Шаманская земля

 АЛЕКСЕЙ ГРИГА 

***

Я так хочу свя­щен­ной про­сто­тою
умыть гла­за свои, лицо и руки
смот­реть, как кто-то пада­ет лист­вою
как кто-то при­ни­ма­ет стра­сти муки

смот­реть и видеть как игра­ет стая
как кровь гло­та­ет белая река
как дети неза­мет­но вырас­та­ют
и как вен­ча­ют­ся века

уметь ска­зать о том, что невоз­врат­но
про­хо­дит меж­ду нами, слов­но дым
о том, что отра­жа­ет­ся сто­крат­но
о том, что откры­ва­ет­ся дво­им

я так хочу свя­щен­ной про­сто­тою
сте­сать наро­сты дере­ва души
узнать чего я в самом деле стою
там где богат­ства мира лишь гро­ши

при­нять дары, а преж­де их уви­деть
почу­ять все­ми яма­ми пути
как мож­но быст­ро и лег­ко нас всех оби­деть
как страш­но нам до исти­ны дой­ти

***

В ком­на­тах этих
устав­шие люди
мед­лен­ный танец
недвиж­ные сны
никто нико­гда нико­го
не раз­бу­дит
зака­ты за окна­ми
кро­вью крас­ны
не спи на зака­те
в ком­на­тах этих
никто не забу­дет
лег­ко
пыль­ное зер­ка­ло
перед собою
стро­ит мир-призрак

***

По лест­ни­це сомне­ний  и печа­лей
сту­пе­ня­ми отка­зов и раз­лук
про­шли, своё отпе­ли, отмол­ча­ли
и отпу­сти­ли белых птиц из рук

***

Оста­ют­ся богат­ства в доме
на пого­сте род­ня и кре­сты
оста­ют­ся повин­ны доле
те, кто мед­лен­но ладил мосты

набе­жа­ла пур­га, раз­ме­та­ла
наши дрё­мы по дням и часам
а быть может не так уж мало
в эту сту­жу выпа­ло нам

оста­ют­ся богат­ства в доме
оста­ют­ся в зем­ле име­на
про­рас­та­ют в тай­ном укро­ме
там, где пол­нит­ся небом сте­на

как же так, и никто не заме­тил
что забы­ты на той сто­роне
без­об­раз­ные сла­бые дети
в неподъёмно-тяжёлой броне

***

Ржа­вые ивы на бере­гу
к югу страш­ная степь
вет­ры хлы­ста­ми дождей сте­ре­гут
неба тай­ную крепь

ржа­вые ивы на бере­гу
рядом шумит пере­кат
годы нестрой­ной тол­пой убе­гут
их не вер­нуть назад

***

Чув­ства мои обма­ну­ли меня
обве­ли вокруг паль­ца за нос
и судь­ба при­чи­та­ет цепя­ми зве­ня
и целу­ет, целу­ет вза­сос

***

А здесь тол­па дере­вень
а здесь огонь горо­дов
и дождь нали­ва­ет вск­лень
каж­до­му жиз­ни и снов

а там, где Маг­ра течёт
задум­чи­во и не спе­ша
в коря­гах кото­рый год
запу­та­лась наша душа

при­вык­нув в покор­стве жить
обвык­нув быть мура­вьем
так мож­но дол­го тащить
зем­лю в небес­ный дом

или хва­тать за груд­ки
и бить баш­кой об забор
как орден в зоне брат­ки
колют на грудь собор

летит жизнь дождём из туч
на всхо­дов весен­нюю рать
и в осень сол­неч­ный луч
опу­стит­ся нас соби­рать

а там, где Маг­ра течёт
задум­чи­во и не спе­ша
в коря­гах кото­рый год
запу­та­лась наша душа

***

Все сро­ка закон­че­ны и соки ото­шли
я засох­шей вет­кой отва­лил­ся
отмо­тал всю ниточ­ку и вот за мной при­шли
и забра­ли всё к чему стре­мил­ся

***

Бие­нье жиз­ни, голос смер­ти -
всё пустое
небес­ный свод роня­ет огнен­ные слё­зы
с холод­ным вет­ром
пре­ре­ка­ют­ся лист­вою
в хол­мах коря­вые берё­зы

***

Вос­хо­дил из тор­га
золо­том вос­тор­га
а уби­тый бытом
в пан­ци­ре про­би­том

***

Ветер бес­ко­неч­ный
ветер незем­ной
выш­ний ветер, что ты
сде­лал надо мной

нет души и тела
есть лишь море сна
пти­цею лете­ла
бег­лая вес­на

ах, бег­лян­ка, что ж нам делать
как нам пес­ни петь
по каким путям ски­тать­ся
где нам уме­реть

и сме­ёт­ся, боль уймёт­ся
вспом­нишь как пустяк
про­сто сви­ток раз­вер­нёт­ся
про­сто новый шаг

ветер рвёт и носит
вре­ме­ни клоч­ки
страш­но до безумья
знать его зрач­ки

но сре­ди безум­ных
и сре­ди сле­пых
девушка-надежда
шла, каса­ясь их

она тихо пела
и была груст­на
нет души и тела
есть лишь море сна

***

Утро поит зем­лю тума­на­ми
солн­це вста­нет — зовёт всех в гости
под рас­па­хан­ны­ми кур­га­на­ми
спят арий­ские крас­ные кости

