Богомаз

 ВИТАЛИЙ МОЛЧАНОВ 

богомаз

*
Я Бого­маз, я сочи­няю Лики
И падаю пред ними на коле­ни,
Дарю иконе сол­неч­ные бли­ки
И сумрач­ные гро­бо­вые тени.
Здесь, при све­чах, в келей­ном полу­мра­ке,
Я щед­ро в крас­ки жизнь свою доба­вил.
И анге­лы рез­вят­ся в жел­том лаке,
И мудр­ству­ют лука­во Петр и Павел.
В гла­зах Марии небо тор­же­ству­ет.
Иису­са очи кла­де­зям подоб­ны.
Их кра­со­те сла­га­ют алли­лую,
В них сила веры, пища для голод­ных.
Один, как перст, мечте пою­щей внем­лю
И создаю бес­смерт­ное искус­ство,
Спо­соб­ное спа­сти боль­ную зем­лю
И выле­чить в гру­ди боль­ное чув­ство.
Я сме­ло рас­пи­наю свою душу,
Не на кре­сте, на дере­вян­ных дос­ках,
Я знаю, Богу мой талант не нужен,
И мой товар пылит­ся на под­мост­ках.
Но час про­бьет, и в изго­ло­вье тро­на
Воз­двиг­нет­ся, лику­ю­ще и про­сто,
Моей рукой рож­ден­ная ико­на,
Моим умом достиг­нув­шая роста!

*
Не надо лиш­них слов, не надо поз минут­ных.
Как мир ста­ра любовь, как мир ста­ре­ем мы.
Но сколь­ко раз­ных дум, жела­ний недо­ступ­ных
Тре­во­жат без того устав­шие умы.
Уку­та­юсь в печаль, пове­рю сле­по сказ­ке,
Забу­дусь и уйду, что­бы потом про­стить.
Най­ду в палит­ре дня свои свя­тые крас­ки
И буду боже­ство по обра­зу тво­рить.
Но как сла­ба рука — не удер­жать ей кисти,
И взгляд уже дав­но всю зор­кость поте­рял.
Пока я не остыл, пока живые мыс­ли,
Я буду рисо­вать — ведь я не все ска­зал.
Я нари­сую ночь и сол­неч­ное утро,
И вече­ра теней твой опе­ча­лят взгляд.
Ты смот­ришь на меня так искренне, так муд­ро -
Поверх чужих побед,поверх сво­их утрат.
Я нари­сую боль, отча­я­нье, стра­да­нье,
Я нари­сую крик, сле­зу твою и вздох.
Изоб­ра­жу я жизнь — рас­цвет и про­зя­ба­нье,
Надеж­ду и любовь — как ране­ный цве­ток.
В алле­ях блед­ных звезд, сре­ди безум­ной выси,
Дай сча­стья мне, судь­ба, дай силы и теп­ла.
Дай зор­ко­сти гла­зам и вдох­но­ве­нья мыс­ли,
Чтоб я мог рисо­вать вол­шеб­ные Сло­ва!

*
Я, навер­ное, часто бываю неправ,
Я горяч, в раз­го­во­ре, слу­ча­ет­ся, груб.
Вы не зна­е­те мой необуз­дан­ный нрав.
Я Ваш сон не сце­ло­вы­вал дер­зост­но с губ.
Но, рож­ден­ный понять тре­пет кисти в руках,
Вас, живую, пишу на без­молв­ной дос­ке;
И, как камень, тону в бес­ко­неч­ных гла­зах,
И, как пла­мя, горю в золо­том волос­ке.
Вы смог­ли раз­бу­дить мой дре­мав­ший талант,
Осве­тив пыль­ный сумрак забы­тых дорог.
Из пиг­мея вче­раш­не­го вырос гигант,
Обла­ка посте­лив­ший у цар­ствен­ных ног.
Вам ска­зать, что люб­лю не осме­люсь в гла­за.
Пусть Ико­на несет в себе голос люб­ви.
Рядом с Вашей кра­сой так блед­ны небе­са,
Так бес­цвет­ны озе­ра в про­зрач­ной дали.
Рай­ский сад — это Вам от щед­рот бед­ня­ка.
Вы теперь тут хозяй­ка на тыся­чи лет.
Вам нек­тар при­го­то­вил на блюд­це лист­ка,
Бого­маз, созда­ю­щий вели­кий порт­рет.
Я, навер­ное, часто бываю неправ.
Я горяч, в раз­го­во­ре, слу­ча­ет­ся, груб;
Вы — чудес­ный цве­ток сре­ди тре­пет­ных трав,
С поце­лу­ем зари в угол­ках неж­ных губ.
Попи­рая кано­ны усоп­ших твор­цов,
Боль­ше солн­ца и неба беру на маз­ки,
Вас при­зна­ет свя­той Цер­ковь наших отцов,
Вы, живая, сой­де­те с без­молв­ной дос­ки…

анима сола

исто­рия одной яхты

В под­кры­лье заснув­ше­го мола
Скольз­ну­ла, огни обес­то­чив,
Бро­дя­чая «Ани­ма Сола» -
Кариб­ская спут­ни­ца ночи.
Хра­ни­ло таин­ствен­ность фрах­та
Застыв­шее серд­це маши­ны.
Тюки под­ни­ма­ли на яхту
Могу­чие чер­ные спи­ны.
Обло­мок надежд дик­та­ту­ры,
Плав­сред­ство бога­то­го грин­го -
Дав­нень­ко дух выбит из шку­ры
Несчаст­но­го креп­кой дубин­кой.
Сига­ры и ром, попу­га­ев,
Ство­лы, обе­зьян, листья коки
Вози­ла, вол­ну раз­би­вая,
Раз­бой­ни­ца вод­ной доро­ги.
Бага­мы. Ямай­ка. Гре­на­да…
Влек­ла воров­ская сти­хия
К зеле­ным хол­мам Три­ни­да­да,
Потом – Бар­ба­дос, Сент-Люсия.
В пор­то­вом аду Порт-О-Пренса
Зара­зой отрав­ле­на Вуду.
Яхтс­ме­нов, огра­бив до пен­са,
Под­верг­ла и смер­ти, и блу­ду.
Пле­чом при­кры­ва­ясь атол­ла,
Аку­лой, по кар­те пунк­ти­ром,
Сры­ва­ет­ся «Анима-Сола» -
Про­кля­тье Кариб­ско­го мира.
Вдо­гон­ку летят само­ле­ты,
Плы­вут бое­вые эсмин­цы.
Тума­ном густе­ю­щим воды
Погоне меша­ют про­длить­ся…
Скольз­ну­ла бесов­ская яхта
В под­кры­лье заснув­ше­го мола.
Несут посто­ян­ную вах­ту
Убий­цы из «Ани­ма Сола»…

*

Омо­ет ночь скор­бя­щий лик-луну
В мор­ской купе­ли – заис­крят­ся бли­ки.
К дорож­ке све­та бриз пошлет вол­ну,
Небес ман­ти­лья звезд зажжет игру,
Уткнет­ся яхта носом в берег дикий.

Посе­лок буко­нье­ров. В каба­ке
Не спят, гал­дят, назой­лив ритм фандан­го.
Хру­стит банк­нот в бан­дит­ском кошель­ке,
Гор­ла­нят на испан­ском язы­ке,
Сипит сам­пу­нья и брен­чит чаран­га

Горю­ет яхта… В скри­пе топо­лей,
Кор­се­том сжав­ших теле­са кру­тые,
Отчет­лив плач-мольба: «Беги ско­рей!»
Шама­нит ветер: «Серд­це не жалей,
Надуй в нем парус, поко­ри сти­хию.

Него­же, пра­ро­ди­тель твой — Ков­чег,
Спа­сать убийц, пре­да­те­лей и блуд­ней.
Сей­час пиру­ют, а с утра — в набег,
Кро­ва­вить вол­ны и пло­дить калек…
Сорви навек смо­лу чер­тов­ских буд­ней!»

Упа­ли вес­ла – звезд­ные лучи,
Толк­ну­ли прочь так надо­ев­ший берег.
Реши­лась! Как про­кля­тья горя­чи -
Стре­ля­ют вслед бег­лян­ке пала­чи,
Ревет мотор, винт – в море двух Аме­рик.

Летит подоб­на кли­ну стран­ных птиц,
Дра­ко­нье­ро­жих, в жаж­де лета, дома.
Бура­вит ночь, сти­ра­ет штрих гра­ниц,
Чита­ет зал­пом кни­гу волн-страниц…
Оста­лась «Ани­ма», исчез­ла «Сола»!

«Ани­ма Сола» — душа непри­ка­ян­ная.

деревенька

Съе­хал с трас­сы раз­мять­ся малень­ко,
Пол­ча­са отдох­нуть от руля.
Как в бес­сне­жье чер­на дере­вень­ка…
Слов­но в гряз­ных лох­мо­тьях поля.
Под­за­мерз­ший ручей, хлип­кий мостик,
С про­во­да­ми рас­ста­лись стол­бы.
Любо­пыт­ный обла­ял бес­хво­стик,
Изб сем­на­дцать, дымят три тру­бы.
Мор ли, голод ли, дикие зве­ри
Разо­ри­ли, как тати в ночи?
Дере­вень­ка – заби­тые две­ри.
И забо­ры – рас­топ­ка печи.
Дед вер­хом на кау­рой лошад­ке,
Вид­но ездил за хле­бом в село.
По сосед­ству в неве­стах две баб­ки.
Есть ско­ти­на, всем бедам назло.
При­ез­жа­ют детиш­ки, вну­чиш­ки:
«Уез­жа­ли бы к нам в горо­да,
Где бога­че и луч­ше житьиш­ка,
Теле­ви­зор и в кране вода».
Толь­ко тщет­но. Уво­зят кар­тош­ку,
Тво­ро­жок и саль­цо, и нос­ки.
Две ста­руш­ки в сле­зах у порож­ка,
Пер­ва­ча трес­нул дед от тос­ки.
Зарос­ла не душа, а доро­га.
Поко­си­лась не совесть – сте­на.
Уми­ра­ет дерев­ня у Бога,
Сиро­те­ет род­ная стра­на.

Санта Анна

Море – суп в тарел­ке рыба­ка.
Сети туго коно­па­тит тина.
К пир­су, чуть левее мая­ка,
Слов­но лебедь, чалит бри­ган­ти­на.

Белая, до сле­по­ты в гла­зах.
Чистая, как юбка у мадон­ны.
«Сан­та Анна» – брон­зой на бор­тах.
Флаг игра­ет золо­том коро­ны.

С пушеч­ным рас­ка­том обла­ка
Пали на про­стре­лен­ные вол­ны.
И в ман­же­те кру­жев­ном рука
Фей­ер­вер­ком бро­си­ла дуб­ло­ны.

Пья­ни­цы из мест­ных каба­ков,
Шлю­хи, с мерт­вой миной игу­а­ны,
Нищие… Сквозь часто­кол шты­ков
Лик спе­шат узреть Испан­ской Дамы.

Анна, доч­ка вице-короля –
Солн­це мерк­нет! Шорох кри­но­ли­на.
Новая ацтек­ская заря,
Девуш­ка, а так­же — бри­ган­ти­на.

Гул тол­пы про­ре­зал рын­ды звон,
Вто­рит коло­коль­ня на церк­вуш­ке.
Вышел пад­ре ста­рый дон Рамон
К пир­су в пред­вку­ше­нии пируш­ки…

***

Ярким све­том звез­да
Отра­жа­ет­ся в море, как в зер­ка­ле.
И твер­де­ет вода…
И зер­каль­ным ста­но­вит­ся блеск
Тем­ной гла­ди мор­ской…
Кораб­ли свои рей­сы отбе­га­ли.
Засты­ва­ния треск –
Без­мя­теж­ный холод­ный покой.
Скуль­птор горд – без рез­ца
Пре­вра­ща­ет­ся синее в белое.
Лишь мороза-творца
Изва­я­нья в музее «Зима».
И, Луна с высо­ты
Задро­жа­ла на льдине несме­лая,
Вся в румян­це от сна,
Усты­див­шись сво­ей наго­ты…

радист

Ветер швы­ря­ет соле­ные брыз­ги,
Тща­тель­но целит­ся в рану тума­на.
В руб­ке радист кон­тро­ли­ру­ет пис­ки
Радио­волн над душой оке­а­на.
Гул­ки о кор­пус уда­ры сти­хии:
«Сча­стье иль дра­ма?..», «Сча­стье иль дра­ма?..»
В кpас­ных про­жил­ках гла­за голу­бые.
В лапах бес­сон­ни­цы радио­грам­ма:
«Ждем, воз­вра­щай­тесь!» – пода­рок рас­све­та,
В валь­се вол­ны при­бли­же­ние шти­ля.
Суд­ном рит­мич­но, как ста­лью касте­та,
В жест­кий нока­ут отправ­ле­ны мили.
Утро напьет­ся рас­со­ла и сту­жи,
Шля­пу надви­нет из серо­го фет­ра.
В губы науш­ни­ков вдав­ле­ны уши,
Тум­блер шаг­нул в часто­ту деци­мет­ра.
Ветер при­тих, а соле­ные брыз­ги
Рану разъ­ели, покон­чив с тума­ном.
В руб­ке радист кон­тро­ли­ру­ет пис­ки…
Солн­це вста­ет над душой оке­а­на…

перезагрузка

Пусть за гряз­ным окном вме­сте с вет­ром валь­си­ру­ют ели,
И сини­цы бес­печ­ные клю­ва­ми бьют по стек­лу.
Не хочу ухо­дить из гости­ни­цы в трез­вость мете­ли,
Отле­жусь день-другой… Хоть уже не усну, хоть уже не усну…

У нее шоко­лад­ные ноги под юбоч­кой узкой,
Ярко-ржавые губы дро­жат, слов­но в них уди­ла.
Мой ком­пью­тер завис в ожи­да­нии пере­за­груз­ки.
Вино­ва­та зима… Не хва­та­ет теп­ла, не хва­та­ет теп­ла…

Схе­мы вздрог­нут, очнув­шись, и мысль зажуж­жит по кон­так­там:
«Прочь из памя­ти эту, домой пока­ян­но вер­нись.»
Анга­жи­ру­ет ель ветер-жиголо с южным азар­том.
И сини­цы зовут… Загру­жа­ет­ся жизнь, загру­жа­ет­ся жизнь…

оммм

Созер­цая с обры­ва при­ро­ды алтай­ской убран­ство,
Насы­щая эфир энер­ге­ти­кой пра­вед­ных дум,
Вопло­ще­ни­ем пти­цы, застыв­ший в тан­три­че­ском тран­се,
Не по-русски бор­мо­чет «ом мани», затем — «пад­ме хум».
Состра­да­тель­ный Буд­да, при­ки­нув­шись утрен­ним вет­ром,
Шевель­нет его воло­сы теп­лой и мяг­кой рукой.
Откры­ва­ют­ся чак­ры — доро­ги в душев­ные нед­ра,
И, кос­ми­че­ским стран­ни­ком, бро­дит по чакрам покой…
Ей при­дет­ся одной на горе этой ста­вить палат­ку,
Дол­го хво­рост тас­кать, на коре­ньях наста­и­вать чай.
«Толь­ко б он не упал», — кол­ба­су поедая украд­кой.
— Бес попу­тал меня с чуда­ком при­ле­теть на Алтай!

Карлсон

Забав­ный муж­чи­на, похо­жий на гно­ма,
Ску­ча­ет на кры­ше сток­гольм­ско­го дома.
Лени­во стру­ит­ся из труб­ки дымок:
— К шести при­гла­ша­ла на чай фре­кен Бок.
Гото­вит ста­руш­ка вкус­ней­шие плюш­ки.
Все ждет Малы­ша, для него ста­вит круж­ку,
Наде­ясь, что вспом­нит про ста­рых дру­зей.
Года про­ле­те­ли, и мир стал взрос­лей.
Малыш боро­дат, засе­да­ет в рикс­да­ге.
Поезд­ки, дела… Обе­щал дать бума­ги,
Чтоб мог я сво­их пету­хов рисо­вать -
Забыл веро­ят­но. Был Бэт­ман опять.
Спи­ва­ет­ся, сла­бая мышья поро­да.
Сыг­ра­ли в трик-трак, пору­га­ли пого­ду,
О детях сего­дняш­них был раз­го­вор.
Про­цес­сор в дру­зьях у них и мони­тор,
Соба­ки живой детям на дух не надо,
Живут тама­го­чи внут­ри аппа­ра­тов,
Ком­пью­тер­ный хакер – меч­та и кумир.
А Бэт­ман орал: «Я спа­су этот мир!»
Лететь, не лететь? Наде­ваю паль­то,
За пару эре добе­русь на мет­ро…

Забав­ный муж­чи­на, похо­жий на гно­ма,
Спус­ка­ет­ся в лиф­те сток­гольм­ско­го дома.

Винни-Пух

Ско­рый про­гу­дев: «Я еду в Азию»,
Мимо дере­вень при­выч­но мчит­ся.
Миш­ка обре­чен на эвта­на­зию,
Он в окно вагон­ное сту­чит­ся
Носом, допо­топ­ной чер­ной пугов­кой.
Сто­лик задро­жал, пере­жи­ва­ет,
Пол­ка заскри­пе­ла вдруг испу­ган­но:
« Раз­ве так с дру­зья­ми посту­па­ют?
Пло­хо тро­туар был асфаль­ти­ро­ван
В городе-разлучнице Сама­ре.
Девуш­ка спо­ткну­лась, вся в мали­но­вом,
А потом – исчез­ла на вок­за­ле…»
Взгля­дом разобиженно-встревоженным
Миш­ка про­во­жа­ет оста­нов­ки.
Искренне люби­мый — ныне бро­шен­ный
С дет­ством рас­про­щав­шей­ся дев­чон­кой.
Пер­вые уда­ры мира взрос­ло­го…
— Вин­ни, оста­ешь­ся жить в Рос­сии.
Утром пода­рю тебя, серьез­но­го,
Малень­кой сосед­ке в пла­тье синем.
Стуки-перестуки, рас­сто­я­ния…
Плю­ше­вый горю­ет, мне не спит­ся.
Ско­рый – моло­дец, по рас­пи­са­нию
В Азию зага­доч­ную мчит­ся.

Вий

- Шумит, скри­пит сос­но­вый бор,
Века­ми хво­ей зем­лю сте­лет.
Когда я вырвусь на про­стор,
Раз­дви­нув склад­ку ста­рых гор,
При­ля­гу на его посте­ли.
Напьюсь воды из род­ни­ка,
Пой­ду к Дне­пру «варя­гом в гре­ки».
Шиши­га, мок­рые бока,
Про­шеп­чет, страх уняв слег­ка:
«Когда, отец, под­нять Вам веки?»
Печаль­ный леший – шель­ма, плут,
Ску­пые выда­вит сле­зин­ки:
«Леса сгу­би­ли, зве­ря бьют…
Боло­то – смрад­ный наш при­ют -
Жуем с кики­мо­рой кув­шин­ки.»
Не весел мавок хоро­вод,
При­пав к подош­вам косо­ла­пым,
Попро­сят: «Непо­си­лен гнет -
Завод отра­ву в реч­ку льет,
Каз­ни, отец, людей про­кля­тых..
Сожги двор­цы и тере­ма,
При­ро­де с ними тес­но рядом.
Ты пом­нишь, как погиб Хома,
Бур­сак без чести и ума,
Убит одним разя­щим взгля­дом?
Ука­жет пусть желез­ный перст
На вра­жий стан – при­бу­дут силы,
Вос­ста­нет нечисть здеш­них мест,
Цер­ков­ный запы­ла­ет крест.
Тащи­те быст­ро, чер­ти, вилы –
Упрем­ся миром на «раз-два»,
Беги­те, гады-человеки!
Нас не быва­ет? Врет мол­ва -
Вели, отец! Под­ни­мем веки…»
Шумит, скри­пит сос­но­вый бор,
Века­ми хво­ей зем­лю сте­лет.
Дедок не вый­дет на про­стор,
Спит дол­гим сном под склад­кой гор
В тяже­лой камен­ной посте­ли.
Но снит­ся Вию стран­ный сон,
Баль­за­мом теп­лым лечит раны –
Вот вста­нет, встре­пе­нет­ся он,
Пой­дет к Дне­пру, бес­страш­ный гном,
Доро­гой «из чер­тей в шай­та­ны».

овал

Во рту оваль­но­го окна
Я, непро­гло­чен­ный, лежу.
Кро­вать – упру­гая дес­на.
Как кость, тор­чу — не выхо­жу.
Не вос­хо­жу боль­шой луной,
Над миром заме­няя день
Сво­ей кри­ча­щей жел­тиз­ной.
Я узник, сло­ман­ная тень…
Боль­ное, хри­пом «поче­му?»
Кра­я­ми букв сту­чит в овал.
Кар­течь – при­цель­но по стек­лу
Из глаз дву­ствол­ки: «Я устал!»
Как я устал… Как я устал
Лежать и чув­ство­вать вину
За тех, кто руки мне свя­зал,
За тех, кто ноги мне свя­зал,
И взгляд мой при­гвоз­дил к окну…
Зате­ял замок Ив игру:
Гля­дел­ки в выпук­лый овал.
Морг­нуть, под­дать­ся мне… – Eму,
Чтоб в сме­хе стек­ла­ми дро­жал?!
Взо­рвусь, внут­ри меня тро­тил –
Горит про­чи­тан­ный роман.
Най­ду свой клад – ту, что любил,
Я кость, я твер­дый, как таран.
Пусть за окном бушу­ет шторм,
Вол­ной лома­ет челюсть скал.
Эдмон was born, и я was born…
– Оскол­ки… Вдре­без­ги — овал!


Вита­лий Мит­ро­фа­но­вич Мол­ча­нов родил­ся в 1967 году в горо­де Баку.
Слу­жил в армии, учил­ся в ГАНГ им. Губ­ки­на в Москве. Пред­при­ни­ма­тель. В Орен­бур­ге живет с 1992 года. Сти­хи пишет с дет­ских лет. Автор «Стихи.ру». Участ­ву­ет в поэ­ти­че­ских кон­кур­сах в рам­ках сай­та «Стихи.ру». Пуб­ли­ку­ет­ся в кол­лек­тив­ных сбор­ни­ках Мос­ков­ско­го лит­объ­еди­не­ния «Све­точ». Автор сбор­ни­ка «Я не умею на бума­ге врать» (Орен­бург­ское книж­ное изда­тель­ство, 2008). Рабо­та­ет над сбор­ни­ком юмо­ри­сти­че­ских сти­хов.
Лич­ная стра­ни­ца http://www.stihi.ru/avtor/molchanov

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *