История моих морщин

 ЖОРЖ РУМЯНЦЕВ 

* * *
Над­лом­лен день.
Надо­рван­ным кон­вер­том
Клас­си­че­ское: «Здрав­ствуй доро­гой!»
Я был когда-то дерз­ким экс­тра­вер­том…
Теперь – дру­гой.
В ночи… в запрет­ных мыс­лях уто­пая,
Понур в обще­ньи с кухон­ной ути­лью.
И нет уже дав­но кон­ца и края
Несча­стья изоби­лью.
Я сам себя боюсь.
Боюсь часов.
Боюсь люб­ви…
И слу­шать «Шут­ку» Баха.
Навяз­чи­вых дру­зей.
И голо­сов… из без­дны стра­ха.
Над­лом­лен день.
Надо­рван­ным кон­вер­том
Клас­си­че­ское: «Здрав­ствуй доро­гой!»
Я был когда-то дерз­ким экс­тра­вер­том…
Теперь – дру­гой…

 признание в любви без слова «люблю»

Я нена­ви­жу ждать на оста­нов­ках.
Счи­тать авто­бу­сы в усы.
Синиц на белье­вых верев­ках.
Гип­но­ти­зи­ро­вать часы,
Пове­рив в проб­ки на доро­гах.
Я в лаби­рин­те из дву­но­гих,
Вне широ­ты и дол­го­ты,
Ищу свой выход –
Там, где ты…

* * *
При­л­г­ну­ли звез­ды, обе­щая ску­ку,
В пор­тье­рах наг­ло рылись сквоз­ня­ки.
Кры­ла­тые зиг­за­ги и крю­ки
Жуж­жа­ли. Их застен­чи­вые сту­ки
И шоро­хи, как ветошь тиши­ны,
Оку­та­ли вра­нье про бес­ко­неч­ность, –
Вью­ны, весь мир толк­нув­шие в бес­печ­ность,
Шеп­та­лись фото­гра­фии в камине.
Какая уйма все­воз­мож­ных тайн,
Тайн зву­ков, аро­ма­тов, линий,
Ночь через край.
В окне гипер­тро­фи­ро­ва­но небо,
Вина диоп­трии,
Огром­ный стран­ству­ю­щий ребус
Лени­во смот­рит и
Меч­та­ет о раз­об­ла­че­нии
Путем гада­ния.
Кон­фу­зы наших раз­но­чте­ний –
Смех миро­зда­ния.
Сон гут­та­пер­че­вый скольз­нул
К замоч­ной сква­жине;
Мир улыб­нул­ся и уснул –
И жизнь нала­же­на.

* * *
Без­ро­по­тен ста­ре­ю­щий апрель,
Как трез­вый мот с рож­де­ни­ем ребен­ка,
Чей рез­вый плод пелен­ки пере­ком­кал
И заорал, пере­кры­вая дрель
Сосед­скую, что хму­рит весь подъ­езд.
Вес­на. С теп­лом при­шла пора ремон­тов.
Рост золо­та из нити гори­зон­та
Уко­ро­тит подо­лы у «невест».
Лос­ня­щи­е­ся лыси­ны, сияя,
Покро­ют «зай­ца­ми» сто­лич­ный лаби­ринт.
Снят с улиц про­шло­год­ний гряз­ный бинт,
Все дышит том­ным ожи­да­ньем мая.

 море Москва

Баш­ни тонут в жид­ком небе,
Слов­но руки в пыш­ных фор­мах:
Баш­ни не боят­ся штор­ма,
Их не что не поко­леб­лет.
Чешу­ей про­зрач­ных окон
Пере­драз­ни­ва­ния солн­це,
Про­дви­га­ясь по доро­гам,
С жаж­дой лав­ров мара­фон­ца.
Кон­ди­ци­о­не­ры – жаб­ры.
Лав­ров,
Лав­ров,
Лав­ры,
Лав­ры!
Похот­ли­вые подъ­ез­ды в пояс вер­но­сти оде­ты,
Но жур­на­лы и газе­ты
Лезут в без­дну,
Без­дну,
Без­дну…
Неп­ту­ны кида­ют кости,
Сно­ва нерест у руса­лок,
Слеп дель­фин, ужас­но жалок,
Дно ощу­пы­ва­ет тро­стью.
Плав­ни­ки акул – антен­ны,
Скат уснул – акку­му­ля­тор,
Спрут лег мет­ро­по­ли­те­ном,
Коль­це­вая – мой эква­тор.
Дер­жи­те дистан­цию,
Мозг покрыт чере­по­пан­цы­рем,
А к ужи­ну
Нака­таю вам ещё одну жем­чу­жи­ну.

 

* * *
Я ленив, безу­мен, но ста­ти­чен –
Это пик сво­бо­ды, не зажим.
Поче­му я мертв и обез­ли­чен?
Жду слу­чая, слу­чая мира­жи.
Что­бы вос­хи­тить­ся несу­раз­ным
И свою фак­ту­ру обре­сти,
Ведь порт­рет – холст, крас­ка­ми изма­зан­ный,
И жела­нье что-то доне­сти.
Вот дождусь кри­ча­ще­го мла­ден­ца –
Пупо­ви­ну в узел, и впе­ред.
Перед тем не пре­ми­ну раз­деть­ся –
И в народ, под гимн, на эша­фот.
Я ленив, безу­мен, но ста­ти­чен –
Это пик сво­бо­ды, не зажим.
Поче­му я мертв и обез­ли­чен?
Пото­му, что не допи­сан гимн.

 стихоткровение

Сер­гею Супру­ну

Сжи­гал табак он жад­но и вза­тяж­ку,
Дым выпус­кал витий­ствен­ной стро­кой,
Мял на коле­нях вось­ми­клин­ную фураж­ку
Сво­бод­ной от куре­ния рукой.
Читал. И в круж­ках начал­ся отпив,
Тара­щи­лись с лот­ка мор­ские гады,
Пре­рвал­ся, смач­но пива при­гу­бив, –
Он не стре­мил­ся в чар­ты хит-парада.
Не вос­кли­цал. Все зна­ния мои,
Каза­лось, были для него аза­ми.
Нигде не напе­ча­тан­ный пиит
С чудес­но вос­па­лен­ны­ми гла­за­ми.
Пив­ная отка­за­ла в тишине.
Он оза­да­чил на ста­ка­нах гра­ни,
Меня и репро­дук­ции Моне,
Живу­щие во внут­рен­нем кар­мане.
Я шел.
Я думал.
Я руко­плес­кал.
Я верил в кра­со­ту души и пло­ти.
И пси­ный необуз­дан­ный оскал
Казал­ся мне улыб­кой в пере­пле­те.
Забыв про неуда­чи и нуж­ду.
Люд­скую под­лость, гряз­ные интри­ги.
Я пом­нил толь­ко то, что очень жду
Сти­хот­кро­ве­нья Человека–книги.

 

* * *
Зима. Витий­ству­ют мете­ли.
Петель­ный, кля­уз­ный напев
Рвет воз­дух над моей посте­лью.
До утра веки запе­рев,
Усну, как чер­но­вик в порт­фе­ле,
В меч­тах о совер­шен­стве форм.
Неж­на пижа­ма из фла­не­ли,
Как  кон­тра­банд­ный роде­дорм.
Страш­на мигра­ция в уны­нье
Для нович­ков…
Абсент заку­сы­вал полы­нью…
И без сач­ков
Ловил кры­ла­тые созву­чья
Из тиши­ны,
И обла­ка спа­сал от туч я,
Как от шпа­ны.
Молил­ся чер­но­му квад­ра­ту,
Зеле­ный фон
Мне одиночке-психопату,
Опре­де­лен.
Кото­рый год меч­ты сбы­ва­ют­ся,
Но лишь во сне.
Спа­си­бо глав­вра­чу  из Ста­ри­цы.
И мне – извне.

* * *
                                         Ива­ну Мало­ву
Дере­вья – кан­де­ляб­ры октяб­ря –
Погас­нут. Но еще не с пер­вым сне­гом
Яри­ло зла­то­гла­вым обе­ре­гом
Вновь вспых­нет, с холо­да­ми при­ми­ряя.
Боло­нья шеп­чет дет­ские счи­тал­ки –
И сно­ва я, и сно­ва мне водить.
Пыта­юсь грусть и ску­ку побе­дить
Назло сидя­щей на вет­вях русал­ке,
Что так уста­ла пти­цам гнез­да вить
И сплет­ни­чать с котом.
Ее мне жал­ко –
Ну сколь­ко мож­но чешу­ей сорить?!
Бро­жу в про­мок­ших ста­рень­ких ботин­ках
И в лужах вижу буду­щие сны.
Обыч­ная осен­няя раз­мин­ка
В при­выч­ном ожи­да­нии луны.

* * *
Хру­сталь и сереб­ро –
Вос­по­ми­на­нья  дет­ства,
А ныне бес в реб­ро
И дура по сосед­ству.
Мор­щи­ны, седи­на
И утрен­няя ску­ка –
Ведь ночь была без сна.
Еще сосед­ка бука,
Еще ради­ку­лит
И полон рот про­те­зов,
Холод­ный обще­пит,
Зато нет диа­те­за.
Я дик, я оди­нок,
Я язвен­ник, я хро­ник,
Я вяну­щий цве­ток,
Диван – мой под­окон­ник.
Смот­рю в свое окно,
Во дво­ри­ка нут­ро,
И слы­шу пес­ню про
Хру­сталь и сереб­ро.

* * *
Вытяж­ка из блед­ных буд­ней, ночь
Чистит гута­ли­ном всю окру­гу,
Кре­пок и про­зра­чен зим­ний скотч,
Что целу­ет белую фра­му­гу.
Не пус­кая воз­дух в каби­нет.
Так согре­юсь и умру в уюте:
Сига­ре­ты, спич­ки, кни­ги, плед –
Ста­ро­сти неле­пой атри­бу­ты.
Мно­го лет, едва нашед­ши сон,
В обла­ках летаю нега­ше­ных.
Рядом неве­сом фото­аль­бом.
А на твер­ди хор ума­ли­шен­ных.
Я машу, как пья­ный дири­жер,
Вздра­ги­ва­ют кры­ши, шла­ко­бло­ки.
На пюпит­ре вока­лист чита­ет вздор,
Все поют «Калин­ку» в кара­оке.
………………………………….
Мно­же­ство порт­ре­тов, вен­зе­лей,
Живо­пись и ред­кие гра­вю­ры
Сдам без­от­ла­га­тель­но в музей.
Вот и итог вели­кой аван­тю­ры.

Р.S. Сплю спо­кой­но, доро­гие това­ри­щи.

 особенно ночью каждый охотник желает знать, 
где сидит фазан

                                                   

Некой девоч­ке Жене

Ноч­ная раду­га,
Дега
Боит­ся кра­сок.
Их сок несвеж,
Чтоб пере­дать букет,
Пусть лун­ный, моло­дя­щий­ся под­па­сок
Влюб­ля­ет­ся в нее себе во вред.
Пусть дышит ею,
бре­дит в тем­но­те.
Сырой зимой собой мара­ет стек­ла,
Пусть раз­но­цвет­ных анге­лов сеп­тет
Поёт меч­ту.
Луна сле­за­ми взмок­ла,
И вновь она нам явству­ет изгиб.
Под­па­сок сде­лал шаг,
набрал­ся духа.
Поце­ло­вал пла­не­ты полу­нимб.
В ту ночь Ван Гог себе отре­зал ухо.

однажды…

Одна жди…
Одна­жды
устав­шие парад­ные заво­ют
и гром­ко тявк­нут за моей спи­ной.
Я мрак порву, как влаж­ный рубе­ро­ид,
намо­чен­ный  взбе­сив­шей­ся слю­ной.
Доста­ну из кар­ма­на «Бело­мор»,
вдох­ну его и выдох­ну на цып­ки
ненор­ма­тив­ный лагер­ный фольк­лор.
Чума­зые азы тво­ей улыб­ки
Засты­ли в ожи­да­нии гре­ха,
и он при­шёл.
Я, он – одно и тоже…
Что­бы сбе­жать под кри­ки пету­ха…
В запис­ке утром ты про­чтёшь чуть поз­же:
«Одна жди…»
Одна­жды…


Геор­гий Вла­ди­ми­ро­вич Румян­цев родил­ся 25 янва­ря 1971 года в Орен­бур­ге в семье пре­по­да­ва­те­лей. Окон­чил шко­лу, в 16 лет начал рабо­тать в Орен­бург­ском теат­ре кукол, в 1991 году окон­чил Ниже­го­род­ское теат­раль­ное учи­ли­ще, рабо­тал в эст­рад­ном кол­лек­ти­ве «Груп­па рис­ка» (Москва), в фир­ме «Три Тэ» Ники­ты Михал­ко­ва. Сни­мал­ся в филь­мах. Послед­ние годы живет в Орен­бур­ге. Писать сти­хи начал еще в шко­ле. В 1999 году издал свои сти­хо­тво­ре­ния под одной облож­кой с поэтом Андре­ем Грод­ским. В Орен­бур­ге пуб­ли­ко­вал­ся в газе­тах «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» и «Орен­бург­ский курьер», в жур­на­ле «Урал», аль­ма­на­хах «Баш­ня» и «Чаша кру­го­вая». Под­го­то­вил новый сбор­ник сти­хов.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *