За тихий уголок России

 ВАДИМ БАКУЛИН 

за тихий уголок России

Не нуж­но мне ни слов, ни лиц.
Мне в оди­но­че­стве сво­бод­ней.
На язы­ке вет­вей и птиц
Я гово­рю с вес­ной сего­дня.

Наску­чил город­ской уют, -
Мно­го­этаж­ные скво­реч­ни…
Я лесу руку подаю,
И вос­пе­ваю воз­дух веш­ний.

Бла­го­слов­ляю верб­ный куст.
Див­люсь чистей­шей неба сини.
И в каж­дой рощи­це молюсь
За тихий уго­лок Рос­сии:

За реч­ку с бере­гом пустым,
За пти­чий клин над косо­го­ром,
За тучу, а не горь­кий дым
Над неза­стро­ен­ным про­сто­ром.

там, где город роднится с деревней

Там, где город род­нит­ся с дерев­ней,
А дерев­ня сли­ва­ет­ся с лесом,
Я хочу заблу­дить­ся в дере­вьях
И укрыть­ся тума­на заве­сой.

Пусть свин­цо­вы ноябрь­ские тучи,
Мало кра­сок в палит­ре при­ро­ды…
Чем пей­заж оди­ча­лей, тем луч­ше.
Лес — вол­шеб­ник, в любую пого­ду.

С ним душою попро­бую слить­ся,
Ста­ну лесом, а он ста­нет мною;
И как музы­ка стих застру­ит­ся,
Напол­няя сво­ей глу­би­ною.

Горо­да все скуч­ны, без­ду­хов­ны,
И тол­пой сво­ей веч­ной — без­люд­ны!
Ухо­жу, чтоб прид­ти сюда сно­ва,
В лес осен­ний, — печаль­ный и чуд­ный!

окраина

В заве­су тума­на, как в про­шлое
Домиш­ки ушли над рекой,
При­кры­тые лёг­кой поро­шею…
Им снит­ся забы­тый покой.

Им снят­ся души­стые ябло­ки,
Кото­рых в саду боль­ше нет,
Рез­ные, в цве­тах пали­сад­ни­ки,
Да пыш­ный черё­му­хи цвет.

Всё в про­шлом на веки оста­нет­ся…
Как про­тив эпо­хи вос­стать?
С рас­све­том, гре­мя, надви­га­ет­ся
Зло­ве­щая строй­ка, как тать.

Чумой вырас­та­ют холод­ною
Чудо­вищ бетон­ных ряды.
Не знаю я, избонь­ки род­ные,
Как вас убе­речь от беды?!

Смот­рю на окра­и­ну сирую
(Отец здесь родил­ся и мать),
И эти берё­зы с оси­на­ми
Сквозь слё­зы — готов цело­вать.

Всё новое — злое и пош­лое…
И боль­но, что век наш такой.
В заве­су тума­на, как в про­шлое,
Домиш­ки ушли над рекой…

ах, русская осень, все слёзы…

Ах, рус­ская осень, все слё­зы
Твои, слов­но по серд­цу нож.
…Смот­ри­те: листо­чек берё­зы
На маков­ку церк­ви похож;

Ещё — на рез­ное сер­деч­ко,
Сле­тев­шее вдруг на ладонь,
На чуд­ный, нетро­ну­тый, веч­ный,
Согрев­ший печа­лью — огонь!

А бор в опе­ре­нье баг­ря­ном -
Явле­нье самой чисто­ты.
Застыв­ший гер­ба­рий поля­ны,
Что ста­рый погост — всё кре­сты…

Послед­няя (раз­ве не све­чи?)
На липах сго­ра­ет листва.
Я в лист­вен­ной тре­пет­ной речи
Биб­лей­ские слы­шу сло­ва,

И ветер полын­ный доно­сит
Свя­щен­но­го лада­на вкус…
Ты все­ми при­ме­та­ми, Осень,
Похо­жа на древ­нюю Русь!

Пока не настиг­ли моро­зы,
Забу­дем о боли и зле…
Ах, рус­ская осень, все слё­зы
Твои — о роди­мой зем­ле!

чертополох

Король Сте­пей — Чер­то­по­лох!
При чём здесь чер­ти?
Чем ты плох?
Кто так про­звал тебя, сме­ясь, -
В боль­шую оку­нул­ся грязь!

Что голо­ву скло­нив, при­тих?
Чем хуже ты цве­тов дру­гих?
Тем, что колюч твой дерз­кий нрав?
Ты — выше всех окрест­ных трав

И рас­тво­рив­шись в обла­ках
Паришь на воро­ных вет­рах!
При­во­ро­жив зер­каль­ный плёс,
Ты не сорвал­ся под откос.

Ты с кро­вью Русь в себя вобрал,
Про­сла­вил Вол­гу, Дон, Урал…
С их бере­гов — до октяб­ря
Ещё горит твоя заря.

И в зиму твой не кон­чен срок -
Вбли­зи жилья, вбли­зи дорог,
На выго­нах, по пусты­рям
Сто­ишь — задум­чив, горд и прям,

Под­няв шер­ша­вое кры­ло,
От нас ты гонишь чернь и зло.
И в самый мрач­ный, чёр­ный день
Твоя не исче­за­ет тень.

Король сте­пей — Чер­то­по­лох,
В цве­точ­ном цар­стве – царь и Бог!
Я по тебе в любом краю
Свою отчиз­ну узнаю!

Оренбург. Из цикла «Русские города»

Меж Сак­ма­рой и Ура­лом,
Как меж двух сме­жён­ных рук,
Гро­зо­вым степ­ным при­ча­лом
Рас­про­стёр­ся Орен­бург!
Встал фор­по­стом, неза­мет­но
Рас­тво­рив­шись в трёх веках.
…В снег оде­ты мина­ре­ты,
Белым ста­ном в обла­ках
С коло­коль­ным спо­рят хра­мом;
И к тому при­вык народ.
Пра­во­сла­вие с Исла­мом
Здесь побли­зо­сти идёт.
Про­сто Азию с Евро­пой
Пере­сёк седой Урал,-
Их таин­ствен­ные тро­пы
Изу­чил и повен­чал!

последний переулок

Край горо­да. Тупик. Послед­ний пере­улок.
Сюда не забре­дёт слу­чай­ный пеше­ход.
Дере­вьев стро­гий ряд. Весен­ний ветер гулок.
Фонар­ные стол­бы прон­за­ют небо­свод.
Послед­ний пово­рот нале­во… и дорож­ка…
Всё в небо, в небо! Ввысь — при­зыв её таков!
И на кру­том хол­ме — неброс­кий, в три окош­ка
Ваш оди­ча­лый дом у самых обла­ков.
Все окна — в небе­са, а за глу­хой сте­ною,
Отча­яв­шись, с хол­ма сбе­га­ет белый сад.
Неслыш­ные шаги и чув­ство: за спи­ною -
Не ветер и не дождь, а кры­лья шеле­стят.
Хра­ни тебя, Гос­подь, «Пес­ча­ный» пере­улок,
Вер­ней­ший из путей в судь­бе моей зем­ной,
Таин­ствен­ный рубеж ноч­ных моих про­гу­лок,
Тупик зем­ных дорог… и выход в мир — иной.

могучи воды нижней Волги

Могу­чи воды ниж­ней Вол­ги.
При­тих ноябрь — пред­зи­мья страж.
Стру­ит­ся неж­но воз­дух волг­лый.
Суров, без­ра­до­стен пей­заж.

Но как же серд­це мне тер­за­ет,
Как тро­га­те­лен этот вид…
Сла­вян­ский дух над ним вита­ет
И тай­ны древ­но­сти хра­нит…

Сле­дя за топ­кой гла­дью вод­ной,
Средь бела дня, едва вид­на -
Сле­зой томительно-холодной
Сте­ка­ет смертница-луна.

весна над городом

Шлей­фом пол­зёт дым от труб завод­ских,
Чьи силу­эты мрач­ны, точ­но тать…
К ночи отва­жи­лось тело реки,
Зме­ем, сди­ра­ю­щим шку­ру, вос­стать
Над седи­ною богов — бере­гов,
С трес­ком шеве­лит­ся льда чешуя.
Веки смы­ка­ют гро­ма­ды домов…
Рит­мы оглох­ших трам­ва­ев сту­чат…
Строч­ки при­чуд­ли­вых кара­га­чей…
Длин­ной аллеи сталь­ная стру­на
Тон­ко зве­нит… Воз­вра­ще­нье гра­чей…-
Это над горо­дом кру­жит вес­на!


Баку­лин Вадим Вале­рье­вич – поэт, член Сою­за писа­те­лей Рос­сии. Родил­ся в г. Орен­бур­ге. Окон­чил музы­каль­ное учи­ли­ще и факуль­тет жур­на­ли­сти­ки ОГУ. Рабо­тал в раз­лич­ных печат­ных изда­ни­ях. Сей­час редак­тор газе­ты «Вест­ник ОГАУ». Пуб­ли­ко­вал­ся в област­ных газе­тах, кол­лек­тив­ных сбор­ни­ках, в жур­на­лах «Москва», «Нев­ский аль­ма­нах», «Новый Ени­сей­ский лите­ра­тор», «Евразий­ское оже­ре­лье», «Отчий дом», «Сту­ден­че­ский мери­ди­ан», «Гости­ный двор», «Тра­ек­то­рия твор­че­ства», «Рус­ское эхо», «Ислам и жизнь», «Про­стор» и др. Являл­ся участ­ни­ком все­рос­сий­ско­го семи­на­ра поэтов и писа­те­лей во Вла­ди­ми­ре .  Автор четы­рёх поэ­ти­че­ских книг  — «Музы­ка души», «Над про­па­стью вес­ны», «Вре­мя мотыль­ка», «Бес­смерт­ник».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *