Не делайте из Рычкова Ломоносова

СЕРГЕЙ ХОМУТОВ 

Я пред­по­чи­таю биче­вать свою роди­ну, пред­по­чи­таю огор­чать ее, пред­по­чи­таю уни­жать ее, толь­ко бы ее не обма­ны­вать”.
Петр Яко­вле­вич Чаа­да­ев

Сра­зу ого­во­рюсь, ни биче­вать, ни уни­жать моё род­ное Орен­бур­жье я не наме­рен, а вот огор­чить неко­то­рых  его жите­лей – при­дет­ся. По той же при­чине, что и Чаа­да­ев – не хочет­ся обма­ны­вать и  обма­ны­вать­ся.

Речь пой­дет о Пет­ре Рыч­ко­ве.

ПОСЛЕДНЕЙ кап­лей в мощ­ной про­па­ган­дист­ской ком­па­нии ста­ли откры­тие вто­ро­го памят­ни­ка Рыч­ко­ву в област­ном цен­тре и про­воз­гла­ше­ние его орен­бург­ским Ломо­но­со­вым.

Кста­ти, по два памят­ни­ка в Орен­бур­ге до это­го име­ли Ленин, Пуш­кин и Гага­рин.

Корреспондент, но не член

Весь пафос, поз­во­ля­ю­щий срав­ни­вать Рыч­ко­ва с Ломо­но­со­вым, в том, что, как утвер­жда­ют совре­мен­ные уче­ные, Петр Ива­но­вич  был пер­вым и дол­гое вре­мя един­ствен­ным членом-корреспондентом Ака­де­мии наук  Рос­сии.

В совре­мен­ном пони­ма­нии чле­на­ми Рос­сий­ской Ака­де­мии наук явля­ют­ся дей­стви­тель­ные чле­ны РАН (ака­де­ми­ки) и члены-корреспонденты РАН. В уста­ве нынеш­ней ака­де­мии напи­са­но, что членами-корреспондентами Рос­сий­ской ака­де­мии наук изби­ра­ют­ся учё­ные, обо­га­тив­шие нау­ку выда­ю­щи­ми­ся науч­ны­ми тру­да­ми.

Сей­час в спис­ке АН Рос­сии 739 членов-корреспондентов. Сре­ди них и наш зем­ляк – Алек­сандр Чиби­лев. Вот что нынеш­ний член-корр. пишет о сво­ем земляке-предшественнике в кни­ге “Вглубь сте­пей”:

Лишь в 1742 году в Ака­де­мию наук изби­ра­ет­ся пер­вый рус­ский уче­ный — М. В. Ломо­но­сов, а с 1758 года он ста­но­вит­ся гла­вой Гео­гра­фи­че­ско­го депар­та­мен­та. Мно­го сил и энер­гии тра­тит Ломо­но­сов на под­го­тов­ку и выдви­же­ние в Ака­де­мию наук оте­че­ствен­ных уче­ных. По его ини­ци­а­ти­ве при­ни­ма­ют­ся меры для выяв­ле­ния науч­ных кад­ров в раз­лич­ных губер­ни­ях Рос­сий­ской импе­рии. С целью при­вле­че­ния к сотруд­ни­че­ству с Ака­де­ми­ей про­вин­ци­аль­ных уче­ных Ломо­но­сов пред­ло­жил вве­сти зва­ние члена-корреспондента Ака­де­мии наук и назвал пер­вым кан­ди­да­том на этот пост Пет­ра Ива­но­ви­ча Рыч­ко­ва”.

Если обра­тить­ся к исто­ри­че­ским фак­там и доку­мен­там, все утвер­жде­ния Чиби­ле­ва пре­вра­ща­ют­ся в пыль. Более того, полу­ча­ет­ся, что боль­ше дру­гих за Рыч­ко­ва хло­по­тал не пат­ри­от Ломо­но­сов, а ино­зе­мец Мил­лер (автор т.н. “нор­манд­ской тео­рии” госу­дар­ствен­но­сти Рос­сии), а сам Миха­ил Васи­лье­вич сде­лал всё, чт бы Рыч­ков чле­ном Ака­де­мии не стал. И вот вам дока­за­тель­ства это­му.

Утвер­жда­ет­ся, что пер­вым, кто поста­вил  вопрос об избра­нии П.И. Рыч­ко­ва ака­де­ми­ком, был извест­ный госу­дар­ствен­ный дея­тель и уче­ный В.Н Тати­щев. Впро­чем, его  хло­по­ты не увен­ча­лись успе­хом.

Тогда Рыч­ков уста­но­вил тес­ную связь с конференц-секретарем ака­де­ми­ком Г.Ф. Мил­ле­ром. Спе­ци­аль­ным посла­ни­ем 30 мар­та 1758 г. тот хода­тай­ству­ет перед пре­зи­ден­том об избра­нии наше­го зем­ля­ка в Ака­де­мию, в нояб­ре того же года повто­ря­ет прось­бу. Всё без­ре­зуль­тат­но.

При­ме­ча­тель­но, что на этом эта­пе об “энер­гич­ной под­держ­ке” Ломо­но­со­ва – ни сло­ва. Да и вряд ли про­те­же  Ген­ри­ха Фри­дри­ха Мил­ле­ра был бы облас­кан Миха­и­лом Васи­лье­ви­чем. Напом­ню любо­зна­тель­ным чита­те­лям, что Мил­лер и Ломо­но­сов были, по сути, непри­ми­ри­мы­ми вра­га­ми и в нау­ке, и жиз­ни. Более того, в октяб­ре 1750 года Мил­лер за ссо­ру с Ломо­но­со­вым был раз­жа­ло­ван на год пре­зи­ден­том Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук и худо­жеств  К. Г. Раз­умов­ским из про­фес­со­ров — в адъ­юнк­ты Ака­де­мии.

А теперь — прав­да о том, что писал сам Ломо­но­сов о Рыч­ко­ве и ему подоб­ных.

Ваше­му вни­ма­нию пред­ла­га­ет­ся запис­ка, выпол­нен­ная рукой Ломо­но­со­ва, кото­рая пред­став­ля­ет собою часть пред­став­ле­ния М.В. Ломо­но­со­ва, И. И. Тау­бер­та и Я. Я. Ште­ли­на на имя пре­зи­ден­та Ака­де­мии Наук… (ф. 3, оп. 1, № 239, л. 218—232). 1759, янва­ря 21.

Опре­де­ле­но доло­жить его сия­тель­ству, что­бы для важ­но­сти и сла­вы Ака­де­мии Наук без доволь­но­го рас­смот­ре­ния в Ака­де­мию> оную чле­нов не при­ни­мать, а особ­ли­во тех, кои обще­го в уче­ном све­те латин­ско­го язы­ка осно­ва­тель­но не зна­ют, и глав­ных наук>, учо­но­му чело­ве­ку необ­хо­ди­мо нуж­ных сло­вес­ных наук, так же мате­ма­ти­ки по послед­ней мере еле­мен­тар­ной и фило­со­фии не слу­ша­ли и нера­зу­ме­ют. Но паче нрзб.> толь­ко тех по раз­бо­ру в чле­ны выпи­сы­вать, кото­рые в выше­по­мя­ну­том зна­ние име­ют, а особ­ли­во себя пока­за­ли в чем учо­но­му све­ту тех>. Но еже­ли кто хотя выше­по­мя­ну­тых зна­ний тре­бу­е­мых для нрзб.> над­ле­жа­ще­го чле­на не име­ет, а может каки­ми запис­ка­ми и изве­сти­я­ми слу­жить Ака­де­мии, таких при­ни­мать в кор­ре­спон­ден­ты, и для того по при­ме­ру Париж­ской Ака­де­мии Наук учре­дить клас кор­ре­спон­ден­тов, кото­рым на то давать дипло­мы. И для пер­во­го про­из­ве­де­ния в дей­ство сего учре­жде­ния в дей­ство при­нять в ака­де­ми­че­ские кор­ре­спон­ден­ты Ака­де­мии Наук> гос­по­ди­на Совет­ни­ка Рыч­ко­ва и дать на то дипло­му”.

Полу­ча­ет­ся, что Ломо­но­сов упрек­нул Рыч­ко­ва и ему подоб­ных  в незна­нии латы­ни, сло­вес­ных наук, мате­ма­ти­ки, фило­со­фии, вооб­ще глав­ных наук. Выра­жа­ясь совре­мен­ным язы­ком, Рыч­ков не смог бы сдать и кан­ди­дат­ский мини­мум. Более того, из запис­ки сле­ду­ет, что подоб­ные уче­ные ничем уче­но­му све­ту себя не пока­за­ли, а, зна­чит, недо­стой­ны зва­ния чле­нов Ака­де­мии. Кор­ре­спон­ден­та­ми – пожа­луй­ста, но никак не членами-корреспондентами, тем более в совре­мен­ном зна­че­нии это­го зва­ния. По сути, кор­ре­спон­дент  — чело­век, сооб­ща­ю­щий в ака­де­мию о фак­тах, собы­ти­ях и явле­ни­ях, кото­рые могут быть полез­ны Ака­де­мии, а могут и не при­го­дить­ся.

На мой взгляд, Ломо­но­сов, Тау­берт и Ште­лин нашли бле­стя­щее реше­ние про­бле­мы – огра­ди­ли Ака­де­мию от недо­учек, потра­фи­ли их само­оцен­ке и успо­ко­и­ли их покро­ви­те­лей из выс­ше­го све­та импе­рии.

Во вто­рой части пого­во­рим о фун­да­мен­таль­но­сти  и точ­но­сти науч­ных работ Рыч­ко­ва и о той поль­зе, кото­рую при­нес Орен­бур­жью Рыч­ков, в соот­но­ше­нии с тем, что полу­чил Рыч­ков от наше­го края.

Рычков – не Ломоносов

В пер­вой части мы подроб­но разо­бра­ли те аргу­мен­ты, кото­рые при­вел Ломо­но­сов, про­тив при­ня­тия П.И. Рыч­ко­ва в чле­ны ака­де­мии наук. Наци­о­наль­но­му све­ти­лу, совре­мен­ни­ку Рыч­ко­ва, дума­ет­ся, вид­нее.

Тем не менее, заслу­ги Пет­ра Ива­но­ви­ча перед Орен­бург­ским кра­ем – оче­вид­ны. Он был пер­вым исто­ри­ком и гео­гра­фом края, более того – един­ствен­ным – на про­тя­же­нии мно­гих лет. На вопрос: был ли он луч­шим? – ответ оче­ви­ден – конеч­но, пото­му что дру­гих не было.

 Лучший, он же единственный

Ни в тру­до­лю­бии, ни в наце­лен­но­сти на полу­че­ние оцен­ки науч­ным сооб­ще­ством Рыч­ко­ву отка­зать нель­зя. Одна­ко науч­ные мето­ды, то, что сей­час назы­ва­ет­ся мето­до­ло­ги­ей иссле­до­ва­ния, на мой взгляд, у него пре­дель­но при­ми­тив­ны.

Пер­вой его науч­ной рабо­той, завер­шен­ной в авгу­сте 1744 года, ста­ло опи­са­ние дея­тель­но­сти Орен­бург­ской экс­пе­ди­ции, кото­рая извест­на так же, как «Исто­рия Орен­бург­ская».

На деле это отно­си­тель­но систе­ма­ти­зи­ро­ван­ный сбор­ник доку­мен­тов (рабо­тая в кан­це­ля­рии, Рыч­ков без тру­да мог зна­ко­мить­ся с ними) и мему­ар­ные замет­ки.

Основ­ным его тру­дом счи­та­ет­ся «Топо­гра­фия Орен­бург­ская», кото­рую неко­то­рые совре­мен­ные уче­ные пре­под­но­сят чуть ли не как обра­зец иссле­до­ва­ний его вре­ме­ни, что, конеч­но же, дале­ко не так.

В 1752 году груп­па гео­де­зи­стов во гла­ве с пра­пор­щи­ком И. Кра­силь­ни­ко­вым (Кто сей­час пом­нит об этом спо­движ­ни­ке?! И где его памят­ник? — С.Х.) при­сту­па­ет к состав­ле­нию гене­раль­ной кар­ты губер­нии и деся­ти част­ных карт, дета­ли­зи­ру­ю­щих отдель­ные части Орен­бург­ско­го края. Состав­ле­ние новых карт, а по сути дела пер­во­го атла­са края, было завер­ше­но в 1755 году.

Сле­дуя сове­там В. Н. Тати­ще­ва, Рыч­ков реша­ет в допол­не­ние к ланд­кар­там И. Кра­силь­ни­ко­ва напи­сать топо­гра­фию Орен­бург­ской губер­нии. В те вре­ме­на топо­гра­фи­ей назы­ва­ли стра­но­вед­че­ские сочи­не­ния, посвя­щен­ные гео­гра­фии какой-либо огра­ни­чен­ной тер­ри­то­рии. В топо­гра­фию тогда вклю­ча­лись не толь­ко све­де­ния о релье­фе, но и харак­те­ри­сти­ка всех дру­гих эле­мен­тов при­ро­ды — рек, озер, кли­ма­та, живот­но­го мира, а так­же све­де­ния о насе­ле­нии, хозяй­стве, тор­гов­ле, горо­дах и т. д.

Такое опи­са­ние и соста­вил П.И. Рыч­ков. По-видимому, обла­дая умом очень пыт­ли­вым, но не очень глу­бо­ким, он зафик­си­ро­вал то, что ему было извест­но из лич­ных наблю­де­ний и  сви­де­тельств оче­вид­цев. Доста­точ­но про­чи­тать стра­ни­цы «Топо­гра­фии…» что бы понять, что ни ана­лиз, ни тем более кри­ти­ка источ­ни­ков, кото­ры­ми поль­зо­вал­ся иссле­до­ва­тель, не вхо­ди­ли в его зада­чи.

А о серьез­ной ана­ли­ти­ке и фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ни­ях и речи быть не может. Да и  топо­гра­фи­че­ской точ­но­сти в его рабо­тах нет. Вот несколь­ко цитат.

Хар­гал­джин (озе­ро)… Вели­чи­на его кон­ной ездой дней шесть, и таким обра­зом мож­но поло­жить от трех — до четы­рех­сот верст…”.   

«Наур­зым (озе­ро), про­тив вер­шин реч­ки Улу-Тургая, на дру­гой сто­роне сыр­та, назы­ва­е­мо­го Алгый, вели­чи­ной, ска­зы­ва­ют, кру­гом верст на сорок…».

Опи­са­ния горы Бая­на­ул: «…Имя ее озна­ча­ет бога­тую гору (весь­ма воль­ный пере­вод! – С.Х.), пото­му что в ней желез­ных и мед­ных руд мно­же­ство, а ска­зы­ва­ют, яко­бы и золо­той и сереб­ря­ной руды при­зна­ки в ней есть».

На мой взгляд, в таком, с поз­во­ле­ния ска­зать науч­ном под­хо­де, Рыч­ков мало отли­ча­ет­ся от антич­но­го Герод­о­та.

Боль­шин­ство после­ду­ю­щих работ  Пет­ра Ива­но­ви­ча, таких как «Опи­са­ние уро­жая хле­ба в Орен­бург­ской губер­нии», «О содер­жа­нии пчел», «О мед­ных рудах и мине­ра­лах, нахо­дя­щих­ся в Орен­бург­ской губер­нии», «Опыт о козьей шер­сти», «Опыт о бере­зо­вой воде», «О ману­фак­ту­рах из хлоп­ча­той бума­ги и из вер­блю­жьей шер­сти», — носят опи­са­тель­ный и, в луч­шем слу­чае, при­клад­ной харак­тер.

Срав­ни­вать Рыч­ко­ва с уни­вер­саль­ным гени­ем Ломо­но­со­ва про­сто не кор­рект­но. Пере­чис­лять заслу­ги Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча перед рос­сий­ски­ми нау­кой, лите­ра­ту­рой и искус­ством не ста­нем, но, поверь­те, ни в какое срав­не­ние со скром­ны­ми тру­да­ми Рыч­ко­ва они не идут.

Мож­но, конеч­но, про­во­дить кон­кур­сы «Самая кра­си­вая на нашей лест­нич­ной пло­щад­ке», но срав­ни­вать их побе­ди­тель­ниц с Мисс мира, согла­си­тесь, глу­по.

Что каса­тель­но оцен­ки тру­дов Рыч­ко­ва его руководителями-современниками, то они вполне весо­мы. Имея нема­лое жало­ва­ние в губерн­ской кан­це­ля­рии, в каче­стве ком­пен­са­ции за заслу­ги перед кра­ем, Петр Ива­но­вич, полу­ча­ет боль­шой земель­ный надел и «подъ­ем­ные», непло­хо устро­ив­шись после отстав­ки в лич­ном име­нии с. Спас­ское. Труд­но ска­зать, чем, кро­ме лич­ных жалоб Рыч­ко­ва, руко­вод­ству­ют­ся совре­мен­ные иссле­до­ва­те­ли его жиз­ни, ссы­ла­ясь на бед­ствен­ное финан­со­вое поло­же­ние уче­но­го. Но вот исто­ри­че­ский факт – в сво­ем хозяй­стве Рыч­ков постро­ил меде­пла­виль­ный и вино­ку­рен­ный заво­ды, имел боль­шую пасе­ку и зна­чи­тель­ный «зер­но­вой клин» чер­но­зем­ной зем­ли.

В 70-х годах Рыч­ков ста­но­вит­ся дирек­то­ром Орен­бург­ской соля­ной кон­то­ры, опять же с нема­лым дохо­дом. Поэто­му утвер­ждать, что Рыч­ков был недо­оце­нен совре­мен­ни­ка­ми, мы не име­ем ни прав, ни осно­ва­ний. 

Необходимое послесловие

Мно­го инте­рес­ных фак­тов и исто­ри­че­ских парал­ле­лей оста­лись за пре­де­ла­ми это­го мате­ри­а­ла, напри­мер такие, как Рыч­ков и Рейн­сдорп или П.И. Рыч­ков и А.И. Зелен­цов. Одна­ко несколь­ко слов в заклю­че­нии хоте­лось бы ска­зать осо­бо, опи­ра­ясь на ком­мен­та­рии к преды­ду­щей ста­тье.

«Я» пишет: «Вы опять мимо мест­ной исто­ри­че­ской струи. По край­ней мере, вне реги­о­наль­но­го мейн­стри­ма. Это что – в кон­цеп­цию заложено-вшито? Или за тем толь­ко, чтоб «эли­там» мест­ным нер­вы поще­ко­тать?».

Моя пуб­ли­ка­ция не вклю­че­на ни в какую кон­цеп­цию, а пре­сле­ду­ет цель выяс­не­ния исто­ри­че­ской исти­ны. Если угод­но, про­во­ци­ру­ет широ­кую обще­ствен­ную дис­кус­сию хотя бы о том, кому сто­ит ста­вить памят­ни­ки. Нель­зя не опи­рать­ся на фак­ты. А оцен­ка Ломо­но­со­вым Рыч­ко­ва имен­но факт, кото­рый упор­но замал­чи­ва­ли прак­ти­че­ски все иссле­до­ва­те­ли, хотя он изве­стен и обще­до­сту­пен.

«Свой» пишет: «Оче­вид­но, автор тек­ста Хому­тов зна­ет фило­со­фию и латин­ский на уровне Рыч­ко­ва… или ему не дает покоя сла­ва Рыч­ко­ва… пусть почи­та­ет «Топо­гра­фию Орен­бург­скую»… тогда пой­мет, за что дали член-корра Рыч­ко­ву… думаю, что вся эта ересь срав­ни­ма с теми сюже­та­ми , в кото­рых гово­ри­лось, что Т.Г. Шев­чен­ко — русо­фоб!!!!!».

Спе­шу по-свойски успо­ко­ить «Сво­е­го»: мне не дает покоя лишь ложь, кото­рая гро­моз­дит­ся вокруг име­ни Рыч­ко­ва. Свои аргу­мен­ты я при­вел, а вы, не имея ниче­го воз­ра­зить, вос­поль­зо­ва­лись удоб­ной фор­му­лой «сам дурак!».  Я, в свою оче­редь, не уве­рен, что вы чита­ли «Топо­гра­фию», в луч­шем слу­чае ком­мен­та­рии Чиби­ле­ва или Бог­да­но­ва. Кста­ти, почи­тай­те доре­во­лю­ци­он­но­го В.Н. Витев­ско­го, тот вооб­ще дого­во­рил­ся до того, что Рыч­ков – Колумб Орен­бург­ско­го края. Смеш­но, прав­да?

С кем я пол­но­стью согла­сен, так это с Ната­льей. Она пишет: «Не так уж и мно­го у нас выда­ю­щих­ся лич­но­стей, что­бы ума­лять их вклад. Пора бы уже начать гор­дить­ся теми, кто был поум­нее нас… А не ругать всё и вся в нашей стране… «Выры­вать» цитат­ки из кан­вы обще­го тек­ста — дело недо­стой­ное, ибо смысл ска­зан­но­го мож­но иска­зить».

Я раз­де­ляю взгля­ды ком­мен­та­то­ра, что не надо ума­лять чей-то вклад, но и пре­уве­ли­чи­вать его не сто­ит, а то ведь дого­во­рим­ся, как дедуш­ка Ленин, до того, что уче­ние Марк­са все­силь­но, пото­му что оно вер­но.

Раз­де­ляю я взгля­ды Ната­льи и на «цитат­ки из кан­вы». Спе­шу лишь успо­ко­ить, что в пер­вой ста­тье я при­вел пол­ный текст Ломо­но­со­ва.

А что­бы «поще­ко­тать нер­вы мест­ным эли­там» и утвер­дить Ната­лью в ее право­те, при­мер из дру­гой обла­сти.

После послесловия

Мно­гим изве­стен Орен­бург­ский фести­валь народ­но­го твор­че­ства «Обиль­ный край, бла­го­сло­вен­ный!». На его откры­тии пери­о­ди­че­ски под­чер­ки­ва­ют, что в назва­нии – строч­ки наше­го зна­ме­ни­то­го зем­ля­ка Сер­гея Акса­ко­ва имен­но об Орен­бур­жье. Ино­гда веду­щие или  чинов­ни­ки цити­ру­ют и сле­ду­ю­щую строч­ку — «Хра­ни­ли­ще зем­ных богатств!». Здесь мысль зами­ра­ет. А ведь дальше-то  как инте­рес­но:

«Не веч­но будешь ты, забвен­ный,
Слу­жить для пас­ты­рей и паств!
И люди набе­гут тол­па­ми,
Твое при­во­лье полю­бя…
И не узна­ешь ты себя
Под их нечи­сты­ми рука­ми!..
Сомнут луга, пору­бят лес,
Взму­тят и воды — лик небес!».

Если кто не понял, то Акса­ков это пишет о нас с вами, сво­их потом­ках.

Коро­че, поль­зуй­тесь цита­та­ми очень осто­рож­но и читай­те весь текст. Кста­ти, при­ве­ден­ные стро­ки вхо­дят в боль­шое сти­хо­тво­ре­ние С.Т. Акса­ко­ва ПОСЛАНИЕ В ДЕРЕВНЮ (к А. Т. Акса­ко­ву).


Сергей Хомутов

ХОМУТОВ Сер­гей Нико­ла­е­вич родил­ся в 1960 году, окон­чил Орен­бург­ский пед­ин­сти­тут, пре­по­да­вал, рабо­тал на теле­ка­на­лах «Реги­он», «РИАД-ТВ» и «ОРЕН-ТВ», в пресс-службах губер­на­то­ра и «Орен­бург­га­з­про­ма», был редак­то­ром газе­ты «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» в Орен­бур­ге». Член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей. Печа­тал­ся в сам­из­да­тов­ских жур­на­лах, мест­ных газе­тах, аль­ма­на­хах «Баш­ня» и «Чаша кру­го­вая», жур­на­ле «Урал». В 1998 году издал под одной облож­кой четы­ре кни­ги сти­хов: «Вто­рое зре­ние», «Свет­лые пес­ни», «Арьер­гард», «Зим­няя раду­га», в 2003-м в серии «Авто­граф» вышла кни­га «При­вкус веч­но­сти», в 2006-м – повесть-сказка «В поис­ках Живой воды» (в соав­тор­стве с Вяче­сла­вом Мои­се­е­вым).

ПУБЛИКАЦИИ: 

поэтика

из кни­ги «алфа­вит» 
из кни­ги «нарас­та­ю­щий итог»

проза

минус четыр­на­дцать

публицистика

кри­ти­ка кри­ти­ки –
Союз рос­сий­ских писа­те­лей
или Союз писа­те­лей Рос­сии?

вре­мя ново­го Пуш­ки­на?..

наша история

Рома­но­вы и Орен­бур­жье

Гори­зон­та­лью по вер­ти­ка­ли
(опыт зем­ства в Орен­бур­жье)

Всё нача­лось с «При­ви­ле­гии»…

Не делай­те из Рыч­ко­ва Ломо­но­со­ва!

Брон­зо­вый век начи­нал­ся в Орен­бур­жье

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.