И сполохи рябин над головой…

 ДИАНА КАН 

В Орен­бург­ском музее изоб­ра­зи­тель­ных искусств состо­я­лась пре­зен­та­ция новой поэ­ти­че­ской кни­ги Пав­ла Рыко­ва «На пути в Дамаск».

ПАВЛА РЫКОВА мож­но назвать мос­ков­ским орен­бурж­цем: родив­шись в Пер­во­пре­столь­ной, он мно­гие деся­ти­ле­тия отдал Орен­бург­ско­му краю – как теле­жур­на­лист, дра­ма­тург, поэт, про­за­ик…  Орен­бург­ские кол­ле­ги зна­ют Пав­ла Геор­ги­е­ви­ча как чело­ве­ка, бук­валь­но фон­та­ни­ру­ю­ще­го иде­я­ми, лёг­ко­го на подъ­ём и отзыв­чи­во­го на каж­дое при­гла­ше­ние поучаст­во­вать в том или ином лите­ра­тур­ном меро­при­я­тии. И – с завид­ной регу­ляр­но­стью при­гла­ша­ю­ще­го кол­лег на свои твор­че­ские вече­ра. Как это было на пре­зен­та­ции новой его кни­ги  сти­хо­тво­ре­ний «На пути в Дамаск», где есть нема­ло сти­хов биб­лей­ской тема­ти­ки. Дума­ет­ся, осмыс­ле­ние боже­ствен­ных запо­ве­дей для каж­до­го писа­те­ля – вещь фаталь­ная в сво­ей неиз­беж­но­сти. Кто-то при­хо­дит к осо­зна­нию необ­хо­ди­мо­сти осмыс­ле­ния сво­их отно­ше­ний с Твор­цом рань­ше, кто-то поз­же, но без это­го осмыс­ле­ния писа­тель не может счи­тать свою твор­че­скую био­гра­фию состо­яв­шей­ся. Пом­нит­ся, даже вели­ко­душ­ный и так­тич­ный Алек­сандр Блок как-то обмол­вил­ся об Анне Ахма­то­вой не очень лице­при­ят­но: «Поэт в сво­их сти­хах дол­жен обра­щать­ся к Богу, а Анна Андре­ев­на в сво­ём твор­че­стве обра­ща­ет­ся к муж­чине…». Не вда­ва­ясь в апри­о­ри слож­ные меж­лич­ност­ные писа­тель­ские вза­и­мо­от­но­ше­ния, при­мем это заме­ча­ние как повод поду­мать о том, что каж­дый пишу­щий (да что там пишу­щий – дума­ю­щий, чита­ю­щий!) чело­век не может сде­лать фигу­рой умол­ча­ния свои отно­ше­ния с Боже­ствен­ным Абсо­лю­том.  Кни­га «На пути в Дамаск» — есть резуль­тат мно­гих раз­ду­мий и поез­док Пав­ла  Рыко­ва на зем­лю обе­то­ван­ную.  Такие кни­ги – повод лиш­ний раз заду­мать­ся в суе­те сует и о сво­ём таин­стве обще­ния с Твор­цом…

Когда Павел Геор­ги­е­вич  гово­рил о тех ощу­ще­ни­ях, кото­рые ско­рее сле­ду­ет назвать оза­ре­ни­я­ми, а ещё точ­нее, как назы­ва­ют это мета­фи­зи­ки, «духов­ный опыт», меня прон­зи­ла мысль – а ведь в чистом виде Каи­на и Аве­ля не суще­ству­ет. Было б мно­го про­ще, если бы оба суще­ство­ва­ли отдель­но друг от дру­га, как две суве­рен­ные чело­ве­че­ские еди­ни­цы. Тра­ге­дия чело­ве­ка и  чело­ве­че­ства в том, что в каж­дом из нас есть части­ца Каи­на и  есть части­ца Аве­ля. И Каино-Авелева мета­фи­зи­ка есть  мета­фи­зи­ка души чело­ве­ка. Сверх­за­да­ча каж­до­го из нас при  жиз­ни сде­лать так, что­бы лич­но в нас поболь­ше было Аве­ля и помень­ше Каи­на. А сверх­за­да­ча писа­те­ля – заста­вить чита­те­ля заду­мать­ся настоль­ко, что­бы быть чест­ным с самим  собой. Ведь любой из нас, мало-мальски чест­ный по отно­ше­нию к себе чело­век, поло­жа руку на серд­це, может при­пом­нить неиз­беж­ные «каи­нов­ские» момен­ты в сво­ей жиз­ни, порой и имев­шие место быть из самых бла­гих побуж­де­ний, кои­ми, как извест­но, вымо­ще­на доро­га в Ад (бла­ги­ми побуж­де­ни­я­ми).

Мно­гие из тех, кто побы­вал в местах, где всё про­ни­за­но биб­лей­ской исто­ри­ей, тоже гово­рит о совер­шен­но непе­ре­да­ва­е­мом ощу­ще­нии от непо­сред­ствен­но­го сопри­кос­но­ве­ния с эти­ми свя­ты­ня­ми… В уте­ше­ние тем, кто, как и я, не может себе поз­во­лить поехать в места обе­то­ван­ные, хочу вспом­нить сама и напом­нить вам о навер­ня­ка быв­ших с вами момен­тах, когда вы ощу­ща­ли это самое дыха­ние Небес, и гео­гра­фия тут сколь ни важ­на, столь отно­си­тель­на. Порой дуно­ве­ние это­го дыха­ния Свы­ше ты ощу­ща­ешь в какой-нибудь захо­луст­ной малень­кой церк­вуш­ке, при­чём, тогда, как вовсе это­го не ожи­да­ешь. И можешь не ощу­тить его в самом что ни на есть кафед­раль­ном собо­ре. Порой ты ощу­ща­ешь это дуно­ве­ние незем­но­го, когда чита­ешь пре­крас­ные сти­хи или слу­ша­ешь пре­крас­ную музы­ку (не обя­за­тель­но духов­ную). Види­мо, в момен­ты созда­ния этих шедев­ров их твор­цы соеди­ня­лись незри­мы­ми духов­ны­ми уза­ми с Тем, Кто даёт нам вдох­но­ве­ние с тех пор, как вдох­нул жизнь в гли­ну, из кото­рой сле­пил первочеловека…Тут тоже про­стое и тоже биб­лей­ское объ­яс­не­ние: дух дышит там, где он хочет.

У каж­до­го поэта своя молит­ва к Богу. Молит­ва Пав­ла Рыко­ва зву­чит так:

Пошли, Гос­подь, тому, кто изне­мог,
Не самую кру­тую из дорог.
Не вскачь, не вскользь с уха­ба на ухаб.
Пошли тому, кто на путях ослаб,
Кто рас­те­рял и упряжь, и коней,
Пошли в доро­ге ясный свет над ней.
И у обо­чин пти­чий пере­звон.
Пошли ноч­лег и в том ноч­ле­ге сон,
И в этом сне надеж­ду на покой,
И спо­ло­хи рябин над голо­вой.

Думаю, это сти­хо­тво­ре­ние созвуч­но очень мно­гим рус­ским людям, кото­рые при­шли на пре­зен­та­цию Пав­ла Геор­ги­е­ви­ча – как поэту Вита­лию Мол­ча­но­ву, док­то­ру исто­ри­че­ских наук Алле Фёдо­ро­вой, худож­ни­ку  Ста­ни­сла­ву Боч­ка­рё­ву, чьи живо­пис­ные рабо­ты биб­лей­ской тема­ти­ки укра­си­ли кни­гу и созвуч­ны всем поклон­ни­кам твор­че­ства авто­ра и кол­ле­гам, собрав­шим­ся в зале, и авто­ру пре­ди­сло­вия к кни­ге – сек­ре­та­рю Сою­за писа­те­лей Моск­вы, ака­де­ми­ку Рос­сий­ской Ака­де­мии есте­ствен­ных наук Лоле Зво­на­рё­вой. И всем тем, кто про­чи­та­ет кни­гу, ибо автор пода­рил её всем при­сут­ству­ю­щим… «Ясный свет» в доро­ге, о кото­ром молит­ся и кото­рый жела­ет Павел Рыков сво­им чита­те­лям, неволь­но застав­ля­ет вспом­нить о том, что Свет – есть одно из имён Логоса-Христа, чьё Вос­кре­се­ние так сим­во­лич­но сов­па­ло с выхо­дом и пре­зен­та­ци­ей кни­ги «На пути в Дамаск».

Диа­на Кан

 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.