Литература масок и литература познания

 АНДРЕЙ ЮРЬЕВ 
Итак, встал вопрос о возрождении роли редактора в пространстве литературы. Мне кажется, этот процесс надо рассматривать более полно, как необходимость стилистической корректировки в том числе и продукции интернет‐изданий – литературных сайтов уже множество, а вот качество представленных на них текстов порой оставляет желать лучшего. Задумавшись о желательности приобретения дополнительных программ и модулей, позволяющих тщательнее работать над правкой текстов, пришел, наконец, к ниже выписанным идеям…

МНОГО и разными персонажами культурного поля говорится о необходимости возрождения литературоцентричности России, о гибельности процесса либерализации литературы, основы культуры страны. Что же не так, почему на финансирование спортивных чемпионатов тратится больше, чем на издание произведений молодых талантов и состоявшихся мастеров слова?

Пришлось услышать от человека с образованием и огромным опытом работы экономиста: «Вон на Западе единственная мера ценности произведения – доллар. Интереснее текст – больше покупателей, наиболее качественное произведение становится бестселлером и само себя продает, само себя окупает». Вот тут и начинается спор о проблематике состоятельности текста.

Всем известно, что зарубежная литература делится на 2 категории – fiction и non‐fiction, то есть «литература воображения, вымысла» и, фактически, документальная, публицистическая, «литература невыдуманного». Таким образом, в один ряд попадают романы о проблемах взаимоотношений эльфов и о взрослении подростков, о приключениях агента ноль‐ноль‐шешнадцать и истории освобождения солдата, оказавшегося в плену у гитлеровцев. Зарубежье не знает деления на «коммерческую литературу» и «высокое искусство», в их мире культура монетизирована и определена как индустрия развлечений (так это видится с нашего берега).

Фэнтези, фантастика, детективы, приключения поставлены в один ряд с литературой о проблемах духовного роста, становления мировоззрения, формирования самосознания. Скажем наконец однозначно – для России это неприемлемо!

В российском культурном поле уже самими авторами их произведения негласно и не вполне осознанно, надо уточнить, делятся на коммерческие и некоммерческие. Однако соответствует ли это деление действительному положению дел? Не будет ли ближе к истине деление на «литературу развлечения» и «серьезную»? В самом деле, можно до хрипоты доказывать, что детективы, например – это низкий жанр, но! Что писал Федор Михайлович? «Преступление и наказание» — не психологический ли детектив? «Братья Карамазовы» — не детектив ли, только высшей пробы? Так чем серьезная литература отличается от развлекательной?

Тем, что она занимается созиданием, «декларацией» (объявлением) и утверждением ценностей. Лучшие образцы романов, повестей, рассказов – литература ценностная, литература «ориентации». Литература о становлении мировоззрения и его отстаивании, заявление права на существование и доказательство жизнестойкости комплекса идей.

В многонациональной, многоконфессиональной, мультикультурной стране такая литература и есть стержень духовной и интеллектуальной жизни. Давайте заявим ясно – такое искусство не может быть коммерчески самоокупаемым ввиду современного состояния медиапространства.

 

ОСНОВНАЯ масса потребителей продуктов словесного творчества за книги (и за «интерактивные книги» — ролевые, сюжетные игры) не платит, качает из сети. В принципе, любой может из дома не через стационарный компьютер или ноутбук, так через смартфон или планшет (а я и сам постарался развить сайт в этом направлении) зайти в одну из множества электронных библиотек и открыть какой угодно текст, не вставая с дивана. Такое положение дел вынуждает законодателей пересмотреть основы формирования авторского права в цифровую эпоху, но в праве ли проблема?

Писателям‐интеллектуалам, писателям‐созидателям‐ценностей банально нечем себя кормить при активной жизни в литературной вселенной. Выбор, писать или зарабатывать себе на минимальный продуктовый набор, ломает судьбы и лишает нас «словесных бриллиантов». Писатель, литератор – есть вообще такие профессии?

Нет.

Профессиональные творческие союзы есть. Профессии – нет.

Поднялись голоса «за восстановление государственной идеологии». Не надо государству искусственно создавать систему мировоззренческих ценностей – в российском многоцветии идей оно, многообразие цветов культурного поля – само идеология. Загонять человечество к счастью железной рукой нет нужды. Хорошее произведение само мотивирует читателя просмотреть заново свою жизнь, что‐то закрепить в памяти, что‐то вытряхнуть как обветшалое и готовое рухнуть.

И – уяснить раз и навсегда.

Есть литература развлечения и есть литература познания.

Лицедеи и созидатели масок прокормят себя сами.

Созидатели словесных созвездий должны быть поддержаны.

8–9 марта 2017 года


ЮРЬЕВ Андрей Геннадьевич родился в 1974 году в Печоре (Республика Коми), в 1996 году окончил электротехнический факультет Оренбургского госуниверситета, работал дизайнером‐верстальщиком в оренбургских газетах и в Фонде Эффективной Политики (Москва).

С 1993 по 1995 год – вокалист и автор текстов песен группы «Личная Собственность». Лауреат специального диплома «За философизм лирики» областного поэтического конкурса «Яицкий Мост – 96». Повесть «Те, Кого Ждут» вошла в сборник «Проза – то, чем мы говорим» (Саратов, 2000), публикации в газете «Оренбуржье» и альманахах «Башня», «Гостиный двор». Победитель конкурса «Оренбургский край — XXI век» в номинации «Автограф» в 2014 году, призом стало издание отдельной книжкой повести «Юркины беды».

Shares