­ри­а­ле отдель­но­го реги­о­на, ведь мно­гое в изда­тель­ской дея­тель­но­сти – в плане укреп­ле­ния ли, реани­ма­ции ли инсти­ту­та редак­ту­ры – надо совер­шать зако­но­да­тель­но, в мас­шта­бах всей стра­ны. Пото­му что если от преж­ней, совет­ской кро­ны редак­ту­ры мало чего оста­лось, так ведь и корни-то, кото­рые, сла­ва Богу, совсем не повы­дер­ги­ва­ли, всё же здо­ро­во под­пор­ти­ли. Хотя, пожа­луй, при­ме­ры из раз­лич­ных обла­стей, кра­ев, рес­пуб­лик (а кар­ти­ны лите­ра­тур­но­го редак­ти­ро­ва­ния в раз­ных реги­о­нах Рос­сии, по моим наблю­де­ни­ям, повто­ря­ют друг дру­га, как отра­же­ния в зер­ка­ле) в сум­ме сво­ей при­ве­дут нас к состав­ле­нию какого-то кон­крет­но­го пла­на.

Изда­те­ли Рязан­щи­ны – а это област­ное изда­тель­ство «Прес­са», област­ная типо­гра­фия, изда­тель­ства выс­ших учеб­ных заве­де­ний и част­ные изда­тель­ства, глав­ны­ми редак­то­ра­ми в кото­рых в основ­ном явля­ют­ся чле­ны твор­че­ских сою­зов, – пери­о­ди­че­ски соби­ра­ют­ся на круг­лые сто­лы и на книж­ные фести­ва­ли в Рязан­ской област­ной биб­лио­те­ке им. Горь­ко­го (29.09 – 3.10.2016 про­хо­дил оче­ред­ной меж­ре­ги­о­наль­ный фести­валь «Чита­ю­щий мир», в рам­ках кото­ро­го рабо­та­ла и выставка-ярмарка боль­шо­го коли­че­ства изда­ю­щих орга­ни­за­ций, в том чис­ле с о.Сахалин, из Кали­нин­гра­да, Моск­вы, Орла, Санкт-Петербурга, Тулы, Яро­слав­ля и др.). На про­шлых таких фести­ва­лях, поми­мо изда­тель­ства «Прес­са» и област­ной типо­гра­фии, по резуль­та­там кон­кур­са «Кни­га года» были награж­де­ны рязан­ские изда­тель­ства «Рус­ское сло­во» (дирек­тор – член СП РФ А.П. Хлу­де­нев), РИД (член СП РФ Н.Г. Ибра­ги­мов), ИП Сит­ни­ков (гл.  ред. – член СРП И.К. Крас­но­гор­ская), а так­же изда­тель­ство «Старт» (соди­рек­тор А.В.Бандорин, гл.ред. Л.Ф. Сал­ты­ко­ва, чле­ны СП РФ и РСПЛ). Жаль, конеч­но, что вни­ма­ние поку­па­те­лей на таких меро­при­я­ти­ях при­вле­ка­ет в основ­ном кра­е­вед­че­ская и исто­ри­че­ская лите­ра­ту­ра, мы же боль­ше выпус­ка­ем поэ­ти­че­ские сбор­ни­ки мест­ных авто­ров (хотя есть и про­за, и дет­ская лите­ра­ту­ра) и аль­ма­на­хи. Но на книж­ной ярмар­ке на Крас­ной пло­ща­ди в этом году были про­да­ны 6 сти­хо­твор­ных сбор­ни­ков изда­тель­ства «Старт», чему мы очень рады.

Изда­ют­ся, конеч­но, и люби­тель­ские про­из­ве­де­ния, но явно «гра­фо­ман­скую» про­дук­цию рязан­ские изда­те­ли ста­ра­ют­ся не выпус­кать. Прав­да, и здесь «про­за жиз­ни» вно­сит свои кор­рек­ти­вы. Один из рязан­ских авто­ров (меж­ду про­чим – зани­мав­ший когда-то солид­ное место в Сов­нар­ко­ме и объ­е­хав­ший, как он пишет, «по пери­мет­ру» Совет­ский Союз) сумел най­ти общий язык с депу­та­том област­ной Думы, тот выде­лил ему день­ги на выпуск кни­ги (от име­ни сво­ей фир­мы). Обра­тил­ся он к нам для изда­ния его тру­дов, но мы нашли в его при­клю­чен­че­ском романе, в кото­ром дей­ствие про­ис­хо­ди­ло на Чукот­ке, очень уж боль­шое воз­дей­ствие Майн-Рида. Автор ска­зал, что пора­бо­та­ет, и забрал свое про­из­ве­де­ние. И вдруг на одной из выставок-ярмарок рязан­ских изда­ний мы уви­де­ли на стен­де изда­тель­ства «Узо­ро­чье» роман это­го Дмит­рия Фоки­на. Мало того, там был и его поэ­ти­че­ский сбор­ник, отра­жа­ю­щий, как он напи­сал в пре­ди­сло­вии, его жиз­нен­ный путь (а мы и не зна­ли, что он сти­хи пишет). Листаем…Что такое – это же отры­вок из «Анны Сне­ги­ной» С. Есе­ни­на?! А это сти­хо­тво­ре­ние посвя­тил сво­ей бабуш­ке извест­ный совре­мен­ный рязан­ский поэт (к сожа­ле­нию, его уже нет с нами) Ана­то­лий Сенин?! Но, вро­де бы при­пер­тый к стен­ке, «поэт» Дмит­рий Фокин хло­па­ет недо­умен­но гла­за­ми: «У Есе­ни­на нет героя с име­нем Диму­ля, у него Сер­гу­ня! А у Сени­на бабуш­ка Але­на, у меня же…». Напи­са­ли мы об этом в одном из СМИ и озву­чи­ва­ли этот факт на раз­ных меро­при­я­ти­ях, но воз и ныне там. Так что редак­тор ока­зы­ва­ет­ся ино­гда и перед про­бле­ма­ми, свя­зан­ны­ми с пла­ги­а­том и ему подоб­ны­ми фак­та­ми…

Прак­ти­че­ски же на пер­вом плане сто­ят вопро­сы, свя­зан­ные не столь­ко с содер­жа­ни­ем про­из­ве­де­ния, сколь­ко с его фор­мой, а здесь глав­ную роль игра­ет рус­ский язык. А зна­ния его у авто­ров дале­ко не все­гда хоро­ши. Прав­да, такие авто­ры уве­ре­ны, что для гра­мот­но­сти тек­ста есть кор­рек­то­ры, они все сде­ла­ют.

Когда я, по раз­ным обсто­я­тель­ствам, в 90-е годы «вер­ну­лась» к лите­ра­тур­ной дея­тель­но­сти от пре­по­да­ва­ния рус­ско­го язы­ка в вузах и меня ста­ли при­гла­шать для рабо­ты редактором-корректором в раз­лич­ные рязан­ские изда­тель­ства, мне так объ­яс­ни­ли суть рабо­ты редак­то­ра и кор­рек­то­ра: лите­ра­тур­ный редак­тор ана­ли­зи­ру­ет, оце­ни­ва­ет и совер­шен­ству­ет фор­му про­из­ве­де­ния в ком­по­зи­ци­он­ном, сти­ле­вом отно­ше­нии, а кор­рек­тор сле­дит, что­бы не было оши­бок (орфо­гра­фи­че­ских и пунк­ту­а­ци­он­ных, а так­же опе­ча­ток) в набран­ном и свер­стан­ном тек­сте. Что ж, я всё это уме­ла и, когда ста­ла глав­ным редак­то­ром изда­тель­ства «Старт», ста­ра­лась, что­бы моя фами­лия как лите­ра­тур­но­го редак­то­ра и кор­рек­то­ра вызы­ва­ла ува­же­ние. Да, я пони­маю, что долж­но быть сотвор­че­ство авто­ра и редак­то­ра. И, конеч­но, язы­ко­вую сто­ро­ну про­из­ве­де­ния редак­тор дол­жен видеть луч­ше, чем автор. А при автор­ской «глу­хо­те» всё-таки есть и автор­ская «воль­ность», кото­рая может быть удач­ной или неудач­ной. Всё это нуж­но учи­ты­вать насто­я­ще­му редак­то­ру. Так что я обя­за­тель­но исправ­ляю ошиб­ки – орфо­эпи­че­ские (это важ­но в поэ­ти­че­ских текстах), орфо­гра­фи­че­ские, пунк­ту­а­ци­он­ные, лек­си­че­ские, лексико-грамматические, грам­ма­ти­че­ские, сти­ле­вые, логи­че­ские, фак­ти­че­ские – если это ошиб­ки (есть в линг­ви­сти­ке и мето­ди­ке пре­по­да­ва­ния рус­ско­го язы­ка опре­де­лён­ные их клас­си­фи­ка­ции), но дело реша­ет­ся в поль­зу авто­ра, если это недо­чё­ты. Учи­ты­ва­ют­ся и изме­не­ния в нор­мах, осо­бен­но – орфо­эпи­че­ских. В этом помо­га­ют совре­мен­ные сло­ва­ри. И неред­ко то, что мне кажет­ся оши­боч­ным, ока­зы­ва­ет­ся уже допу­сти­мым наря­ду с при­выч­ным мне, а ино­гда даже основ­ным при допу­сти­мо­сти при­выч­но­го мне, а то и это при­выч­ное ста­ло уста­рев­шим. Когда же есть ошиб­ка в уда­ре­нии, авто­ры доволь­но часто ста­ра­ют­ся меня убе­дить оста­вить их вари­ант, пото­му что и у клас­си­ков, мол, такое уда­ре­ние встре­ча­ет­ся. При­хо­дит­ся аргу­мен­ти­ро­вать свою пози­цию тем, что нор­мы язы­ко­вые пре­тер­пе­ва­ют изме­не­ния, и то, что, допу­стим, в 19 веке было нор­мой, теперь надо про­ве­рять по совре­мен­ным спра­воч­ни­кам. И авто­рам как поэ­ти­че­ских, так и про­за­и­че­ских про­из­ве­де­ний надо дома иметь мно­го линг­ви­сти­че­ских сло­ва­рей и спра­воч­ни­ков («Век живи – век учись» и в этом слу­чае важ­но). Хотя при един­стве фор­мы и содер­жа­ния «пер­вее» всё-таки сто­ит содер­жа­ние («Пер­вый сре­ди рав­ных»), и если это содер­жа­ние очень хоро­шо у авто­ра, то, так и быть, редакторы-корректоры помо­гут ему в язы­ко­вом плане. Глав­ное – что­бы чита­тель имел перед собой текст, кото­рый не научит его ошиб­кам.

Кста­ти, теле­ви­де­ние в плане куль­ту­ры речи дале­ко не все­гда теперь обра­зец, как было, ска­жем так, во вре­мя Оно. Нема­ло я выпи­са­ла в «запис­ную книж­ку» при­ме­ров раз­лич­ных оши­бок в речи как работ­ни­ков теле­ви­де­ния, так и депу­та­тов, и круп­ных и мел­ких чинов­ни­ков, и др. Даже в речи, каза­лось бы, спе­ци­а­ли­стов в обла­сти язы­ка и лите­ра­ту­ры встре­ча­ют­ся ошиб­ки, свя­зан­ные с родо-видовыми отно­ше­ни­я­ми (напри­мер: «писа­те­ли и поэты» – доволь­но часто сей­час зву­чит не толь­ко в устах чинов­ни­ков, но и руко­во­ди­те­лей твор­че­ских орга­ни­за­ций; или – из учеб­ни­ка по редак­ту­ре А.Н. Без­зу­бо­ва: «Читая текст,  он дол­жен заме­чать грам­ма­ти­че­ские,  син­так­си­че­ские и дру­гие язы­ко­вые ошиб­ки…», а ведь раз­дел «Грам­ма­ти­ка» вклю­ча­ет в себя под­раз­де­лы «Мор­фо­ло­гия» и «Син­так­сис») к ошиб­кам при­во­дит нали­чие паро­ни­мов (похо­же зву­ча­щих слов, напри­мер: «орфо­гра­фи­че­ские и грам­ма­ти­че­ские»). 

Таким обра­зом, редак­тор дол­жен быть стро­гим (в хоро­шем смыс­ле это­го сло­ва) настав­ни­ком авто­ра. Если будет вза­и­мо­по­ни­ма­ние, будут хоро­шие лите­ра­тур­ные резуль­та­ты. Но вот что вспом­ни­лось из прак­ти­ки под­го­тов­ки к печа­ти мое­го сбор­ни­ка сти­хов для детей. Редак­тор обвел каран­даш­ны­ми пря­мо­уголь­нич­ка­ми какие-то сло­ва, сло­во­со­че­та­ния или части слов. «Что это?» – спра­ши­ваю. «Думай…» Думаю. Ниче­го не вижу. В одном слу­чае редак­тор совет дал: «Ну что ты для детей пишешь: “Зло вор­чу под нос…”?!» Я согла­си­лась, это «зло» заме­ни­ла на «я». «А осталь­ное можешь и сте­реть». Такая вот мето­ди­ка редак­тор­ской рабо­ты. Может, что­бы пока­зать, что рабо­тал?..


Евге­ний Эра­с­тов, поэт и про­за­ик, лау­ре­ат все­рос­сий­ских и реги­о­наль­ных пре­мий, побе­ди­тель меж­ду­на­род­ных поэ­ти­че­ских кон­кур­сов, член ред­кол­ле­гии жур­на­ла «Ниж­ний Нов­го­род»

ТОТ ФАКТ, что оте­че­ствен­ное кни­го­из­да­ние нахо­дит­ся в насто­я­щее вре­мя в жут­кой, глу­бо­чай­шей, умо­по­мра­чи­тель­ной яме, пони­ма­ет сей­час любой куль­тур­ный и здра­во­мыс­ля­щий чело­век. Зако­ны рын­ка про­сты и цинич­ны – кто име­ет день­ги, тот и зака­зы­ва­ет музы­ку. Мои кол­ле­ги зада­ли очень важ­ный и свое­вре­мен­ный вопрос – как про­ти­во­сто­ять наг­ло­му и хам­ско­му нале­ту гра­фо­ма­нии на кни­го­из­да­ние и пери­о­ди­ку? И воз­мож­но ли это вооб­ще? Поз­во­лю себе меди­цин­скую ассо­ци­а­цию, кото­рая, на мой взгляд, хоро­шо, а глав­ное, образ­но (а ведь писа­те­ли, как извест­но, мыс­лят обра­за­ми!)  объ­яс­ня­ет поло­же­ние вещей. В чело­ве­че­ском орга­низ­ме суще­ству­ют лим­фа­ти­че­ские узлы и лим­фо­ид­ные эле­мен­ты, одна из функ­ций кото­рых – борь­ба с бак­те­ри­я­ми и виру­са­ми. Когда иммун­ные силы чело­ве­ка пада­ют, сами лим­фо­ид­ные эле­мен­ты (напри­мер, мин­да­ли­ны), ста­но­вят­ся под­час пита­тель­ной сре­дой и источ­ни­ка­ми инфек­ции, посколь­ку не справ­ля­ют­ся со сво­ей основ­ной зада­чей —  уни­что­же­ни­ем бак­те­рий и виру­сов. В таких слу­ча­ях вра­чам при­хо­дит­ся при­бе­гать к опе­ра­тив­но­му вме­ша­тель­ству – уда­ле­нию тех самых мин­да­лин, кото­рые, по замыс­лу при­ро­ды, как раз и долж­ны с этой инфек­ци­ей бороть­ся. В насто­я­щее вре­мя про­изо­шло в боль­шей сте­пе­ни печаль­ное, неже­ли забав­ное явле­ние. Те самые реги­о­наль­ные отде­ле­ния Сою­за писа­те­лей, кото­рые по при­ро­де сво­ей долж­ны вся­че­ски вос­пи­ты­вать вкус чита­те­ля и не допус­кать гра­фо­ма­нов к прес­су Гут­тен­бер­га, бороть­ся с вирус­ной и бак­те­ри­аль­ной инфек­ци­ей, пре­вра­ти­лись в пита­тель­ную сре­ду этой инфек­ции. Ярким при­ме­ром это­му явля­ет­ся Ниже­го­род­ская област­ная писа­тель­ская орга­ни­за­ция. Ого­во­рюсь сра­зу – я пишу не столь­ко о кон­крет­ном реги­оне, сколь­ко о явле­нии, посколь­ку в дру­гих реги­о­нах дело обсто­ит не намно­го луч­ше, и я знаю об этом от сво­их това­ри­щей. На послед­нем еже­год­ном собра­нии орга­ни­за­ции одним из пунк­тов повест­ки был при­ем новых чле­нов. При­ни­ма­ли сра­зу 5 чело­век. При­сут­ству­ю­щие кан­ди­да­ты даже не удо­су­жи­лись при­не­сти свои кни­ги для озна­ком­ле­ния, решив, что их при­мут в Союз про­сто так, не читая их тво­ре­ния, а толь­ко про­слу­шав зачи­тан­ные вслух реко­мен­да­ции. Прав­да, было исклю­че­ние из это­го пра­ви­ла (а исклю­че­ния быва­ют все­гда). Пред­се­да­тель прав­ле­ния заявил, что на пиа­ни­но (?!) лежит тонень­кая кни­жеч­ка одно­го из кан­ди­да­тов в чле­ны.  Автор этих строк взял оди­но­ко лежа­щую на закры­том пиа­ни­но кни­жеч­ку, поли­стал её, обна­ру­жил там «зубов жем­чуж­ные корал­лы» (так сти­хо­тво­рец обра­щал­ся к люби­мой жен­щине) и дру­гие «пер­лы», и был, разу­ме­ет­ся, не про­сто в ужа­се, но в шоке. Ува­жа­е­мые кол­ле­ги! Речь идет вовсе не о том рас­про­стра­нен­ном явле­нии, кото­рое назы­ва­ет­ся «само­де­я­тель­ной поэ­зи­ей». Таких людей мы зна­ли и зна­ем, они все­гда состав­ля­ли 90% соста­ва наших лит­объ­еди­не­ний. Речь вовсе не о тех «начи­на­ю­щих», кото­рые «начи­на­ют» всю жизнь, года­ми посе­щая лит­сту­дии, и сти­хи кото­рых, несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные огре­хи, мож­но ино­гда слу­шать и даже читать с листа. Нет! Речь идет о гра­фо­ман­ской про­дук­ции, издан­ной за день­ги авто­ра в изда­тель­стве област­ной писа­тель­ской орга­ни­за­ции. Один из реко­мен­да­те­лей, высту­пая, гово­рил о высо­ких мораль­ных каче­ствах авто­ра сбор­ни­ка, о том, как он любит свою жену (как я понял, обла­да­тель­ни­цу «жем­чуж­ных корал­лов»), что его любовь не без­от­вет­на и т.д. Ана­ло­гич­ные отзы­вы были и о дру­гих кан­ди­да­тах. Вто­рой шок я полу­чил, когда уви­дел, что все мои кол­ле­ги друж­но тянут руки вверх, голо­суя за при­ём кан­ди­да­тов. Я был одним из немно­гих «воз­дер­жав­ших­ся» от голо­со­ва­ния. Не хочу пока­зать­ся кате­го­рич­ным, поэто­му рас­смот­рю и дру­гую сто­ро­ну меда­ли. Да, такая сто­ро­на есть! Как обрат­ная сто­ро­на Луны, кото­рую мы нико­гда не видим. Если чело­век созда­ет некие тек­сты (пусть это даже будет слу­чай­ный набор слов), и если эти тек­сты не содер­жат идей расо­вой нена­ви­сти и пор­но­гра­фии (того, что запре­ще­но Уго­лов­ным кодек­сом), то поче­му они не могут быть опуб­ли­ко­ва­ны, если дан­ный «созда­тель» готов пла­тить за них свои кров­ные (и под­час совсем не лиш­ние!) день­ги? Я думаю, что могут. На то у нас и сво­бо­да твор­че­ства! Ска­жу сра­зу (и это очень важ­но для меня!)  что боль­шин­ство из этих нео­фи­тов мне сим­па­тич­ны как люди, но…какое отно­ше­ние они име­ют к лите­ра­ту­ре? Их тек­стам не долж­но быть места в пери­о­ди­че­ских изда­ни­ях, на книж­ных стра­ни­цах с гри­фа­ми солид­ных лите­ра­тур­ных изда­тельств! Пусть печа­та­ют свои опу­сы в част­ных типо­гра­фи­ях и раз­да­ют зна­ко­мым с дар­ствен­ны­ми над­пи­ся­ми (я дав­но под­ме­тил, что гра­фо­ма­ны осо­бен­но любят под­пи­сы­вать свои кни­ги, испы­ты­вая при этом некие чув­ства, о кото­рых дога­ды­ва­ет­ся, навер­ное, раз­ве что Зиг­мунд Фрейд). Мы долж­ны при­знать горь­кую исти­ну  — послед­ний плац­дарм борь­бы  с гра­фо­ма­ни­ей, назы­ва­е­мый «Сою­зом писа­те­лей», нами позор­но сдан. Ува­жа­е­мые гра­фо­ма­ны! При­хо­ди­те в писа­тель­ские орга­ни­за­ции, и вы уви­ди­те там сво­их кров­ных бра­тьев.

Диа­на Кан:

Ува­жа­е­мые писа­те­ли! Раз­го­вор начат, раз­го­вор про­дол­жа­ет­ся! kan.diana-kan@yandex.ru


Диа­на Кан, член Сою­за писа­те­лей Рос­сии, поэт, пуб­ли­цист, лау­ре­ат все­рос­сий­ских и меж­ду­на­род­ных лите­ра­тур­ных пре­мий, член ред­кол­ле­гий мно­гих лите­ра­тур­ных жур­на­лов Рос­сии, руко­во­ди­тель Орен­бург­ско­го област­но­го лит­объ­еди­не­ния име­ни С.Т.Аксакова Област­но­го Дома лите­ра­то­ров. Орен­бург

 

 

 

 

 

 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.