Под пенье птиц и плеск реки

 ДИАНА КАН 

Ничто у писа­те­ля так не спо­соб­ству­ет кре­а­тив­но­сти, как необ­хо­ди­мость нала­жи­вать кон­такт с необыч­ной чита­тель­ской ауди­то­ри­ей…

КОГДА мы с писателем-натуралистом Юри­ем Лео­ни­до­ви­чем Полу­эк­то­вым гото­ви­лись высту­пать в Област­ной биб­лио­те­ке для сла­бо­ви­дя­щих и сле­пых, реб­ром встал вопрос о том, что надо что-то при­ду­мать, дабы пуб­ли­ка, кото­рая не может вос­при­ни­мать нас зри­тель­но, не заску­ча­ла на нашем меро­при­я­тии. Так в голо­ву при­шла мысль сопро­во­дить выступ­ле­ние Юрия Лео­ни­до­ви­ча, когда он будет рас­ска­зы­вать о сво­ей кни­ге, посвя­щён­ной пти­цам, фоно­грам­мой пения птиц, о кото­рых пой­дёт рас­сказ.  Этот фор­мат так понра­вил­ся чита­те­лям, что теперь, дума­ет­ся, этот аудио-расцвеченный рас­сказ о пер­на­тых ста­нет очень вос­тре­бо­ван и у дру­гих чита­те­лей Юрия Лео­ни­до­ви­ча, в дру­гих ауди­то­ри­ях. А посколь­ку встре­ча наша про­шла под зна­ком Года эко­ло­гии, то есте­ствен­но логич­ны­ми к рас­ска­зу о пти­цах ста­ли мои сти­хи о реках Рос­сии.

Юрий Полу­эк­тов — выступ­ле­ние

К кон­цу встре­чи, как часто быва­ет, когда кон­такт с ауди­то­ри­ей нала­жен, меро­при­я­тие транс­фор­ми­ро­ва­лось в фор­мат «вопросы-ответы». Чита­те­ли тоже поде­ли­лись с нами сво­и­ми раз­мыш­ле­ни­я­ми о при­ро­де, неотъ­ем­ле­мы­ми при­ме­та­ми кото­рой явля­ют­ся пти­цы и реки. И рас­сказ Юрия Лео­ни­до­ви­ча о певунье-варакушке по-речному плав­но пере­тёк в рас­сказ «насель­ни­ков» Област­ной биб­лио­те­ки сле­пых о дят­ле, кото­рый совсем недав­но был оби­та­те­лем биб­лио­теч­но­го внут­рен­не­го дво­ри­ка, нима­ло не сму­ща­ясь тем, что сей дво­рик нахо­дит­ся в самом цен­тре Орен­бур­га!

Вни­ма­тель­ные слу­ша­те­ли, осо­бые слу­ша­те­ли

Чем неожи­дан­ней, тем при­ят­ней был момент, когда выяс­ни­лось, что дирек­тор биб­лио­те­ки Вален­ти­на Пет­ров­на Учки­на пре­крас­но меня пом­нит ещё с нача­ла 90-ых годов, когда я, как обо­зре­ва­тель отде­ла соци­аль­ных про­блем газе­ты «Орен­бург­ская неде­ля», писа­ла ряд мате­ри­а­лов в защи­ту биб­лио­те­ки для сле­пых и Обще­ства сле­пых. Я уже забы­ла об этом фак­те сво­ей твор­че­ской био­гра­фии, а те, кому я пыта­лась помочь – пом­нят! Раз­ве это не радость? А раз­ве не радость для Юрия Лео­ни­до­ви­ча Полу­эк­то­ва узнать, что его эссе о при­ро­де и пти­цах пре­крас­но извест­ны чита­те­лям, перед кото­ры­ми мы высту­па­ли?

Клас­си­ки в брон­зе — в почё­те!

Нам с Юри­ем Лео­ни­до­ви­чем устро­и­ли неболь­шую экс­кур­сию по биб­лио­те­ке, где тра­ди­ци­он­ный уклад соче­та­ет­ся с инно­ва­ци­я­ми. Где о чита­те­лях забо­тят­ся так, что даже достав­ля­ют кни­ги им на дом.  Где ком­пью­тер­ные тех­но­ло­гии сосед­ству­ют со ста­рин­ны­ми кни­га­ми. Где поис­ти­не заме­ча­тель­ная кол­лек­ция брон­зо­вых клас­си­ков, сде­лав­шая бы честь любой биб­лио­те­ке… А самое глав­ное – сохра­не­на совер­шен­но непо­вто­ри­мая  и, не побо­юсь это­го опре­де­ле­ния, бла­гост­ная атмо­сфе­ра биб­лио­те­ки с её несу­ет­но­стью и вни­ма­ни­ем к каж­до­му чита­те­лю. И, хотя сего­дня биб­лио­те­ка­ри де-юре обя­за­ны назы­вать чита­те­лей «поль­зо­ва­те­ля­ми», но «это сло­во гор­дое – чита­тель», испы­тан­ное деся­ти­ле­ти­я­ми, если не века­ми, побеж­да­ет  нов­ше­ства вре­ме­ни и новей­шие сло­ва.

Фото на память

Диа­на Кан, фото авто­ра

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.