Игра с огнем

 ИННА ИГНАТКОВА 

нирвана

Одна­жды Криш­на, Яма и Гане­ша
Вве­ли на Про­свет­ле­ние запрет.
Слу­чи­лось, йоги всей Евро­пы греш­ной
Усе­лись в позы – а нир­ва­ны нет…

Не помо­га­ли глю­ко­пре­па­ра­ты:
Пей­о­ты, спай­сы, кокс и коноп­ля.
Руга­лись гуру трех­этаж­ным матом,
И трес­ка­лась от засу­хи зем­ля.

Но кто-то, как обыч­но, пер­вым стру­сил –
Послал пись­мо по мэй­лу. А потом
Явил­ся с деле­га­ци­ей инду­сов
Какой-то древ­ний лама
с огром­ным живо­том.

Уче­ни­кам сво­им он дал зада­нье -
Рас­тол­ко­вать ошиб­ку нашу всем:
Что йожи­лись одни для поху­да­нья,
Дру­гие – для реше­ния про­блем,

Иные – чтоб най­ти для жиз­ни пару,
А кто-то для пон­тов да на сло­вах…
А на Восто­ке выход из сан­са­ры
Совсем не в этих мелоч­ных делах!

Но ста­ла мода на буд­дизм поваль­ной,
И раз­гне­ви­ла Выс­шие Кру­ги.
…А евро­пей­цы поня­ли бук­валь­но,
И кину­лись зама­ли­вать гре­хи:

Пока при­выч­ный мир, как пла­мя ада,
Вко­нец не погло­ти­ла суе­та,
Уда­ри­лись одни в «Махаб­ха­ра­ту»,
Дру­гие ста­ли Биб­лию читать…

И буд­то бы сбе­си­лась вся пла­не­та:
И затре­ща­ли СМИ на сто ладов:
Что вот, настал Конец, навер­но, Све­та –
И Ста­ро­го, и Ново­го Све­тов.

А в Свет­лое Хри­сто­во Вос­кре­се­нье
Свя­щен­ни­ку во сне явил­ся слон:
Читал мораль об истин­ном спа­се­ньи
И злил­ся, топо­ча нога­ми, он:

«Чего суе­тесь в то, что не пой­ме­те?
Моли­лись луч­ше б вы богам сво­им!»
А поп сло­ну отве­тил, меж­ду про­чим,
Что Бог един.

При­шла при­выч­ка жиз­ни в насто­я­щем,
Как буд­то зав­тра солн­це не взой­дет.
…А бод­хи­сат­ва плю­нул на про­па­щих,
И мол­ча погру­зил­ся в само­лет.

Мол­ча­ли небе­са в сия­ньи дхар­мы.
С нача­ла до скон­ча­ния вре­мен
Гра­ни­ца шла по батюшке-Уралу,
Меж двух его боже­ствен­ных имен.

2010

* * *

Весь день горел ноч­ник. И шел октябрь
Про­мозг­лым нескон­ча­е­мым дождем.
И креп­ким чаем обо­греть хотя бы
Про­сил, сту­ча по стек­лам в теп­лый дом.

В сезон дождей рос­сий­ских, как в Пари­же,
Боге­ма соби­ра­лась у огня.
И как сей­час, закрыв гла­за, уви­жу –
Мои дру­зья в квар­ти­ре у меня…

Дро­жат раз­но­раз­мер­ные ста­ка­ны
В при­ят­ном воз­буж­де­нии в руках.
И стра­сти, как потух­шие вул­ка­ны,
Таят­ся в недо­ска­зан­ных сти­хах.

Покреп­че чая испи­ва­ли чаши,
С тре­во­гой гля­дя в при­зрач­ную мглу.
Но не пус­кая осень в души наши,
Кле­но­вый жел­тый лист при­лип к стек­лу…

И зазву­ча­ла пес­ня на зна­ко­мом,
Род­ном до боли – рус­ском язы­ке,
На плач похо­жа: о тос­ке по дому,
О замер­зав­шем в поле ямщи­ке…

Всю ночь горел ноч­ник – и ночь кон­ча­лась,
И пла­кал блед­ный пред­рас­свет­ный свет
Косым дождем послед­не­го нача­ла,
Сле­за­ми тех, кого сего­дня нет.

2009

* * *

Я люб­лю вос­ко­вые све­чи
В полу­мра­ке ноч­ных церк­вей.
Как бес­печ­но сго­ра­ет вечер,
Поги­бая в степ­ной тра­ве,

А над сте­пью бушу­ет небо
В обла­ках — вол­нах.
Я люб­лю отда­вать­ся сле­по
Бес­по­кой­ным снам.

Где сры­ва­ет с кустов одеж­ду
Дикий  ветер окрест­ных сёл.
Я люб­лю, если нет надеж­ды –
Нет запре­тов и мож­но всё.

И когда ниче­го свя­то­го,
И когда бес­ко­не­чен срок.
Я люб­лю — дале­ко от дома,
В глу­хо­мань дорог…

Черт-те где обре­тая волю -
Вопре­ки, назло.
Я люб­лю, если было боль­но,
А потом про­шло.

2009

***

Не плачь, род­ная, — это толь­ко соль,
Мор­ская соль, попав­шая в гла­за.
А жизнь опять вра­ща­ет коле­со,
И очень быст­ро пере­ме­лет всё…
Поверь – уж я-то это точ­но знаю!

Сжат в кула­ке под­мо­чен­ный слег­ка
Льня­ной пла­ток с упрё­ком: «Милой маме».
Мои ладо­ни на тво­их щеках…
Не плачь, род­ная! Это толь­ко кам­ни,

Пора­нив­шие тон­кие сто­пы.
А в жиз­ни будет очень мно­го боли.
Не плачь, род­ная – это толь­ко пыль,
Все­го лишь пыль, дорож­ные стол­бы
И стра­хи, подав­ля­ю­щие волю.

Я буду всю­ду сле­до­вать с тобой –
Дыха­ньем вет­ра, запа­хом маг­но­лий…

Неуло­ви­мым сле­дом обла­ков
На полотне небес­ной аква­ре­ли.
Все­гда с тобой. Не плачь. Давай пла­ток,
А то уже гла­зен­ки покрас­не­ли.

2009

***

Еще рано…
Еще не пора.
Но одна­жды, без кри­ков и вони
Мы, как кош­ки уйдем уми­рать,
Чтоб не виде­ли наших аго­ний.

А зачем? Если так тяже­ло
Видеть рядом зна­ко­мые лица
В час, когда недо­ста­точ­но слов,
Что­бы люди мог­ли объ­яс­нить­ся.

Ниче­го не желая понять
В пред­ло­же­ни­ях длин­ных и слож­ных.
Ощу­щая небес бла­го­дать
Всею кожей.

Но недо­лог полет к небе­сам.
Да и рая Его недо­стой­ны.
…Рав­но­душ­ные щурим гла­за,
И ухо­дим от глаз посто­рон­них.

2013

***

Моя побе­да очень глу­бо­ко
Зары­та в зем­лю. Где – уже не пом­ню.
А я смот­рю на свет – и мне лег­ко,
Мне так спо­кой­но…

Сле­пой тон­нель с глу­хой сте­ной в кон­це -
Загон для состо­яв­ших­ся геро­ев.
И мне не встре­тить смерть в его лице,
Зия­ю­щем зло­ве­щею дырою.

Спа­си­бо, свет. За то, что ты такой,
Что даже если нет тебя совсем,
Я вижу путь свой,
До-о-олгую доро­гу….

Мои гре­хи отпу­стит тем­но­та.
Мои вра­ги оста­лись за поро­гом.
И их про­щаю. И уже не знаю,
Кого за что.

И росчер­ком кры­ла
Меня уже не выве­сти на пеп­ле.
Пусть я не буду – я уже была.
И это­го вполне…

2013

***

Навер­ня­ка, гвоз­дя­ми впе­ре­хлест
При­би­та к полу. И почти осты­ла.
И мне уже не встать во весь свой рост -
Спа­сти меня мог­ли бы толь­ко кры­лья.

А чер­ный или белый цвет пера –
Уже не важ­но. И почти спо­кой­но:
Мне боль­ше не поз­во­лят выби­рать,
Все­го лишь сде­лав нестер­пи­мо боль­но.

Како­го рода сила даст мне вдох,
Гада­ют пусть подон­ки и свя­тые.
Сми­ря­ясь с болью, смер­тью, пусто­той…
О боже, дай же мне любые кры­лья!

2013

***

Ему смер­тель­но повез­ло –
Он взял­ся мок­рою рукою
За ого­лен­ный шнур… И был таков!
И всем исте­ри­кам назло,
Упре­кам и запо­ям
Он кукиш пока­зал без лиш­них слов.

Быть может, он и не имел
Наме­ре­нья кон­чать­ся.
Но я в душе зави­дую ему:
Он в трид­цать три, едва успев
Познать зем­ное сча­стье,
Схва­тил­ся мок­рою рукой за пере­тер­тый шнур.

2012

***

Нелег­кий путь рекой Кале –
Как боси­ком до Бога.
Тон­нель, про­руб­лен­ный в ска­ле, –
Твоя ко мне доро­га.

А даль­ше – гнев тво­их божеств
И высо­та про­кля­тий.
И мы не сви­дим­ся уже –
С какой, пожа­луй, ста­ти?..

Послед­ний жест и взмах руки
На веч­ное про­ща­нье.
При­еду в гости – пустя­ки! -
Сквозь пол­зем­но­го шара…

Пожа­луй, в буду­щем году…
А впро­чем, сла­ва богу,
Что, оче­вид­но, не при­ду –
Тво­ей ко мне доро­гой.

2013

***

Когда меня накры­ли вол­ны,
Раз­мок кораб­лик мой бумаж­ный.
Я поня­ла, что делать боль­но
Совсем не боль­но и не страш­но.

Я так дав­но зва­ла на помощь,
Что поза­бы­ла, кто я. Чест­но,
Я крот­ко пре­вра­ща­лась в овощ,
Пове­рив в одер­жи­мость бесом.

Мол­чи­те все! Теперь я знаю,
Что это дья­воль­ские коз­ни!
На самом деле я свя­тая,
С меня напи­са­на ико­на,

Ико­на в гре­че­ской часовне –
Одна из мно­гих у обо­чин…
На образ молит­ся без­дом­ный.
И свеч­ка сре­ди­зем­но­мор­ской ночи

Мер­цая, манит вниз, к при­ча­лу,
Туда, где паль­мо­вые вет­ки
Во мра­ке мечут­ся, как зве­ри,
И шеп­чут: «Уто­ли моя печа­ли…»

2013

* * *

Сво­бо­ды боль­ше нико­гда не будет.
Холод­ный ветер. Пляж пустых пес­ков.
Нагое солн­це над нагою гру­дью,
Не заго­рев­шей око­ло сос­ков.

Куда не рвись – повсю­ду этот берег!
Сле­ды… Ракуш­ки… Зам­ки из пес­ка…
На серд­це тяжесть боли и поте­ри,
Смя­те­нье и зеле­ная тос­ка.

Пред­чув­ствие, с кото­рым не поспо­ришь –
Как буд­то толь­ко вол­ны впе­ре­ди.
Мне сно­ва начи­на­ет снить­ся море –
А это зна­чит, надо ухо­дить.

2011

***

Погре­бен­ным зажи­во не спит­ся –
Тес­но в опо­сты­лев­ших гро­бах,
Слыш­но, как поют на воле пти­цы,
Как про­хо­дит сто­рож в сапо­гах…

А в кустах ноча­ми воет сту­жа
Чер­ным вет­ром гиб­ну­щей души:
С каж­дым часом глуб­же, глуб­же, глуб­же
В зем­лю, как вода, ухо­дит жизнь.

Толь­ко там, ввер­ху, совсем не слы­шен
Ника­кой поту­сто­рон­ний звук:
Как несчаст­ные коло­тят в крыш­ки,
И кри­чат, что живы, и зовут…

2010

***

Тво­ей руки не подер­жу бес­печ­но
И на пле­че тво­ем не задрем­лю –
Теперь я знаю, что раз­лу­ка веч­на,
А я тебя по-прежнему люб­лю…

Теперь, когда меж нами даль раз­верз­лась,
Когда уже не вспом­нить рез­ких слов.
И толь­ко свет в раз­би­том болью серд­це,
И толь­ко бес­ко­неч­ное теп­ло.

Когда уже не вымол­вить при­зна­ний,
Не про­кри­чать молитв на белый свет,
И стер­ты гра­ни преж­них рас­сто­я­ний…
Когда тебя со мной боль­ше нет.

Теперь уже не важ­но, кто вино­вен.
И не о нас зво­нят коло­ко­ла
И льет­ся звон над сот­ней вет­хих кро­вель –
Мир сча­стья кра­ток, слов­но взмах кры­ла.

2009

к падре

Испо­ве­дуй меня, отец!
Не то, что б греш­на – не это…
Грехи-то на всех есть.
Я про­сто при­шла за сове­том.

Ты слы­шишь, дро­жит мой глас? –
Я вся, точ­но лист оси­ны.
Ты зна­ешь, кото­рый раз
Явить­ся бы мне с повин­ной!

За штор­кой не виден взгляд,
И все не по-русски тоже…
Бун­ту­ет душа моя –
Навер­ное, не помо­жет.

И все же… Рас­чет мой прост,
Напут­ствуй меня сего­дня:
Сми­ре­ние, кро­тость, пост
И там – про пути Гос­под­ни…

Не в силах свя­щен­ных фраз
Изба­вить людей от блу­да!
Ты зна­ешь, кото­рый раз
Мне снил­ся сего­дня Иуда?

Ска­зал: воца­рит­ся ложь
Чер­нее стол­бов позор­ных
И ниже моих подошв…
Давай и с тобой поспо­рим!

Я виде­ла мно­го стен,
Моли­лась в десят­ках келий,
И мне опо­сты­лел плен
И холод пустых посте­лей.

Я спя­ти­ла? – Мир таков!
Послу­шай мою прав­ду,
И в без­дну моих гре­хов
Низ­верг­ни меня, о пад­ре!

Поступ­ков и слов моих
Кля­ня леде­ня­щую дер­зость, –
Про­дай отпу­ще­ние их!
А Боже про­стит, мило­серд­ный…

2009

* * *

Ей было рано уми­рать.
И теп­ли­лось созна­нье,
Как дождь, кро­пя ту сто­ро­ну стек­ла.
Она лежа­ла до утра
с откры­ты­ми гла­за­ми,
А на рас­све­те тихо ото­шла…

И был туман такой густой,
такой молочно-белый,
Нароч­но буд­то кто-то скрыть хотел,
Как из тако­го моло­до­го тела
ее душа под небо отле­те­ла
И рас­тво­ри­лась в гор­ней высо­те.

2010

***

Боль­но. Боль­нее стер­петь невоз­мож­но!
Край. Через край пере­хлест.
Я отди­раю тебя вме­сте с кожей,
Мол­ча – без кри­ка и слез.

Сте­ны – вокруг, до небес. И о Боже!
Я не дру­жу с голо­вой.
Мой лаби­ринт,  толь­ко мой! И похо­же
Я не ищу, как уйти из него.

Память добра – толь­ко луч­шее. Прав­да?
Злоб­ные демо­ны спят.
Я не оста­нусь такою же зав­тра,
Если не будет тебя.

Как нака­за­нье без меры и веса –
Солн­це отхо­дит назад, на Восток.
Я выры­ваю с остат­ка­ми серд­ца
Этот послед­ний кусок.

2012

***

Тако­му горю не помочь сле­за­ми:
Рас­ка­ти­сто сме­ял­ся сата­на,
Смот­ре­ла оша­ле­лы­ми гла­за­ми
На три сте­ны чет­вер­тая сте­на.

И тре­щи­ны зме­и­лись, сата­нея
От чув­ства вла­сти над познав­шей крах.
Она лежа­ла навз­ничь. А над нею
Дер­жа­лись звез­ды креп­ко на гвоз­дях.

А небо было бли­же, чем каза­лось.
И чем каза­лось рань­ше, тяже­лей.
Оно сво­им дыха­ни­ем каса­лось
Вто­рую ночь лежа­щей на зем­ле.

Молить­ся Богу было бес­по­лез­но –
И даже не меч­та­ла встать сте­на.
И вско­ре нена­вяз­чи­во полез­ла
Тра­ва в про­ём раз­би­то­го окна.

2013

***

Обез­глав­лен­ный труп про­та­щи­ли
За хво­стом воро­но­го коня
Пол­вер­сты по кол­до­би­нам пыль­ным.
Мне при­сни­лось, как серые выли,
Как за дело каз­ни­ли меня…

И корот­кую злую доро­гу
Оро­ша­ла остыв­шая боль.
Мир лежал, как ковер, перед Богом,
Начи­на­ясь за самым поро­гом,
Мир кон­чал­ся со мной…

Мне при­снил­ся един­ствен­ный выход -
В небе­са. Да Все­выш­ний про­стит!
Мне при­сни­лось уснув­шее лихо,
Что кра­пи­ва на клад­би­ще тихом
Шеле­стит…

Воро­нье над кре­ста­ми кру­жит­ся,
В коло­ко­лен­ной их высо­те…
И во хра­ме не служ­ба вер­шит­ся,
А на сто­ны молит­ва ложит­ся
У его бело­ка­мен­ных стен…

Поут­ру — лег­че дым­ки беле­сой
По пого­сту чужие шаги.
Да смо­ла на ство­лах, слов­но сле­зы…
И бере­зы, сплош­ные бере­зы
Меж могил.

2010

***

Кача­лась ночь на вол­нах у при­ча­ла,
Где лун­ный свет, не раз­дра­жая глаз.
Все­го одна мело­дия зву­ча­ла,
Одна и та же, много-много раз.

А море было тихое – как реч­ка.
И ночь – такая теп­лая была!
Смот­реть на воду мож­но бес­ко­неч­но,
И я смот­ре­ла – дол­го, как мог­ла.

И гас­ли зву­ки в сла­дост­ной исто­ме,
Как мыс­ли, рас­плы­ва­ясь от вина.
Я так и не смог­ла ее запом­нить –
Мело­дию, кото­рая одна.

2009

***

Одна, как перст, в бес­край­нем поле.
Как ни ста­ра­юсь, не пой­му:
Оно-то, может быть, и воля,
Но так похо­же на тюрь­му!

Игра­ет ветер лег­ким пла­тьем,
От Бога – строч­ки в голо­ве.
Бла­го­сло­ве­нье и про­кля­тье,
Том­ле­нья жиз­ни дол­гий век.

Воз­душ­ным зме­ем в под­не­бе­сье
Парит на ниточ­ке душа.
Оно-то, может быть, и пес­ня,
Но как дышать?

2009

***

Помо­лись обо мне ко Гос­по­ду,
Что­бы жиз­нью све­тил­ся взгляд,
Что­бы люди не сжи­ли со све­ту,
Что­бы я не вер­ну­лась назад…

Помо­лись обо мне, пожа­луй­ста!
Чтоб не мая­лась дол­гий век,
Что­бы помощь при­шла вме­сто жало­сти,
Что­бы шла я на свет не по тьме…

Помо­лись обо мне, но искренне -
Как одна лишь уме­ет мать.
Что­бы руки оста­лись чисты­ми,
Что­бы ноги – быст­ры­ми…
Бла­го­сло­вен­на небес­ная гладь!

Пусть сло­ва на губах затеп­лят­ся,
И сорвут­ся в мир­скую высь…
И с бедою душа не стер­пит­ся,
И в доро­гу не бьет­ся зер­каль­це:
Помо­лись обо мне, помо­лись…

И пер­ста­ми тре­мя в без­вре­ме­нье
От меня отве­ди беду.
И тогда, из послед­них — пер­вою,
Сто­ро­ной через смерть и тер­нии, -
Я прой­ду.

2009–2010

* * *
Пой­дем со мной. Дер­жи меня за руку.
Я пока­жу тебе, что жизнь – кино:
Любовь, оча­ро­ва­нье и раз­лу­ка.
Я научу, как откры­вать окно

И как впус­кать меч­ту на кры­льях утром,
И как сме­ять­ся страш­но­му в гла­за,
И как любить, и как в тумане мут­ном
Сиять сле­зой, про­зрач­ной, как роса,

Я научу летать на кры­льях ночи
И ждать вос­ход за туча­ми дождя.
При­ду к тебе, но нена­дол­го очень,
И попро­шу не пла­кать, ухо­дя.

И попро­шу не вспо­ми­нать, как сказ­ку,
Кото­рой слов­но не было и нет,
Забыть улыб­ку, голос мой и лас­ку
И жить на све­те очень мно­го лет,

Дарить надеж­ду, радость и улыб­ки,
Ловить уда­чу за пуши­стый хвост,
Тво­рить доб­ро и совер­шать ошиб­ки,
И за собою жечь послед­ний мост,

И на пути сво­ем огляд­ки ради
Не вспо­ми­нать меня сле­зой дождя.
Прой­ду с тобой за руку в алом пла­тье
И попро­шу не пла­кать, ухо­дя.
2002

актер

Лишив свою сосед­ку дара речи,
Закле­ив рот настой­чи­вой моль­бе,
Сту­дент наки­нул кур­точ­ку на пле­чи
И вниз побрел по лест­ни­це себе…

Реаль­ность заме­ни­лась лег­кой сказ­кой.
Никто не знал, лишь толь­ко жизнь одна,
Что это – роль, под гру­бо­стью и лас­кой,
Под сло­вом, делом, взгля­дом – лишь она.

Он знал людей и при­во­дил к ошиб­кам.
Он брал свое и остав­лял в сле­зах.
Его встре­ча­ли радост­ной улыб­кой,
А про­во­жа­ли с горе­чью в гла­зах.

Но нет на све­те сло­ва без отве­та.
Одна­жды полю­бил и он все­рьез.
Он так любил, что круг­лая пла­не­та
Покры­лась сетью бело­снеж­ных роз…

Впер­вые в жиз­ни вышел за кули­сы,
Но тут же понял – дерз­ко про­ве­ла!
Она была хоро­шая актри­са.
При­шла, взя­ла свое и вновь ушла.

2002

* * *
Забыть про зло и под­ни­мать­ся выше,
На соп­ку по неви­ди­мой тро­пе,
Вды­хать и видеть, чув­ство­вать и слы­шать
Все, что при­ро­да гово­рит тебе,

Вни­мать шур­ша­нию лист­вы и хвои,
Вни­кать в сло­ва жур­ча­нья род­ни­ка,
При вол­чьем куль­ми­на­ци­он­ном вое
Понять, как жизнь близ­ка и доро­га,

Открыть гла­за поши­ре и про­хла­дой
Июнь­скою таеж­ной зады­шать,
Тре­вож­но помол­чать – здесь слов не надо –
И не спе­шить секун­ды про­во­жать,

На крик совы отве­тить теп­лым стра­хом,
На клич кукуш­ки чув­ствен­но вздох­нуть
И пожа­леть о том, что ста­ло пра­хом,
О том, чего вове­ки не вер­нуть,

И в серой выси пеле­ны навис­шей
Уви­деть боль рас­ко­ло­тых сер­дец,
Со вспыш­кой ярко­го хво­ста лиси­цы рыжей
Срав­нить стрем­ле­нье к жиз­ни и конец,

И пра­виль­но понять намек таеж­ный,
И не свер­нуть на лож­ный путь опять,
Поняв и то, что про­сто невоз­мож­но
За жизнь свою ничто не поте­рять.

2000

* * *
Я мерю жизнь шага­ми метр за мет­ром.
Не упре­кай измен­чи­вость мою.
Я – обла­ко. Игри­вое, под вет­ром
Я сно­ва белой дым­кою парю.

Лечу по небу, в тучу пре­вра­ща­ясь,
И падаю на зем­лю, как туман.
Про­ща­ясь, очень часто воз­вра­ща­юсь,
Сме­тая про­шлых взгля­дов ура­ган.

Я часто – оди­но­кая бере­за,
И, груст­но шеле­стя лист­вой в тиши,
Роняю опо­сты­лев­шие сле­зы
Непо­ня­той, но веря­щей души.

Я про­сы­па­юсь лепест­ком кув­шин­ки,
А засы­паю глы­бой на ска­ле.
Я так же часто делаю ошиб­ки,
Как все про­стые люди на Зем­ле.

Я улы­ба­юсь, сол­ныш­ко сме­ет­ся,
Гру­стит луна и в небе звезд не счесть…
Я та, какая есть, и всем при­дет­ся
При­нять меня такой, какая есть.

2001

* * *
Спо­кой­ствие спуг­ну­той мышью
В глу­ши при­та­ит­ся души.
И види­мой лас­ко­вой тишью
В боло­те шур­шат камы­ши.

И манит опас­ность лихая
Кра­си­вым буке­том цве­тов.
Высо­кая, веч­но глу­хая
Сте­на недо­стиг­ну­тых снов.

Не будет смель­чак веч­но сме­лым,
А трус не боит­ся порой.
Надеж­да – бутон недо­зре­лый,
А вера – цве­ток за горой.

Любовь обер­нет­ся печа­лью
И выпорх­нет через окно.
А зло уду­ша­ю­щей шалью
Вер­нет­ся туда, где тем­но.

И сде­ла­ет дело меч­та­тель,
И ас испы­та­ет испуг.
И выру­чит слу­чай, пре­да­тель…
И выдаст надеж­ней­ший друг…

Листва затре­пе­щет под вет­ром.
Вда­ли заглу­шат­ся шаги.
…Но с каж­дым про­де­лан­ным мет­ром
Вет­ша­ют твои сапо­ги.

2001

таежный сон

Над сетью огонь­ко­вых горо­дов
Сереб­ря­ною пти­цей про­ле­чу.
Вуа­лью теп­лой ночи неж­ных снов
Спу­щусь на зем­лю, мяг­ко засве­чусь…

Я глу­хо лягу на сухой асфальт
И зашур­шу по встреч­ной поло­се.
Я зашеп­чу свой оди­но­кий альт
Лишь для тебя, и пусть услы­шат все.

Взмет­нусь лист­вою вих­рем под откос,
Рас­сып­люсь в пыль и всю­ду раз­ле­чусь.
Я буду там, где грязь, и там, где лоск.
Я буду, где хочу и не хочу.

Взре­вет, как тигр, амур­ская вода,
В ней рас­тво­рит­ся часть моей души.
Холод­ных рек, несу­щих глы­бы льда,
Мороз­ный запах слы­шать поспе­ши.

Ког­тя­ми ост­ры­ми рвя в кло­чья мел­кий снег,
Рыча на сос­ны, небо и кусты,
Сво­ей лиси­цы белый мяг­кий след
В серд­цах дав­но упор­но ищешь ты.

Сжи­мая вре­мя до небы­тия,
Сво­дя про­стран­ство до кон­ца на нет,
Лечу совой меж тем­ных сосен я,
Учась не спать на вос­хо­дя­щий свет.

Цеп­ляя кро­ны с риском на лету
С кро­во­то­ча­щей раной на щеке –
Как курт­ку с вешал­ки, сни­мать с небес звез­ду,
И уме­щать пла­не­ту в кула­ке…

Про­мчусь лисой – лишь хруст­нет чистый снег.
Най­дешь сле­ды дале­ко­го огня.
Мой неж­ный зверь – не тигр, не чело­век,
В таеж­ных снах оты­щешь ты меня.

2002

игра с огнем

Игра с огнем. Опас­ное жела­нье.
Шпи­он­ский шелест листьев на вет­ру.
Безум­ный мир душев­но­го тер­за­нья,
Как шелк бере­зы в лас­ко­вом бору.

Еще немно­го… шаг… за пово­ро­том…
Подъ­езд… квар­ти­ра… Мы опять вдво­ем!
Тону в тво­их объ­я­ти­ях боло­та.
Игра с огнем…

Целую жизнь, схва­тив­шую за пле­чи.
Сме­юсь, див­люсь и внут­ренне кри­чу.
Любовь с запре­том вре­мя не изле­чит.
Пре­дел меч­ты: зову, люб­лю, лечу…

Я – неж­ный зверь, опять к тебе при­шед­ший.
Холод­ных стен слом­лю томив­ший плен.
Целу­ешь жизнь и любишь сума­сшед­ше.
Пре­дел чудес! Не нуж­но пере­мен.

Семей­ных сцен и дет­ско­го рыда­нья
Не допу­стив, не раз­ру­бив узлов,
Игра­ем вновь в опас­ное жела­нье,
Игра­ем вновь в запрет­ную любовь.

Как зыбок мир и как пре­кра­сен вечер.
Нет зав­тра, есть лишь мы вдво­ем.
Целу­ем жизнь, схва­тив­шую за пле­чи.
Игра с огнем…

2002

кукла

Пре­ду­пре­жде­ний мол­ча бес­по­лез­ных
Кас­кад не в такт. Уже в кото­рый раз…
Спо­кой­ный взгляд холод­ной серой без­дны
Из-под рес­ниц боль­ших кра­си­вых глаз.

На нату­раль­ность как маг­ни­том тянет,
И сот­ни душ еще пой­дут за ней.
Вле­ку­щим силу­этом серд­це манит
Из блек­лой жиз­ни в оке­ан огней.

Как буд­то про­сто – сча­стьем захлеб­нуть­ся.
И пер­вый шаг про­дол­жит­ся вто­рым,
Пока еще не позд­но огля­нуть­ся.
А впе­ре­ди не свет, а белый дым.

Чужая жизнь – туман­ная загад­ка.
Сло­ва, улыб­ки, жесты – напо­каз.
Жела­нье поиг­рать пой­мать украд­кой
И жерт­вой стать опять, в кото­рый раз…

В кото­рый раз попасть в одну ловуш­ку,
Где, как в цвет­ном кра­си­вом филь­ме, сне:
Пой­ти за кук­лой, чтоб сло­мать игруш­ку,
Но мотыль­ком спа­лить­ся на огне.

В кото­рый раз кото­рой жерт­вой новой
Нащу­пать под собой некреп­кий лед,
И пре­вра­тить свой путь с такой обно­вой
В один кру­той, послед­ний свой полет,

Не зная зла, кото­рое тво­ри­ли…
Спол­на отве­тить за свои дела
Перед лицом люб­ви под сло­ем пыли
Им роко­вая кук­ла помог­ла.

Душа спо­ет кон­цов­ку низ­ким аль­том,
Но скольз­кий шелк в руках не доне­сет…
Сте­пен­ный шаг по мок­ро­му асфаль­ту…
Лицо. Фигу­ра… Жизнь!!! Она уйдет.

Чего-то ждать, чего-то доби­вать­ся,
Зачем-то жить почти не так, как все…
Забы­тый смех ее опять раз­даст­ся
Еще на чьей-то взлет­ной поло­се.

Не оши­бить­ся, не оста­но­вить­ся,
Не испу­гать­ся ско­ро­сти и лжи,
Кото­рый день любить, но не влю­бить­ся,
Не рас­те­рять­ся и про­дол­жить жизнь,

И незем­ною силой дикой стра­сти
Сво­дить с ума, играть­ся и кидать,
И, не имея ни малей­шей вла­сти,
Пове­ле­вать, разить и побеж­дать.

Обыч­но кук­ла не быва­ет умной…
Но не понять обрат­но­го кон­ца:
Про­стить – воз­мож­но, от люб­ви безум­ной,
Но не суметь забыть ее лица…

2002

 блат

Сре­ди людей, оде­тых, как в жур­на­лах,
Я не най­ду ничей душев­ный клад.
Помог, дал руку, удру­жил уста­ло…
Теперь ты видишь, что уме­ет блат.

Пусть это солн­це све­тит и не гре­ет,
Ему не пере­ста­ну отве­чать.
И все заме­тят то, что я умею,
Что рань­ше не хоте­ли заме­чать.

Я заучусь в хоро­шем инсти­ту­те,
Меняя дня­ми имидж и наряд.
Теперь мои дру­зья – боль­шие люди.
Теперь ты зна­ешь, что такое блат.

Кру­тые шмот­ки, жвач­ка, выра­же­нья,
Дви­же­нья, ноты голо­са… Ништяк!
Со всех сто­рон улыб­ки, пред­ло­же­нья.
Пле­вать на тех, кто не уме­ет так…

Я  весе­ла, сво­бод­на и игри­ва.
И льет­ся све­том мой бес­печ­ный смех.
Пусть на краю ска­ли­сто­го обры­ва,
Но выше всех!

Кто начал пло­хо, луч­ше не кон­ча­ет.
А я – не все. А я совсем не так.
Не стра­шен ветер, что меня кача­ет.
Пусть подо мной зия­ет высо­та!

Не жиз­ни смысл – играю, не стес­ня­ясь,
И не боюсь, что ста­ет пер­вый лед.
И не дер­жусь. А про­сто насла­жда­юсь
Тем, что сего­дня это все – мое.

Измен­чи­вый уда­чей без­от­вет­ной,
Задрав­ший нос, собой затмив­ший свет…
Похо­же, что в огром­ном мире этом,
Поми­мо бла­та, бла­га боль­ше нет.

Тру­дил­ся чест­но – пла­ты не полу­чишь.
Тру­дил­ся чест­но – что тру­дил­ся зря.
Но так же сереб­ри­сто смо­рят тучи,
Дождя­ми поли­вая всех под­ряд.

Я упа­ду. И разо­бьюсь навер­но,
Не пожа­лею ни о чем опять.
Меня столк­нет ковар­ный мир, невер­ный,
В кото­ром было нече­го терять.

А может быть, вспорх­ну кри­ча­щей пти­цей
И уне­сусь в неве­до­мую даль –
Еще какой неждан­ной небы­ли­цей
Про­гнать на вре­мя лип­кую печаль.

2002

несмиренная звезда

«Сми­рить­ся» – силь­но ска­зан­ное сло­во.
Дана мне несми­рен­ная звез­да.
Она с рож­де­нья све­тит мне суро­во.
Как ты ска­зал? Сми­рить­ся? Нико­гда!

Пусть даже насту­пив во тьме на граб­ли
И сно­ва не добив­шись ниче­го,
Я буду бить­ся до послед­ней кап­ли
Баг­ря­ной кро­ви рода мое­го.

Пусть я в ногах валять­ся чьих-то буду,
И этот кто-то плю­нет с высо­ты…
Моя звез­да све­тить мне будет всю­ду.
И не добрать­ся до моей звез­ды!

Я отды­шусь и вста­ну – обе­щаю.
И тот, кто плю­нул, ляжет пре­до мной,
Твер­дя «про­сти». Но это не про­ща­ют.
За это бьют и сло­вом, и рукой.

Я до звез­ды не поле­нюсь под­нять­ся
И долг в ответ отдать не поле­нюсь.
Моей звез­де не суж­де­но сорвать­ся.
И ниче­го я с нею не боюсь.

«Сми­рить­ся» – силь­но ска­зан­ное сло­во,
А силь­но ска­зан­ное сло­во – лишь вода.
Вода сте­чет, а я вос­ста­ну сно­ва.
Дана мне несми­рен­ная звез­да.

2002

* * *
Уби­тые чем-то, забы­тые кем-то
Без­ро­пот­но пла­чут, дыха­нье тая.
Доро­га впе­ред изви­ва­ет­ся лен­той,
Оби­жен­но сто­нет зем­ля…

Шаги по сухо­му нехо­же­му полю
Сле­дов не оста­вят, назад не вер­нут.
Идти не из пле­на, идти не на волю,
Туда, где не ждут и куда не зовут.

На серд­це из кам­ня, на сло­во из зву­ка,
Шур­ша­ще­го в ухо глу­хое «про­сти».
Идти, не желая, на эту раз­лу­ку,
Но неку­да боль­ше идти…

Науче­ны жиз­нью, покры­тые пеп­лом,
Изму­чен­но щурясь, шагая не в ряд,
В тол­пе рас­тво­ря­ясь, в мол­ча­ньи неле­пом
Вер­шат бес­сло­вес­ный побед­ный парад.

Забрыз­га­ны гря­зью, груст­ны толь­ко с виду,
Шага­ют с улыб­кой, сокры­той от глаз.
Обо­рва­ны свя­зи. В рас­пла­те с оби­дой.
Уже не един­ствен­ный раз.

2002

крылья

Рука­вом смах­нув остат­ки пыли
Мерз­лых чувств и поза­бы­тых фраз,
Помо­ги мне вновь рас­пра­вить кры­лья
И взле­теть – еще хотя бы раз…

Выше скал, рукой кос­нув­шись неба,
Дотя­нусь до звезд и засме­юсь.
В раз вто­рой пой­му, что все неле­по –
И тогда наве­ки разо­бьюсь.

Высо­ко. Бес­страш­но. Без­на­деж­но.
Толь­ко раз – про­шу, не под­ве­ди.
Пусть пой­му, что выше – невоз­мож­но
И уви­жу про­пасть впе­ре­ди.

В сун­ду­ке. Для вну­ков и для были…
Для себя. Без ропо­та. Без слов.
Сохра­ню, чтоб зна­ли: были кры­лья!
И носи­ли выше обла­ков.

2004

предупреждение

О чем-то жут­ком шеп­чет бес­сло­вес­но
Заво­дов гул в туманно-мутной мгле.
Пре­ду­пре­жде­нья были бес­по­лез­ны.
Послед­ний тополь гиб­нет на Зем­ле.

Сере­ет небо, хоть сей­час не вечер,
А солн­це – лишь горя­чее пят­но.
Здесь мрач­но. Как и преж­де, дует ветер,
Но все живое умер­ло дав­но.

Пустын­ная холод­ная рав­ни­на,
Холод­ная – для чувств, сер­дец и глаз.
И в этой жиз­ни день про­жить недлин­ный
Помочь не в силах и про­ти­во­газ.

Костюм защит­ный, на ска­фандр похо­жий,
С бал­ло­ном кис­ло­ро­да на спине
На всех немно­го­чис­лен­ных про­хо­жих,
Что ходят по отрав­лен­ной зем­ле.

Моря и реки, степь, леса и горы
Уже не бле­щут боль­ше кра­со­той.
И радио­ак­тив­ные забо­ры
Гла­сят сво­и­ми над­пи­ся­ми: «Стой!».

Над ними гул, что всех шумов ужас­ней,
За ними отго­лос­ки про­шлых лет –
Ору­жие страш­нее и опас­ней
Ней­трон­ных бомб и ядер­ных ракет.

В гла­зах послед­них жите­лей пла­не­ты
Еще горит, бли­стая, дикий страх,
Кро­ва­вые зака­ты и рас­све­ты,
Когда все раз­ру­ша­лось на гла­зах.

Все это было в буду­щем дале­ком,
Теперь уже почти настиг­шем нас.
И горо­да взды­ха­ют тяж­ко смо­гом,
Тре­вож­но пред­ре­кая худ­ший час.

2000

* * *
В небе­сах уже луна дро­жа­ла
Над зарей кроваво-золотой…
Я, как ненор­маль­ная, бежа­ла
За сво­ей утра­чен­ной меч­той.

Я ее хва­та­ла за отре­пья,
За кон­цы обо­рван­ных одежд…
Но сме­нял­ся каж­дый город сте­пью
С гори­зон­том при­зрач­ных надежд.

И пока я шла до кром­ки этой,
Веря, что настиг­ну край зем­ли,
Ста­ла круг­лой плос­кая пла­не­та,
И печаль лег­ла на лун­ный лик…

А луна без­ро­пот­но про­сти­ла,
Как про­ща­ла в про­шлые века.
И меч­ту без­молв­но отпу­сти­ла
Без­на­деж­но хруп­кая рука…

Я смот­ре­ла вслед, гло­тая сле­зы.
Я упре­ки дела­ла судь­бе,
Удив­ля­ясь, как лег­ко и про­сто
Усту­пить поз­во­ли­ла себе.

А меч­та шага­ла вдаль хро­мая,
Вся в лох­мо­тьях, без меня, одна…
И тогда вне­зап­но поня­ла я,
Поче­му не пла­ка­ла луна…

2003

* * *
Жал­кая грусть и насмеш­ка
Замер­ли в тем­ных гла­зах.
Ныть, пере­ду­мы­вать, меш­кать,
Ква­сить оби­ду в сле­зах,

Вновь зада­вать­ся вопро­сом:
Что еще там, вда­ле­ке?
Шмы­гать поло­ман­ным носом,
Пуд­рить синяк на щеке…

Глу­по, дав­но, оди­но­ко
Дол­бит­ся боль в кула­ках.
Про­сто и слиш­ком жесто­ко.
Гру­бо до рези в вис­ках.

Вера намок­нет, как вата,
Но до кон­ца не спол­зет:
Может, нагря­нет рас­пла­та
И ком­пен­си­ру­ет все…

Каж­дая слез­ка – улыб­ка,
Плач – обе­зу­мев­ший смех.
Пулею в цель за ошиб­ку.
Ниже себя – выше всех.

Как мож­но взве­сить стра­да­нье?
Чем запла­тить за меч­ты,
Что обрек­лись на тер­за­нья
И поло­ма­ли хреб­ты?

Исти­на – обла­ко дыма,
Не ухва­тить за рукав.
Взмо­ет на солн­це, в полы­мя,
И рас­со­сет­ся – как в прах.

2002

* * *
Поче­му нам нель­зя, как анге­лам?
Обла­ка и покой в небе­си.
Над облом­ка­ми солн­це факе­лом,
А над солн­цем – бес­край­няя синь.

Чистый воз­дух и тел отсут­ствие,
Лег­кость душ, бело­снеж­ность крыл.
Поче­му нам нель­зя при­сут­ство­вать
Там, на лест­ни­це без перил?

Высо­та, кра­со­та, бес­стра­стие.
Непо­роч­ность извеч­ных тем.
Бла­го­ле­пие. Без­уча­стие.
И любовь – ко все­му и всем.

Вспом­нят смерт­ные в час обе­ден­ный
И голод­ные – про­кля­нут.
Поче­му нам нель­зя? В неве­де­нье,
В нетом­ле­ние… Поче­му?

Пото­му что, как может казать­ся нам,
Нет на небе забве­нья мук.
Миро­вая любовь – абстрак­ция,
И ко всем – зна­чит, ни к кому.

Лишь с зем­ли эти тучи беле­ны
И бес­печ­на их пеле­на.
Что­бы анге­лом стать, не веле­но
Ждать покоя и жаж­дать сна.

2006

вестник

посвя­ща­ет­ся всем пау­кам, без­вин­но погиб­шим 
при испол­не­нии сво­е­го пред­на­зна­че­ния

Ты не хотел уби­вать пауч­ка
В день ожи­да­нья гостей.
Чья-то незри­мая злая рука –
Кто же спо­соб­ство­вал ей? –

Рез­ко сорвав пау­ти­ну с угла,
Чью-то иском­ка­ла жизнь.
Сколь­ко же было сокры­то­го зла
В выход­ке этой, ска­жи!

Шел он к тебе сооб­щить о гостях
По потол­ку и стене…
Радо­сти столь­ко таил он в вестях –
Тех, что уви­дел во сне.

На пау­тин­ке спу­стил­ся на пол,
Слов­но в гла­за загля­нул,
И, при­бли­жа­ясь, взо­брал­ся на стол,
По поли­ров­ке шаг­нул…

Радост­но полз он к ладо­ни тво­ей,
Чтоб сооб­щить эту весть.
Толь­ко не рад ока­зал­ся ты ей –
И пере­дер­нул­ся весь.

Жал­кий хло­пок. И печаль­ная тень
Лас­ко­вых глаз… Все дела!
В тот мино­вав­ший незна­ча­щий день
Я не при­шла.

Толь­ко ска­жи – меж­ду нами – в гре­хе,
Том, что вер­шат все под­ряд,
В ссо­ре про­стой и в холод­ном сти­хе,
Раз­ве он был вино­ват?..

2004

* * *
И любить, и не ждать – неле­по,
Ни еди­но­жды и ни два­жды.
Обо мне не запла­чет небо,
Если я про­па­ду одна­жды.

Обо мне не взмет­нут­ся пти­цы
С груст­ным кри­ком в тумане ночи.
Обо мне доро­гие лица
Не напи­шут строч­ки.

То ли вечер, а то ли ветер
Засви­стит над тру­бой печ­ною.
И на небе фонарь засве­тит
Ледя­ной луною.

Стих­нут отзву­ки гром­кой пес­ни –
И в низах, и на самой вер­шине.
И со вре­ме­нем все исчез­нет –
И из памя­ти, и из жиз­ни…

Будет небо и будут люди,
Будет что-то дру­гое – с каж­дым…
Но меня на Зем­ле не будет,
Как не ста­нет и их одна­жды.

Лишь рас­свет затос­ку­ет – тай­но,
Бледно-розовым при­ви­де­ньем:
Боль­ше всех он о смер­ти зна­ет,
Пото­му что рас­свет – рож­де­нье.

2005


Инна Кон­стан­ти­нов­на Игнат­ко­ва роди­лась 28 сен­тяб­ря 1985 года во Вла­ди­во­сто­ке в семье офи­це­ра. Вырос­ла в Орен­бур­ге. В 2010 году с отли­чи­ем окон­чи­ла факуль­тет жур­на­ли­сти­ки Орен­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Лау­ре­ат Все­рос­сий­ской лите­ра­тур­ной Пуш­кин­ской пре­мии «Капи­тан­ская доч­ка» (2003), лите­ра­тур­но­го кон­кур­са «Орен­бург­ский край — XXI век» (2006), лите­ра­тур­ной пре­мии име­ни П.И. Рыч­ко­ва (2009), лите­ра­тур­ной пре­мии для моло­дых поэтов «Чаша бытия» (2012). Печа­та­лась в жур­на­лах «Москва», аль­ма­на­хах «Гости­ный двор», «Баш­ня», «Под часа­ми», «Чаша кру­го­вая», «Гений». Автор поэ­ти­че­ских сбор­ни­ков «Игра с огнем» (2006), «Кра­ю­ха луны» (2007), «Пер­вая чет­верть» (2010) и сбор­ни­ка про­зы «Сказ­ки солн­ца и вью­ги» (2009). Участ­ник Все­рос­сий­ских семинаров-совещаний моло­дых писа­те­лей в Каменске-Уральском (2007) и Сур­гу­те (2009). Член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей.
С 2009 года рабо­та­ет редак­то­ром отде­ла инфор­ма­ции област­ной общественно-политической газе­ты «Орен­бург­ская неде­ля».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *