Поле Оренбургское как поле Куликово

СЕРГЕЙ ХОМУТОВ 

626 лет назад, 29  мая (по ново­му сти­лю) 1391 г. на тер­ри­то­рии совре­мен­ной Орен­бург­ской обла­сти нача­ли про­ис­хо­дить собы­тия, кото­рые корен­ным обра­зом изме­ни­ли исто­ри­че­ский про­цесс на Руси и, в конеч­ном сче­те, при­ве­ли к укреп­ле­нию Моск­вы как новой сто­ли­цы не толь­ко кня­же­ства, но и буду­ще­го огром­но­го госу­дар­ства. То, что тогда про­изо­шло на нашей тер­ри­то­рии, по мас­шта­бам и послед­стви­ям затме­ва­ет леген­дар­ную Кули­ков­скую бит­ву. Имен­но в этот день мини­мум 200-тысячная армия желез­но­го хром­ца Тиму­ра Тамер­ла­на пере­пра­ви­лась через нынеш­ний Урал, тогда Даик (Яик). Про­изо­шло это в рай­оне совре­мен­но­го села Ильин­ка Куван­дык­ско­го рай­о­на.

Поход за добычей или личная месть

ИМЕННО у Даи­ка закон­чи­лась самая уто­ми­тель­ная часть похо­да – 1500 кило­мет­ров через Голод­ную степь. Армия Тиму­ра высту­пи­ла в поход в янва­ре 1391 года  не слу­чай­но. Как пола­га­ют неко­то­рые исто­ри­ки, она дви­га­лась «вслед за вес­ной», что наря­ду с желез­ной эко­но­ми­ей про­до­воль­ствия поз­во­ли­ло при­ве­сти мно­го­чис­лен­ную армию к реша­ю­щей бит­ве вполне бое­спо­соб­ной. Тем не менее, Тамер­лан перед смот­ром войск объ­явил боль­шую облав­ную охо­ту, кото­рая про­дол­жа­лась два дня — до 31 мая.

Пора назвать при­чи­ну и цель похо­да – уни­что­же­ние лич­но­го вра­га  Тамер­ла­на — Тох­та­мы­ша (Ток­та­мы­ша), хана Золо­той Орды.

Не будем вда­вать­ся в слож­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния вождей улу­сов насле­дия Чин­гис­ха­на. Отме­тим лишь, что Тох­та­мыш был обя­зан Тиму­ру воца­ре­ни­ем на Золо­той Орде.  Напом­ним, что имен­но вой­ска Тох­та­мы­ша взя­ли и сожгли Моск­ву в авгу­сте 1382 года, спу­стя все­го два года после Кули­ков­ской бит­вы. Все рус­ские кня­зья покло­ни­лись Тох­та­мы­шу.

После побе­ды над Русью  он стал более могу­ще­ствен­ным вла­сте­ли­ном, чем его сюзе­рен, и повел себя очень неза­ви­си­мо. Тох­та­мыш стал чека­нить соб­ствен­ные моне­ты в Хорез­ме, несколь­ко раз в отсут­ствии основ­ных сил Тиму­ра напа­дал на его вла­де­ния, а одна­жды даже оса­дил Буха­ру. Стер­петь это­го Тамер­лан не смог и замыс­лил вели­кий поход.

В том реше­нии было мно­го лич­но­го.

Денис Синор, немец­кий профессор-востоковед, ука­зы­вая на скром­ный уро­вень богатств Золо­той Орды, при­шел к заклю­че­нию, что у экс­пе­ди­ций Тиму­ра на север не мог­ло быть праг­ма­ти­че­ской моти­ва­ции. Уче­ный утвер­жда­ет, что  «из всех воен­ных свер­ше­ний так назы­ва­е­мой мон­голь­ской эры ни одно, кажет­ся, не было столь же бес­смыс­лен­ным, как кам­па­нии Тиму­ра про­тив Тох­та­мы­ша».

Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что обид­чи­вость Тиму­ра и занос­чи­вость Тох­та­мы­ша посла­ло Руси само про­ви­де­ние. Ибо этот кон­фликт при­вел к окон­ча­тель­но­му зака­ту Золо­той Орды. Более ни разу Москва не была взя­та или даже оса­жде­на мон­го­ла­ми и их потом­ка­ми.

События в Оренбургской степи

МЕСТО пере­хо­да через Даик было выбра­но неслу­чай­но. Миха­ил Ива­нин, исто­рик, генерал-лейтенант цар­ско­го Гене­раль­но­го шта­ба, утвер­жда­ет, что ниже по тече­нию реки было три «ста­ци­о­нар­ных» бро­да, самый бли­жай­ший в 76 кило­мет­рах от места пере­хо­да, в рай­оне совре­мен­но­го с. Гирьял Беля­ев­ско­го рай­о­на. Имен­но на них преду­смот­ри­тель­ный Тох­та­мыш выста­вил заса­ды на пра­вом бере­гу. Тамер­лан, зна­ю­щий толк в воен­ных хит­ро­стях мон­го­лов, из предо­сто­рож­но­сти не пошел туда и пере­пра­вил вой­ска вплавь выше этих бро­дов. Име­ет зна­че­ние и вре­мя выхо­да вой­ска к реке – 29 мая. В это вре­мя Даик (Урал) вхо­дил в свои бере­га. Совре­мен­но­му чело­ве­ку эта дата  может пока­зать­ся стран­ной, но нель­зя забы­вать, что даже в отно­си­тель­но недав­ние вре­ме­на, по вер­сии члена-корреспондента РАН Алек­сандра Чиби­ле­ва, в паво­док  Яик  нёс к Кас­пию почти такой же объ­ем воды, как и Вол­га. Так что Тамер­лан ока­зал­ся со сво­ей арми­ей в нуж­ном месте в нуж­ное вре­мя.

Тох­та­мыш, ожи­дав­ший  при­бы­тия под­креп­ле­ний из рай­о­на совре­мен­но­го Азо­ва (т.е. из улу­сов, коче­вав­ших на Дону) и из-за Вол­ги, где обык­но­вен­но летом коче­ва­ла Золо­тая Орда, стал отсту­пать имен­но к ней. При­бли­жа­лось гене­раль­ное сра­же­ние.

Известно когда, но непонятно где

И БИТВА гря­ну­ла  — 18 июня (по ново­му сти­лю), и про­дол­жа­лась три дня. Под ее конец Ток­та­мы­шу уда­лось было опро­ки­нуть левое кры­ло Тамер­ла­на и зай­ти ему во фланг, но Тамер­лан успел подать из резер­ва помощь и про­гнал непри­я­те­ля назад. Нача­лось отступ­ле­ние, прак­ти­че­ски бег­ство. Одно сра­же­ние реши­ло исход похо­да. Тох­та­мы­шу уда­лось скрыть­ся.

Само сра­же­ние, тро­феи и 26-дневное пир­ше­ство Тамер­ла­на подроб­но опи­са­но в хро­ни­ке вре­мен прав­ле­ния Тиму­ра, в т.н. «Кни­ге побед» Низам ад-Дина Шами (рабо­та над этим тек­стом нача­лась через 10 лет после побе­ды).

В совре­мен­ной исто­рии сра­же­ние при­ня­то назы­вать Бит­вой при Кон­дур­че, по одно­имен­ной реч­ке в Самар­ской обла­сти, на т.н. Самар­ской луке. Одна­ко, несмот­ря на мно­го­лет­ние поис­ки и иссле­до­ва­ния самар­ских кра­е­ве­дов, место сра­же­ния так и не най­де­но.

