Еще бы!

 ОЛЬГА ВЕСЕЛОВА 

orange_book_epub_png

еще бы!

Я вижу ваши гла­за,
Удив­лен­ные и вос­тор­жен­ные.
Еще бы! Знаю сама,
Что я на дру­гих непо­хо­жая:
Дав­но отшли­фо­ван взгляд
Неж­но­стью и уста­ло­стью.
На мой небо­га­тый наряд
Бога­тые смот­рят с зави­стью.

Я вижу ваши меч­ты,
Смеш­ные, небес­ко­рыст­ные.
Еще бы! Они про­сты,
Есте­ствен­ны и поры­ви­сты:
Дав­но отшли­фо­ва­на речь,
В голо­се – нуж­ная тре­щи­на…
Сколь­ко безум­ных встреч
Обе­ща­но такой жен­щи­ной.

Я вижу ваши гла­за,
Уве­рен­ные, влюб­лен­ные.
Еще бы! Ведь я не зря
Во взгля­дах таких иску­шен­ная:
Про­сто я одно­го
Учи­лась с ума сво­дить.
И сно­ва спе­шу домой,
Чтоб видеть его и любить!

цыганка

На ста­рой коль­це­вой доро­ге
Цыган­ка за руку бра­ла,
И про раз­лу­ки и тре­во­ги
Рас­сказ свой древ­ний заве­ла.

Позо­ло­тив бол­ту­нье руку,
Я попро­си­ла об одном:
– Соври такое мне, подру­га,
Чтоб я крас­не­ла перед сном…

власть

Не понят­на моя вам власть?
Не понят­на – и сла­ва Богу!
Невоз­мож­но ее украсть,
Хоть жела­ю­щих очень мно­го.

Эта власть мне дана Бедой,
Но такой, что кру­шит, не руша,
Ампу­ти­ро­ван­ной меч­той,
Обжи­га­ю­щей чьи-то души.
Вопре­ки и назло все­му,
Что боит­ся живо­го сме­ха,
Пото­му что я мзду беру
Пусть постыд­ным, но ярким бле­фом.
К этой вла­сти при­ча­стен тот,
Кто спа­сал, и любил, и верил,
Кто в пода­рок постро­ил плот
И день­га­ми меня не мерил.

Не понят­на моя вам власть?
Не понят­на – и сла­ва Богу!
Не купить ее, не отнять,
Хоть жела­ю­щих очень мно­го.

кавычки

Он, гля­дя пря­мо мне в гла­за,
Все зада­вал вопрос жесто­кий:
– Меня уби­ли. Выжил я.
И дол­жен через уни­же­нья
Дока­зы­вать свои пра­ва?
Ну в чем, ска­жи, я вино­ват?
В том, что вос­крес из спис­ка пав­ших?
Я дол­жен соби­рать бумаж­ки,
Чтоб дока­зать, что я сол­дат,
Что я спец­на­зо­вец, десант?..

А я и вас там защи­щал,
И тех, кто мне бумаж­ки пишет,
И маму – как она жда­ла!
Я даже защи­щал муж­чи­ну,
К кото­ро­му ушла жена…

Он замол­чал. Афган… Чеч­ня…
Вы ужа­са­ю­ще похо­жи –
И лица те же, те же рожи,
Ката­стро­фи­че­ски ничтож­ны
Всех бюро­кра­тов име­на…
Что я могу ска­зать, сол­дат?
Тебе я нерв­но чирк­ну спич­кой.
Ты не заду­мы­вал­ся, брат –
То, что долж­но нас защи­щать –
Оно же пишет­ся в кавыч­ках!

яд

И что вы мне нали­ли в бокал?
Опять при­ми­тив­ный яд?
Но это же глу­пость, само­об­ман…
Ну, хоро­шо. Яд взят.

Поверь­те, я зла на вас не дер­жу,
Не ста­ну вас выда­вать.
От ваше­го яда я не умру –
Не мастер вы уби­вать.

Вот, види­те – выпи­ла все до дна.
Не бой­тесь в гла­за смот­реть.
Я про­сто очень ему нуж­на.
Ну как я могу уме­реть?

в такси

Позво­нил! Эй, так­си, ско­рее!
И не мень­ше ста два­дца­ти!
Ах, быст­рее, про­шу, быст­рее,
Вы со мной – вам долж­но вез­ти!

Све­то­фо­ры зеле­ным све­том
Осве­ща­ют наш с вами путь.
Стал «моск­вич» ваш каб­ри­о­ле­том,
А доро­га бле­стит, как ртуть.

Сколь­ко лет мне? Да я забы­ла.
Что-то «око­ло» или «за»…
Гово­ри­те, что я кра­си­ва…
А дру­гой мне и быть нель­зя!

Тор­мо­зи­те, води­тель милый!
Вон сто­ит огром­ный букет…
Прав­да, он у меня кра­си­вый?
Я жда­ла его тыся­чу лет!

на лезвии

На лез­вии сего­дняш­не­го дня
Я не кри­чу от стра­ха и от боли.
Не балан­си­рую, не выти­раю кро­ви
От всех кам­ней, уда­рив­ших меня.

На ржа­вой брит­ве усто­ять неслож­но:
Она вни­зу, а вниз я не смот­рю.
– Его люби­ла, види­мо, без­бож­но, –
Я про себя кому-то гово­рю. –
От бешен­ства до забы­тья и кри­ка,
От опус­ка­нья рук и до кре­ста.
И сколь­ко раз я им была забы­та?
И сколь­ко раз я пры­га­ла с моста?

И не было в душе экви­ва­лен­та –
Ведь в этот мир при­шла я для того,
Что­бы вос­петь боже­ствен­ность момен­та,
Как я к рас­ка­я­нью при­шла через него.

На лез­вии сего­дняш­не­го дня
Я не кри­чу от ужа­са и боли –
Ужас­ней нет и нет пре­крас­ней доли:
Любить –
На лез­вии сего­дняш­не­го дня.

риторика

Пред­вос­хи­щая ваш вопрос,
Наки­ну шаль, задую све­чи,
И рито­ри­че­ский допрос
Умыш­лен­но я не заме­чу.

Вла­дея сло­вом, про­мол­чу.
Вла­дея риф­мой, ста­ну про­зой.
Не оби­жай­тесь, что меч­ту
Я пре­вра­щу в мета­мор­фо­зу.

Пред­вос­хи­щая вашу роль,
Лишь к паль­цу при­кос­нусь губа­ми.
Ну раз­ве выра­зить сло­ва­ми
Нери­то­ри­че­скую боль?

о чем вы?

Кто вы? Про­сти­те, я вас не знаю.
О чем вы? Как глу­по. Когда, когда?
Но я не пом­ню тако­го мая,
И, уж тем более, янва­ря.

Кто – я?! Неуже­ли тай­но?
К Вам? Потря­са­ю­ще! А потом?
Жаль, что закон­чи­лось столь печаль­но.
И надо же – чуд­ным весен­ним днем…

Каким уж вы были в том мае – не знаю.
Сего­дня, про­сти­те – облез­лый кот.
И, как не обид­но – поду­май­те сами:
Ну кто же гуля­щих котов узна­ет?


Оль­га Алек­сан­дров­на Весе­ло­ва роди­лась 31 янва­ря 1965 г. в Маг­де­бур­ге в семье воен­но­слу­жа­ще­го. В 1982 году закон­чи­ла шко­лу и посту­пи­ла в Сим­фе­ро­поль­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет им. М.В. Фрун­зе. В 1987 году полу­чи­ла диплом о выс­шем обра­зо­ва­нии по спе­ци­аль­но­сти «фило­лог». С 1987 по 2002 гг. рабо­та­ла учи­те­лем в шко­ле. В даль­ней­шем осво­и­ла про­фес­сии кор­рек­то­ра, жур­на­ли­ста, редак­то­ра. В Орен­бур­ге про­жи­ва­ет с 1995 года. Сти­хи пишет со школь­ных лет. Серьез­но ста­ла отно­сить­ся к твор­че­ству с 1995 года.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *