Пьющий Черную Воду

 АЛЕКСЕЙ ГРИГА 

пьющий черную воду

Две­на­дцать ножей
кру­гом воткну­ла в пол
чер­ной соба­кой выско­чи­ла в окно
в зим­нюю ночь
к ближ­не­му лесу
в зим­нюю ночь

я брел в это вре­мя
вдоль стра­жи
сумрач­ных голых кустов
дро­жа­ли они
под пле­тью восточ­но­го вет­ра
я думал судь­бу
Пью­ще­го Чер­ную Воду -
тюрем­но­го само­убий­цы

выско­чи­ла вне­зап­но
оска­ли­лась мор­дой, как улыб­ну­лась
без зву­ка, без хри­па
рва­ну­лась по брю­хо в сне­гу
прочь от меня
взгля­дом пой­мав -
то ли — сле­дуй за мной
то ли — жизнь дер­жи, лег­ко ото­рвать

и вдруг
рож­дён­ный спле­те­ньем вет­вей
до вре­ме­ни мерт­вых кустов
сдав­ший­ся вождь
сидел, под­жав ноги
и на кус­ках бере­сты
кро­вью писал
охран­ные зна­ки

иглой дикоб­ра­за
кровь брал с левой ладо­ни
сей­час став­шей озе­ром
я загля­нул
и уви­дел народ
иду­щий в уще­лье меж­ду двух гор

его кровь сочи­лась сквозь паль­цы
теп­лая пада­ла в снег
и каза­лась уже
не кро­вью
а кап­ля­ми чёр­ной воды

он знал, что я здесь
он знал, что я видел его
не гля­дя выбро­сил руку
вверх иглой ука­зал
там вер­ши­ны дере­вьев
тяну­лись колоть обла­ка
и мне захо­те­лось
бро­сить­ся в тём­ное небо
быст­рой
ярост­ной
пти­цей

***

Доко­ле петь нуж­ные пес­ни
людям, кото­рым они не нуж­ны
вло­жить в нож­ны меч
руку кто оста­но­вит

праведный волк

Пра­вед­ным вол­ком
пес­ча­ной косой
бежать
не мешать
про­дви­же­нию звёзд
и холод­ной воды
еле слыш­но­му плес­ку
уйти от луны
пустым пере­ле­ском
да видя­щим дать
див­ный омут в гла­за

див­ный омут в гла­за
заплу­та­ло­му люду
шеп­чет рыбак -
нико­гда не забу­ду
тай­ной тро­пой ли
поверх ли кустов
тихо про­шёл
слов­но он без оков
пра­вед­ный волк
пра­вед­ный волк

на даль­них хол­мах
на тём­ных хол­мах
еле вид­ны они в сумер­ках
еле вид­ны
путь в нику­да — да зачем ему цель
путь в нику­да — он сам себе цель
не ска­жет ни сло­ва
лишь омут в гла­за
тем, кто уви­дел
лишь омут в гла­за
тем, кто уви­дел
огонь, про­ни­ка­ю­щий в кровь
и горя­щий в тебе
тво­ря­щий тебя
зову­щий уйти
вдоль реки
сквозь леса
по хол­мам
брат пра­вед­ный волк

***

Тёп­лой рукой
нару­шил покой
и ручей уку­сил
руку водой

и зима мол­ча­ла
усмеш­кою жут­кой
ска­зал я ей — шут­кой
хоте­лось раз­влечь
не голо­ву ж с плеч

и от леса сте­ны
за спя­щей рекой
зой при­ка­зал мне лечь

***

В лугах, где бежит коро­стель
най­ди для меня постель
чтоб лежать и слу­шать
как те гово­рят
а был ли он в самом деле?

в неви­ди­мом теле
гла­зеть на бит­вы исход -
вышел малец про­тив рати
с вет­кою силь­ной
ска­зав вол­шеб­но — мой меч
и начал радост­но сечь
кра­пи­вы жгу­чее пле­мя

я жад­но смот­рел
как дур­ман его соком
нальёт

и яще­ри­цей меж­ду паль­цев
скольз­нул он и имя назвал
я думал — про­сто постель
я думал — про­сто лежал

и с серд­цем
тяжё­лым потом
укры­тым тума­ном
дро­жать от гула зем­ли -
было так
истин­но всё

***

Про­свер­ком глаз в ночи
куда я иду
не мол­чи
лучи отку­да
при­шли за мной
стре­лой опу­сти­лись вниз
мед­лен­ной вер­ной стре­лой

чую дав­но
зна­нье без слов
чую дав­но
сво­бо­ду без прав
но был ли я прав
кажет свой нрав
с неба снеж­ная сыпь
костром запа­лил сти­хи
сти­хия укры­ла
пепел весне
сумрач­ный феникс учил­ся во сне
учил­ся чему он не зна­ет и сам

быть может мой слог
стал тёмен для вас
ум сколь­зит по сло­вам
но про­свер­ком глаз
всё, что нуж­но отдам
отдам, оста­вив себя
там, где постав­лен
там, где постав­лен
остав­лен
стран­ной судь­бой

быть с другой стороны

Вгла­дил в небо гла­за
обра­за ли ему оно
может мак-конопель
может про­сто вино

про­блес­ком люти
хочет ли знак подать
быть с дру­гой сто­ро­ны
бед­ные люди
чем им пес­ню понять
быти с дру­гой сто­ро­ны

от сму­ти в сугроб
я выто­чу гроб
изо льда, про­зра­чен
пусть час озна­чен
и путь наме­чен
им мерить нечем

а зна­ешь ли дом
а зна­ешь ли дым
и что нам есть о
и что нам есть ы
как пес­ни спля­сать
как пляс­ки про­петь
не про­ще ль свя­зать
и спря­тать их в клеть
но зна­ешь, что боль
про­явит­ся в быль

вот тебе хле­ба на девять дней
вот тебе кни­га на девять стра­ниц
в помощь бери
гла­за у людей
свет у огня
и кры­лья у птиц

***

Радост­ным повет­ри­ем
при­нять горазд
ты сло­ва меч из рук огня
усмешкою-умертвием
не совра­тил­ся, сев­ши на коня
пес­ком почи­стил гарь
налип­шую на смысл слов
и — Аз Бог Ведаю Гла­гол
Доб­ро Есть Жизнь Зем­ли

отдай же чистую посу­ди­ну
тому, кто жаж­дет есть
и сле­дуй далее
награ­дой для тебя — бла­гая весть
за Солн­цем Мира
усмот­ри Орла

***

Он за бере­зой зол
в бере­зо­зол
мет­нул­ся вдруг от тех
кто сёк и вью­гой веял
и их утех
он не хотел
и прочь летел
и семя солн­ца сеял

***

Маль­чик, не бой­ся
души такие здесь
скре­же­щут зуба­ми и душат тебя
вот ты уж синий весь
в белой рубаш­ке
выбе­жал в поле
а поле не воля
а боль­ше нево­ля

вьёт­ся вей-ветер
да вьёт­ся всё бли­же
гля­ди, не заме­тишь
как лас­кой обма­нет
лас­кой обма­нет
и негой обли­жет
и сту­жей пове­ет
и в поле посе­ет

и сто­нет он тихо — я вижу твой след
ты был здесь?
я был здесь, теперь меня нет

ну что за беда лепе­тать о спа­се­нии
суть вос­кре­се­ния в этом ли пла­че
кто там скло­нил­ся над телом тво­им
что он там шеп­чет
ах, он оза­да­чен

впе­рёд же, мой маль­чик, впе­рёд
над рав­ни­ною жиз­ни
сего­дня такой любо­пыт­ный туман
смот­ри как в тумане
плу­та­ют лучи
солн­це в рабо­те опять
мы же пой­дём
и откро­ем ешё одну дверь

ушебти

Осо­кой обре­зал руку
сок руки начал течь
и напи­тал ком зем­ли собой

я про­шёл, увя­зая в пес­ке
сле­ды остав­ляя в пес­ке
и слу­шал как око­ло пла­ча
бил­ся нездеш­ний крик
то еги­пет­ский Птах
при­ле­тел от Нила к нашей реке
при­кос­нул­ся кри­ком к соку руки
и вспом­нил
он вспом­нил…

я подо­шёл к ушеб­ти
ска­зал — отзо­вись, когда позо­вут
Ка улыб­нул­ся, шеп­нул мне -
ты плут
дав­но уже зна­ешь
они нас не ждут

но я был спо­ко­ен и прям
отве­тил — не ведал ты, друг
о пти­це, летя­щей из рук
и веды тебе я не дам

и вет­ки сухие сло­мив
я при­го­то­вил костер
дым из него
взял слё­зы из глаз
что-то бол­тая про миф

ушеб­ти в пелён­ках схва­тил я
быст­рой ногой раз­ре­зал вол­ну
зашёл по коле­но, толк­нул его плыть -
пусть ты теперь Костро­ма

что же я сде­лал?

а он уплы­вал…

он плыл по реке
как сок по руке
мол­ча­щий гля­дел он на небо
тай­ну хра­ня­щий
на небо летел он
на небо

где он вер­нет­ся назад
уви­жу уже не я

***

Та я, не та я?
пыта­ла она меня
пыль золо­тая
тая и тaя
в небе летая
в гла­за опу­сти­лась
она засме­я­лась
и пере­кре­сти­ла
— ну с Богом, ну с Богом
иди же ско­рей!
мину­та ещё и уже не вер­нёшь­ся
— так что ж ты сме­ёшь­ся
— води­цы испьёшь
води­цы напьёшь­ся
уже не уйдёшь

***

Зве­ня коло­коль­ца­ми
яки с длин­ною чер­ною шер­стью
меня раз­бу­ди­ли

я посмот­рел напо­сле­док
туда, отку­да при­шёл
там я был моло­дой хэшан
здесь буду кем-то ещё

кон­ные вышли впе­рёд
дру­гие смот­ре­ли вни­ма­тель­но -
кто это в диких местах

руки мои
рас­кры­ты ладо­ня­ми
кри­ком — лха джал­ло!
я раз­го­ню тучи с запа­да
я раз­го­ню

***

Смерть!
где твоё жало?
ещё одна жизнь
не убе­жа­ла
под­стре­лен­ный заяц
нелов­кий пострел
гла­зом пове­дал всё то
к чему язы­ка не имел

лока

В жёл­тый свет
лег­ко вой­ти тебе в жёл­тый свет
где золо­то — мера мира людей
а хотел стать сво­бо­ден
гля­дя как манит тебя
сно­ви­дя­щий жёл­тым гла­зом
но ты пой­ман сюда
и видишь ли ты тот глаз?

ты пой­ман сюда
не маши тоск­ли­во кры­лом
воз­дух где
на кото­рый ты пал бы кры­лом
и стал неве­со­мый

ты жаж­дал и счаст­лив тогда был
прид­ти и гро­мом вос­клик­нуть
— Эй! Отво­ряй!
и тебе отво­ри­ли
и вот ты здесь

а здесь в кото­рый раз — зима
и цвет её белый
цвет её чер­ный
и путь её тор­ный
а твой — коло­ди­стый лес

а хотел стать сво­бо­ден…
да вот нера­дост­но видеть
как весе­ло
пилят жуки твои кор­ни

и тот, с кре­стом, гово­рит
— сза­ди тебя есть ангел
сза­ди тебя есть бес
достиг­нешь ли ты небес?

И жел­тый лама закрыв гла­за
шеп­чет слов­но как не тебе
— доб­рый Дух-Покровитель
берет твои белые кам­ни
злой Дух-Покровитель
берет твои чёр­ные кам­ни
шеп­чет и ста­рой рукой
дает вол­шеб­ную янтру
и я спро­сил его — Кто?
он отве­тил — Май­трейя

в жёл­тый свет
лег­ко вой­ти тебе в жёл­тый свет
где золо­то — мера мира людей
одним для нажи­вы
дру­гим для свя­то­сти
радо­сти это тебе не при­ба­вит

***

Ходит дурак-человек
бере­гом реч­ки тихой
топ­чет дурак-человек
трав­ку зелё­ную лихо
что он дурак-человек
зна­ет о пес­нях птиц
не видит дурак-человек
в зарос­лях чьих-то лиц

***

Рвёт ветер
с петель две­ри
не спя­тил ли — спро­шен был
клё­ко­том пти­цы

а он всё буя­нил, сме­я­нил тебя
играя тра­вин­кой и чуб тере­бя

из ули­цы в ули­цу
к солн­цу с луны
бессон-человеку совет да любовь
заде­нет его и не чует вины
а ты тихо ахнув
вослед не зло­словь

- зло слов
поло­ви в сети снов
что гля­дишь, или нов
тебе путь пока­зал­ся
— да он не казал­ся
ещё

пле­чо задро­жа­ло
и сме­хом при­жа­ло
побли­же к зем­ле
и вот его нет уже

***

Падаль най­ти
в воз­дух взмыл
ста­рый гриф
рас­пла­стал свои кры­лья
степь огля­дел
оком безум­ным
заме­тил меня
тро­гать не стал
поку­да я жив

я шёл вдоль ручья
с ред­кой в здеш­них местах
водой
доро­гой к вели­ким горам
сне­гом укра­шен их вер­шень
сне­га не зна­ют
руки здеш­них людей
я его знаю
иду я отту­да
где снег лежит на рав­ни­нах
туда, где он
на вер­ши­нах гор

***

Пoдол­гу ждал у бере­га
наплывь билась у ног
под­ло­го чуял воро­га
ведом ему был срок

далью заоб­лач­ной маял­ся
солн­цем хотел прон­зить
и уж было совсем отча­ял­ся
выпы­тать тай­ны нить

раз­бу­дить огонь
раз­вя­зать вет­ра
уто­нуть в бес­сонь
и лететь до утра

а ему ни молит­вой умною
ни мисте­ри­ей и ни постом
опро­ки­нуть­ся жиз­нью дым­ною
над неви­ди­мым гла­зу кре­стом

опро­ки­нуть­ся жиз­нью крас­ною
и лететь всю ночь до утра
рас­пе­вая песнь нена­прас­ную
раз­бу­див огонь
раз­вя­зав вет­ра

санатана дхарма

Падал в пустые колод­цы
искал мед­ве­жьи бер­ло­ги
смот­рел как игра­ют боги
солн­цем хотел уко­лоть­ся

знал обо всём
не знал ни о чём
пря­тал­ся в тень
ломил­ся пле­чом
молил­ся клю­чом
к дому отца
чер­тил на ладо­ни
шипом от вен­ца

безум­ная сме­лость мол­ча­нья ума
после проснуть­ся кем?
смерть над­сме­я­лась
да в поле умча­лась
кор­ни обре­зать нечем

вече с мечом кри­чат — горя­чо!
обвя­зать­ся лучом
риск­нуть в небе­са
риск­нул, а за ними
всё та же зем­ля
нечёт и чёт
сви­стят в пару­са

падал в пустые колод­цы
ловил рукою маль­ков
любил как огонь несёт­ся
по тем­ной пеще­ре веков
сил­ков при­па­сал на всех
искал пер­во­род­ный грех

эх, кабы про­жечь
в новой зиме полы­нью
не ту ли пти­цу
кли­чем догнать -
кто здесь есть чело­вец?
пом­нит рубец её
жгу­чий удар
кто здесь есть чело­вец

усто­я­лось зер­ка­ло в реке
посмот­реть охо­та не про­па­ла
не рас­тут ли перья на руке
да не навьи ль меты на щеке
и опять вол­на чер­ты сме­ша­ла

ну вот те раз!
и на новом месте
запря­га­ют всё ста­рые пес­ни
горем нама­зал он
пря­ник медо­вый
ков­шом зачерп­нул
в закат крас­но­бро­вый
засви­стал сьек-сек-сек
коль уж пьян
так навек

скрип на зубах
что делать-поделывать мне
всё в круг-колесо
всё в пищу луне

забы­той стра­ни­цей
опав­шей рес­ни­цей…
сего­дня опять
кому-то не спит­ся
потерянно-нервный
грустно-неверный…
кто там сту­чит­ся
озяб­шей сини­цей?
сего­дня я пер­вый
встре­ча­юсь с рас­све­том
ни све­том, ни тьмою
сти­ха­ми укрою
ту, что со мною
ту, что со мною

по белым гла­зам ослеп­ше­го поля
про­топ­чу свою троп­ку
хочу уви­деть ещё
хит­рые пят­ныш­ки све­та
кра­ем гла­за замет­ны они
зачем они так
объ­яс­нит мне кто
быть может тот тополь-колдун
над кра­ем обры­ва
дав­но он с рекой во враж­де
неско­ро уста­нут они
в сво­ей бит­ве

опять боже­ствен­ная лила
сме­ёт­ся мне зага­доч­но и гроз­но
на щёку дышит смерт­но и мороз­но
и гово­рит, но слов не разо­брать
стою -
вот я, кому отдам?
но изнут­ри коло­тит в грудь
— ты зна­ешь сам
ты зна­ешь сам

в чумном пиру похмелье

Обтре­па­ли хво­сты
нагло­та­лись дымов
да в сомни­тель­ных кни­жи­цах
древ­ние ижи­цы
жад­но иска­ли мы
ум полос­ка­ли -
в полос­ку остал­ся

гла­за­ми пусты­ми
гла­за­ми Маго­га
род твой подыс­ки­вал в чаще бер­ло­гу
мел­ки­ми беса­ми
сыпал за ворот сне­жок
руки натру­же­ны
души зага­же­ны
пад­ла­ми пол­за­ли
бычи­лись врa­жи­ны
чистою кро­вью
пла­ти­ли мы тяж­кий оброк

там, где мно­го людей
мир вытерт до дыр
смот­ри как из дыр
под­ни­ма­ет­ся зверь

дороги уводят в Ламрим

Ох, как при­тя­нет тебя
жить
у пти­цы Сто­жар под кры­лом
и заме­тят в при­чу­де
сме­ять
заме­тать сле­ды поме­лом

лица­ми страш­ны­ми
мы без­об­ра­зи­ли в окна к тебе
в сумерк при­кры­тые
дур­ни про­ка­зи­ли
в пику судь­бе

ишь, раз­ле­та­лись
воро­ны
кар­ком рас­пе­ли усла­вень
вещим геро­ям сво­им
тени мета­лись
доро­гой
и не слы­ха­ли про то
что доро­ги уво­дят в Ламрим

и вот завлек­ло тебя
в стран­ные стра­ны плыть
и вот затя­ну­ло тебя
жить
у пти­цы Сто­жар под кры­лом

***

Там, где
голо­ва Пью­ще­го Чёр­ную Воду
и голо­ва Джа-ламы
докшин-хутухты
спо­рят о смыс­ле жиз­ни
там, где
ной­ды Саа­ми­ед­ны
обра­ща­ют­ся в сей­ды
и маль­чик
вырвав перья хво­ста у мерт­вой соро­ки
про­сит меня её ожи­вить
там, где
наслуд и коль­ца на пне
дают пред­став­ле­нье о том
что вре­мя идёт
где Ого ста­но­вит­ся Блед­ным Лисом
где або­ри­ге­ны Австра­лии пря­чут чурин­ги
где люди не могут жить без вла­стей
где раз­де­ле­ны вера и зна­ние

там

обернуться назад

Так и не жил
выжил в помой­ной яме
как солн­це свер­ка­ло в гла­зах
как дере­во пря­та­ло ветер
пом­нил лишь это

рук тебе не дали
тех, что летят без угроз
а пом­нишь про­сил как в упрос
что­бы изве­да­ли
мыс­лей тво­их позо­ло­ты

отзим­ком вер­ну­лась
и дула на паль­цы
в мороз зама­ни­ла
желе­зо лизать
заста­ви­ла, милая
спря­тать­ся коль­ца­ми
коль­ца­ми перьев
в чужую кро­вать

ах, горе!
при­шёл с бого­мо­лья
и шап­ка в сне­гу
— сух­мень застра­ща­ла, бежал в сту­ден­цы
гла­за­ми же бешен
— очнись, брат, очнись!
— всё, парень
оста­лась лишь память вра­гу

шап­кою об пол доса­ду извлёк
— так и не жил я
уви­деть мир кра­сен
так я ж не напра­сен
смот­ри мои руки!
я был нена­пра­сен!

а сле­дом три пти­цы
гля­дят и гля­дят
и раны бере­дят
и с ними велят

смерть при­шла на полю­дье
и ляже­стью сне­га
нам ста­ла кума
и страш­но
и страш­но
и ста­ло нев­мочь
смот­реть
как про­топ­та­ны
тро­пы в дома
золо­том
золо­том
чистым и лас­ко­вым
в руки возь­ми -
най­дёшь толь­ко здесь

кар­ма­ны наби­ты
а кто-то гло­та­ет
за щёки кла­дёт
и где толь­ко мож­но
шеп­ни ему на ухо
так, чтоб чуть слыш­но
— эх! дурень!
зада­ром ничто не даёт­ся

И вски­нул­ся paзoм
хозяй­ка сме­ёт­ся
и камуш­ки стран­ные
смот­рит на свет
гла­за­ми наткнул­ся
на стра­жу в воро­тах
— эй, люди слу­жи­вые, пла­та какая?
— обыч­ная пла­та
назад пути нет

под дере­вом белым
(напом­ню тебе)
— дедуш­ка, дедуш­ка, ябло­чек нет ещё?
— нету, конеч­но, — сме­ёт­ся без­зу­бо
и ты убе­га­ешь
все­гда боси­ком
сорин­кою в глаз
неиз­вест­ной судь­бе

и как солн­це свер­ка­ло в гла­зах
как дере­во пря­та­ло ветер
как в зво­ны куз­не­чи­ков шёл
как пла­ви­лось лето
пом­нил

***

Под чёр­ным чор­те­ном зары­ли 
ребён­ка прин­цес­сы Вэнь-чэн

ветер бил его мёрт­вые щеки
быть может звал встать
быть может про­сто играл
зары­ли и дви­ну­лись даль­ше

дав­но уже нет Сон­г­ц­эн Гам­по
дав­но уже нет Вэнь-чэн
чор­тен же сто­ит и поныне
тра­ва поко­ле­ний
рас­тет на сту­пе­нях его

в лёт орла

Ищет рука­ми из тучи дождя
гром тебе хочет в дар
дать за гла­за незем­но­го огня
пра­во хра­нить пожар

то, что игра­ет све­че­ни­ем в снах
выне­си в лёт орла
дики­ми пес­ня­ми
хруп­кую нить
рви, что­бы не умер­ла

и под лапа­ми ели
укрыт в тишине
навсе­гда уро­нил вину
паль­ца­ми в пре­ло­сти игл увяз
видел её одну
с тех пор

но память — не память, а летень сечёт
сме­хом по яри щеки
кто-то шама­нил доро­гу в Ламрим
в зна­ках тво­ей руки

и то, что тебе невоз­мож­но постичь
выне­си в лёт орла
дики­ми пес­ня­ми
хруп­кую нить
рви, что­бы не умер­ла

***

Тихая покличь — про­мо­и­на в рай
белой сне­жи­ти дикий взрёв
тро­нешь рукой — толь­ко не уми­рай
как тут отве­тить, нет боль­ше слов

а соро­ка щеко­чет — ой, не гля­ди
а шипов­ник кор­ня­ми пле­тет тай­но­пись
за свя­щен­ное пра­во идти поза­ди
душит наки­дом рысь

***

Дол­го дoлом мыкал­ся
доро­гoй дорo­гою
пла­та здесь мозо­ля­ми
солью на губах

ветер и не спра­ши­вал
дул отку­да взду­ма­ет
и лох­ма­тил с умыс­лом
в длин­ных воло­сах

всё, что   было — бро­ше­но
всё, что  будет — будет ли?
ты ска­жи  мне
исти­ну
гос­по­дин  ковыль
где та пти­ца вещая
что на зорь­ке утрен­ней
сон непри­ка­са­е­мых
обра­ща­ет в быль


Алек­сей ГРИГА: «Посколь­ку я не счи­таю своё твор­че­ство лите­ра­ту­рой, поэ­зи­ей, а, ско­рее, запис­ка­ми путе­ше­ствен­ни­ка, путе­вым днев­ни­ком, то, соот­вет­ствен­но, вся моя био­гра­фия нахо­дит­ся в моих сти­хах и пес­нях. И с года­ми про­ис­хо­дит мед­лен­ное пре­вра­ще­ние из точ­ки, бре­ду­щей по доро­ге вре­ме­ни, в про­тя­жён­ную поло­су тума­на на этой доро­ге».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *