Памятник – от слова «память»

СЕРГЕЙ ХОМУТОВ 

Поло­ви­на памят­ни­ков Орен­бур­га постав­ле­на тем, кто здесь нико­гда не был.

КАК ЭТО ни стран­но, но в доре­во­лю­ци­он­ном Орен­бур­ге не жало­ва­ли мону­мен­ты. Может быть, един­ствен­ный памят­ник сто­ял на пра­вом бере­гу Ура­ла. Сте­ла с шаром навер­ху сим­во­ли­зи­ро­ва­ла бла­го­дар­ность орен­бурж­цев царю-батюшке Алек­сан­дру III, осво­бо­див­ше­му жите­лей горо­да от суро­вой обя­зан­но­сти воин­ско­го постоя.

До сере­ди­ны про­шло­го века, уже при совет­ской вла­сти, мно­гие орен­бурж­цы счи­та­ли его сим­во­лом гра­ни­цы Евро­пы и Азии. Памят­ник снес­ли, а 7 нояб­ря 1953 года на его месте откры­ли дру­гой – Вале­рию Чка­ло­ву, кото­рый, как всем извест­но, нико­гда в Орен­бур­ге не был.

В вось­ми­де­ся­тые годы про­шло­го века мест­ные вла­сти про­яви­ли себя после­до­ва­тель­ны­ми марк­си­ста­ми и поста­ви­ли сра­зу три памят­ни­ка тем, кто о суще­ство­ва­нии Орен­бур­га, воз­мож­но, и знал, но уж не был здесь точ­но. Впро­чем, вымо­роч­ная логи­ка в уста­нов­ке двух бюстов и одной скульп­тур­ной груп­пы была.

Памят­ник Сер­гею Киро­ву на ули­це име­ни Гая рас­по­ло­жен рядом с ули­цей Киро­ва. Сер­го Орджо­ни­кид­зе, вне­зап­но воз­ни­ка­ю­щий в нача­ле ули­цы Тур­ке­стан­ской, затыл­ком повер­нут к быв­ше­му зенитно-ракетному учи­ли­щу сво­е­го име­ни. На тер­ри­то­рии Дзер­жин­ско­го рай­о­на, на про­спек­те Дзер­жин­ско­го, сто­ит памят­ник Дзер­жин­ско­му. Желез­ный Феликс здесь в окру­же­нии детей. Ост­ро­сло­вы уже дав­но окре­сти­ли этот мону­мент так: «Дядя, где наш папа?»

Один из пер­вых в мире памят­ни­ков Лени­ну был открыт в Орен­бур­ге 1 мая 1925 года. В рас­по­ло­же­нии памят­ни­ка, над­пи­сях на его поста­мен­те, да и исто­рии его созда­ния мно­го инте­рес­но­го.

Нач­нем с того, что день­ги, истра­чен­ные на памят­ник, соби­ра­лись на стро­и­тель­ство гид­ро­элек­тро­стан­ции на реке Сак­ма­ре. Ленин умер, опы­та в стро­и­тель­стве ГЭС прак­ти­че­ски не было и, по пред­ло­же­нию газе­ты «Совет­ская степь», реши­ли поста­вить мону­мент. Скульп­ту­ру отли­ва­ли в Ленин­град­ском худ.-пром. тех­ни­ку­ме.

Мест­ная леген­да утвер­жда­ет, что вождь изоб­ра­жен в нату­раль­ную вели­чи­ну. На самом деле это не так. При росте вождя в 155 сан­ти­мет­ров его ста­туя — 168.

За иска­же­ние вели­ко­го обра­за в сто­ро­ну уве­ли­че­ния на 12 сан­ти­мет­ров скуль­птор Коз­лов 24 янва­ря 1926 года был вынуж­ден объ­яс­нять­ся в мест­ном ГПУ. Его объ­яс­не­ния о том, что Вла­ди­мир Ильич реаль­но­го раз­ме­ра выгля­дел бы на поста­мен­те слиш­ком мел­ким, были бла­го­склон­но при­ня­ты. И его не рас­стре­ля­ли. Я Коз­ло­ва имею в виду.

В 1963 году кон­цеп­ция сме­ни­лась и копия скульп­ту­ры Лени­на рабо­ты Пин­чу­ка была уже 224 сан­ти­мет­ра, а с метал­ли­че­ской лепеш­кой, на кото­рой она рас­по­ло­жи­лась, без мало­го два с поло­ви­ной мет­ра.

Ильи­чей долж­но быть мно­го. Как мини­мум по два на цен­траль­ной ули­це.

Еще одна орен­бург­ская леген­да свя­за­на с памят­ни­ком дру­го­му вождю – Иоси­фу Вис­са­ри­о­но­ви­чу. Труд­но ска­зать поче­му, но лишь в 1957 году на клум­бе перед зда­ни­ем вок­за­ла был постав­лен брон­зо­вый Ста­лин. Позд­но­ва­то конеч­но и, как ока­за­лось через несколь­ко меся­цев, поли­ти­че­ски без­гра­мот­но.

По вос­по­ми­на­ни­ям ста­ро­жи­лов, памят­ник был нека­зи­стый, но и про­сто­ял недол­го. Одной пре­крас­ной ночью, после раз­вен­ча­ния куль­та, он исчез.

Народ не может жить без мифов и легенд. И уже на утро нашлись «оче­вид­цы», кото­рые утвер­жда­ли, что памят­ник зако­па­ли в зем­лю. Здесь же, под клум­бой.

На самом деле всё ока­за­лось про­ще и про­за­ич­ней. Управ­ле­ние желез­ной доро­гой, кото­рое, как и весь совет­ский народ, коле­ба­лось вме­сте с лини­ей пар­тии, ока­за­лось рас­то­роп­нее. Полу­чив соот­вет­ству­ю­щую коман­ду, эта полу­во­ен­ная орга­ни­за­ция опе­ре­ди­ла город­ские вла­сти, сва­ли­ла исту­кан, погру­зи­ла его в вагон и отпра­ви­ла на пере­плав­ку. Тем самым выпол­нив полу­го­до­вой план по сда­че лома цвет­ных метал­лов. Так руши­лись куми­ры в нашей стране и в нашем горо­де.

Теперь на месте Ста­ли­на сто­ит Рыч­ков.

Вот, думаю, дале­ко не пол­ный спи­сок извест­ных рос­сий­ских и совет­ских лите­ра­то­ров, кото­рые роди­лись, жили или как мини­мум побы­ва­ли в Орен­бур­жье: Гав­ри­ил Дер­жа­вин, Иван Кры­лов, Васи­лий Жуков­ский, Алек­сандр Пуш­кин, Вла­ди­мир Даль, Тарас Шев­чен­ко, Алек­сей Пле­ще­ев, Апол­лон Гри­го­рьев, Сер­гей Акса­ков, Нико­лай Чер­ны­шев­ский, Глеб Успен­ский, Миха­ил Михай­лов, Вла­ди­мир Коро­лен­ко, Алек­сей Кон­стан­ти­но­вич, Алек­сей Нико­ла­е­вич и Лев Нико­ла­е­вич Тол­стые, Сер­гей Есе­нин, Муса Джа­лиль, Алек­сандр Фаде­ев.

Одна­ко памят­ни­ков удо­сто­и­лись толь­ко Муса Джа­лиль, Лев Тол­стой, Алек­сандр Пуш­кин и при­мкнув­ший к нему Вла­ди­мир Даль.

Памят­ник Льву Тол­сто­му мно­го лет про­ле­жал на боку на тер­ри­то­рии заво­да «Метал­лист», но, сла­ва Богу, был уста­нов­лен в пар­ке «Топо­ля». Прав­да, непо­нят­но, поче­му имен­но здесь.

Когда-то место под глав­ны­ми часа­ми горо­да выгля­де­ло совсем по-другому. Но я гово­рю не о фон­тане «Лягуш­ки», кото­рый пом­нит стар­шее поко­ле­ние орен­бурж­цев, и не о стран­ной кон­струк­ции из труб и лам­по­чек, кото­рая сме­ни­ла фон­тан.

До рево­лю­ции на месте скве­ра была воен­ная Пет­ро­пав­лов­ская цер­ковь, а на месте памят­ни­ка клад­би­ще.

«Два чув­ства с дет­ства близ­ки нам,
В них обре­та­ет серд­це пищу,
Любовь к род­но­му пепе­ли­щу,
Любовь к оте­че­ским гро­бам».

Эти пуш­кин­ские строч­ки с лег­ко­стью отме­ни­ли гра­до­на­чаль­ни­ки, чинов­ни­ки и скуль­пто­ры. И вот рядом с раз­ру­шен­ным хра­мом рас­по­ло­жи­лись тор­гов­цы, а Пуш­кин и Даль сто­ят на костях рус­ских офи­це­ров.


Сергей Хомутов

ХОМУТОВ Сер­гей Нико­ла­е­вич родил­ся в 1960 году, окон­чил Орен­бург­ский пед­ин­сти­тут, пре­по­да­вал, рабо­тал на теле­ка­на­лах «Реги­он», «РИАД-ТВ» и «ОРЕН-ТВ», в пресс-службах губер­на­то­ра и «Орен­бург­га­з­про­ма», был редак­то­ром газе­ты «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» в Орен­бур­ге». Член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей. Печа­тал­ся в сам­из­да­тов­ских жур­на­лах, мест­ных газе­тах, аль­ма­на­хах «Баш­ня» и «Чаша кру­го­вая», жур­на­ле «Урал». В 1998 году издал под одной облож­кой четы­ре кни­ги сти­хов: «Вто­рое зре­ние», «Свет­лые пес­ни», «Арьер­гард», «Зим­няя раду­га», в 2003-м в серии «Авто­граф» вышла кни­га «При­вкус веч­но­сти», в 2006-м – повесть-сказка «В поис­ках Живой воды» (в соав­тор­стве с Вяче­сла­вом Мои­се­е­вым).

ПУБЛИКАЦИИ: 

поэтика

из кни­ги «алфа­вит» 
из кни­ги «нарас­та­ю­щий итог»

проза

минус четыр­на­дцать

публицистика

кри­ти­ка кри­ти­ки –
Союз рос­сий­ских писа­те­лей
или Союз писа­те­лей Рос­сии?

вре­мя ново­го Пуш­ки­на?..

наша история

Рома­но­вы и Орен­бур­жье

Гори­зон­та­лью по вер­ти­ка­ли
(опыт зем­ства в Орен­бур­жье)

Всё нача­лось с «При­ви­ле­гии»…

Не делай­те из Рыч­ко­ва Ломо­но­со­ва!

Брон­зо­вый век начи­нал­ся в Орен­бур­жье

Пуга­чев­ские кла­ды в Орен­бур­жье

Памят­ник — от сло­ва «память»

«Орен­бург­ское поле — как поле Кули­ко­во»

Плен­ные в Орен­бур­ге: могил нет

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.