Два знамени — две эпохи одной державы

СЕРГЕЙ ХОМУТОВ 

Нет памя­ти о преж­нем; да и о том, что будет,
не оста­нет­ся памя­ти у тех, кото­рые будут после.
Кни­га Еккле­си­а­ста

12 июня вся стра­на будет отме­чать День Рос­сии, новый празд­ник нашей стра­ны. На ули­цах будут бод­ро раз­ви­вать­ся три­ко­ло­ры, кото­рые, как мини­мум, для одно­го поко­ле­ния  рос­си­ян явля­ют­ся глав­ны­ми зна­ме­на­ми дер­жа­вы.

В ДЕНЬ Рос­сии в Крем­ле пре­зи­дент Рос­сии вру­ча­ет Госу­дар­ствен­ные пре­мии РФ. В Москве на Крас­ной пло­ща­ди про­хо­дят глав­ные тор­же­ства, кото­рые окан­чи­ва­ют­ся празд­нич­ным салю­том. Орен­бург 12 июня это­го года мог бы отме­тить еще и дру­гую годов­щи­ну – 96-летие вру­че­ния дру­го­го зна­ме­ни, еще недав­но пред­ме­та гор­до­сти мно­гих орен­бурж­цев. Но эта дата про­шла неза­ме­чен­ной…

«Ты помнишь, товарищ, как всё начиналось…»

А ВЕДЬ еще чет­верть века назад в совет­ских учеб­ни­ках исто­рии мож­но было про­чи­тать сле­ду­ю­щее:

«Геро­и­че­ская обо­ро­на Орен­бур­га про­дол­жа­лась 120 дней и ночей. Бело­ка­за­ки подо­шли к само­му горо­ду. Боль­ше­вист­ская кре­пость над Ура­лом высто­я­ла и побе­ди­ла в труд­ной борь­бе. Этот подвиг был высо­ко оце­нен моло­дой Рес­пуб­ли­кой Сове­тов. В про­то­ко­ле № 42 засе­да­ния Пре­зи­ди­у­ма ВЦИК, состо­яв­ше­го­ся 8 октяб­ря 1920 года, ска­за­но корот­ко: «Хода­тай­ство Глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го все­ми воору­жен­ны­ми сила­ми Рес­пуб­ли­ки удо­вле­тво­рить, рабо­чих гор. Орен­бур­га за их бое­вую дея­тель­ность, геро­изм и бое­вые подви­ги, про­яв­лен­ные при защи­те горо­да Орен­бур­га во вре­мя наступ­ле­ния Кол­ча­ка, награ­дить Почет­ным Рево­лю­ци­он­ным Зна­ме­нем».

- Стра­на нико­гда не забу­дет это­го геро­и­че­ско­го подви­га, — ска­жет 12 июня 1921 года, вру­чая орен­бурж­цам темно-вишневое бар­хат­ное зна­мя с золо­тым шитьем, член ВЦИК, сек­ре­тарь Цен­траль­но­го коми­те­та пар­тии Еме­льян Яро­слав­ский».

На ори­ги­на­ле Зна­ме­ни изоб­ра­же­ны соци­а­ли­сти­че­ские эмбле­мы и выши­та над­пись: «От ВЦИК рабо­чим г. Орен­бур­га за геро­изм, про­яв­лен­ный при Защи­те горо­да во вре­мя наступ­ле­ния Кол­ча­ка». Осо­бо отме­тим, что Почет­ное Рево­лю­ци­он­ное Зна­мя было выс­шей награ­дой моло­дой рес­пуб­ли­ки. Все­го три горо­да были им награж­де­ны – Цари­цын, Пет­ро­град и Орен­бург.

Дол­гие совет­ские годы, свы­ше пяти­де­ся­ти лет Почет­ное Рево­лю­ци­он­ное Зна­мя неофи­ци­аль­но было глав­ным стя­гом не толь­ко горо­да, но и обла­сти. По вели­ким рево­лю­ци­он­ным празд­ни­кам его пред­став­ля­ли наро­ду,  и весь зал вста­вал под зву­ки гим­на СССР или Интер­на­ци­о­на­ла. Очень ред­ко осо­бо отли­чив­шим­ся поз­во­ля­лось сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся на фоне зна­ме­ни. Это было не про­сто фото на память, а высо­кая награ­да.

На одном из шести пило­нов мону­мен­та «Пав­шим за Совет­скую Роди­ну», в пар­ке «Салют, Побе­да!» есть такая над­пись: «Кре­по­стью крас­ной стал Орен­бург в девят­на­дца­том. Сто дней и ночей сра­жа­лись рабо­чие – и побе­ди­ли. Почет­ное рево­лю­ци­он­ное зна­мя ВЦИК будет все­гда раз­ве­вать­ся над нами».

С тех пор про­шло не так уж мно­го лет, но и геро­и­че­ский подвиг забы­ли и зна­мя уже не раз­ве­ва­ет­ся над нами. Даже совре­мен­ные ком­му­ни­сты, бахва­ля­щи­е­ся сво­ей вер­но­стью рево­лю­ци­он­ным тра­ди­ци­ям, все послед­ние годы о зна­ме­ни не вспо­ми­на­ют, ни 12 июня, ни вооб­ще.

«Но новые песни придумала жизнь»…

ВПРОЧЕМ, ста­рое зна­мя не пылит­ся в запас­ни­ках Орен­бург­ско­го губер­на­тор­ско­го музея. Хотя оно и выстав­ле­но, но в нераз­вер­ну­том виде, без вся­ко­го пие­те­та.

Вот как опи­сан на офи­ци­аль­ном сай­те музея зал №9 «Два­дца­тый век. Орен­бург­ская хро­ни­ка»: «В вит­рине, отра­жа­ю­щей собы­тия Граж­дан­ской вой­ны, ваше­му вни­ма­нию пред­став­ле­ны фото­гра­фии, пла­ка­ты, пред­ме­ты воору­же­ния. Так­же здесь экс­по­ни­ру­ет­ся один из рари­те­тов музея — Почет­ное рево­лю­ци­он­ное зна­мя ВЦИК, полу­чен­ное рабо­чи­ми за обо­ро­ну горо­да Орен­бург».

Если вы быва­ли в этом зале, то обра­ти­ли вни­ма­ние, что зна­мя сто­ит рядом с неким началь­ствен­ным сто­лом и сво­им видом напо­ми­на­ет мно­го­чис­лен­ные зна­ме­на в каби­не­тах руко­во­ди­те­лей «… за побе­ду в соци­а­ли­сти­че­ском сорев­но­ва­нии». Напро­тив зна­ме­ни пла­кат с изоб­ра­же­ни­ем Ильи­ча — но не Вла­ди­ми­ра (Лени­на), а Лео­ни­да (Бреж­не­ва) – что лишь уве­ли­чи­ва­ет сход­ство рари­те­та с мно­го­чис­лен­ны­ми подо­би­я­ми. В общем, место зна­ме­ни нашлось, но не почет­ное.

«За далью – даль»

СПОРЯ о Граж­дан­ской войне, мы зача­стую забы­ва­ем, что она — бра­то­убий­ствен­ная. Вот как писа­ли о налё­те бело­ка­за­ков 4 апре­ля 1918 года в совет­ских учеб­ни­ках:

«В Пан­кра­тов­ском доме на углу Гости­но­двор­ской и Дво­рян­ско­го пере­ул­ка отча­ян­но дра­лись с вра­гом мат­ро­сы. Но дутов­цев было вде­ся­те­ро боль­ше. Изра­нен­ных и изби­тых мат­ро­сов выбра­сы­ва­ли из окон чет­вер­то­го и пято­го эта­жей на мосто­вую. Быв­ший Дво­рян­ский пере­улок стал Мат­рос­ским в память о погиб­ших тут бал­тий­цах.

Осо­бен­но тяже­ло при­шлось крас­но­гвар­дей­цам, рас­квар­ти­ро­ван­ным в зда­нии юнкер­ско­го учи­ли­ща. Ко мно­гим из них при­е­ха­ли пого­стить жены и дети. Дутов­цы руби­ли их шаш­ка­ми, не щадя нико­го».

А вот стро­ки из совре­мен­но­го иссле­до­ва­ния исто­ри­ка Нико­лая Сави­на:

«3 апре­ля вос­ста­ли каза­ки из ста­ниц по Сак­ма­ре и Ура­лу. Утром 4 апре­ля 500 каза­ков под коман­до­ва­ни­ем вой­ско­во­го стар­ши­ны Луки­на напа­ли на Орен­бург и после жар­ко­го боя взя­ли его. Мат­ро­сов выре­за­ли бес­по­щад­но. Часть крас­но­гвар­дей­цев тоже. Все­го было уби­то 129 боль­ше­ви­ков. Одна­ко силы были нерав­ны. Крас­ных в горо­де было 5000… К полу­дню каза­ки были выби­ты из горо­да. Стар­ши­на Лукин был захва­чен в посёл­ке Нежин­ском и рас­стре­лян. Крас­ные сожгли 11 ста­ниц (2115 дво­ров) и каз­ни­ли сот­ни людей, одна­ко вос­ста­ние шири­лось».

Граж­дан­ская вой­на тем и отли­ча­ет­ся от Оте­че­ствен­ной, что в ней люди бьют­ся не с внеш­ним вра­гом за род­ную зем­лю, а за свое пони­ма­ние спра­вед­ли­во­сти. На Граж­дан­ской войне, по мое­му убеж­де­нию, не может быть геро­ев: ни Дуто­вых, ни  Цви­лин­гов.

Толь­ко такая пози­ция может при­ми­рить до сих пор враж­ду­ю­щие сто­ро­ны. В про­тив­ном слу­чае вза­им­ных упре­ков и обви­не­ний друг дру­га нам не избе­жать.

Конеч­но, необ­хо­ди­мо пом­нить все, даже самые тра­ги­че­ские момен­ты исто­рии род­но­го края. Но вряд ли спра­вед­ли­во геро­изи­ро­вать ту или иную сто­ро­ну ужас­но­го по сво­им мас­шта­бам и послед­стви­ям кон­флик­та…

А что же каса­ет­ся Зна­ме­ни ВЦИК, то его место, конеч­но, в музее. Оно тоже из нашей общей исто­рии!


Сергей Хомутов

ХОМУТОВ Сер­гей Нико­ла­е­вич родил­ся в 1960 году, окон­чил Орен­бург­ский пед­ин­сти­тут, пре­по­да­вал, рабо­тал на теле­ка­на­лах «Реги­он», «РИАД-ТВ» и «ОРЕН-ТВ», в пресс-службах губер­на­то­ра и «Орен­бург­га­з­про­ма», был редак­то­ром газе­ты «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» в Орен­бур­ге». Член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей. Печа­тал­ся в сам­из­да­тов­ских жур­на­лах, мест­ных газе­тах, аль­ма­на­хах «Баш­ня» и «Чаша кру­го­вая», жур­на­ле «Урал». В 1998 году издал под одной облож­кой четы­ре кни­ги сти­хов: «Вто­рое зре­ние», «Свет­лые пес­ни», «Арьер­гард», «Зим­няя раду­га», в 2003-м в серии «Авто­граф» вышла кни­га «При­вкус веч­но­сти», в 2006-м – повесть-сказка «В поис­ках Живой воды» (в соав­тор­стве с Вяче­сла­вом Мои­се­е­вым).

ПУБЛИКАЦИИ: 

поэтика

из кни­ги «алфа­вит» 
из кни­ги «нарас­та­ю­щий итог»

проза

минус четыр­на­дцать

публицистика

кри­ти­ка кри­ти­ки –
Союз рос­сий­ских писа­те­лей
или Союз писа­те­лей Рос­сии?

вре­мя ново­го Пуш­ки­на?..

наша история

Рома­но­вы и Орен­бур­жье

Гори­зон­та­лью по вер­ти­ка­ли
(опыт зем­ства в Орен­бур­жье)

Всё нача­лось с «При­ви­ле­гии»…

Не делай­те из Рыч­ко­ва Ломо­но­со­ва!

Брон­зо­вый век начи­нал­ся в Орен­бур­жье

Пуга­чев­ские кла­ды в Орен­бур­жье

Памят­ник — от сло­ва «память»

«Орен­бург­ское поле — как поле Кули­ко­во»

Плен­ные в Орен­бур­ге: могил нет

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.