Книга поэта‐оренбуржца Виталия Молчанова «Фрески»

 СТАНИСЛАВ АЙДИНЯН 

(Виталий Молчанов «Фрески». Сборник стихотворений», – М.: Изд‐во «У Никитских ворот», – 2015,  80 стр.)

В МОСКВЕ, в издательстве «У Никитских ворот», вышла книга известного оренбургского поэта Виталия Молчанова с возвышенным, тихим названием – «Фрески». Само название книги будто предполагает зримость образов, нашедших своё пристанище в книге, полной поэтических стихотворений‐миниатюр, которым свойственны порой графическая четкость, порой акварельная размытость. Но почти все они живописны… Виталий Молчанов создаёт свои тексты как поэт‐профессионал. Он берёт серьёзную историческую тему, и исторически её раскрывает. В наши дни, в современном поэтическом сообществе куда больше принято идти по следам собственных мимолетных ощущений и ассоциаций. Не так поступает Молчанов, – он, как художник‐монументалист, рисует целые исторические полотна, и эти полотна фрескообразны. Книга начинается с большего цикла «Замученный храм». Первое стихотворение цикла озаглавлено «Нагой», таково было прозвище великого святого‐юродивого Василия Блаженного. Поэт берётся за труд сказать стихами одно из преданий шестнадцатого века о том, как однажды юродивый за ликом Божьей матери на иконе разглядел скрытого за ней антихриста… Святой Василий Блаженный камнем разбил на Варваринских воротах московского Кремля образ Божьей Матери, который считался чудотворным. На него набросилась толпа людей, стекавшихся со всей Руси с целью исцеления, и начали его бить смертным боем. Юродивый сказал: «А вы поскребите красочный слой!» – «Нечистая икона, братцы, други, / под матерью с младенцем – адский лик» – пишет об этом Молчанов. Удалив красочный слой, люди увидели, что под изображением Богоматери скрывается «дьявольская харя». Вот этот момент и отразил в своём поэтическом «триптихе» Виталий Молчанов. Помним и то, что сам царь Иван Грозный с боярами нёс гроб Василия‐Нагого хоронить, когда тот окончил свой земной путь. Поэт не боится работать над сложными историческими портретами живших когда‐то удивительных личностей, таких как московский юродивый Иван Корейша, песок с могилы которого верующие христиане уносили к себе домой как святыню… Не обойдена вниманием и чудотворица Ксения Петербургская. И далее поэт ведёт нас древними былинными дорогами старых русских времён, то оказываемся во временах Седого Баяна, то во временах князя Донского. При этом поэта не покидает чувство живописи, он понимает, что в его воображении встают летописные и былинные приметы времени: «Я – Богомаз. Пишу земные лики / И падаю пред ними на колени, / Дарю иконе солнечные блики / И сумрачные гробовые тени»… В палитре Молчанова часто сквозят тёмные, трагические краски. Например, стихотворение «Мирное время» так тепло начинается, – повествуется о крестьянской избе, в которой «к тёплой печке жались» коты‐баюны, а кончается горькой смертью новорождённого младенца, умершего внезапно от судорожного припадка – родимчика. Ужас тут именно в обыденности этой тихой, ничем, казалось бы, не примечательной детской смерти…

Во «Фресках» у Молчанова находим немало гражданской лирики. Назовём, прежде всего, «Послепобедное», «Рыбалка», «Берёзовый сок», «Секта», к ним же относится и простое в своём искреннем чувстве стихотворение – «Пусть в мире Божьем есть теплей места». Строфы этого стихотворения столь выразительны, что в наше нынешнее время не нуждаются в особых развернутых комментариях:

…Пусть волк – хозяин и закон – тайга,
Халява – радость и обман – победа,
Воруют без оглядки и стыда.
– Я никогда отсюда не уеду!

Пусть пьянство – плод упорного труда,
На дне кармана – жалкая монета
И в обществе – рабы и господа.
– Я никогда отсюда не уеду!

Пусть кровь сосёт чиновничья орда,
В газетах – сплошь враньё на гране бреда
И верят в барыши, а не в Христа.
– Я никогда отсюда не уеду!

Цикл «Обереги на известке» составляет, собственно, сердцевину книги. В нём поэт становится сказителем, повествующим о периоде татаро‐монгольского нашествия. Стихотворение «Фрески», давшее название книге, посвящено городу Новгороду‐Северскому, где нашли останки людей, засыпанные пеплом. Поэт, как археолог в Помпеях, стихотворно восстанавливает случившееся, когда – «из пылающего храма голосила боль людская». Из примечания мы узнаем, что реалии, отражённые в стройных строках – не выдуманные, бывшие некогда огненной былью…

В стихотворениях цикла «Питая малое большим» находим у В. Молчанова и автобиографические горестные заметы, приметы уходящей жизни, данные порой с иронией, разбавленной горечью, трагизмом.

А завершается книга «Фрески» венком метасонетов – «Бельгия». Цикл из четырнадцати стихотворений посвящён такому вечному литературному жанру, как поэзия путешественника. Ему отдал не раз дань такой известный современный российский поэт как Евгений Чигрин, который также отразил в своём «зеркале» однажды бельгийское королевство…

Стихи поэта‐реалиста Виталия Молчанова творят свою, прихотливую и часто монументальную поэтическую реальность. Они – явление очень ёмкое. Правильно пишет о них в предисловии к «Фрескам» Пётр Краснов, что они «насыщены смысловым действом». Основательность и индивидуальность автора заинтересовывают, ведут за собой, убеждают в его одарённости. Тому порукой не только цельность стихотворений, но и немалое количество поэтических находок, лексическое богатство словаря писателя, поэта…

Виталий Молчанов – председатель Оренбургского регионального отделения Союза российских писателей, лауреат многочисленных литературных премий. Его деятельность не только замечена и отмечена, но и вызывает печатно прорывающуюся зависть к тому, как плодотворно ведёт он свою работу по линии СРП в Оренбурге и области.

Поэт ныне работает над новой, уже задуманной, но ещё не осуществлённой окончательно книгой стихотворений, и мы с некоторым нетерпением ждем её выхода, чтобы снова стать свидетелями тонкого, «фрескового» письма талантливого поэта‐оренбуржца Виталия Молчанова.

Shares