При­ме­ча­тель­но, что эта при­вяз­ка к мест­но­сти доста­точ­но услов­на и бази­ру­ет­ся на дру­гом источ­ни­ке — более позд­ней хро­ни­ке вре­мен Тиму­ра и тоже «Кни­ге побед», но дру­го­го авто­ра Шереф ад-Дина Йез­ди. Вот что он пишет: «В поне­дель­ник 15 редже­ба 793 г. (18 июня 1391), соот­вет­ству­ю­ще­го Году Бара­на, когда после 6 дней пого­да про­яс­ни­лась, Тимур-завоеватель в мест­но­сти Кун­дуз­ча  лич­но занял­ся устрой­ством вой­ска и при­сту­пил к при­ве­де­нию его в бое­вой поря­док». И всё. Ника­ких гео­гра­фи­че­ских при­вя­зок, кро­ме того, что бег­ле­цы бро­си­лись в сто­ро­ну Ити­ля (Вол­ги).

Так где же про­ис­хо­ди­ло сра­же­ние?

Обра­тим­ся к извест­ным фак­там.

Если при­дер­жи­вать­ся мне­ния, что Кун­дур­чин­ская бит­ва состо­я­лась в Самар­ской луке, при­дет­ся согла­сить­ся с тем, что после пере­хо­да Яика армия Тиму­ра ста­ла дви­гать­ся со ско­ро­стью вдвое боль­шей, чем преж­няя. Рас­сто­я­ние от Яика до Кон­дур­чи рав­ня­ет­ся при­бли­зи­тель­но 600 км. С пра­во­го бере­га Яика Тимур отпра­вил­ся 31 мая, а 18 июня состо­я­лась бит­ва, т.е. днев­ной пере­ход по пря­мой рав­нял­ся 35 км. При пере­се­чен­ной мест­но­сти (зна­чит, дви­га­лись не по пря­мой) и зна­чи­тель­ном коли­че­стве пехо­ты (более поло­ви­ны вой­ска) это попро­сту невоз­мож­но. К тому же, непри­я­тель был где-то рядом, и ска­кать, сло­мя голо­ву впе­ред, не резон.

Заме­тим, что сво­им при­выч­ным мар­шем через Голод­ную степь, без опа­се­ний напа­де­ния, армия Тиму­ра дви­га­лась со ско­ро­стью 15 км в день.

Резон­но пред­по­ло­жить, что бит­ва про­изо­шла на сере­дине дистан­ции меж­ду местом пере­пра­вы через Яик и Самар­ской Лукой. Самое даль­нее – в восточ­ной части Обще­го Сыр­та вбли­зи Бузу­лук­ско­го бора, где, кста­ти, две реч­ки (при­ток Боров­ки и при­ток Боль­шой Кине­ли) назы­ва­ют­ся Кон­дуз­ла. Кон­дур­ча и Кон­дуз­ла – вели­ка раз­ни­ца? К тому же, если учесть осо­бен­но­сти зву­ко­во­го строя, алфа­ви­та, орфо­эпии, исто­ри­че­ской грам­ма­ти­ки  раз­ных язы­ков и иные линг­ви­сти­че­ские казу­сы…

Есть еще серьез­ные аргу­мен­ты, что бит­ва не мог­ла про­ис­хо­дить на Самар­ской луке. При­ве­дем лишь один факт из хро­ник: пре­сле­до­ва­те­ли утвер­жда­ли, что на про­тя­же­нии 40 фар­са­хов (~ 240 км.) про­стран­ство было покры­то тру­па­ми побеж­ден­ных. Там же утвер­жда­ет­ся, что вой­ско Ток­та­мы­ша «обра­ти­лось в бег­ство и ушло в пусты­ню». Ну, какая же пусты­ня на Самар­ской луке? (Мест­ные кра­е­ве­ды, где вы? Ау…).

Некоторые выводы по предпосылкам

КАК БЫ ТО ни было, бит­ва была выиг­ра­на и судь­ба Золо­той Орды реше­на. В после­ду­ю­щих похо­дах Тамер­лан ее добил и, хотя сам поз­же ходил на Русь, но даль­ше южных окрест­но­стей Рязан­ско­го кня­же­ства не про­дви­гал­ся.

А Москва? Что Москва? Послед­ний вели­кий улус Мон­голь­ской импе­рии ухо­дил в про­шлое. Мос­ков­ское кня­же­ство, пере­няв мно­гие поряд­ки Золо­той Орды, ста­ло огнем и мечом соби­рать вокруг себя не толь­ко рус­ские зем­ли, но и при­со­еди­нять дру­гие наро­ды. Нача­лась экс­пан­сия по все­му евразий­ско­му пери­мет­ру, кото­рая дли­лась на про­тя­же­нии несколь­ких веков.  По сосед­ству уже не было силь­но­го госу­дар­ства, спо­соб­но­го оста­но­вить рус­скую коло­ни­за­цию Повол­жья, Сред­ней Азии, Сиби­ри и Мань­чжу­рии, вплоть до Япо­нии. Так созда­ва­лась вели­кая дер­жа­ва, а пред­по­сыл­ка­ми ее воз­ник­но­ве­ния ста­ли собы­тия в орен­бург­ских сте­пях.

И в заклю­че­ние еще одно заме­ча­ние. Каза­лось бы, что такое собы­тие как бит­ва на Кон­дур­че (да еще вско­ре после Кули­ков­ской бит­вы и тра­ге­дии Моск­вы 1382 года) долж­но было при­влечь самое при­сталь­ное вни­ма­ние рос­сий­ских исто­ри­ков. На деле же, ни в школь­ных, ни в вузов­ских (кро­ме неко­то­рых уни­вер­си­тет­ских изда­ний) учеб­ни­ках исто­рии эта бит­ва про­сто не упо­ми­на­ет­ся.


Сергей Хомутов

ХОМУТОВ Сер­гей Нико­ла­е­вич родил­ся в 1960 году, окон­чил Орен­бург­ский пед­ин­сти­тут, пре­по­да­вал, рабо­тал на теле­ка­на­лах «Реги­он», «РИАД-ТВ» и «ОРЕН-ТВ», в пресс-службах губер­на­то­ра и «Орен­бург­га­з­про­ма», был редак­то­ром газе­ты «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» в Орен­бур­ге». Член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей. Печа­тал­ся в сам­из­да­тов­ских жур­на­лах, мест­ных газе­тах, аль­ма­на­хах «Баш­ня» и «Чаша кру­го­вая», жур­на­ле «Урал». В 1998 году издал под одной облож­кой четы­ре кни­ги сти­хов: «Вто­рое зре­ние», «Свет­лые пес­ни», «Арьер­гард», «Зим­няя раду­га», в 2003-м в серии «Авто­граф» вышла кни­га «При­вкус веч­но­сти», в 2006-м – повесть-сказка «В поис­ках Живой воды» (в соав­тор­стве с Вяче­сла­вом Мои­се­е­вым).

ПУБЛИКАЦИИ: 

поэтика

из кни­ги «алфа­вит» 
из кни­ги «нарас­та­ю­щий итог»

проза

минус четыр­на­дцать

публицистика

кри­ти­ка кри­ти­ки –
Союз рос­сий­ских писа­те­лей
или Союз писа­те­лей Рос­сии?

вре­мя ново­го Пуш­ки­на?..

наша история

Рома­но­вы и Орен­бур­жье

Гори­зон­та­лью по вер­ти­ка­ли
(опыт зем­ства в Орен­бур­жье)

Всё нача­лось с «При­ви­ле­гии»…

Не делай­те из Рыч­ко­ва Ломо­но­со­ва!

Брон­зо­вый век начи­нал­ся в Орен­бур­жье

Пуга­чев­ские кла­ды в Орен­бур­жье

Памят­ник — от сло­ва «память»

«Орен­бург­ское поле — как поле Кули­ко­во»

Плен­ные в Орен­бур­ге: могил нет

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.