всё дав­но отшу­ме­ло, умча­лось
день при­хо­дит, но глаз не открыть
толь­ко небу навеч­но оста­лось
над моги­ла­ми слё­зы лить

***

И страш­но, и слад­ко
в Небес­ной Оби уто­нуть
да хоть бы украд­кой
немно­го воды зачерп­нуть
и зве­ри пове­рий
и кор­ни рас­те­ний
и гор­ные кам­ни
оста­вят пока мне
лишь кап­лю
Небес­ную Обь
в кро­ви рож­да­ет­ся дрожь
а голос на клё­кот похож
спус­ка­ет­ся мает­ся ветер
и кажет­ся нет нас на све­те

***

Если б не был звез­дой я напо­ен­ным
сти­хов золо­то намы­вать
я при­шёл бы к вам страш­ным вои­ном
ваши жиз­ни из тела выла­мы­вать

я при­шёл бы к вам ночью тём­ною
слов­но тать, слов­но смерт­ный вор
я при­ду­мал бы шту­ку забав­ную
выко­вы­ри­вать вас из нор

собра­лась бы сухая листва
кост­ры ярить и  весе­лить
но ска­за­ли немые уста
не ножи, а сти­хи ост­рить

***

Глаз пре­вра­ща­ет­ся в огонь
я — перед ним
про­хо­дит вре­мя схва­ток и погонь
моё созна­нье — дым

***

На зака­те все пти­цы — воро­ны
уле­тай на четы­ре сто­ро­ны
ухо­ди на четы­ре сто­ро­ны
отпол­зай на кон­цы зем­ли

на краю-то зем­ля болот­ная
а пет­ля­ет там вре­мя нечёт­ное
зеле­не­ет тра­ва при­во­рот­ная
зазы­ва­ет — бери да сте­ли

на посте­лен­ных тра­вах сон­ные
на посте­лен­ных тра­вах пья­ные
ах, вы ночи и дни ока­ян­ные
ах, зачем вы настиг­ли нас

как мы в серд­це сто­рон обре­та­ли­ся
как у нас жаж­да с жиз­нью встре­ча­ли­ся
мы людь­ми для людей порож­дён­ные
ах, вер­ни­те бес­печ­ность глаз

а тра­ва рас­тет, колет ост­рая
лезет в тело, что там она выстро­ит
а в кро­ви и в костях что выста­вит
мы отрав­ле­ны думой смер­ти

а при­дём ли, отку­да топа­ли
а не жизнь ли свою мы про­хло­па­ли
из гнез­да птен­цы пали-повыпали
то ли люди мы, то ли чер­ти

за чер­той зем­лю моет вода­ми
зем­ля тужит­ся новы­ми рода­ми
уле­тай на четы­ре сто­ро­ны
на зака­те все пти­цы — воро­ны

***

Я вижу это — жёл­тая пусты­ня
тяжё­лый воз­дух и песок в гла­за и в рот
и жизнь моя как тощая рабы­ня
пере­сту­па­ет мед­лен­но нога­ми, но идёт

здесь туск­лый свет и страш­ный ветер
и ветер силит­ся отнять при­выч­ный вдох
я здесь один, я за себя в отве­те
паяц дорог, жесто­кий ско­мо­рох

я вижу как вам это толь­ко снит­ся
как про­сы­па­е­тесь, смах­нув пес­чин­ки с глаз
а жизнь идёт у смер­ти поучить­ся
и жизнь ухо­дит как все­гда без вас

***

Посмот­ри, как над горо­дом солн­це вста­ёт
в небе месяц тума­на­ми вышит
и совсем не беда, что нет тех, кто поёт
а беда то, что нет тех, кто слы­шит

***

На шаман­ской зем­ле тиши­на
мои духи ушли или спят
коло­коль­цы уже не зве­нят
на шаман­ской зем­ле тиши­на

голос спел свои луч­шие пес­ни
замол­чал, мол, како­го рож­на
ему шёпот теперь инте­рес­ней
ему сла­ва теперь не нуж­на

на шаман­ской зем­ле поза­быт
празд­ник жиз­ни и празд­ник люб­ви
дом сви­да­ний закры­тым сто­ит
дом стра­да­ний не мле­ет в кро­ви

слов­но здесь что-то стран­ное зре­ет
всё как буд­то засты­ло и ждёт
шелох­нуть­ся не может, не сме­ет
пока что-то не про­изой­дёт

на шаман­ской зем­ле тиши­на


Алек­сей ГРИГА: «Посколь­ку я не счи­таю своё твор­че­ство лите­ра­ту­рой, поэ­зи­ей, а, ско­рее, запис­ка­ми путе­ше­ствен­ни­ка, путе­вым днев­ни­ком, то, соот­вет­ствен­но, вся моя био­гра­фия нахо­дит­ся в моих сти­хах и пес­нях. И с года­ми про­ис­хо­дит мед­лен­ное пре­вра­ще­ние из точ­ки, бре­ду­щей по доро­ге вре­ме­ни, в про­тя­жён­ную поло­су тума­на на этой доро­ге».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *