Мирный город

 АЛЕКСЕЙ ГРИГА 

Безум­цы
при­но­ся­щие свои молит­вы чужа­кам
безум­цы
плю­ю­щие в отще­пен­ца
умни­цы и муд­ре­цы под­ра­жа­ю­щие Она­ну
взра­щен­ные в ложе из мяг­кой пле­се­ни
новые одеж­ды для древ­ней пес­ни
страш­ные сказ­ки
рва­ные связ­ки
лжи­вые слёз­ки

жесто­кий рас­чёт не счи­та­ет­ся с болью
почёт помы­ка­ю­щий волей
учти­вый убий­ца нато­чит свой нож
нож целит­ся в теп­лую жду­щую дрожь
заост­ри
заост­ри
стре­мит­ся выстрел стре­лою в страсть
выбе­ри место где мож­но упасть

иску­шён­ный отку­шен

*

мут­ный сон
ночью тём­ною
к Рази­ну льнёт
и поёт вода песнь зло­счаст­ную
и живет народ жизнь напрас­ную
и плы­вет Волгой-матушкой
ночью тём­ной Сте­пан Тимо­фе­е­вич

ой, поёт вода
напе­ва­ет сон
сон неча­ян­ный
сон нега­дан­ный

буд­то он в короб опу­щен
и пущен по речень­ке
с тём­ной водой
по реке по той по Смо­ро­дине

лицо иска­жён­ное горе­стью
вестью изга­жен­ный разом
куп­ле­ны лютою зави­стью
выдан изменник-де Разин

бояры-де ждут на сви­да­ние
вре­мя при­шло пови­дать­ся
ищи-не ищи оправ­да­ния
с дыбой при­дёт­ся спо­знать­ся

заперт решёт­кой желез­ною
лодоч­ку не наца­ра­пать
с ведой сво­ей бес­по­лез­ною
можешь лишь звез­ды цапать

к Вол­ге тебе не вер­нуть­ся
воль­ной воды не напить­ся

и доволь­ны сто­ят хохо­ча
в небе­сах гла­за Пуга­ча

и сквозь сон
сквозь марь
высту­па­ет вдруг
слов­но чей-то лик
толь­ко через миг
харя мерз­кая
харя мерз­кая — Вод­ный Бог

- затя­нуть тебя с тво­им коро­бом
али нет, Сте­пан Тимо­фе­е­вич?
сколь­ко сто­ишь ты ? грош с копей­кою
чем запла­тишь мне
за ста­ра­ния?
чем запла­тишь мне
за раде­ния?

мутен сон
бег вол­ны
лод­ки золо­том
до кра­ев пол­ны

вспом­нить вспом­ни…
то не игра в под­дав­ки
долог путь в Солов­ки
ну а к правде-истине и того труд­ней

рус­ский норов
при­ла­жи­вал на себя оглоб­ли мира
искать Бело­во­дья
рус­ский огонь
ел кровь и выса­сы­вал мозг
и гро­мом выис­ки­вал в душах потём­ки
и пля­сал
и смот­рел пляс­ки мно­гих
на раз­ва­ли­нах вави­лон­ской баш­ни
и выл вол­ком на падлу-луну
и кри­ком кри­чал от ран, при­чи­нён­ных сосе­дом
рвал и метал
услуж­ли­во спи­ну сги­бал
лизал пыль перед тро­ном
и вдруг
пока­зы­вал всем про­пасть адо­ву и высо­ты неба
и с кри­ка­ми — ярь!
про­хо­дил вих­рем по зем­лям

*

в тихое утро
высве­тит солн­це купол
с листьев раз­бу­жен­ных
спе­лый туман слё­зы капал
к горо­ду тро­пы
чащей пет­ля­ют, вьют­ся
с мыс­лей сби­ва­ют
над ата­ма­ном сме­ют­ся
хму­рит­ся лоб
плюнь нев­по­пад
змеи дорог
смот­рят назад

- откры­вай гла­за, ата­ман
мав­ки тебя домо­га­лись
суну­ли душу в дур­ман
в смер­ти тво­ей иску­па­лись
иска­ли ключ

зеле­ный волос
зна­ко­мый голос
мут­ные гла­за как из-под воды
он и есть Иван Горы­но­вич
а ой да не хоро­шо на душе

тро­нул стру­ны Вол­ги
вывер­нул зво­ном нут­ро

и как буд­то закру­ти­ло его в коро­бе
понес­ло по реке по Смо­ро­дине
и бес­страст­но пока­зы­ва­ют­ся кар­ти­ны
выстра­и­ва­ют­ся вокруг
кру­тись кару­сель
быст­рее
быст­рей
в веко­веч­ное коло

и каких в нем дум
нам того не знать
парус истре­пать
помо­га­ет кум
— чем запла­тишь мне
доро­гой Сте­пан Тимо­фе­е­вич?

*

то уже не сон
луч кос­нул­ся глаз
пти­ца пев­чая, помо­лись за нас
из суро­вых уст
кри­ки воль­ные
торо­пи­тесь жить, гра­ды столь­ные

толь­ко шёпот тих
запле­та­ет нить
что, мол, тать утех
хочет гнез­да вить
ата­ман забыл про Вели­кий Дон
напол­за­ет тьма с четы­рех сто­рон
ох, дер­жись, Сте­пан

он
вод­ной доро­гой устру­ги ведёт
ведем видит
и вот
ведут
её

крик
печаль­ный
про­тяж­ный
тяж­ко

и душит тиши­на
тушит огонь души
пей любов­ное зелье
пей до оду­ри и не дыши

чай­ка чир­ка­ет воду
рыба свер­ка­ет в ког­тях
сно­ва любовь и сво­бо­да
пой­ма­ны в чьих-то сетях

и дол­го
молит­ся Вол­га

вол­ны бьют­ся в борт
его взгляд остыл
он велит для всех
при­не­сти вино
гово­рит дру­зьям — я хотел дав­но
чтоб по всей зем­ле
Мир­ный Город был

*

в хмель­ную душу свой устав
внес­ла судь­ба не посту­чав
оде­ла в саван золо­той
сру­би­ла кры­лья за спи­ной

задум­чив взгляд
ужа­сен взор
суров
шаль­ная голо­ва
чужие жиз­ни — трын-трава
но вот своя — немой укор
могуч
кра­сив
и без­об­ра­зен
таков порт­рет, а зва­ли — Разин

в шел­ка замор­ские наря­жен
с мечом, ото­бран­ным под Ряжом
он был незна­ем для людей
засту­па, вор и чаро­дей


Алек­сей ГРИГА: «Посколь­ку я не счи­таю своё твор­че­ство лите­ра­ту­рой, поэ­зи­ей, а, ско­рее, запис­ка­ми путе­ше­ствен­ни­ка, путе­вым днев­ни­ком, то, соот­вет­ствен­но, вся моя био­гра­фия нахо­дит­ся в моих сти­хах и пес­нях. И с года­ми про­ис­хо­дит мед­лен­ное пре­вра­ще­ние из точ­ки, бре­ду­щей по доро­ге вре­ме­ни, в про­тя­жён­ную поло­су тума­на на этой доро­ге».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *