За тихий уголок России

 ВАДИМ БАКУЛИН 

за тихий уголок России

Не нужно мне ни слов, ни лиц.
Мне в одиночестве свободней.
На языке ветвей и птиц
Я говорю с весной сегодня.

Наскучил городской уют, -
Многоэтажные скворечни…
Я лесу руку подаю,
И воспеваю воздух вешний.

Благословляю вербный куст.
Дивлюсь чистейшей неба сини.
И в каждой рощице молюсь
За тихий уголок России:

За речку с берегом пустым,
За птичий клин над косогором,
За тучу, а не горький дым
Над незастроенным простором.

там, где город роднится с деревней

Там, где город роднится с деревней,
А деревня сливается с лесом,
Я хочу заблудиться в деревьях
И укрыться тумана завесой.

Пусть свинцовы ноябрьские тучи,
Мало красок в палитре природы…
Чем пейзаж одичалей, тем лучше.
Лес — волшебник, в любую погоду.

С ним душою попробую слиться,
Стану лесом, а он станет мною;
И как музыка стих заструится,
Наполняя своей глубиною.

Города все скучны, бездуховны,
И толпой своей вечной — безлюдны!
Ухожу, чтоб придти сюда снова,
В лес осенний, — печальный и чудный!

окраина

В завесу тумана, как в прошлое
Домишки ушли над рекой,
Прикрытые лёгкой порошею…
Им снится забытый покой.

Им снятся душистые яблоки,
Которых в саду больше нет,
Резные, в цветах палисадники,
Да пышный черёмухи цвет.

Всё в прошлом на веки останется…
Как против эпохи восстать?
С рассветом, гремя, надвигается
Зловещая стройка, как тать.

Чумой вырастают холодною
Чудовищ бетонных ряды.
Не знаю я, избоньки родные,
Как вас уберечь от беды?!

Смотрю на окраину сирую
(Отец здесь родился и мать),
И эти берёзы с осинами
Сквозь слёзы — готов целовать.

Всё новое — злое и пошлое…
И больно, что век наш такой.
В завесу тумана, как в прошлое,
Домишки ушли над рекой…

ах, русская осень, все слёзы…

Ах, русская осень, все слёзы
Твои, словно по сердцу нож.
…Смотрите: листочек берёзы
На маковку церкви похож;

Ещё — на резное сердечко,
Слетевшее вдруг на ладонь,
На чудный, нетронутый, вечный,
Согревший печалью — огонь!

А бор в оперенье багряном -
Явленье самой чистоты.
Застывший гербарий поляны,
Что старый погост — всё кресты…

Последняя (разве не свечи?)
На липах сгорает листва.
Я в лиственной трепетной речи
Библейские слышу слова,

И ветер полынный доносит
Священного ладана вкус…
Ты всеми приметами, Осень,
Похожа на древнюю Русь!

Пока не настигли морозы,
Забудем о боли и зле…
Ах, русская осень, все слёзы
Твои — о родимой земле!

чертополох

Король Степей — Чертополох!
При чём здесь черти?
Чем ты плох?
Кто так прозвал тебя, смеясь, -
В большую окунулся грязь!

Что голову склонив, притих?
Чем хуже ты цветов других?
Тем, что колюч твой дерзкий нрав?
Ты — выше всех окрестных трав

И растворившись в облаках
Паришь на вороных ветрах!
Приворожив зеркальный плёс,
Ты не сорвался под откос.

Ты с кровью Русь в себя вобрал,
Прославил Волгу, Дон, Урал…
С их берегов — до октября
Ещё горит твоя заря.

И в зиму твой не кончен срок -
Вблизи жилья, вблизи дорог,
На выгонах, по пустырям
Стоишь — задумчив, горд и прям,

Подняв шершавое крыло,
От нас ты гонишь чернь и зло.
И в самый мрачный, чёрный день
Твоя не исчезает тень.

Король степей — Чертополох,
В цветочном царстве – царь и Бог!
Я по тебе в любом краю
Свою отчизну узнаю!

Оренбург. Из цикла «Русские города»

Меж Сакмарой и Уралом,
Как меж двух смежённых рук,
Грозовым степным причалом
Распростёрся Оренбург!
Встал форпостом, незаметно
Растворившись в трёх веках.
…В снег одеты минареты,
Белым станом в облаках
С колокольным спорят храмом;
И к тому привык народ.
Православие с Исламом
Здесь поблизости идёт.
Просто Азию с Европой
Пересёк седой Урал,-
Их таинственные тропы
Изучил и повенчал!

последний переулок

Край города. Тупик. Последний переулок.
Сюда не забредёт случайный пешеход.
Деревьев строгий ряд. Весенний ветер гулок.
Фонарные столбы пронзают небосвод.
Последний поворот налево… и дорожка…
Всё в небо, в небо! Ввысь — призыв её таков!
И на крутом холме — неброский, в три окошка
Ваш одичалый дом у самых облаков.
Все окна — в небеса, а за глухой стеною,
Отчаявшись, с холма сбегает белый сад.
Неслышные шаги и чувство: за спиною -
Не ветер и не дождь, а крылья шелестят.
Храни тебя, Господь, «Песчаный» переулок,
Вернейший из путей в судьбе моей земной,
Таинственный рубеж ночных моих прогулок,
Тупик земных дорог… и выход в мир — иной.

могучи воды нижней Волги

Могучи воды нижней Волги.
Притих ноябрь — предзимья страж.
Струится нежно воздух волглый.
Суров, безрадостен пейзаж.

Но как же сердце мне терзает,
Как трогателен этот вид…
Славянский дух над ним витает
И тайны древности хранит…

Следя за топкой гладью водной,
Средь бела дня, едва видна -
Слезой томительно‐холодной
Стекает смертница‐луна.

весна над городом

Шлейфом ползёт дым от труб заводских,
Чьи силуэты мрачны, точно тать…
К ночи отважилось тело реки,
Змеем, сдирающим шкуру, восстать
Над сединою богов — берегов,
С треском шевелится льда чешуя.
Веки смыкают громады домов…
Ритмы оглохших трамваев стучат…
Строчки причудливых карагачей…
Длинной аллеи стальная струна
Тонко звенит… Возвращенье грачей…-
Это над городом кружит весна!


Бакулин Вадим Валерьевич – поэт, член Союза писателей России. Родился в г. Оренбурге. Окончил музыкальное училище и факультет журналистики ОГУ. Работал в различных печатных изданиях. Сейчас редактор газеты «Вестник ОГАУ». Публиковался в областных газетах, коллективных сборниках, в журналах «Москва», «Невский альманах», «Новый Енисейский литератор», «Евразийское ожерелье», «Отчий дом», «Студенческий меридиан», «Гостиный двор», «Траектория творчества», «Русское эхо», «Ислам и жизнь», «Простор» и др. Являлся участником всероссийского семинара поэтов и писателей во Владимире .  Автор четырёх поэтических книг  — «Музыка души», «Над пропастью весны», «Время мотылька», «Бессмертник».

Shares

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *