Романовы и Оренбуржье

СЕРГЕЙ ХОМУТОВ 

В июне это­го года испол­ня­ет­ся 180 лет пре­бы­ва­нию в Орен­бур­ге цеса­ре­ви­ча, в буду­щем  Алек­сандра II [12–14 июня 1837 по ст. сти­лю], а в авгу­сте 126 лет [27 июля 1891 по ст. сти­лю] с момен­та, как в сто­ли­цу степ­но­го края въе­хал дру­гой цеса­ре­вич, в даль­ней­шем  Нико­лай II.

Нель­зя ска­зать, что пре­бы­ва­ние цар­ствен­ных особ дина­стии Рома­но­вых в Орен­бур­жье про­шло неза­ме­чен­ным для мест­ных архи­ва­ри­усов, кра­е­ве­дов и исто­ри­ков. Пуб­ли­ка­ции в мест­ной прес­се все же были, но как все­гда к круг­лым датам.

Александр I  был первым и единственным

ЕДИНСТВЕННЫМ дей­ству­ю­щим «пома­зан­ни­ком»,  посе­тив­шим Орен­бург­скую губер­нию, был Алек­сандр I.  Путе­ше­ствие Алек­сандра  для сво­е­го вре­ме­ни уни­каль­но. Нико­гда еще рус­ские цари не заби­ра­лись так дале­ко. Бабуш­ка Алек­сандра Ека­те­ри­на II, конеч­но, зна­ла об Орен­бур­ге [Доста­точ­но вспом­нить над­пись на подар­ках зна­ме­ни­то­му поэту за оду «Фели­ца»: «Из Орен­бур­га от Кир­гиз­ской Царев­ны мур­зе Дер­жа­ви­ну»]. Но сама импе­ра­три­ца пред­по­чи­та­ла выпи­сы­вать в Петер­бург пред­ста­ви­те­лей всех сосло­вий и народ­но­стей, чем сама путе­ше­ство­вать.

Алек­сандр I при­был в Орен­бург 11 сен­тяб­ря 1824 года и был встре­чен воен­ным губер­на­то­ром гене­ра­лом Пет­ром  Эссе­ном. В про­цес­се визи­та он мог спол­на насла­дить­ся киргиз-кайсацкими отря­да­ми, состав­ля­ю­щи­ми ирре­гу­ляр­ные вой­ска импе­рии. Об этом есть инте­рес­ное сви­де­тель­ство оче­вид­ца  —  лейб-хирурга Дмит­рия Тара­со­ва. Вот что он писал в сво­их запис­ках «Вос­по­ми­на­ния моей жиз­ни»:

«Едва пол­ков­ник Тима­шев успел про­из­не­сти коман­до­ва­ние, как все груп­пы этих раз­но­род­ных войск на степ­ных конях сво­их пусти­лись в карьер без вся­ко­го поряд­ка, в раз­ные сто­ро­ны, с дики­ми, прон­зи­тель­ны­ми кри­ка­ми, — так что сна­ча­ла каза­лось это Его Вели­че­ству забав­ным, а потом эти кри­ки уси­ли­лись до того, что Тима­шев никак не мог их оста­но­вить, и Госу­дарь, подо­звав Тима­ше­ва, при­ка­зал оста­но­вить эти неисто­вые эво­лю­ции и заме­тил при­том, что если они не слу­ша­ют коман­ды, то такие быст­рые и бес­по­ря­доч­ные дви­же­ния лег­ко могут про­из­ве­сти опас­ные послед­ствия… Такие неисто­вые их дви­же­ния, по уве­ре­нию Тима­ше­ва, озна­ча­ют свой­ствен­ный им вос­торг при виде осо­бы Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства».

В память об Алек­сан­дре I в Орен­бур­ге оста­лась досто­при­ме­ча­тель­ность. Сне­сен­ная и вос­ста­нов­лен­ная [хотя и в не пер­во­на­чаль­ном виде] стела-обелиск импе­ра­то­ру в память осво­бож­де­ния от воин­ско­го постоя. Она  была воз­двиг­ну­та в Орен­бур­ге в 1822 году на Алек­сан­дров­ской пло­ща­ди [в насто­я­щее вре­мя – сквер име­ни Лени­на на ул. Совет­ской]. Сте­лу из бело­го кам­ня вен­чал золо­той шар. Поз­же сте­ла была пере­не­се­на на город­ской буль­вар набе­реж­ной реки Урал. Надо пони­мать, Алек­сандр I её видел.  В совет­ское вре­мя обе­лиск снес­ли, и в 1953 году на этом месте был уста­нов­лен памят­ник Вале­рию Чка­ло­ву. В 2013 году Чка­ло­ва не тро­ну­ли, а пере­нес­ли обе­лиск к Вве­ден­ской церк­ви и объ­яви­ли нуле­вым кило­мет­ром Орен­бур­га. Хотя каж­дый, кто учил­ся в совет­ской шко­ле, зна­ет, что в Рос­сии изме­ре­ния кило­мет­ра­жа начи­на­лось от глав­поч­там­та в круп­ных горо­дах или про­сто от почты в малых посе­ле­ни­ях.

Два цесаревича

ПЕРВЫМ наслед­ни­ком пре­сто­ла, кото­рый побы­вал в Орен­бур­ге, стал «Его Импе­ра­тор­ское Высо­че­ство Наслед­ник Цеса­ре­вич  Князь Алек­сандр Нико­ла­е­вич». Это его офи­ци­аль­ный титул. Обра­ти­те вни­ма­ние, что все сло­ва напи­са­ны с боль­шой бук­вы. Тра­ди­ции живы. И вот уже лет десять, как пресс-службы пишут долж­но­сти сво­их патро­нов тоже с заглав­ной бук­вы, отме­няя нор­мы  рус­ско­го язы­ка.

Нико­лай I  был суро­вым батюш­кой и, отправ­ляя наслед­ни­ка в путь, напри­ду­мы­вал ему кучу огра­ни­че­ний, что бы тот не столь­ко раз­вле­кал­ся, сколь­ко зна­ко­мил­ся с жиз­нью дер­жа­вы. Вот бы нынеш­ним чадо­лю­би­вым власть пре­дер­жа­щим взять при­мер с батюшки-царя, отправ­ляя детей в дале­кие путе­ше­ствия.

Кста­ти, в  этой поезд­ке Алек­сандра Нико­ла­е­ви­ча сопро­вож­дал как вос­пи­та­тель Васи­лий Андре­евич Жуков­ский. Есть пред­по­ло­же­ние, что он и раз­ра­бо­тал этот марш­рут. Поэт не создал про­из­ве­де­ний об Орен­бург­ском крае, но оста­вил крат­кие запи­си в днев­ни­ке и зари­сов­ки посе­щен­ных мест. Более трид­ца­ти рисун­ков сде­ла­но Жуков­ским на ураль­ском отрез­ке пути, сре­ди них зари­сов­ки Орской  кре­по­сти и Орен­бур­га.

Инте­рес­ное заме­ча­ние сде­лал пол­ков­ник Юрье­вич. Он  вос­тор­жен­но опи­сы­вал собы­тия в Орен­бур­ге сво­ей жене в пись­ме на мно­гих стра­ни­цах. При­ве­дем отту­да несколь­ко строк: «Я не буду тебе опи­сы­вать, друг  мой, все­го того, чем уго­стил Перов­ский сво­е­го гостя: для подроб­но­го опи­са­ния все­го виден­но­го нами надоб­но мно­го вре­ме­ни… ска­жу толь­ко, что он мастер­ски успел соеди­нить евро­пей­ские удо­воль­ствия с ази­ат­ски­ми поте­ха­ми.

Ази­ат­цы, обра­зо­ван­ные на евро­пей­ский манер, новос­фор­ми­ро­ван­ные пол­ки баш­кир­цев, сме­шан­ные с Ураль­ски­ми каза­чьи­ми пол­ка­ми, строй­ны­ми манев­ра­ми зани­ма­ли вели­ко­го кня­зя: а вече­ром Кир­гиз­ская орда, при­ко­че­вав­шая нароч­но для при­ез­да вели­ко­го кня­зя к Орен­бур­гу, забав­ля­ла его всем, чем толь­ко мог­ла: тут была скач­ка на кир­гиз­ских лоша­дях малень­ких полу­на­гих кир­ги­зят… инте­рес­ная скач­ка тех же маль­чи­шек на вер­блю­дах; тут была борь­ба дюжих полу­ди­ких кир­ги­зов по их мане­ру; тут были пока­за­ны образ­цы закли­на­нья змей, хож­де­ния босы­ми нога­ми по голым ост­рым саб­лям, дикая пляс­ка… музы­ка на дуд­ках и гор­тан­ная. Сре­ди коче­вья… пре­крас­ная огром­ная гале­рея, нароч­но выстро­ен­ная, после все­го нами виден­но­го была назна­че­на для отдох­но­ве­ния вече­ром: она вдруг осве­ти­лась шка­ли­ка­ми…»

Сло­вом, начал­ся бал посре­ди орен­бург­ской сте­пи. Наслед­ник разо­шел­ся, тан­це­вал до часу ночи и явно нару­шил инструк­цию отца, пред­пи­сы­вав­ше­го «удо­сто­ить мест­ных дам лишь поль­ским и двумя-тремя фран­цуз­ски­ми кад­ри­ля­ми».

С визи­том буду­ще­го Алек­сандра II свя­зы­ва­ют дру­гую архи­тек­тур­ную фор­му, дожив­шую до наших дней. Орен­бург­ская леген­да утвер­жда­ет, что беседка-ротонда в Ленин­ском скве­ри­ке яко­бы пер­во­на­чаль­но нахо­ди­лась дале­ко в сте­пи и была воз­ве­де­на лишь для того, что­бы наслед­ник пре­сто­ла мог отдох­нуть в тени посре­ди голой сте­пи.

Одна­ко из откры­тых источ­ни­ков мы узна­ли сле­ду­ю­щее: «Ротон­да была воз­ве­де­на в 1837 году при губер­на­то­ре Васи­лии Перов­ском к при­ез­ду в Орен­бург буду­ще­го импе­ра­то­ра Алек­сандра II. Авто­ром про­ек­та, веро­ят­но, был архи­тек­тор Алфе­ев. Изна­чаль­но бесед­ка рас­по­ла­га­лась в Заураль­ной роще, где был устро­ен парк, про­ло­же­ны дорож­ки, играл оркестр, а по празд­ни­кам устра­и­ва­лись фей­ер­вер­ки. В кон­це XIX века бесед­ку пере­нес­ли в Алек­сан­дров­ский сквер [сей­час сквер им. Лени­на]».

Видел ли Алек­сандр II  в юно­сти эту бесед­ку, изо всех доступ­ных доку­мен­тов не сле­ду­ет. 

О пре­бы­ва­нии в Орен­бур­ге дру­го­го цеса­ре­ви­ча подроб­но рас­ска­зы­ва­ет­ся на стра­ни­цах газе­ты «Орен­бург­ский листок» за 1891 год: «…Вели­кий Князь Нико­лай Алек­сан­дро­вич бла­го­по­луч­но при­был в Орен­бург в 5 часов дня 26 июля [7 авгу­ста по ново­му сти­лю], в пят­ни­цу, по трак­ту из горо­да Орска. Желан­но­го Гостя и Путе­ше­ствен­ни­ка все­мир­но­го здесь жда­ли с горя­чим нетер­пе­ни­ем. Народ ещё с утра начал сте­кать­ся мас­са­ми на встре­чу Его Высо­че­ства за Фор­штадт, и когда полил дождь в 12 часов дня, то все ему обра­до­ва­лись и гром­ко гово­ри­ли: «И Гость желан­ный, и дождь желан­ный».

При въез­де в город, в нача­ле Неплю­ев­ской [ныне Ленин­ской] ули­цы, у вала, у новой [город­ской] арки Его Высо­че­ство встре­чен был бес­чис­лен­ной тол­пой наро­да, кри­чав­ше­го несмол­ка­е­мое «Ура!». Госу­дарь Наслед­ник Цеса­ре­вич вышел из эки­па­жа и про­сле­до­вал под арку по пути, устлан­но­му тра­вой и доро­ги­ми ази­ат­ски­ми ков­ра­ми. Путь этот посы­па­ли живы­ми цве­та­ми деви­цы из семей­ства почёт­ных горо­жан, более 40 пер­сон.

У город­ской три­ум­фаль­ной арки Его Импе­ра­тор­ское Высо­че­ство встре­чен был испол­ня­ю­щим долж­ность губер­на­то­ра гвар­дии пол­ков­ни­ком А.А. Лома­чев­ским и пред­ста­ви­те­ля­ми от горо­да, а когда Его Высо­че­ство про­сле­до­вал под арку, то город­ской голо­ва купец С.И. Наза­ров имел сча­стье под­не­сти Гостю хлеб-соль от горо­да Орен­бур­га тоже на доро­гом блю­де. Отсю­да Его Высо­че­ство, сопро­вож­да­е­мый кон­во­ем из каза­ков, про­сле­до­вал в Пре­об­ра­жен­ский [лет­ний] кафед­раль­ный собор. Вече­ром у Его Высо­че­ства в губер­на­тор­ском доме состо­ял­ся обед на 40 пер­сон. В теат­ре дава­ли в этот вечер спек­такль, но Его Высо­че­ство был крайне утом­лён с доро­ги и посе­тить спек­так­ля не смог. Тем не менее, жите­ли напол­ня­ли ули­цы всю ночь, несмот­ря на ветер и дождь. Так вели­ка была радость народ­ная при встре­че с сыном Рос­сий­ско­го Само­держ­ца».

В свой послед­ний путь – ссыл­ку в Тобольск и Ека­те­рин­бург – послед­ний рос­сий­ский царь отправ­лен был дру­гим путем, минуя Орен­бург.

В Орен­бур­ге побы­ва­ли и два вели­ких кня­зя, но это уже дру­гая исто­рия.


Сергей Хомутов

ХОМУТОВ Сер­гей Нико­ла­е­вич родил­ся в 1960 году, окон­чил Орен­бург­ский пед­ин­сти­тут, пре­по­да­вал, рабо­тал на теле­ка­на­лах «Реги­он», «РИАД-ТВ» и «ОРЕН-ТВ», в пресс-службах губер­на­то­ра и «Орен­бург­га­з­про­ма», был редак­то­ром газе­ты «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» в Орен­бур­ге». Член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей. Печа­тал­ся в сам­из­да­тов­ских жур­на­лах, мест­ных газе­тах, аль­ма­на­хах «Баш­ня» и «Чаша кру­го­вая», жур­на­ле «Урал». В 1998 году издал под одной облож­кой четы­ре кни­ги сти­хов: «Вто­рое зре­ние», «Свет­лые пес­ни», «Арьер­гард», «Зим­няя раду­га», в 2003-м в серии «Авто­граф» вышла кни­га «При­вкус веч­но­сти», в 2006-м – повесть-сказка «В поис­ках Живой воды» (в соав­тор­стве с Вяче­сла­вом Мои­се­е­вым).

ПУБЛИКАЦИИ: 

поэтика

из кни­ги «алфа­вит» 
из кни­ги «нарас­та­ю­щий итог»

проза

минус четыр­на­дцать

публицистика

кри­ти­ка кри­ти­ки –
Союз рос­сий­ских писа­те­лей
или Союз писа­те­лей Рос­сии?

вре­мя ново­го Пуш­ки­на?..

наша история

Рома­но­вы и Орен­бур­жье

Гори­зон­та­лью по вер­ти­ка­ли
(опыт зем­ства в Орен­бур­жье)

Всё нача­лось с «При­ви­ле­гии»…

Не делай­те из Рыч­ко­ва Ломо­но­со­ва!

Брон­зо­вый век начи­нал­ся в Орен­бур­жье

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.