Без стихов любити Руси не быти

 ЕВГЕНИЙ ЧИГРИН 

В Сети пишут: ушёл послед­ний поэт-шестидесятник… Это так, и не совсем так. Посколь­ку ещё жив Вик­тор Сос­но­ра, пишет и пуб­ли­ку­ет­ся Олег Чухон­цев.
Но, прав­да в том, что дей­стви­тель­но, с ухо­дом Евге­ния Алек­сан­дро­ви­ча Евту­шен­ко ушла эпо­ха. Ста­ди­он­ная, вели­че­ствен­ная, и курьёз­ная, и поли­ти­зи­ро­ван­ная.
Он был и оста­ёт­ся, в первую оче­редь, инте­ре­сен как пер­со­наж эпо­хи.

НОВЫМ поко­ле­ни­ям слож­но пред­ста­вить, что на его выступ­ле­ния (их нель­зя назвать поэ­ти­че­ски­ми чте­ни­я­ми в нашем сего­дняш­нем пони­ма­нии) при­хо­ди­ло огром­ное коли­че­ство чело­век. Одна­жды при­шли 14 тысяч, поэта уно­си­ли поклон­ни­ки на руках… в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва.

Я был зна­ком с Евге­ни­ем Алек­сан­дро­ви­чем с 2001 года. Позна­ко­мил­ся с ним бла­го­да­ря сво­е­му дру­гу, поэту Ана­то­лию Кобен­ко­ву. 8 лет, как на зем­ле нет Толи: недав­но на его родине открыл­ся музей Кобен­ко­ва. В Иркут­ске чтут сво­их поэтов. Он близ­ко знал Евту­шен­ко, но ушёл гораз­до рань­ше.

Моё зна­ком­ство с Евту­шен­ко про­изо­шло на I Меж­ду­на­род­ном Бай­каль­ском фести­ва­ле поэ­зии. Мэтр тогда здо­ро­во «под­шу­тил» надо мной, затем обнял… Коро­че гово­ря, обще­ние дли­лось все восемь дней фести­ва­ля. Каж­дый день при­хо­ди­лось высту­пать вме­сте с ним на одних поэ­ти­че­ских пло­щад­ках. Осо­бен­но запом­ни­лось, когда он всех нас, участ­ни­ков меро­при­я­тия, повёз к себе на роди­ну, на стан­цию Зима.

И почи­та­ли, и попи­ли, и поели на сла­ву! Но это тре­бу­ет отдель­но­го рас­ска­за…

Заез­жа­ли и на роди­ну Вам­пи­ло­ва, высту­па­ли в шко­ле, где учил­ся про­слав­лен­ный дра­ма­тург…  О кото­ром Кобен­ков напи­сал прон­зи­тель­но: «И сме­ём­ся мы, и пла­чем, зная напе­рёд: будет смерть, потом уда­ча, не наобо­рот».

Цити­рую, конеч­но, по памя­ти.

На моей пол­ке сто­ят несколь­ко книг Евге­ния Евту­шен­ко с его очень тёп­лы­ми дар­ствен­ны­ми над­пи­ся­ми. На пер­вой раз­ма­ши­сто начёр­ка­но:

Евге­нию Михай­ло­ви­чу, Жене, брату-поэту с поже­ла­ни­ем новых сти­хо­тво­ре­ний, кото­рые бы вза­хлёб, как с трам­пли­на лете­ли бы в боль­шое небо…

Ну и дву­сти­шие, кото­рое здесь при­во­дить не буду.

Есть мно­го фото­гра­фий с того, памят­но­го фести­ва­ля. В этом году будет про­хо­дить XVI фести­валь на Бай­ка­ле, но, пожа­луй, тако­го пред­ста­ви­тель­но­го в смыс­ле соста­ва участ­ни­ков, не было…

И вряд ли будет.

Иных уж нет, а те дале­че…

Ещё живы: Юрий Кубла­нов­ский и Алек­сандр Куш­нер, Олег Хлеб­ни­ков и Надеж­да Конда­ко­ва, Анна Саед-Шах, Гали­на Пого­же­ва, Вла­ди­мир Беря­зев, Лев Аннен­ский, Вита­лий Нау­мен­ко, Андрей Бог­да­нов…

Но нет ни Кобен­ко­ва, ни его дру­га, поэта и худож­ни­ка Вла­ди­ми­ра Пла­ме­нев­ско­го, ни читин­ца Миха­и­ла Виш­ня­ко­ва, крас­но­яр­ца Рома­на Солн­це­ва, ни мое­го дру­га, тро­га­тель­но­го поль­ско­го поэта и эссе­и­ста Збигне­ва Доми­ни­а­ка.

Жив ли ста­рей­ший фран­цуз­ский поэт Анри Делюи? А Лили­ан Жира­дон?

А Рэй МаК­нис (США)? Имен­но тот МаК­нис, о кото­ром писа­тель В. Нау­мен­ко напи­сал на ФБ, вспо­ми­ная те дни: «Скон­чал­ся Евге­ний Евту­шен­ко. Мое самое яркое вос­по­ми­на­ние о нем. Мы поеха­ли поэ­ти­че­ской бри­га­дой, кажет­ся, в Черем­хо­во. И он гово­рит: мне нуж­на кас­ка. Какая еще кас­ка? Нет, нашли.
А он при­вез с собой чем­пи­о­на США по чте­нию сво­их сти­хов Рэя МаК­ни­са (человек-тарзан). И вот мы сидим на сцене неко­го ДК, Евту­шен­ко начи­на­ет читать пере­вод из МаК­ни­са, сде­лан­ный Вита­ли­ем Дик­со­ном, – очень соци­аль­ные сти­хи. И при сло­вах «И места нам нет ни хре­на в под­ва­лах это­го мира» начи­на­ет дол­бить этой кас­кой по сцене. Вот мы, кото­рые там сиде­ли, дей­стви­тель­но охре­не­ли. Мы то все лири­ки или футу­ри­сты, или то и дру­гое, вме­сте взя­тое. А тут такой пер­фор­манс.

Конеч­но, я не был дру­гом Евту­шен­ко. И в силу воз­рас­та, и в силу дру­гих обсто­я­тельств. Но был зна­ком с его дру­зья­ми. Бывал у него несколь­ко раз в Пере­дел­ки­но.

При­хо­дил по его при­гла­ше­нию на его автор­ские вече­ра. В ЦДЛ, Дом Кино.

Пред­по­след­няя встре­ча с чело­ве­ком, кото­рый «Поэт в Рос­сии боль­ше, чем поэт…» состо­я­лась совсем недав­но: это было закры­тие Года Лите­ра­ту­ры и одно­вре­мен­но откры­тие Года кино. Декабрь 2015. Санкт-Петербург. Обща­лись мно­го и в фор­ма­те круг­ло­го сто­ла, на поэ­ти­че­ских выступ­ле­ни­ях.

На заклю­чи­тель­ном бан­ке­те я подо­шёл к его сто­лу, и пере­дал ему под­пи­сан­ную кни­гу «Под­вод­ный Шар».

Он как-то мяг­ко улыб­нул­ся, погла­дил облож­ку и ска­зал: «Уве­зу в Окла­хо­му…». На сле­ду­ю­щий день, вече­ром, он уле­тал в США, где жил послед­ние годы.

Но была и ещё одна встре­ча, мель­ком, на собра­нии ПЕН-клуба, 15 декаб­ря 2016 г.

Про­щай, поэт.

Евге­ний ЧИГРИН

 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.