Пётр КРАСНОВ: «Россия взята предками «на вырост»

 ГАЗЕТА «ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ» 

– Ува­жа­е­мый Пётр Нико­ла­е­вич, здрав­ствуй­те! Вопро­сы, кото­рые я поста­ра­юсь задать Вам в нашей новой руб­ри­ке «Наци­о­наль­ная идея» будут про­стые, как воз­дух и вода. И уве­рен – столь же необ­хо­ди­мые; без отве­та на эти вопро­сы нация пре­вра­ща­ет­ся в слу­чай­ное сооб­ще­ство эко­но­ми­че­ски или гео­гра­фи­че­ски объ­еди­нён­ных людей.

Кто мы – рус­ские? Ведь не у меня же одно­го, гля­дя на кар­ти­ны Кон­стан­ти­на Васи­лье­ва или про­сто на засне­жен­ные рус­ские дали, появ­ля­ет­ся чув­ство, что всё это напря­мую рас­тёт из мое­го серд­ца? Как поле ржи в Вашем романе «Запо­лье»…

Одни гово­рят, что нам десят­ки тысяч лет, дру­гие наста­и­ва­ют на тыся­че­ле­тии соб­ствен­но рус­ско­го этно­са (чёт­ко выде­лив­ше­го­ся изоб­ще­сла­вян­ско­го и заняв­ше­го тер­ри­то­рию совре­мен­ных Рос­сии, Укра­и­ны и Бело­рус­сии). Тре­тьи (по обе сто­ро­ны само­стий­но­сти) вооб­ще утвер­жда­ют, что гово­рить о рус­ских мож­но не рань­ше, чем начи­ная с Ива­на Кали­ты…

– Дело в том, навер­ное, что мы искус­ствен­но пыта­ем­ся вме­стить в наду­ман­ные нами же вре­менные рам­ки явле­ние, кото­рое име­ет, в сущ­но­сти, вне­вре­мен­ной харак­тер. А имен­но этно­ге­нез рус­ских как непре­рыв­ный «акт тво­ре­ния», ухо­дя­щий во тьму тыся­че­ле­тий или даже их десят­ков, мы само­на­де­ян­но делим на некие умо­зри­тель­ные отрез­ки: вот с такого-то момен­та он, види­мо, стал соб­ствен­но рус­ским, а до это­го…  А что, за год или век до это­го он был «ника­ким», преж­де чем стать «каким»? Невер­но, некор­рект­но постав­лен­ный вопрос и отве­ты даёт столь же сомни­тель­ные. И я бы ска­зал даже так: зряш­ный труд – ста­вить перед собой и дру­ги­ми вопро­сы, кото­рые «вне ком­пе­тен­ции» тво­ей, чело­век, а явно в веде­нии Выш­не­го. Все этно­сы оди­на­ко­во древ­ние по сво­им кор­ням, раз­ве что нахо­дят­ся на раз­ных ста­ди­ях сво­е­го раз­ви­тия, но это уже поста­нов­ка иной про­бле­мы, это исто­ри­че­ски раз­вёр­ну­тая судь­ба того или дру­го­го наро­да.

– Тогда сле­ду­ю­щий вопрос – кто такие сего­дняш­ние рус­ские? Насколь­ко дале­ко мы ушли в ХХ веке от наших даже не отцов, но дедов? Как гово­рил Юрий Куз­не­цов: «когда мы без­дну пере­шли»? Ведь, несмот­ря на всё (ТВ, интер­нет, про­па­ган­ду), гене­ти­ки недав­но под­твер­ди­ли – свы­ше 80% совре­мен­ных «рос­си­ян» явля­ют­ся род­ствен­ни­ка­ми друг дру­гу…

– И наи­бо­лее «чисты­ми» в гене­ти­че­ском отно­ше­нии, добав­лю, чем «чело­век непо­нят­ных кро­вей» Евро­пы, по его же сло­вам, где «все­лен­ская смазь», сме­ше­ние наро­дов рабо­та­ли куда интен­сив­нее и гряз­нее… Не думаю, что мы «дале­ко ушли»  не толь­ко от сво­их дедов, но и от пред­ков ХII века – по тому судя, хотя бы, с каким внут­рен­ним изъ­яв­ле­ни­ем люб­ви и тос­ки чита­ем мы «Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве»… Рус­ские пере­хо­ди­ли «без­дну» во все сму­ты и наше­ствия не раз, испы­ты­ва­ясь в них, и наци­о­наль­ный дух этих пре­одо­ле­ний все­гда един что у Евпа­тия Коло­вра­та, что у Алек­сандра Мат­ро­со­ва, из одной с моим отцом зем­лян­ки поле­во­го Крас­но­холм­ско­го пехот­но­го учи­ли­ща 1942 года, – само­по­жерт­во­ва­ние «за дру­ги своя», за Оте­че­ство. Как и в «горя­чих точ­ках» быв­шей стра­ны Сове­тов, за Рос­сию воюя, под­твер­жда­ли это мно­же­ство раз. И в том наша род­ствен­ность и пре­ем­ствен­ность с пред­ка­ми не менее досто­вер­на, чем науч­ная гене­ти­че­ская.

– У каж­дой исто­ри­че­ской нации есть цель, сверх­за­да­ча её оду­шев­ля­ю­щая: у гре­ков созда­ние вели­кой гре­че­ской (соб­ствен­но, евро­пей­ской) куль­ту­ры, у древ­них рим­лян – созда­ние на осно­ве этой куль­ту­ры вели­кой циви­ли­за­ции и рас­про­стра­не­ние её на весь под­власт­ный Риму мир, у аро­ме­ев (визан­тий­цев) – про­све­ще­ние потом­ков этой антич­ной циви­ли­за­ции и сопре­дель­ных ей наро­дов неис­ка­жён­ным (пра­во­слав­ным) све­том Хри­сто­вым…

Что с рус­ски­ми? Пора­зи­тель­но малень­кий народ (по сло­ву Ген­ри Кис­син­дже­ра), по чис­лен­но­сти рав­ный япон­цам или англи­ча­нам, удер­жи­ва­ет самую боль­шую в исто­рии тер­ри­то­рию. Зачем?

– Мы не «малень­кий», мы – вели­кий народ, сде­лав­ший то, что не смог­ли сде­лать все дру­гие, даже «циви­ли­зо­ван­ные» наро­ды, и не Кис­син­дже­ру бы это гово­рить, при­над­ле­жа­ще­му к дей­стви­тель­но сверх­ма­ло­му наро­ду, а вер­нее к меж­ду­на­род­ной кор­по­ра­ции, какая име­ет совер­шен­но несо­раз­мер­ное её чис­лен­но­сти зна­че­ние и вли­я­ние в совре­мен­ном мире, «зоо­пар­ке без решё­ток»… и не зависть ли это, дума­ет­ся? Зави­ду­ют боль­ше­му и, под­черк­ну, выс­ше­му в осо­бен­но­сти, чего у корыст­ной кор­по­ра­ции в прин­ци­пе быть не может, и момент такой зави­сти тут, я пола­гаю, есть. Дер­жать за глот­ку миро­вые финан­сы лест­но, конеч­но же, и сверх­при­быль­но; но что за душой-то – пусто­та, вир­ту­аль­ной «зеле­нью» наби­тая? Скан­даль­ные пре­тен­зии, какие при­кры­ва­ют злост­ное хищ­ни­че­ство и мен­таль­ный пара­зи­тизм? Но, конеч­но, глав­ное тут – син­дром «желез­ной леди» Тэт­чер, рос­сий­ские территории-кладовые не дают им спо­кой­но спать, тем паче что рас­ши­рять­ся рыноч­ной – и поли­ти­че­ской – экс­пан­сии Запа­да на малень­кой Зем­ле уже неку­да.

Эта тер­ри­то­рия, разу­ме­ет­ся, взя­та наши­ми пред­ка­ми на вырост, на воз­мож­ность опло­до­тво­рять и обла­го­ра­жи­вать эти несмет­ные зем­ли, сде­лать их бла­го­устро­ен­ным домом для наших наро­дов, про­дол­жить то, что на них уже сде­ла­но. И эта воз­мож­ность, я убеж­дён, у Рос­сии есть, несмот­ря на всю дра­ма­тич­ность её исто­рии, на все нынеш­ние поте­ри. Она не раз это дока­зы­ва­ла, спа­сая в кри­ти­че­ские момен­ты наро­ды и куль­ту­ры, и никто, кро­ме Руси-России, не смог про­ти­во­сто­ять миро­вым по мас­шта­бам наше­стви­ям татаро-монголов, евро­пей­ским вар­вар­ским ордам Напо­лео­на, евро­пей­ской же «корич­не­вой чуме» как кон­цен­три­ро­ван­но­го выра­же­ния запад­но­го, расист­ско­го по сути, гра­би­тель­ско­го экс­пан­си­о­низ­ма, – про­ти­во­сто­ять и побе­дить.

Но есть и дру­гое выс­шее пред­на­зна­че­ние рус­ско­го наро­да, кото­рое про­зре­ва­ли мно­гие мыс­ли­те­ли, забот­ни­ки чело­ве­че­ства и на Запа­де, и у нас, какое оста­ёт­ся в силе и сей­час. Его в своё вре­мя выра­зил П.Я. Чаа­да­ев: «Рос­сии выпа­ла вели­че­ствен­ная зада­ча осу­ще­ствить рань­ше всех дру­гих стран все обе­то­ва­ния хри­сти­ан­ства, ибо хри­сти­ан­ство оста­лось в ней не затро­ну­тым люд­ски­ми стра­стя­ми и зем­ны­ми инте­ре­са­ми…». Ему же при­над­ле­жит, кста­ти, никак не поте­ряв­шая сего­дня сво­ей акту­аль­но­сти фор­му­ла: «соци­а­лизм побе­дит не пото­му, что он прав, а пото­му, что непра­вы его  про­тив­ни­ки…»

Гово­ря о духов­но­сти рус­ско­го наро­да, нуж­но созна­вать, что она состо­ит не толь­ко в пра­во­слав­ном миро­вос­при­я­тии, Вере, но и в свя­зан­ной с нею при­вер­жен­но­стью к Хри­сто­вой правде-справедливости в её зем­ном, чело­ве­че­ском изме­ре­нии и пони­ма­нии. Чело­век равен чело­ве­ку, утвер­жда­ло пер­во­хри­сти­ан­ство, и несмот­ря на все после­до­вав­шие извра­ще­ния это­го  Выш­не­го посы­ла, меч­ту об осу­ществ­ле­нии вели­ко­го равен­ства уже нель­зя было изъ­ять из само­со­зна­ния чело­ве­че­ства. Исто­рия зна­ет нема­ло попы­ток добить­ся это­го пре­ду­ка­зан­но­го свы­ше равенства-справедливости, но не нахо­ди­лось наро­да даже из самых раз­ви­тых наций, кото­рый сумел бы, смог реши­тель­но пой­ти до кон­ца, что­бы взло­мать нена­вист­ную миро­вую пара­диг­му  угне­те­ния и наси­лия, попы­тать­ся изме­нить, сме­нить кри­ча­щую непра­вед­ность соци­аль­но­го миро­устро­е­ния на чело­веч­ность, достой­ную разу­ма и сове­сти фор­му сво­е­го суще­ство­ва­ния. Речь здесь о рус­ском, совет­ском соци­а­лиз­ме, мате­ри­аль­ные и пра­во­вые пло­ды и цен­но­сти кото­ро­го «созре­ли» по извест­ным при­чи­нам толь­ко к нача­лу 60-х годов.

И рус­ский народ пер­вым пошёл на реши­тель­ное пре­одо­ле­ние это­го гнус­но­го – и анти­хри­сти­ан­ско­го имен­но – миро­по­ряд­ка. Он открыл доро­гу, дал надеж­ду на иное, луч­шее буду­щее и дока­зал всем осу­ще­стви­мость этих чая­ний, собою про­би­вая, про­кла­ды­вая для всех путь, на гор­чай­ших порою ошиб­ках учил­ся, стро­ил, созда­вал совер­шен­но новую социально-политическую реаль­ность, фор­ма­цию, общ­ность – рус­ский соци­а­лизм с его вызрев­ши­ми к шести­де­ся­тым годам высо­ки­ми нрав­ствен­ны­ми уста­нов­ка­ми чело­ве­че­ско­го обще­жи­тель­ства, каких не было до сих пор и быть не мог­ло ни в одном соци­у­ме, ни в одном самом что ни есть хри­сти­ан­ском госу­дар­стве, и стар­шее поко­ле­ние пом­нит ещё «Кодекс стро­и­те­лей ком­му­низ­ма». И в корот­кий исто­ри­че­ский срок, несмот­ря на тяже­лей­шую вой­ну, постро­ил осно­вы соци­а­лиз­ма, свою соци­а­ли­сти­че­скую систе­му и пред­опре­де­лил все глав­ные собы­тия в мире, совсем не зря ХХ век назы­ва­ют «Рус­ским веком»…

Когда же речь захо­дит о «цене» рево­лю­ци­он­ных репрес­сий и Граж­дан­ской вой­ны, мно­гие почему-то забы­ва­ют о том, что жерт­вы «рус­ско­го соци­а­лиз­ма» не состав­ля­ют и сотой, может, доли тех поис­ти­не чудо­вищ­ных гека­томб и пре­ступ­ле­ний, вклю­чая две миро­вые и сот­ни дру­гих  войн, какие совер­шил в мире и в Рос­сии и про­дол­жа­ет тво­рить на наших гла­зах капи­та­лизм, та самая злост­ная пара­диг­ма без каких-либо мораль­ных запре­тов вооб­ще. Это, разу­ме­ет­ся, не оправ­да­ние рево­лю­ци­он­но­го (ответ­но­го, под­черк­ну) наси­лия, а гово­рит лишь об огром­ных труд­но­стях и слож­но­сти пер­во­про­ход­че­ско­го дела, пути – с неве­сё­лой кон­ста­та­ци­ей того, что чело­ве­че­ство не уме­ет, не научи­лось ещё (и научит­ся ли когда?) по-другому вер­шить свои корен­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, если даже и в срав­ни­тель­но малых льют­ся пото­ки кро­ви…

Рус­ский соци­а­лизм выявил и вос­тре­бо­вал неви­дан­ные досе­ле запа­сы народ­ной энер­гии, разу­ма и воли, про­бу­дил и вызвал к твор­че­ской жиз­ни десят­ки и десят­ки мил­ли­о­нов из «про­сто­го наро­да», из самых низов под­няв их к высо­там куль­ту­ры, искус­ства, нау­ки и тех­ни­ки, про­грес­са вооб­ще, из зем­ле­дель­че­ской создав инду­стри­аль­ную и самую обра­зо­ван­ную и чита­ю­щую стра­ну в мире. Это был, по сути, «пас­си­о­нар­ный взрыв» рус­ско­го и дру­гих наро­дов стра­ны, пред­ска­зан­ный Чаа­да­е­вым, Тют­че­вым и мно­ги­ми дру­ги­ми мыс­ли­те­ля­ми, уве­рен­ны­ми в нрав­ствен­ной его силе, и направ­лен он был на сози­да­ние, пре­тво­ре­ние в дей­стви­тель­ность луч­ших обще­че­ло­ве­че­ских чая­ний, на дости­же­ние и обре­те­ние социально-экономических, куль­тур­ных и духов­ных цен­но­стей, благ – в том их пони­ма­нии, конеч­но, какое дик­то­ва­лось усло­ви­я­ми вре­ме­ни. А что мы можем вспом­нить о послед­ней чет­вер­ти века, кро­ме мер­зо­стей «пер­во­на­чаль­но­го накоп­ле­ния капи­та­ла»?  Пожа­луй, лишь вто­рое (после ста­лин­ско­го) воз­рож­де­ние нашей Пра­во­слав­ной Церк­ви, но это тема отдель­ная.

И рус­ский народ стал пер­вым – и един­ствен­ным – выра­зи­те­лем, защит­ни­ком и помощ­ни­ком всех «уни­жен­ных и оскорб­лён­ных» в мире (раз­ру­ше­ние коло­ни­аль­ной систе­мы тоже явля­ет­ся пря­мой заслу­гой СССР), и нель­зя ина­че рас­це­нить эту его мис­сию чело­веч­но­сти на пла­не­те, где царит «закон джун­глей», как близ­кую к хри­сти­ан­ской… Если же всё это не уда­лось осу­ще­ствить вполне и бес­по­во­рот­но с пер­во­го раза, то такое поло­же­ние вовсе не озна­ча­ет ублю­доч­но­го «кон­ца исто­рии» Фуку­я­мы… ишь чего захо­те­ли!

– Раз­де­ля­е­те ли Вы идео­ло­ге­му «Москва – Тре­тий Рим, и чет­вёр­то­му не бывать!» и извест­ное изре­че­ние бла­жен­ной памя­ти вла­ды­ки Иоан­на, мит­ро­по­ли­та Санкт-Петербургского и Ладож­ско­го: «Рос­сия без Хри­ста – Богу не нуж­на!»?

– Раз­де­ляю, конеч­но, и я об этом уже ска­зал. И сама Рос­сия более чем убе­ди­тель­но дока­за­ла всем, кто хочет слы­шать и пони­мать, что она носит Хри­ста «не в брёв­нах, а в рёб­рах», несмот­ря даже на внеш­нюю ате­и­сти­че­скую идео­ло­гию в совет­ский пери­од еди­ной сво­ей исто­рии. При­шло теперь и «вре­мя брё­вен» – и, мне всё-таки дума­ет­ся, оно не сра­зу, но рано или позд­но при­шло бы само собой и в наш соци­а­ли­сти­че­ский соци­ум, про­длись он доль­ше в раз­ви­тии, даль­ше… К тому, как гово­рит­ся, всё шло. Да вот не дошло, иуды из Полит­бю­ро опе­ре­ди­ли.

Ну, а в том, что «чет­вёр­то­му не бывать», у меня, греш­но­го, сомне­ний совре­мен­ная ситу­а­ция с хри­сто­цен­трич­ны­ми испо­ве­да­ни­я­ми не вызы­ва­ет. В «пер­вом мире» царит апо­ста­сия, при­кры­тая теп­лохлад­но­стью в луч­шем слу­чае, раз­гул дрян­ной мисти­ки и оккуль­тиз­ма, масон­щи­ны и откро­вен­но­го сата­низ­ма. Прав­да, в «тре­тьем мире», в Латин­ской Аме­ри­ке осо­бен­но, есть моло­дой, с горя­чей искрен­ней уве­ро­ван­но­стью соци­ум, кото­рый мог бы в чём-то «обно­вить веру» воз­вра­ще­ни­ем к пер­воап­о­столь­ско­му уче­нию. Но для это­го надо отло­жить­ся от като­ли­че­ской ере­си, от интен­сив­но тём­ной пап­ской курии в Риме – да, тут нуж­на сво­е­го рода «хри­сти­ан­ская рево­лю­ция». И вос­со­еди­нить­ся с «Тре­тьим Римом»… Но это уже меч­ты, непоз­во­ли­тель­ные в нашем жесто­ком мире.

– Как Вы дума­е­те – где мы, Рос­сия и рус­ские, сей­час ока­за­лись? В каком участ­ке исто­ри­че­ско­го пути?

– В оче­ред­ной рус­ской Сму­те после контр­ре­во­лю­ци­он­но­го пере­во­ро­та, рас­тя­нув­ше­го­ся на 1985–1991 годы, и поте­ри наши неис­чис­ли­мы… Что ж, контр­ре­во­лю­ция – это неред­кая в исто­рии спут­ни­ца попы­ток вырвать­ся из обвет­ша­лых, самим вре­ме­нем при­го­во­рён­ных к отми­ра­нию форм социально-политических изжит­ков. Она может надол­го оста­но­вить дви­же­ние впе­рёд; но, как пра­ви­ло, те при­чи­ны и про­ти­во­ре­чия, кото­рые вызва­ли началь­ную рево­лю­цию, нику­да не дева­ют­ся, а лишь нарас­та­ют мно­го­крат­но и дела­ют сле­ду­ю­щую неиз­беж­ной – если, разу­ме­ет­ся, власть не пред­при­ни­ма­ет реши­тель­ных и дей­ствен­ных реформ, не идёт по эво­лю­ци­он­но­му пути. Но вот уже чет­верть века после сво­е­го пере­во­ро­та и насиль­ствен­но­го раз­ва­ла СССР как исто­ри­че­ской Рос­сии тупая рос­си­ян­ская власть, став­лен­ни­ца пра­вя­ще­го в стране оли­гар­ха­та и насквозь кор­рум­пи­ро­ван­ной бюро­кра­тии, не хочет и не может идти ни на какие серьёз­ные пере­ме­ны, пре­вра­тив этот оли­гар­хи­че­ский «кон­структ» в сво­е­го рода Анти­си­сте­му с про­пис­ной, в какой могут про­цве­тать толь­ко хищ­ни­ки и пара­зи­ты, русо­фоб­скую по всей сво­ей гнус­ной при­ро­де. Дело-то, одна­ко, в том, что анти­си­сте­ма, где-либо воз­ник­нув, не может не под­ры­вать свои же шат­кие «осно­вы», пожи­ра­ет самоё себя, и пер­спек­ти­вы под­власт­ных ей крайне неза­вид­ны.

Но рус­ский народ ещё не ска­зал сво­е­го послед­не­го сло­ва, да и не будет оно «послед­ним» у него, обла­да­ю­ще­го уни­каль­ным исто­ри­че­ским опы­том, нрав­ствен­ны­ми разу­мом и волей в луч­ших сво­их пред­ста­ви­те­лях, спо­соб­но­стью к сверх­мо­би­ли­за­ции в слу­чае суро­вой необ­хо­ди­мо­сти. Он злост­но, наме­рен­но обма­нут и дез­ори­ен­ти­ро­ван, но морок этот, сла­ва Богу, спа­да­ет – хотя не так ско­ро, как нам хоте­лось бы…

– Ну и, пожа­луй, глав­ный вопрос: камо гря­де­ши, рус­ский народ? Куда мы идём? И куда – долж­ны идти?

– К трез­во­му осо­зна­нию и осмыс­ле­нию самих себя, сво­их инте­ре­сов и целей в мире и в стране отцов и мате­рей наших. К объ­ек­тив­ной оцен­ке сво­ей еди­ной, без дивер­си­он­ных изъ­я­тий и вбро­сов, исто­рии во всей пол­но­те её и неиз­беж­ных про­ти­во­ре­чи­ях, кото­рые раз­ре­ши­мы лишь нашей доб­рой волей и забо­той о буду­щем. К пони­ма­нию край­ней губи­тель­но­сти нынеш­ней Анти­си­сте­мы, кото­рую нам смон­ти­ро­ва­ли с помо­щью запад­ных  «доб­ро­же­ла­те­лей», пре­вра­тив стра­ну в наро­чи­то бес­хоз­ную тер­ри­то­рию, где ору­ду­ют вся­ко­раз­ные «воры в законе РФ» и транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции… И вот как раз осмыс­ле­ние все­го это­го и явля­ет­ся самым труд­ным делом, нахо­дясь под мас­си­ро­ван­ным при­ме­не­ни­ем СМРА­Да (по А.Фурсову) – средств мас­со­вой рекла­мы, аги­та­ции и дез­ин­фор­ма­ции, какою пыта­ют­ся вся­че­ски забло­ки­ро­вать рус­скую мысль, пода­вить рус­ское сопро­тив­ле­ние оли­гар­хи­че­ско­му ком­пра­дор­ско­му бес­пре­де­лу. Обре­сти наци­о­наль­ную, госу­дар­ствен­ную неза­ви­си­мость – вот наша пер­вая и глав­ней­шая зада­ча, и пока что мы нахо­дим­ся на опас­ней­шем рас­пу­тье.

Бесе­до­вал Алек­сей Шоро­хов

Газе­та «День лите­ра­ту­ры»

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.