Ни слова о л…

 ВИТАЛИЙ МОЛЧАНОВ 

ни слова о л…

Дом – как замок, через лужу‐ров –
Мост дощатый. Cкрип дверей истошный
Возвестил: «Следы её шагов
Стёрли чьи‐то грубые подошвы».
Мне на пятый… Тёплый аромат
Поглотило стен подъездных горло –
Кашляет прокуренно подряд
Гулким эхом в такт ступеням голым.
Краска ядовитая перил
Прилипает пятнами к ладони.
Не щадя сороковаттных сил,
Луч плафонный бросится в погоню,
Натыкаясь слепо на кусты
Чёрных и загадочных пролётов.
Перед дверью – я, за дверью – ты…
Дерматин холодного расчёта
Подчеркнёт обманчивость глазка,
И стократ умножит расстоянье –
Вот стоит в пальто моём тоска,
В шляпе – гордость, и в зрачках – желанье.
Cам же я остался там, где ров –
Лужа… Мост дощатый… Скрип истошный…
Лёгкие следы её шагов
Стёрли чьи‐то грубые подошвы.

узелки

На тебя и меня случай ставил силки.
Мы попались, вдвоём затянув узелки.
Не жена и не муж, не друзья, не враги
Просто сделали шаг: я коснулся руки,
Ты коснулась руки…
Вдруг остались одни.
Наши ночи не спали, обнявшие дни.
Наши губы шептали и пили из губ –
Я дыханье твоё, ты моё…
Случай глуп,
Cлучай слеп,
Но безжалостно сжали тиски
Петли страсти, под горло вдавив узелки…
.. И послышался стон, и посыпался смех,
И полезли скелеты из шкафа при всех,
Взбаламутив семейного озера гладь:
– Ты дурак, а она ненормальная б**дь!..
Но смотрели глаза неотрывно в глаза.
Тело с телом сплелось, как с лозою лоза.
До упора в душе натянулись колки –
Мы гитара, и, струны связав в узелки,
Не звучим,
Не кричим,
Звонко в мир не поём –
Тихо позднее счастье лелеем вдвоём,
Что согрело любовью в сердцах уголки.
… Нас убьют узелки,
Пусть убьют узелки…

постколыбельная по Экзюпери

За окошком волки воют, на экране бьётся Троя,
Счастье жмурится в коротеньких штанишках.
Подрастают баoбабы, и садовничают крабы,
Эпилируя им ветки на лодыжках.

Чайник кратером вулкана, медным эхом Пакистана
Улюлюкнул: «Приступаю к изверженью».
И, едва проснувшись, Роза шевельнулась безголосо
Грациозной, с четырьмя шипами тенью

Ночь, с горчинкой шоколадку, поделю и брошу в кадку:
– Не скучай, на старом кресле‐самолёте
Я сломаюсь над пустыней, память ядом в жилах стынет,
Хохоча, на небе звёзды хороводят.

Счастье взрослого – ребёнок, счастье детское – спросонок
Выпив ласки, задавать всерьёз вопросы:
Про планеты и барашка, про любовь и барабашку,
Почему не заплетает мама косы…

Поперхнувшись белым светом, кашлял мир, ветра октетом
Дружно выли, вторя тявканью лисицы.
Троя стала пепелищем, по руинам волки рыщут,
И глаза их, луны, смотрят мёртвым в лица.

кубик Рубика

Громко пластмассой щёлкал, нервы мотая скрипом,
Кубик‐головоломка, после – собрался мигом…
Вспыхнули разноцветьем в лаке фабричном грани:
Белым – «на белом свете», красным – «влюблённый парень,
Стройный, зелёноокий, хрупкий – под небом синим,
Солнце оранжевым током бьёт его в жёлтой пустыне,
Синие горы стопкой скал громоздятся нервно -
Камни завалят тропку в белый чертог королевы,
Пленницы жёлтой скуки; косточкой в апельсине
Чахнет она в разлуке; кровь в её жилах – иней…»
В жарких твоих ладонях, в тонких умелых пальцах
Кубик притворно стонет: « Сдаться или не сдаться?..»
Словно не куб, а шарик крутится мелким бесом.
Милая ты в ударе, «парень‐скиталец – лесом,
К ней, сквозь туман‐отраву… Будет финал бравурным!»
Тронута грань кроваво лаком ногтей пурпурным…
«Губы вонзятся в губы, скуку прогонят – тролля.»,
– Слушай, оставь‐ка кубик, сядь на колени, что ли…

кофе

Чёрный‐пречёрный, и кровь горяча – знаешь, я кофе,
Сорван, отборный, рукой палача, смолот в Европе.
В чашке печаль свою паром укрыл – облаком тайны,
Маниакально глаза ты скосил, словно я крайний…
Выпей текилы, смолистую жуть рома el negro
Лей изобильно в широкую грудь – пеклом на пекло.
Пепел сигарный на столик упал… в злобе ли, в плаче?..
Гринго вульгарный, пузатый нахал, спит у мучачи.
Мажет слюнями податливый рот, комкает тело,
Платит хрустами… A ты, идиот осоловелый,
Слушаешь кофе, где сахар шипит злобные враки:
– Смолот в Европе… не мешан, не пит… хочется драки.
Плоти толчёной кипящий настой – кофе отведай.
Сталью калёной грозит выкидной, сбудутся беды:
Гринго дрожащий, мучача в слезах – тонкие вены.
Вытрешь хрустящей купюрой тесак – платой измены,
Кровь заструится, подпев, cгоряча, мне acapella…
Чёрный‐пречёрный, рукой палача сорван Отелло…

блесна

Стряхни в подушку капли сна, какая рань…
«Чужое» тело стиснет зубы – прыгни в дрожь,
Одень его, зовёт блесна в тьмутаракань,
Включи напыщенный и глупый чайник «BOSCH»,
Который булькнет вдруг с акцентом: «Обмануль
Тебя герр Солнце, не ходиль бы за порог.
Убийца твой, дыша абсентом, сель за руль…»
– Ты слышишь? Таймер завопил, что «nine o clock».
Беги по лестнице, прочь думки, – злой авгур,
Дурак, пыхтящий ради пара, – вот психоз!..
… Блесна играет в лаке сумки от кутюр,
Кусает даму зло загаром в передоз
Открытых напоказ местечек для туза,
До поцелуя жёлтым косам – переход…
Подброшен бампером… Подсечка… Тормоза
Абсентно медленны – колёса рвут живот.
Она кричит: «Зачем звонил в такую рань,
Звал на природу, усмиряя в трубке дрожь?..
…он за блесной летит в астрал – тьмутаракань…
«Зря поспешиль на полминутки», – чайник «BOSCH»
Пеняет таймеру: «Вернись на «nine o clock»,
Переиграй, перенастрой, перекричи…»
Стряхнув в подушку капли сна, проснулся Бог,
И антипод вернул с блесной от дня ключи.

чашка (антиглобалистское)

Щедро брошена на плеши с неба сахарная пудра,
Чай не мешан. Ходом пешим (то есть, спешенные в утро)
Мы попали в мегаполис – в чашку‐склейку из осколков.
Кто ты, сердце моё, Лоис, мавританская креолка?
Я хочу твои тамтамы, маракасы, кастаньеты…
Серебрятся амальгамы глаз, в которых плачет лето….
Зреет яблочною кровью яркий герб на битой чашке,
Мы – чаинки: смогом, болью, кипятком, – как в каталажке
Пыткой, ласковым посулом – заливают чашку‐клетку,
Сахар‐порох сверху в дуло засыпают, Лоис‐детка.
Молоком текут туманы, аммонийная селитра,
Небоскрёбы‐истуканы, накипь – обращаем в титры,
В некрологи, строчки горя. Как глобально ликованье:
«Мы дробинки – антиволя, антибабочек порханье,
Антитеза, антируки, антигруди, античлены,
Антимир, чтоб мир от скуки – на колени, об колено!..»

Кто ты, cчастье моё, Лоис? Две чаинки в битой чашке,
Мы взорвали мегаполис – без осечки, без промашки.

кончилось лето

Волны, разбитые в брызги, силу попросят у ветра.
Впадины скальные – миски, очередь в полкилометра
Из валунов – просят ила щедро добавить в похлёбку.
Выжало тучу светило в жгучую пляжную глотку.
Ёжится тонкая кожа в мокром плаще из загара.
Август, случайный прохожий в цепких объятьях вокзала,
Топает к поезду быстро, машет, прощаясь, букетом,
Где все бутоны, как числа, в каждом – застывшее летo…
Пахнешь разлукой и морем, чудо в солёных песчинках.
Чайки с природой не спорят – тучи разносят на спинках.
У сентября сигарета палой набита листвою,
Даст прикурить ему лето нашей любовью с тобою.
В бред разбиваются волны, в дым превращаются страсти…
Фото в застенках альбома станут гербарием счастья.


Виталий Митрофанович Молчанов – председатель Оренбургского регионального отделения «Союза российских писателей», член «Союза писателей XXI века».

Лауреат международного фестиваля литературы и искусства «Славянские традиции – 2010», лауреат малой международной литературной премии «Серебряный стрелец»,  победитель IV международного поэтического конкурса имени С.И. Петрова, дипломант V международного конкурса памяти Владимира Добина («Русское литературное эхо», Израиль), победитель литконкурса интернет‐журнала «Лексикон» (Чикаго) в 2010 году, победитель литконкурса фестиваля «Гоголь‐фэнтези‐2009» (Украина), обладатель звания «Стильное перо – 2009» по результатам литконкурса фестиваля «Русский стиль – 2009» (ФРГ), награждён четырьмя дипломами и двумя грамотами от международного Союза писателей «Новый Современник» и тд. 

Публиковался в еженедельнике «Обзор» («Континент», Чикаго),  в журнале «Русское литературное эхо» (Израиль), в журнале «Дети Ра» (февраль, июнь 2011), в журнале «Зинзивер» (май , 2011), в журнале «День и ночь» (№7, 2011), в журнале «Футурум АРТ» (№1, 2012), в поэтическом журнале «Окна» (ФРГ), в лит. газете «Зарубежные задворки» (ФРГ), в альманахах «ЛитЭра» (Москва), «Башня» Оренбургского отделения Союза российских писателей, «Гостиный двор» (Оренбург), публикация в  газетах «Оренбургская неделя», «Южный Урал», публикация в газете «На Юго‐Восточных  рубежах (Челябинск), «Литературная гостиная» (Тверь), в газете «Молодой Дальневосточник» (Владивосток), в альманахе «Чаша круговая» (Екатеринбург), в сборнике «Обретённый голос» (изд. журнала «Юность», Москва), публикация в журнале «Живой звук»(Москва), публикация в «Антологии русской поэзии XXI века» и тд. 

Личная страница http://www.stihi.ru/avtor/molchanov

Shares

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *