Герои

  ВИТАЛИЙ МОЛЧАНОВ 

Оренбургским праведникам и мученикам посвящается…

Максим

1.

Вяз­кий мрак пол­зёт по кру­гу неустан­но день и ночь,
Пеле­на­ет в темень туго, лучик све­та гонит прочь.
Звяк­нет чашеч­ка о блюд­це, посту­чит метель в окно,
Дети зря­чие сме­ют­ся… Зажуж­жит вере­те­но,
Шерсть и зиму пре­вра­щая в нить пухо­во­го плат­ка.
Гово­рят, на небе тают куче­вые обла­ка.

Толь­ко сло­во — Божье сло­во — обре­та­ет ясный цвет,
Ярче солн­ца золо­то­го, и в писа­ньях древ­них лет
Столь­ко муд­ро­сти таит­ся, столь­ко доб­ро­го теп­ла…
Богоматерь-голубица в цер­ковь отро­ка све­ла
Помо­лить­ся пред ико­ной, оку­нуть­ся в бла­го­дать.
Мрак спо­ткнул­ся у амво­на — в тьму не смог запе­ле­нать.

В мире Божьем люди-свечи свет внут­ри себя несут.
Будь ты слеп, убог, уве­чен — заале­ет Верой трут,
Огонь­ком кос­нёт­ся вос­ка, под­жи­гая в серд­це нить,
И тогда всё ста­нет просто—для дру­гих, горя, све­тить.
У Гос­под­не­го аль­ко­ва и с молит­вой на устах
Понял: «Не ищу ино­го. Я Мак­сим теперь, монах».

2.

Бузу­лук в трёх вёр­стах, рядом… Но живым не добре­дёшь.
Без вины нака­зан адом. Давят злоб­но, слов­но вошь.
Пере­пол­нен­ные блюд­ца — глаз незря­чих род­ни­ки.  
Сам началь­ник в фор­ме куцей мол­вит: «Отче, помо­ги!
Тре­тий день в огне супру­га, хворь сва­ли­ла, выру­чай!»
Ты в ответ: «Исчез­нет мука, выпьет пусть тюрем­ный чай».

На доща­тых нарах жёст­ких вре­мя дви­жет­ся назад.
Дым дешё­вой папи­рос­ки, кон­во­и­ра лютый взгляд,
Псов охран­ных лай до хри­па, чело­ве­че­ская боль,
Пол в плев­ках, рыда­нья, всхли­пы — зэков общая юдоль.
Уби­ва­ли — не уби­ли, дело шили—распорол.
Гро­зо­вые тучи плы­ли, заде­вая часто­кол.

Доб­рый схим­ник веком про­клят, Богом щед­ро награж­дён.
Свеч­ка тает, серд­це глох­нет, боль смы­ва­ет­ся дождём.
Вра­че­ва­тель паст­вы смир­ной, упре­жда­ю­щий беду…
Пах­ло лада­ном и миро тело в камер­ном чаду.
— Знать, Свя­той летит на небо! Знать, сле­пой уви­дит высь!
Рас­про­щав­шись с чёр­ным кре­пом, к солн­цу анге­лы взви­лись.

Зосима

1.

В котом­ке вет­хой све­тит­ся псал­тырь,
Под посо­хом сми­ря­ет­ся доро­га.
Свя­тых пещер хра­ни­тель — мона­стырь,
Постро­ен паст­вой к вящей сла­ве Бога.
Лас­ка­ют степь ладо­ни сен­тяб­ря,
Парит орёл вда­ли кре­стом небес­ным,
И пау­тин­ки понес­ла заря
В ски­та­нья по пре­де­лам бес­те­лес­ным.
А стран­ни­ков толк­ну­ла в путь беда —
В кро­ви — оби­да, жить невы­но­си­мо.
Гони­мых и боля­щих — всех сюда
При­звал вели­кий пра­вед­ник Зоси­ма
Молит­ва­ми спа­сать себя и мир,
К доб­ру прий­ти, сокры­то­му в Божьей Вере.
Любой палом­ник, будь богат иль сир,
Забо­той наде­лён был в рав­ной мере.

2.

Смерть не сту­ча­лась — сме­ло в дом вошла,
Све­ча погас­ла пред свя­той ико­ной.
Дети­шек пяте­рых, отца све­ла
На клад­би­ще в зем­ли сырое лоно.
Хоть в пет­лю лезь, хоть вол­ком ночью вой.
Каз­ни себя, кори, теряя силы…
Заха­рий с посе­дев­шей голо­вой
Поки­нул дом и близ­кие моги­лы.
Былин­ный встре­пе­нул­ся бога­тырь,
До сро­ка спя­щий на сыр­ту в кур­гане:
— Свято-Никольский будет мона­стырь
Постро­ен! Зало­жу я пер­вый камень!
Бла­го­сло­вил Крон­штадт­ский Иоанн,
Пере­кре­стил во сне свя­той Иона…
Теперь — Зоси­ма я, наказ мне дан
Для Гос­по­да сло­жить под­но­жье тро­на!

3.

По кап­ле напол­ня­ет­ся сосуд,
По пру­ти­ку гнез­до боль­шое вьёт­ся.
Куп­цы дары на доб­рое несут,
Коло­ко­ла в бока целу­ет солн­це.
Отстро­и­ли и цер­ковь с алта­рём,
И брат­ский кор­пус, пчель­ник с доб­рым садом,
Коло­дезь, руко­твор­ный водо­ём.
Мона­шьим душам — рай­ская усла­да.
Молит­вы пол­но­вод­ные тек­ли
За край степ­ной во бла­го всей Рос­сии…
. ..из пре­ис­под­ней аспи­ды зем­ли
В сем­на­дца­том свои под­ня­ли выи  
И в хищ­ных лапах стис­ну­ли стра­ну,
За веру во Хри­ста людей карая.
Мона­хов доб­рых бро­си­ли в тюрь­му,
Почил Зоси­ма, зла хлеб­нув сверх края.

4.

Поверг­ли в прах оби­тель… Гнить на дне
Иль оттолк­нуть­ся к воз­ду­ху и све­ту?
Про­тя­нет длань Гос­подь тебе и мне:
— Спа­си­тесь и спа­сай­те всю пла­не­ту!
Как в неустрой­стве жить без Бога нам?!
Мы веру­ем и будем верить в Бога!
Пой­дём к Свя­тым пеще­рам стро­ить храм —
Котом­ки есть, и посо­хов пре­мно­го.
Спит в каж­дом рус­ском чудо-богатырь,
Тая­щий­ся в душе — степ­ном кур­гане.
Буди его — вос­ста­нет мона­стырь
На бере­гу Сама­ры в белом камне.
И раз­не­сёт­ся коло­коль­ный звон
Во все кон­цы на кры­льях сера­фи­ма.
Так заве­щал, сту­пая на амвон,
Свя­той народ­ный пра­вед­ник Зоси­ма!

Кандид

По сте­пи рыс­цой нешат­кой —
От люд­ской беды к несча­стью —
Ска­чет доб­рая лошад­ка
Орен­бург­ской рыжей масти.
Впе­ре­ди буг­ры ува­лов
И кол­ки зем­ли целин­ной,
Мимо важ­но­го Ура­ла,
Зама­рав­шись влаж­ной гли­ной,
Сквозь сугро­бы, грязь, пыли­щу,
По жаре, дождю вдо­гон­ку…
Ксён­дз Кан­дид суха­рик ищет,
Запу­стив ладонь в котом­ку.
Вот ржа­ной да с круп­ной солью
Драз­нит карий глаз кобы­лий.
Так, меч­ту при­сы­пав болью,
Заме­ня­ешь грё­зы былью.

Разо­драл сута­ну вет­кой —
Ткань висит ошмёт­ком бурым,
Чуть при­кры­та шля­пой вет­хой
Заго­ре­лая тон­зу­ра.
Мило­сер­дия взыс­ку­ет
Обез­до­лен­ным и нищим —
Ссыль­ный пан живёт не всуе,
Стро­ит храм на пепе­ли­ще.
Чёрст­вый хлеб голод­ным сла­ще
Мяг­ких пря­ни­ков медо­вых.
Пан Кан­дид гостин­цы тащит —
Короб сне­ди и обно­вы,
Пузырь­ки с микс­ту­рой горь­кой,
Ассиг­на­ций мятых стоп­ку…
К суха­рю ржа­но­му с соль­кой
Тянет лошадь губы роб­ко.

От села и до дерев­ни,
От печа­лей к бедам лютым —
Укре­пясь псал­мом напев­ным,
Ксён­дз спе­шит на помощь людям.
Ска­чет доб­рая лошад­ка
Орен­бург­ской рыжей масти,
Нище­лю­бец — не загад­ка,
Жить для ближ­них — это сча­стье.
Не удер­жишь цепью серд­це —
Разо­мкнут замок тре­во­ги,
Для Кан­ди­да ино­вер­цев
Не быва­ет средь убо­гих.
«Ешь суха­рик, и поедем», —
Обод­рит кобы­лу сло­вом.
Сам, как мышь в костё­ле, беден
Всад­ник воин­ства Хри­сто­ва.

Герой

Окна туго заби­ты меш­ка­ми с пес­ком.
Пре­кра­тил­ся обстрел. На боль­нич­ной посте­ли
Умер воин от ран, кре­стик сжав со шнур­ком —
Топо­ля вдруг за тыся­чу вёрст зашу­ме­ли.
Там в отдель­ной пала­те, в род­ном город­ке
Одно­класс­ник сол­да­та про­стил­ся со све­том
От уда­ра ножом в доро­гом каба­ке,
Не оста­вив потом­ства отцу-мироеду.
Врач ска­зал мед­сест­ре: «Парню—вечный покой.
До послед­не­го драл­ся, отход при­кры­вая».
А в Рос­сии хирург пока­чал голо­вой:
«Кто сто­ит на краю, тот и ска­тит­ся с края…»

. ..не при­вык мой герой тень бро­сать на пле­тень,
Плу­то­вать и про­счи­ты­вать в биз­не­се рис­ки.
Пусть в пле­чах у него не косая сажень,
Да и рост выше сред­не­го, не бога­тыр­ский.
Про­сто парень рабо­чий. В тол­ко­вых руках
Слав­но спо­ри­лось дело, он в армии тоже
Отслу­жил год за совесть свою, не за страх,
И женил­ся на девуш­ке чуть помо­ло­же.
Нелег­ко было им жизнь нала­дить с нуля,
Чест­ный хлеб тру­до­вой запи­вая водою.
В дни рож­де­нья детей он сажал топо­ля
У подъ­ез­да под самой счаст­ли­вой звез­дою.

Одно­класс­ник его — сын бан­ки­ра, мажор —
Усме­хал­ся, жируя на папи­ны день­ги:
— Что дере­вья? Купи загра­нич­ный мотор
Или жён­ке на уши с брил­ли­ан­та­ми серь­ги!
Взял бы в бан­ке у нас дол­го­сроч­ный кре­дит
И мах­нул всей семьей отдох­нуть на Кана­ры…
— Каба­ла дол­го­вая мне с дет­ства пре­тит,
Не дают­ся кре­ди­ты наро­ду зада­ром.
— Ну и лад­но, пло­ди, дура­лей, нище­ту, —
Газа­нул, остав­ляя шлейф дыма воню­чий.
Доста­ва­лась герою копей­ка в поту,
Не при­вык­ше­му верить в сомни­тель­ный слу­чай.

Да пре­бу­дут в Рос­сии герои все­гда,
Неза­мет­ные гла­зу в люд­ской кру­го­вер­ти!
Если отчую зем­лю постиг­нет беда,
Вста­нут креп­ким щитом перед лютою смер­тью.
Силь­ных духом и сме­лых в Рос­сии не счесть:
Может быть, каж­дый сотый, деся­тый, девя­тый.
И в Донецк защи­щать гру­дью рус­скую честь
Поле­тел мой герой в тело­грей­ке из ваты.
Пти­цы смот­рят в окош­ко с рас­ки­ди­стых крон.
Тихо пада­ет пух, раз­но­си­мый вет­ра­ми.
У вой­ны необъ­яв­лен­ной стро­гий закон —
Доб­ро­воль­цев сво­и­ми не звать име­на­ми…

Росто­вую скульп­ту­ру на чёр­ной пли­те
Моет сто­рож клад­би­щен­ский, мзду пред­вку­шая.
С горя запил бан­кир и вопит в пусто­те:
— Для кого же копил, для кого же дышал я!
Для кого повто­рял: «Прав­да толь­ко в день­гах!
Мы хозя­е­ва мира, все про­чие лохи…»
Оди­но­че­ство жиз­ни, бес­си­лие, страх —
Злые спут­ни­ки жерт­вы на сло­ме эпо­хи.
И забве­ние — жал­кий удел ста­ри­ка,
Поза­быв­ше­го совесть, мош­ну наби­вая.
Не кос­нёт­ся ребя­чьей голов­ки рука.
«Кто сто­ит на краю, тот и ска­тит­ся с края…»

На моги­ле дру­гой — обе­лиск со звез­дой,
Неза­буд­ки рас­тут, стол, ска­мей­ка, огра­да.
Два сын­ка — креп­ких топо­ля — вме­сте с вдо­вой
Поми­на­ют отца — рабо­тя­гу, сол­да­та
И героя, пре­зрев­ше­го сон­ный уют
Ради сча­стья людей с нашей рус­скою кро­вью.
— Ско­ро в доме вну­ча­та твои зас­ну­ют,
Пер­во­цве­ты тебе при­не­сут к изго­ло­вью.
Будешь в памя­ти веч­но потом­ков сво­их,
Зашу­мит у крыль­ца топо­ли­ная роща…
У Рос­сии с геро­ем судь­ба на дво­их —
Жизнь во имя добра чище, луч­ше и про­ще!

Вы може­те про­чи­тать эти сти­хо­тво­ре­ния и мно­гие дру­гие, ска­чав pdf-файл №1 жур­на­ла «День и Ночь»


Виталий Молчанов

МОЛЧАНОВ Вита­лий Мит­ро­фа­но­вич – пред­се­да­тель Орен­бург­ско­го реги­о­наль­но­го отде­ле­ния Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей, член Сою­за писа­те­лей XXI века.
Лау­ре­ат меж­ду­на­род­но­го фести­ва­ля лите­ра­ту­ры и искус­ства «Сла­вян­ские тра­ди­ции – 2010», лау­ре­ат малой меж­ду­на­род­ной лите­ра­тур­ной пре­мии «Сереб­ря­ный стре­лец», побе­ди­тель IV меж­ду­на­род­но­го поэ­ти­че­ско­го кон­кур­са име­ни С.И. Пет­ро­ва, дипло­мант V меж­ду­на­род­но­го кон­кур­са памя­ти Вла­ди­ми­ра Доби­на («Рус­ское лите­ра­тур­ное эхо», Изра­иль), побе­ди­тель лит­кон­кур­са интернет-журнала «Лек­си­кон» (Чика­го) в 2010 году, побе­ди­тель лит­кон­кур­са фести­ва­ля «Гоголь-фэнтези-2009» (Укра­и­на), обла­да­тель зва­ния «Стиль­ное перо – 2009» по резуль­та­там лит­кон­кур­са фести­ва­ля «Рус­ский стиль – 2009» (ФРГ), награж­дён четырь­мя дипло­ма­ми и дву­мя гра­мо­та­ми от меж­ду­на­род­но­го Сою­за писа­те­лей «Новый Совре­мен­ник» и т.д.
Пуб­ли­ко­вал­ся в еже­не­дель­ни­ке «Обзор» («Кон­ти­нент», Чика­го),  в жур­на­ле «Рус­ское лите­ра­тур­ное эхо» (Изра­иль), в жур­на­ле «Дети Ра» (фев­раль, июнь 2011), в жур­на­ле «Зин­зи­вер» (май , 2011), в жур­на­ле «День и ночь» (№7, 2011), в жур­на­ле «Футу­рум АРТ» (№1, 2012), в поэ­ти­че­ском жур­на­ле «Окна» (ФРГ), в лит. газе­те «Зару­беж­ные задвор­ки» (ФРГ), в аль­ма­на­хах «Лит­Э­ра» (Москва), «Баш­ня» Орен­бург­ско­го отде­ле­ния Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей, «Гости­ный двор» (Орен­бург), пуб­ли­ка­ция в  газе­тах «Орен­бург­ская неде­ля», «Южный Урал», пуб­ли­ка­ция в газе­те «На Юго-Восточных  рубе­жах (Челя­бинск), «Лите­ра­тур­ная гости­ная» (Тверь), в газе­те «Моло­дой Даль­не­во­сточ­ник» (Вла­ди­во­сток), в аль­ма­на­хе «Чаша кру­го­вая» (Ека­те­рин­бург), в сбор­ни­ке «Обре­тён­ный голос» (изд. жур­на­ла «Юность», Москва), пуб­ли­ка­ция в жур­на­ле «Живой звук»(Москва), пуб­ли­ка­ция в «Анто­ло­гии рус­ской поэ­зии XXI века» и тд.
Лич­ная стра­ни­ца http://www.stihi.ru/avtor/molchanov
E-mail: vitaliy-67@list.ru

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.