Прожектор (мартовские тезисы)

 АНДРЕЙ ЮРЬЕВ 

 В НАСТОЯЩЕЕ время роль редактора периодических литературных изданий (если считать и ежегодные сборники разножанровых произведений) в упрощении сводится к приданию, если необходимо, поступившему в издательство произведению стилистической цельности, выверенности. Это программа‐максимум того, что требуется от издателя. За эстетическую ценность материала отвечает и сам автор, от редактора он ожидает, что его поместят в четко очерченную нишу (раздел, рубрику) с направлением, определенным редакционно‐издательской политикой, или же под лозунг, соответствующий его творческому кредо, и созданный «специально для него, неповторимого и непревзойденного» J Времена, когда редактирование включало в себя дописывание или переписывание отдельных предложений или периодов, стали немного подзабывать – авторов, прямо говоря, столько, что их творения не успевают прочитывать даже на этапе отбора.

Мы живем в эпоху свободного самовыражения, когда профаны сочиняют стихи «по выходным», но надеются, что им вручен Божий Дар и он будет оценен именно как печать высших сил J «Пришедшую» строку или строфу записывают прямо на смартфон или планшет, и позднее редактору приходится работать с текстами‐скороспелками, поскольку навыки самокритики и вообще критического мышления сейчас мало кем развиваются и культивируются – время слогана, выкрика.

В этих условиях редактору по программе‐минимум необходимо четко определять ценностные конструкты произведения, романа ли, простого ли четверостишия, вмещающего в себя порой бездны смысла, а порой пафосный пшик. И вот в этом ему на помощь должны прийти… нет, не цензоры, но критики, культурологи, способные определить значимость произведения для тех или иных, так скажем, ценностных групп. Любому произведению из тех, что претендуют на господдержку издания, или на пользование ресурсами профессиональных творческих объединений, необходим рецензент. Я не хочу заново изобретать велосипед – я хочу сказать о том, что автору литературно‐художественного произведения, желающему получить бюджетные деньги, необходимо встраиваться в систематическую работу профессиональных литературных организаций. И вот здесь предвижу гневные выкрики: «Опять Берлиоз?»…

МНЕ кажется – и, возможно, только кажется, — что никто еще не принес большего вреда современной литературе, чем Булгаков со своим Мастером. Высмеивание всей литературной иерархии Учителей и Учеников (если и Апостолам досталось, то что уж!), начинающих и мэтров, авторитетов и последователей, охаивание системы материальной поддержки представителей литературного труда сделало свое дело – сегодня основная масса читателей, не вполне искушенных в вопросах организации издания, уверена, что если ты поддерживаешь какой‐либо Союз, то это так, «очередной Массолит», «истинные таланты всегда идут путем одиночества». На деле такие Мастера оказываются чаще всего «героями одного рассказа», внезапно пришедшими и так же неотвратимо проследовавшими в туман, в безвестие.

Ну посудите сами, где был бы Есенин, не пошедший по приезде в столицу показаться звездам того (да и до сих пор сияющим звездам) времени в «литературные гостиные» и салоны? Где он был бы без монаршей милости? А ведь сияла его звезда и после Октября благодаря кадровым сотрудникам государственных органов! А Горький? А Платонов? Или они уже развенчаны из гениев?

Помешала Гёте служба государственным советником?

Сломала разве Германа Гессе работа в ЮНЕСКО?

Не там Аннушка масло пролила, не там!

 

ВОТ в связи с этим сумбуром, извините, идей, необходимо заявить – должен быть определен статус творческого работника, литературного сотрудника, если хотите. Ими вполне могут становиться активные участники профессиональных творческих объединений, прошедших аккредитацию при Министерстве Культуры России и/или областных, республиканских министерствах. Доказал Союз российских писателей (не имею ничего против того, чтобы это был и Союз писателей России) свою состоятельность качеством и количеством публикаций своих представителей – получите возможность оценивать профпригодность стремящихся попасть в ваши ряды. Получивший образование в Литературном институте или соответствующих региональных учебных учреждениях – еще не вполне литератор, к тому же не может он быть «яко один во поле» — уже первыми своими произведениями обрисовывает если не сословие наречия, простите за каламбур, то наметки ценностной группы, для которой пишет, и, соответственно, и черты убеждений, соответствующих целям и задачам того или иного Союза, Ассоциации, Форума. Мне ли не прославлять личную собственность, личностную особенность! – но мне очевидно, что вне своего социума Творец не растет.

 

ЛИТЕРАТУРНАЯ инфраструктура должна выстраиваться вокруг получившего свои права и обязанности литературного сотрудника – стоит ли отметать институт литературных агентов, работающих при издательствах и, допустим, обладающих полномочиями члена творческой организации? Проблематично, по нашей задумке, графоману получить статус заслуживающего господдержки, а наладить контакты посреднику между пишущим и публикующим – да бросьте, полстраны занято прямыми продажами и рекламным менеджментом! Естественно, процесс должен быть сбалансирован, гармонизирован в плане установления взаимоотношений с рецензентами, напрямую влияющими на представление автора будущим читателям.

Кто мешает начинать тот или иной культурный проект, о которых, впрочем, с недовольством отзываются некоторые весьма замечательно пишущие личности? Есть риск впасть в кампанейщину, да, но государство, выделяющее бюджетные средства на издательские мероприятия, рискует не меньше – получить мало‐ или никем не читаемые наборы слов (что представляется, однако, невозможным после получения каким‐либо профсоюзом аккредитации).

Каждый регион России развивается в том числе и в собственном культурном поле, определяемом его местными созидателями. Влияние друг на друга представителей творческой интеллигенции довольно значимо, и элементарно логично поддерживать авторов на местах – кто знает, какой интеллектуальный и духовный фон создаст вот этот поэт, и на какие свершения его труды подвигнут Лучшего Учителя? А Исследователя Невероятного? А Поклонника Высшего? Все мы исполняем в обществе роль, и декорации этого спектакля, освещение, озвучка – наша повседневная культура бытия.

Культура, сформированная Искусством.

Искусством, ценность которого определяется сообществом творческих Личностей.

9 марта 2017 года


ЮРЬЕВ Андрей Геннадьевич родился в 1974 году в Печоре (Республика Коми), в 1996 году окончил электротехнический факультет Оренбургского госуниверситета, работал дизайнером‐верстальщиком в оренбургских газетах и в Фонде Эффективной Политики (Москва).

С 1993 по 1995 год – вокалист и автор текстов песен группы «Личная Собственность». Лауреат специального диплома «За философизм лирики» областного поэтического конкурса «Яицкий Мост – 96». Повесть «Те, Кого Ждут» вошла в сборник «Проза – то, чем мы говорим» (Саратов, 2000), публикации в газете «Оренбуржье» и альманахах «Башня», «Гостиный двор». Победитель конкурса «Оренбургский край — XXI век» в номинации «Автограф» в 2014 году, призом стало издание отдельной книжкой повести «Юркины беды».

Shares