Транслитерация

 ДМИТРИЙ КИМ 

orange_book_epub_png

Does anybody here remember Дмит­рий Ким?

Труд­но ска­зать, отку­да он появил­ся, еще труд­нее отве­тить на вопрос, куда он дви­нет­ся даль­ше. Я не знаю, кто такой Дмит­рий Ким, потому-то избрал в каче­стве заго­лов­ка таин­ствен­ную для меня даже до сих пор строч­ку «Пинк Флойд» («Сте­на», 1979).
Я могу лишь ска­зать, что Дмит­рия Кима я видел живьем – и не раз. Я читал его сти­хи. Я пуб­ли­ко­вал их в аль­ма­на­хе «Баш­ня». Я слы­шал от него пару фраз. Но пара­фра­за на тему Кима вы от меня не дожде­тесь.
Он посвя­тил мне сти­хо­тво­ре­ние. Тому, кто рас­тол­ку­ет мне его смысл, я обе­щаю адек­ват­ное смыс­лу воз­на­граж­де­ние. Ким не полу­чит ниче­го – жесто­кое обра­ще­ние со стар­ши­ми мле­ко­пи­та­ю­щи­ми нака­зу­е­мо Уго­лов­ным кодек­сом РФ.
Его сти­хи слиш­ком хоро­ши, что­бы не нра­вить­ся умным девуш­кам. Умных деву­шек вле­чет поэ­зия, но в еще боль­шей сте­пе­ни их вле­кут день­ги. Дмит­рий Ким обре­чен на оди­но­че­ство.
Оди­но­че­ство вле­чет к раз­мыш­ле­ни­ям и выво­дам. Впро­чем, Дмит­рию сего не зани­мать:

Что такое сво­бо­да?

При­ят­ная сытость в желуд­ке?
Или гал­стук от Гуч­чи?
Или «альфа-ромео»?..

Сво­бо­да – это точ­но не «альфа-ромео», я знаю, поверь­те. Ско­рее уж Че Гева­ра. Но кто такой Ким? Зачем ему сти­хи? К чему скры­вать за риф­ма­ми или их отсут­стви­ем свои чув­ства? Хотя… Кто ска­зал, что он их скры­ва­ет? Я? Воз­мож­но, я был не прав. Цель­ность, образ­ность, сила сти­хов Дмит­рия Кима уже сего­дня утвер­жда­ют чита­те­ля в убеж­де­нии, что зав­тра он ска­жет то, без чего мы не смо­жем обой­тись. Как не можем обхо­дить­ся без поэ­зии Бло­ка или Цве­та­е­вой, Ахма­то­вой или Гуми­ле­ва, Тар­ков­ско­го или «Пинк Флойд».
И кто из нас спро­сит тогда: «Does anybody here remember Дмит­рий Ким?»? Ско­рее уж ска­жем мы вслед за «Пинк Флойд» и Кимом: «RunLikeHell, RunLikeHell, гос­по­да!».
Вяче­слав Мои­се­ев.

10 заповедей 

не ешь ябло­ка
не смот­ри в окно
не дер­жи меня за руку
не читай моих книг
не пей мой кофе
не носи моей одеж­ды
не дыши мне в ухо
не зво­ни мне по ночам
не давай мне денег
и нико­гда не воз­вра­щай­ся в пустой дом,
что­бы загля­нуть в зер­ка­ло.

16.05.2007

возвращение 

Неиз­беж­ное — воз­вра­ще­ние
Рас­пи­са­ния поез­дов и авто­бу­сов,
Неиз­мен­ное и над­мен­ное,
Как закон все­мир­но­го тяго­те­ния.
Воз­вра­ща­юсь к тебе, как монет­ка в хле­бе,
Воз-вращаюсь по орби­те,
Пред-начертанной в тем­ном утрен­нем небе
Ост­рым оскол­ком чаш­ки раз­би­той.
Ты встре­ча­ешь. Чаешь встре­чи,
Ред­кой, как снег в июне..
И я вижу тебя, как и преж­де, юной,
Я беру тебя за пле­чи.
Мы сидим и смот­рим на горы,
Сидим в тишине и забве­нии.
И лишь наше дыха­ние тихо спо­рит
С пони­жен­ным атмо­сфер­ным дав­ле­ни­ем.
Вось­мое мар­та 2005 года

письмо 

I
Радио с фин­ским акцен­том
Сооб­ща­ет: «Мос­ков­ское вре­мя – семь часов».
Я готов…
В серд­це горо­да пах­нет цемен­том,
Ста­ры­ми окна­ми и чем-то еще,
О чем не зна­ют поэты.
О том,
Что
Я
Уже
При­шел.
Встре­чай­те. Апло­дис­мен­ты.
Поч­то­вое отде­ле­ние. При­мер­но 9.15.
Про­ни­зы­ва­ю­щая пусто­та.
«С вас кон­верт и еще рубль два­дцать».
Опять в тумане. Спус­ка­юсь с моста,
Чтоб опу­стить в ящик завет­ный
Свое посла­ние в про­зе жиз­ни и смер­ти:
Кон­верт чуть смя­тый и непри­мет­ный.
Люб­лю. Целую. И жду отве­та.

II

Сре­ди хру­ста поп-корна и шоко­ла­да «Кед­бер­ри»,
Увле­чен­ная глу­би­ной теку­ще­го момен­та,
Оста­ви­ла малень­кий томик Брэд­бе­ри –
Две­сти пять­де­сят грам­мов в тро­ти­ло­вом экви­ва­лен­те.
Потом шла алле­ей, запру­жен­ной
Теня­ми забы­то­го и полу­за­бы­то­го.
Лови­ла чей-то голос про­сту­жен­ный –
Эхо, шоро­хом листьев раз­мы­тое.
Дома жда­ли пись­мо и кош­ка –
Сфинк­со­по­доб­ный сим­вол лени.
И, сидя на сту­ле со сло­ман­ной нож­кой,
Она чита­ла пись­мо, поло­жив его на коле­ни.
Вось­мое мар­та 2005 года


поезд

Напряженно-чуткое вни­ма­ние
Рва­ной без­го­ло­сой полу­тьмы,
Полу­стан­ка в сумер­ках назва­ние,
Сосен теп­лых мед­лен­ные сны.
Пере­стук колес, звон под­ста­кан­ни­ка,
Голос сон­но­го про­вод­ни­ка.
Поезд, ока­зав­ший­ся кар­ман­ни­ком,
Вытя­нув­шим день из рюк­за­ка…
Реки, опле­тен­ные доро­га­ми,
Бал­ки, изу­мруд­ные поля,
Вечер, сига­ре­тою чуть ском­кан­ный,
Чер­ная и жир­ная зем­ля.
Рук теп­ло и лег­кое каса­ние
Вет­ром высу­шен­ных губ,
Поз­же ста­нет лишь вос­по­ми­на­ни­ем,
Оди­но­ким, как таеж­ный сруб…
4.07.2004

транслитерирую жизнь

Бук­ва за бук­вой,
Сло­во за сло­во
Око за око, зуб за зуб…
Зазуб­ри­на на иде­аль­но ров­ной поверх­но­сти
Тво­е­го голо­са.
Если дол­го всмат­ри­вать­ся в твои воло­сы,
То по ним мож­но счи­тать
Всю жизнь,
Как по годо­вым коль­цам.
Маши­наль­но закры­ваю стра­ни­цы.
Стра­ни­цу за стра­ни­цей,
Лист за листом –
Листо­пад,
Скры­ва­ю­щий твой удив­лен­ный
И
Заспан­ный взгляд.
Два­дцать пятое мар­та 2005 года

* * *
В. Г.  Мои­се­е­ву
Сорок лет боси­ком по пустыне реаль­но­сти –
Не слиш­ком малень­кий срок.
И лишь неустан­ный ходок
Покры­ва­ет про­стран­ство и вре­мя
Отпе­чат­ка­ми гени­аль­но­сти.
В их при­ми­тив­ной наскаль­но­сти,
В их базаль­то­вой твер­до­сти
И дубово-негнущейся муд­ро­сти
Отра­жа­ют­ся небо и звез­ды,
Буд­то в ста­рой сточ­ной кана­ве.
Отпе­ча­ток в кра­си­вой опра­ве –
Лишь без­дар­ное под­ра­жа­ние.
Лито­гра­фия жиз­ни,
Фото­гра­фия смер­ти,
Ксе­ро­ко­пия мыс­ли,
Про­ри­сов­ка под каль­кой люб­ви…
18.12.2006

* * *
В меж­строч­ных про­ме­жут­ках не сло­ва –
Немые и кале­ки недо­молв­ки,
Ремар­ки и хру­стя­щие оскол­ки
Ремес­лен­но­го гру­бо­го стек­ла.
Не поле перей­ти – сти­хо­тво­ре­нье
По све­жим типо­граф­ским бороз­дам,
Как по украд­кою не сужжен­ным мостам
Ухо­дят лоша­ди к рассвету-водопою.
Август 2006

повесть бабочки

В мину­ты бес­сон­ни­цы,
В эпо­ху ее без­раз­дель­но­го власт­во­ва­ния
Под­ни­маю голо­ву над пожел­тев­шей
Стра­ни­цей
И вижу бабоч­ку,
При­ле­тев­шую на свет лам­пы.
Тень ее пры­га­ет по бук­вам,
Скла­ды­вая новые сло­ва.
Читаю ее повесть меж­ду зна­ко­мых строк.
Удив­ля­юсь, ужа­са­юсь и
Заво­ро­жен­но про­дол­жаю.
Но сон, слов­но кош­ка,
Уже сидит у меня на коле­нях
И пыта­ет­ся закрыть стра­ни­цу лапой.
Я выклю­чаю лам­пу.
Бабоч­ка, усев­шись на пла­фоне,
Засы­па­ет.
И тень ее,
Выхва­чен­ная из лун­но­го полу­мра­ка,
Слов­но точ­ка.
Два­дцать тре­тье мая 2005 года

* * *
Жизнь – палин­дром.
В его сере­дине спря­та­на бес­ко­неч­ность,
Лег­ко уло­ви­мая ско­ро­теч­ность
Без тру­да усколь­за­ю­ще­го мгно­ве­ния.
4.05.2005, 00.30

* * *
тра­ек­то­рия поле­та
над гнез­дом кукуш­ки
ста­ти­сти­че­ски непред­ска­зу­е­ма
воз­дух.
без­раз­ли­чие нака­зу­е­мо
неко­ле­би­мо­стью нашей люб­ви.
орфо­гра­фия – это крас­ное,
син­так­сис – темно-зеленое,
и твое лицо утом­лен­ное
в отра­же­нии мони­то­ра
Два­дцать пятое мар­та 2005 года

* * *
Невер­ная жена вир­ту­аль­но­го мужа
Лежит рядом со мной и мол­ча курит,
А за окном по про­мерз­шим лужам
Пры­га­ет двор­ник, трез­вый и хму­рый.
Я люб­лю «Ленин­град», а  ты – Гриш­ков­ца.
О вку­сах не спо­рят, спо­рят о при­вку­сах
Чер­но­го чая и о пра­виль­ном при­ку­се,
И этой ночи не будет кон­ца,
Если я заме­ню бата­рей­ку
В ста­ром будиль­ни­ке тво­е­го серд­ца.
В пото­лок убе­га­ет дым­ная змей­ка,
Рядом твои сапож­ки и мои бер­цы.
Ты – само совер­шен­ство –
Мяг­кая и пуши­стая. Почти не пьешь
И даже завя­за­ла с мари­ху­а­ной,
Но это, наде­юсь, гряз­ная ложь.
Но сча­стье не веч­но. Утром уйдешь,
Оста­вив на пол­ке потре­пан­но­го Бёр­джесса,
Ощу­ще­нье теп­ла и эту неле­пую брошь.
Я проснусь без тебя, и мое серд­це съе­жит­ся.
Пят­на­дца­тое мар­та 2005 года

urban romantica

Роман­ти­ка лома­ных линий горо­да…
В гра­нит­ное серое небо
Дым­ным дыха­ньем восто­ка,
Как дерз­кая руна зака­та,
Коро­на солн­ца впе­ча­та­на.
Ста­ти­сти­ка лета под­счи­та­на…
Кри­вая мет­ро
нас выве­ла
На пере­се­че­ние линий
Судь­бы, Люб­ви и Забве­ния…
20.09.2006

* * *
Зем­ля още­ти­ни­лась шты­ка­ми кле­но­вы­ми
И в дым­ное небо зако­ва­на.
Летят, чуть каса­ясь зем­ли,
Из сол­неч­ной пау­ти­ны
Пират­ские кораб­ли.
Пусть воз­дух про­пи­тан и гарью, и гни­лью,
Ноч­ной пере­улок обдаст нас ваниль­ным
Послед­ним дыха­ни­ем лета.
В кофей­ной гуще суме­рек
Исчез­нем мы без сле­да.
5.11.2006

прогулка

Один лите­ра­тор
Про­де­мон­стри­ро­вал мне
Зон­тик как ору­дие убий­ства.
Его наиг­ран­ное витий­ство
Было ему совсем не к лицу,
Как зло­дей­ство твор­цу.

Но все его экзер­си­сы
Были тогда напрас­ны.
Про­сто я чув­ство­вал ясно
Ваши тон­кие паль­цы,
Сжи­ма­ю­щие запястье,
Раз­руб­лен­ное Кьер­ке­го­ром.

Поз­же ста­рый трол­лей­бус
Вез нас по ново­му горо­ду.
Мы купа­лись в весне и были непро­сти­тель­но моло­ды.
Него­ду­ю­щие взгля­ды сопро­вож­да­ли
Наши невин­ные про­во­ды.
И мы лишь ино­гда при­ги­ба­лись,
Что­бы не стать мише­ня­ми
Для стрел лег­кой рев­но­сти
С невы­цвет­ши­ми опе­ре­нья­ми.
Тре­тье мая 2005 года

телефонная будка

Посре­ди зим­не­го леса – вся в сне­гу теле­фон­ная буд­ка.
Подой­ди­те, пожа­луй­ста, сни­ми­те труб­ку.
В ухо дышит метель зяб­ко.
Сквозь пер­чат­ку моро­зит руку.
Слу­шай­те…. Оста­вай­тесь на линии…
Не спе­ши­те класть труб­ку.

Ветер вре­мя листа­ет про­вор­но,
Как дис­пет­чер спра­воч­ник жел­тый.
День за днем отле­та­ет, блек­лый,
Год за годом ухо­дит покор­но.

Лишь одно все­гда неиз­мен­но,
Лишь одно не уно­сят годы…
Чело­век посре­ди леса
И метель в теле­фон­ной труб­ке.
8.03.2006

все идет не по плану

Убе­жав­ший в небе­са
Белый гре­че­ский огонь
Деко­ра­ции Все­лен­ной
Дви­жет про­ти­во­со­лонь.
Пусть бес­си­лен деми­ург
Перед этой кра­со­той –
Дикий рис на поле лун­ном
Оди­но­кий и про­стой.
Жестя­ные обла­ка
При­кре­пил на небо­свод,
Но неве­до­мая сила
К краю све­та их све­дет.
Не удер­жишь свет­ляч­ка
В хруп­кой мра­мор­ной руке,
Душу к телу не при­вя­жешь
На корот­ком повод­ке.
Убе­жав­ший в небе­са
Белый гре­че­ский огонь
Деко­ра­ции Все­лен­ной
Дви­жет про­ти­во­со­лонь.
4.08.2006

* * *
Нике с бла­го­дар­но­стью за идею сти­хо­тво­ре­ния 
Подо­зри­тель­но рано люди ложат­ся спать,
Выклю­ча­ют свет,
Вклю­ча­ют звез­ды, спле­та­ют паль­цы,
Кор­ни и вет­ви ста­рых дере­вьев.

Зри­тель­ный нерв
Тре­во­жат гиб­кие тени
В хру­сталь­ной воде,
У само­го глаз­но­го дна.

Подо­зри­тель­но часто
Ты снишь­ся мне
В орео­ле лун­но­го све­та
Посре­ди зло­ве­ще пусто­го Нев­ско­го.
Неуже­ли я сно­ва в тебя влюб­лен?..
12.12.2006

ночной дождь

Про­жи­гая кры­ши едким золо­том,
Над горо­дом
Про­лил­ся осен­ний звезд­ный дождь.
Анге­лы носи­ли солн­це в при­горш­нях,
Кры­лья­ми прон­зая обла­ка,
И роня­ли звез­ды, точ­но вино­град
Со спе­лых и искри­стых гроз­дей,
На бурую иссу­шен­ную зем­лю.
Звез­ды пада­ли отча­ян­но
В сады, в колод­цы,
Любо­пыт­ным в рот,
Нечи­стым на руку – за пазу­ху,
В тапоч­ки – заяд­лым домо­се­дам,
Лоша­дям – на спу­тан­ные гри­вы,
Пада­ли в печ­ные тру­бы
И на мок­рую лист­ву.
И впи­ва­лись в веки без­раз­лич­ным,
Пья­ни­цам жгли глот­ки…
И лишь несчаст­ным влюб­лен­ным
Дава­лись они в руки.
И ночью город напол­нил­ся
Сия­ньем оди­но­ких сер­дец.
15.09.2006

землетрясение

От спяч­ки просну­лась Зем­ля, встре­пе­ну­лась,
Пору­шив мосты, пере­ре­зав доро­ги.
Про­гну­ла свой гор­ный хре­бет, слов­но кош­ка,
Стрях­ну­ла людей, точ­но блох,
И засты­ла, свер­нув­шись коль­цом.
В палат­ке на склоне горы
Мы были с тобою вдво­ем
И не зна­ли,
Что смерть здесь кати­лась гра­нит­ною глы­бой,
лилась чер­ным селем,
плы­ла белым пеп­лом.
Мы вышли на склон и уви­де­ли кра­тер пустын­ный
И озе­ро. В нем отра­жал­ся закат.
26.05.2007

Дания

Я забы­ваю Роди­ну,
Как забы­ва­ют пер­вые сло­ва,
И листья остав­ля­ет осень в пер­вом сне­ге,
А на сто­ле лежит нечи­тан­ный «Оне­гин»
На дат­ском ост­ро­углом язы­ке.
Над голо­вою – ласточ­ки и солн­це
Кро­ва­во­го яич­но­го желт­ка.
Неви­дан­ный, невы­цвет­ший закат
Мне пред­ве­ща­ет облач­ная кух­ня.
Под небом скан­ди­нав­ским не роса –
Дыха­ние седо­го моря,
И ярость викин­гов мне чудит­ся во взо­ре
Чугун­но­го гвар­дей­ца,
но пока
я не забыл,
Что доро­го и мило
Мне было средь сте­пей и диких гор,
Я напи­шу готи­че­ский собор,
Но с маков­кою рус­ской – коло­коль­ней.
Один­на­дца­тое октяб­ря 2005 года
Дания, Гед­вед

береза

У каж­до­го дере­ва есть имя.
У каж­до­го.
Самое кра­си­вое
У бере­зы — Bjork.
Есть в этом сло­ве
Сталь­ная, холод­ная упру­гость
И лег­кий взмах кры­льев север­ной чай­ки,
Медо­вый отте­нок зака­та
И дыха­ние дико­го кам­ня.
Но все же это сло­во
Озна­ча­ет бере­зу.
Два­дцать тре­тье мая 2005 года

* * *
Я летаю ноча­ми, как в дет­стве.
Я врас­таю в чер­ное небо.
Не раз­ду­мы­вая, бро­са­юсь
вниз,
как чай­ка в бур­ное море.
В душе­вой кабин­ке холод­ной
Огра­ни­чен­но­го про­стран­ства
Я сти­раю звез­ды, как кап­ли
С полу­ноч­но­го небо­сво­да.
Посре­ди пустын­но­го мира,
Как послед­ний лист оди­но­кий,
Отры­ва­юсь от вет­ки
и
падаю
мимо.
Мимо мерт­вой, холод­ной зем­ли.
Трид­ца­тое октяб­ря 2005 года

камень

Камень. Камень дышит ред­ко.
Поза­быт под ста­рой вет­кой
И укрыт листом кле­но­вым.
По зако­ну позд­ней осе­ни
Камень дол­жен повер­нуть­ся
К солн­цу извест­ко­вой про­се­дью,
По кото­рой пау­ти­ной рас­полз­лись
Чужие пись­ме­на.
Угло­ва­тый, узкий, чер­ный
След нор­веж­ско­го меча.
Кровь густая и баг­ро­вая,
Как замор­ский креп­кий чай.
Коль­ца, коль­ца. Змеи ско­ва­ны
В неру­ши­мую бро­ню,
Непод­власт­ную огню.
Стре­лы, стре­лы опе­рен­ные
Све­том – чистым сереб­ром,
Ядом чер­ным напо­ён­ные,
Окроп­лен­ные вином.
Камень-камень, кости бро­ше­ны.
Мне пове­дай обо всем.
И про­сти, что гость непро­ше­ный
Посту­чал­ся в душу-дом.
31.10.2005

дерево

При­жав­шись лбом к коре изра­нен­ной,
Ты душу дере­ву излей.
Оно в пустын­но­сти полей,
Как в бес­ко­неч­но­сти созна­ния,
Хра­нит твои вос­по­ми­на­ния
И про­буж­де­ния твои.
Сомкнут­ся веки – купол иво­вый,
И дрог­нет блек­лая листва
От ощу­ще­ния при­част­но­сти,
Тос­ки некров­но­го род­ства.
25.06.2005 00.11

пой мне еще

Пой мне еще.
Твой голос дро­жа­щий,
Как оди­но­кий лист на вет­ру.
Камень, в тра­ве у доро­ги лежа­щий,
Ворон уста­лый, над нами летя­щий,
Внем­лют тебе.
Пой мне еще.

Пой мне о зим­нем искря­щем­ся утре
Пой мне о пере­би­ра­ю­щем стру­ны
Вет­ре. И древ­ние руны
Вдруг ожи­вут.
Пой мне еще.
24.05.2005 08.48

* * *
Ветер мне сего­дня при­нес
Горечь ее губ.
Губы ее цело­ва­ли камень,
Кото­рый был отшли­фо­ван века­ми
Горест­но­го оди­но­че­ства.

Ветер мне сего­дня при­нес
Соль с ее рук.
Руки ее каса­лись неба
Цве­та гряз­но­го ран­не­го сне­га,
И оно было соло­но от слез.

Ветер мне сего­дня при­нес
Запах ее волос.
Запах сос­но­вой смо­лы живой,
Теку­щей под чер­ной и мерт­вой корой.
И я вдох­нул его жад­но.

Ветер мне сего­дня при­нес
Обрыв­ки ее слов.
Звон­кие, как эхо в пеще­ре,
Недо­ся­га­е­мые,
как
точ­ка зени­та
на тон­кой небес­ной сфе­ре.
Тре­тье мая 2005 года

* * *
Гла­за…
Серые,
А может, зеле­ные?
Твои гла­за.
Ты вооб­ще гово­ришь, они голу­бые —
Не буду спо­рить.
И не пото­му, что я даль­то­ник,
А пото­му, что про­сто люб­лю их,
Твои гла­за.
И не важ­но, како­го они цве­та…
Про­сто любить –
Это ред­кий дар.
Сем­на­дца­тое мая 2005 года

Suomi

Suomi – слово-окалина,
Ржав­чи­на в нев­ской воде.
Алое, слов­но про­та­ли­на,
Шер­сти гра­нит­ной под­па­ли­на
По каме­ни­стой гря­де.
Чай­ка, над морем вися­щая,
Как твой букет на стене.
Море, как лава кипя­щая,
Бал­ти­ка, как насто­я­щая,
Вновь про­бу­ди­лась во мне.
Тело твое было сотка­но
Из обвет­ша­лых сетей.
Ста­рых при­бреж­ных кам­ней,
Туск­лое оже­ре­лье
Древним богом сра­бо­та­но.
Север­но­го сия­ния
Радуж­ное оде­я­ние –
Твой под­ве­неч­ный саван
Был на кус­ки изре­зан
И наспех пере­вя­зан
Лини­ей Ман­нер­гей­ма.
Тре­тье мая 2005 года

* * *
С пустым пле­е­ром
В полу­тем­ном подъ­ез­де,
На взво­де,
Свер­нув­шись коль­цом
В клу­бах дыма,
При­жав­шись к стене,
Сто­ит тень…
А меня уже нет…
…Лечу где-то меж­ду чет­вер­тым и пятым
С кас­се­той в руках
В белой шап­ке, надви­ну­той
На обе­зу­мев­шие гла­за.
Обер­нусь назад…
И меня уже нет…
14.03.2007

молитва

Ждал, искал и дого­нял.
Верил. Верил и про­щал.
Отпус­кал, жалел, стра­дал.
Все про­щал и сно­ва ждал.
Я в саду под ста­рой ябло­ней
Свой молит­вен­ник читал:
«Нас любовь накро­ет беше­ной,
Без­гра­нич­ною вол­ной,
Сце­мен­ти­ру­ет сте­ной
Нас, как два про­стых булыж­ни­ка,
Что у пья­но­го мон­таж­ни­ка
Ока­за­лись под рукой».
2+2 – четы­ре сто­ро­ны,
Ариф­ме­ти­ка про­ста.
Четы­рех сто­рон кре­ста
Не хва­та­ет в той исто­рии,
Смы­той с чисто­го листа.
Я твои цве­ты люби­мые в чистом поле соби­рал
И колю­чей ржа­вой про­во­ло­кой их в букет пере­вя­зал.
В нем – трилистник-клевер мато­вый, мать-и-мачеха, полынь.
Я уже не твой. Аминь. Сгинь.
2.08.2005, 23.49

живые и мертвые

На сер­пан­тине доро­ги – охот­ни­чьем поя­се гор –
Село в паутине-тумане, заце­пив­шись за склон,
С тем­ною веч­но­стью тихий ведет раз­го­вор,
Пере­ме­жа­е­мый пла­чем осен­них вет­ров и
напе­ва­ми ста­рых колод­цев.
Мой кара­ван не от мира сего,
Шел­ко­вый путь не в цве­ту­щий и пря­ный Китай.
Я соби­раю уста­лые души, что­бы не в ад и не в рай –
В стран­но­при­им­ный дом их при­ве­сти.
И под­ни­ма­ют­ся из неостыв­шей зем­ли,
Из-под зали­зан­ных вет­ром кам­ней и вино­град­ной лозы
Души… живые и мерт­вые.
И на послед­ний при­зыв,
Как при­хо­жане на про­по­ведь, из полу­мра­ка явля­ют­ся.
Так от огня к огню по доро­ге ски­та­юсь,
Через пере­ва­лы печа­ли ноча­ми пере­би­ра­юсь пеш­ком,
В реках отча­я­нья леде­ня­ще­го под солн­цем паля­щим купа­юсь,
Хле­бом живу и тер­пе­ни­ем – терп­ким вином.
Пусть же мой путь будет тре­во­жен, как сон,
Пусть не пус­каю в горы, как гор­цы гор­дые.
Болью, как кры­лья­ми, я навсе­гда наде­лен,
И сквозь туман гля­дят живые и мерт­вые.
18.04.2006, 00.30

* * *
Ты про­пил бес­со­вест­но мой билет
В дале­кую Индию Духа,
В тво­ей ком­на­те ярко-зеленый свет
И звон буты­лок, режу­щий ухо.
Теперь отправ­ля­юсь в смер­дя­щем
Вагоне трамвая-желания
Из про­шло­го в насто­я­щее,
В пока­я­ние из оправ­да­ния.
И пусть несет меня кон­ка
Сквозь сомне­ния и ожи­да­ния
К зло­ве­ще­му вели­ко­ле­пию
Неза­вер­шен­но­го миро­зда­ния.
Чет­вер­тое мая 2005 года

свобода

Что такое сво­бо­да?
При­ят­ная сытость в желуд­ке?
Или гал­стук от Гуч­чи?
Или «альфа-ромео»?
Или…
Или…
Или пра­во лежать на зем­ле,
Рас­пя­тым дорож­ною кар­тою,
Исте­кая стиг­ма­та­ми мил­ли­о­на ручьев и про­ток,
По кото­рым вли­ва­ешь­ся в веч­ность?
Пра­во быть нерож­ден­ным,
Непо­знан­ным или непо­ня­тым,
Пра­во на непри­твор­ную нена­висть,
На изме­ну, на белый билет,
И на пулю в живот,
И деся­ток оскол­ков в лицо.
Пра­во быть Мои­се­ем,
И пра­во быть Гос­по­дом,
Пра­во прыг­нуть в окно
И под визг «ско­рой помо­щи»
Быть разо­бран­ным по кусоч­кам,
Быть разо­рван­ной иллю­стра­ци­ей
К сво­ей дет­ской наив­ной мечте…

Ну а, может быть, пра­во
Любить?!!
И ходить по тра­ве боси­ком,
И кор­мить из ладо­ней оле­ня,
Нику­да не спе­шить, ниче­го не иметь
И не думать о том, что
Когда-нибудь будешь сво­бо­ден…
Вот за эту сво­бо­ду
Отдам все, что есть
У меня, и что будет.
Ценой всей сво­ей боли
Запла­чу за нее…
И немощ­ный, и обес­си­лен­ный
Упа­ду на коле­ни тебе.
И сон мой тре­вож­ный
Ты будешь качать в колы­бе­ли надеж­ды,
Спе­ле­на­ешь любо­вью
И верой согре­ешь его…
Два­дцать пятое сен­тяб­ря 2005 года
Дания, город Гед­вед

* * *
Мне каза­лось, что серд­це из ста­ли,
Мои кости чугун­ны­ми ста­ли,
Мои мыш­цы – сухой угле­пла­стик
В чер­ных про­во­лоч­ных узел­ках.
Мне при­сни­лось, что я из пласт­мас­сы,
И в моз­гу пусто­ты мета­ста­зы –
Тон­ких тре­щин тан­цу­ю­щий сонм.
И я под­нял рука­ми, как кро­ну,
Строк-звенящих-ветвей мил­ли­о­ны,
И кор­ня­ми взрыл эту зем­лю,
Слов­но солн­цу навстре­чу про­рос.
26.05.2007

фотограф

See what you wanna see,
Be what you wanna be…
Saliva

Ты так хотел зафик­си­ро­вать веч­ность…
FlЁUR

Это небо с рез­ко­стью на бес­ко­неч­ность –
Бес­при­страст­ный хро­но­граф эпох.
И застыл удив­лен­ный Бог,
Про­би­ва­ясь сквозь диа­фраг­му
Неопе­рив­ших­ся обла­ков.
Фото­гра­фия – миг
С отсроч­кою смер­ти.
Он засве­чи­ва­ет нега­тив
Через тон­кую плен­ку раду­ги,
Через мато­вый фильтр пур­ги.
В полу­ноч­ный видо­ис­ка­тель луны
Взгляд уста­лый сквозь бес­ко­неч­ность.
Мер­ца­ю­щим све­том Поляр­ной звез­ды
В отра­же­нии нев­ской воды
Он при­шел зафик­си­ро­вать веч­ность.
5. 11. 2006

маме

Я забыл заряд­ник дома –
И ты зво­нишь моим зна­ко­мым…
Не стою ли на мосту?..
Не гля­жу ли в тем­но­ту?..
Не топ­лю ли свет послед­ний
В хму­рой и седой воде?..
Я тебя дождусь… Ты где???
12.05.2007

* * *
Мед­ве­жий след по све­же­вы­пав­шим
Вос­по­ми­на­ньям
Охот­ни­ки в предут­рен­нем лесу…
И им бы высле­дить косу­лю иль лису.
Так нет…
Мед­ведь.
Отку­да???
Память, как хру­стя­щий,
Архив­ный откры­ваю ката­лог.
Вот пото­лок
и полог
Палат­ки, слов­но гро­ба.
Тиши­на. И из-за обла­ков она
Кра­ду­чись, воро­ва­то
Гля­дит на чер­ный полу­го­лый лес
И роет снег мох­на­той звезд­ной лапой.
Девя­тое фев­ра­ля 2006

пьеса  для печной трубы с оркестром

Звон­ко в кир­пич­ном чре­ве сте­ны,
Как рожок швей­цар­ский,
Ветер поет весен­ний
в забы­той богом тру­бе.
Чуть сквоз­ня­ком при­от­кры­тая,
Скрип­нет дверь пет­ля­ми,
Тон­ким смыч­ком полу­ноч­ным
Вкра­ды­ва­ясь в тиши­ну.
Вет­ви ака­ции жел­той
Схва­тят аккорд стек­лян­ный,
И по про­ле­там сос­но­вым
Вверх поне­сет его.
Пес­ня пар­ке­та ста­ро­го,
Как поло­вец­кие пляс­ки,
Или уже поло­виц­кие
(если ска­зать точ­ней).
Кухон­но­го орга­на гроз­ные обер­то­ны,
Дроб­ный стук теп­лых капель
Непро­ше­но­го дождя.
Сто­ны про­ржа­вев­шей кров­ли,
Эоло­ва арфа чер­дач­ная
И… голос над­лом­лен­ный
Хрип­лой печ­ной тру­бы…
25.05.2006, 00.10

разговаривать с миром

Раз­го­ва­ри­вать с миром с пози­ции силы –
При­стра­стие сла­бых.
Раз­го­ва­ри­вать с миром с пози­ции сла­бо­сти –
При­ви­ле­гия жен­щин.
Раз­го­ва­ри­вать с миром на уль­тра­ко­рот­ких –
Сча­стье радио.
Раз­го­ва­ри­вать с миром шеле­стом книг –
Меч­та биб­лио­те­ка­ря.
Раз­го­ва­ри­вать с миром без слов –
Уме­ние гуру.
Раз­го­ва­ри­вать с миром паль­ца­ми рук –
Искус­ство немых.
Раз­го­ва­ри­вать с миром обрыв­ка­ми фраз –
Небреж­ность гени­ев.
Раз­го­ва­ри­вать с миром язы­ком выстре­лов –
Участь сол­дат.
Раз­го­ва­ри­вать с миром впол­го­ло­са –
Магия Элви­са.
Раз­го­ва­ри­вать с миром –
Про­фес­сия Гос­по­да.
8.03.2006

* * *
Сон – это малень­кая смерть,
Оди­но­че­ство – про­сто смерть.
Встре­ча – про­буж­де­ние ото сна.
Любовь – вос­кре­ше­ние само­го себя.
Дом – это место, где ждут,
А зал ожи­да­ния – место, где ожи­да­ют.
Доро­га – это путь, по кото­ро­му дви­жут­ся,
А путь – дви­же­ние к само­му себе.
Роза – это садо­вый цве­ток,
А сад – это душа каж­до­го из нас.
Ябло­ко – это плод,
А плод – это про­дол­же­ние жиз­ни.
Вечер – это вре­мя, когда еще не спят,
А ночь – когда уже не спят.
Кош­ка – это живот­ное, кото­рое поз­во­ля­ет вам думать,
Что вы ее хозя­ин,
А жен­щи­на – это чело­век, кото­рый стро­ит из себя кош­ку.
30.10.2005

* * *
Азбу­кой Мор­зе теле­гра­фи­ру­ет из близ­ле­жа­щей все­лен­ной
Брат мой по разу­му
Или сосед по подъ­ез­ду неспя­щий:
Есть, мол, бутыл­ка и насто­я­щей
Крас­ной икры, и бело­го хле­ба
Вдо­воль.
Я, окры­лен­ный, лечу вдох­нов­ля­ясь.
Вверх по про­ле­там бетонно-бесхозных лест­ниц.
Там апель­син­ная доль­ка в небе, как месяц;
Ночь, слов­но ска­терть, искрит­ся звезд­ною крош­кой;
Там Млеч­ный Путь про­сы­пан небреж­ным дви­же­ньем;
Надир там отме­чен упав­шею чай­ной лож­кой;
Туман­ные дали галак­тик виш­не­вым варе­ньем ста­ли;
Ста­ла икрин­ка на белом фар­фо­ро­вом блюд­це
Кар­ли­ком жел­тым – дале­кой звез­дою.
Здрав­ствуй же, Небо, поз­воль мне в тебя оку­нуть­ся,
Вдо­воль напить­ся тво­ею горь­кой водою…
12.03.2006

* * *
Пока пти­цы спят,
Я укра­ду у них небо.
И звез­ды путь свой про­дол­жат
В сия­ю­щей пусто­те…
1.11.2006

* * *
В машин­ном отде­ле­нии взрыв,
И толь­ко мы оста­лись в живых,
И толь­ко мы летим подо льдом
В послед­ней суб­ма­рине. Вдво­ем.
17.06.2007 

зеркало

Из зер­ка­ла в меня вошло оно –
Неис­тре­би­мое, зано­зя­щее чув­ство,
Как в замо­гиль­ный мир откры­тое окно,
Как мерз­ло­го око­па белый бруст­вер.
Оно в меня вон­зи­лось, слов­но в лед
Впи­ва­ет­ся зве­ри­ный гиб­кий коготь,
Бес­шум­ное, как бабоч­ки полет,
Лету­чее и лип­кое, как копоть.
И я забыл, где отра­же­ние, где – я,
И, слов­но лист, несо­мый хищ­ным вет­ром,
Летел, летел по гра­ни бытия,
Лишь в отра­же­ньи зер­ка­ла замет­ной.
Я был собой, хоть был внут­ри стек­ла,
Покры­то­го бле­стя­щей амаль­га­мой.
Так в серд­це ране­ном дро­жа­щая стре­ла
Явля­ет­ся нам гостьею неждан­ной…
20.12.2004 

* * *
Я так люб­лю.
И так боюсь
любовь убить
Неча­ян­ным сомне­ньем.
Дро­жит,
дро­жит стро­ка
сти­хо­тво­ре­нья,
Как в пла­ме­ни све­чи
завет­ный лик.
Ты так близ­ка,
но до тебя
не дотя­нуть­ся
самою отча­ян­ной меч­тою.
Сен­тябрь стре­ми­тель­ною тем­ною рекою
Нас раз­де­лил.
Чужие бере­га…
Декабрь постро­ит див­ные мосты
Из хру­ста­ля в сереб­ря­ной опра­ве.
На гла­ди льда пол­ноч­ной пере­пра­вы
Оста­нет­ся лишь снег
и ты….
И я.
11.09.2006

RunLikeHell

по тра­фа­ре­ту
вдоль истер­зан­ных
пуля­ми стен,
повто­ряя дви­же­ния вет­ра,
беги, слов­но в ад,
слов­но в водо­во­рот
зим­них дней,
по спи­ра­ли, по пре­лом­лен­но­му
све­ту фар и реклам
через город, где оста­но­ви­лись трам­ваи
и сфинк­сы сто­ят над рекой,
над моста­ми бегу­щей стро­кой
белой ночью лети,
и беги, и пол­зи
крас­ной стрел­кой к нулю,
чуть каса­ясь ладо­ня­ми волн,
отмо­ро­зив все паль­цы на левой руке.
про­чер­ти штрих­пунк­тир­ной,
сплош­ной
всю  мою жизнь
RunLikeHell
беги­со­все­х­ног,
но вер­нись…
25.03.2007


Дмит­рий Евге­нье­вич Ким родил­ся 23 октяб­ря 1985 года в горо­де Ураль­ске Казах­ской ССР. В 2000 году пере­ехал в Орен­бург, окон­чил сред­нюю шко­лу, в 2003 году посту­пил на фило­ло­ги­че­ский факуль­тет Орен­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Участ­во­вал в литературно-музыкальных фести­ва­лях ОГУ. В 2004 году занял вто­рое место в номи­на­ции «Поэ­зия», в 2005-м – пер­вое. Его сти­хи были отдель­но отме­че­ны  дипло­мом Орен­бург­ско­го отде­ле­ния Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей.  
В янва­ре 2005 года вышла пер­вая кни­га сти­хо­тво­ре­ний и пере­во­дов Дмит­рия Кима «Мастер­ская», пре­зен­та­ция кото­рой состо­я­лась в рам­ках Тре­тье­го Меж­ду­на­род­но­го моло­деж­но­го инфор­ма­ци­он­но­го фору­ма «Коль­цо Евра­зии». 
Летом 2005-го Дмит­рий уехал в Данию по сту­ден­че­ско­му обме­ну, где жил и учил­ся пол­го­да и напи­сал цикл сти­хо­тво­ре­ний. В авгу­сте 2007 года был при­гла­шен на Все­рос­сий­ское сове­ща­ние моло­дых писа­те­лей в Каменске-Уральском.  
В 2007 году стал лау­ре­а­том кон­кур­са «Орен­бург­ский край – XXI век» в номи­на­ции «Новые име­на», а награ­дой ему ста­ла вышед­шая в одно­имен­ной серии кни­га его сти­хов «Транс­ли­те­ра­ция».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *