Варакушки моего сада

 Юрий Полуэктов 

ОСТРЫЕ зелё­ные лез­вия про­ре­за­ли мяг­кие осла­бев­шие берё­зо­вые поч­ки, замер­ли, осмат­ри­ва­ясь и при­вы­кая. Если при­гля­деть­ся, то имен­но в это вре­мя замет­но, что чёт­кая гра­фи­ка голых зим­них вет­вей поте­ря­ла рез­кость, раз­мы­лась в дым­ке, вне­зап­но затя­нув­шей повис­лые кро­ны. При­вык­нув к ярко­му пья­ня­ще­му све­ту, зелё­ные брат­цы спо­хва­ти­лись, заспе­ши­ли под­рас­ти, встать на чере­шок, забле­стеть вос­ко­вид­ной кути­ку­лой, радуя без­упреч­ным глян­цем листвя­но­го рож­де­ства. Боль­ше всех дово­лен ветер – игра­ет, не наиг­ра­ет­ся мяг­ки­ми изу­мруд­ны­ми пря­дя­ми:

– Вес­на! 

У каж­до­го свои вер­ные при­ме­ты наступ­ле­ния вес­ны. Для меня – это при­лёт в мой сад пев­чих птиц. На участ­ке живёт мно­го птиц. Засе­ля­лись пер­на­тые по мере того, как рос сад. Пер­вы­ми появи­лись поле­вые воро­бьи, ещё их зовут крас­но­го­ло­вы­ми, несо­мнен­ные кра­сав­цы по срав­не­нию с их город­ски­ми род­ствен­ни­ка­ми, кото­рых пра­виль­но назы­вать воро­бья­ми домо­вы­ми. Потом при­ле­те­ли тря­со­гуз­ки. И с эти­ми спо­кой­ны­ми, дело­ви­ты­ми птич­ка­ми уста­но­ви­лись вполне дру­же­люб­ные отно­ше­ния.

Слё­ток вара­куш­ки – кра­су­ля пёст­рень­кий

А вот насто­я­щие пев­чие пти­цы появи­лись гораз­до поз­же, и для меня неожи­дан­но. В девя­но­стые годы в про­да­же появи­лись деко­ра­тив­ные рас­те­ния, о кото­рых совсем недав­но мы и не веда­ли. Я заса­дил сад туя­ми, мож­же­вель­ни­ка­ми, раз­но­об­раз­ны­ми спи­ре­я­ми, пузы­ре­плод­ни­ка­ми, чубуш­ни­ка­ми, фор­зи­ци­я­ми, ива­ми — все­го и не пере­чис­лишь. Десять лет сад рос, загу­щал­ся и одна­жды пре­вра­тил­ся в насто­я­щий пти­чий запо­вед­ник.

Пер­вой засе­ли­лась вара­куш­ка. К тому году, нако­нец, повзрос­ле­ла, раз­да­лась кру­жев­ным шатром жел­то­ко­рая ива. Зацве­ла золо­ти­сты­ми пря­дя­ми. Я и не подо­зре­вал, как обво­ро­жи­тель­но она пах­нет. Про­хо­дил мимо и застыл, пора­жён­ный.

Сам­ка вара­куш­ки, пря­мо Аглиц­кая коро­ле­ва

Раз­дви­нув полог, кото­рый обра­зо­ва­ли длин­ные поник­лые вет­ви, загля­нул внутрь — а я не один: слад­ко­ва­тый, мед­вя­ный дух при­влёк мно­го чёр­ных напо­ми­на­ю­щих мух насе­ко­мых. Они насла­жда­лись. Хмель­ные от вку­са нек­та­ра и запа­ха эфир­ных масел, мед­лен­но и лени­во обле­та­ли изящ­ные жел­то­ва­тые серёж­ки, вися­щие на тон­ких пру­ти­ках внут­ри пла­ку­че­го дере­ва.   И здесь же сиде­ла кро­шеч­ная, чуть мель­че воро­бья, сине­гру­дая птич­ка, гото­ви­лась к брос­ку за добы­чей. Мгно­ве­ние – и она уже на сосед­ней веточ­ке, а в клю­ве зав­трак – на лету схва­чен­ное попе­рёк туло­ви­ща боль­шое, кажет­ся шире пти­чьей голо­вы, насе­ко­мое, кото­рое пта­ха очень лов­ко, одним толь­ко клю­вом, в несколь­ко при­е­мов пере­хва­ты­ва­ла и гло­та­ла. Затем сно­ва гото­ви­лась к прыж­ку. На меня ноль вни­ма­ния, а ведь про­тя­ни я руку — и достал бы.

Тоже сам­ка вара­куш­ки, моло­дая, фрей­ли­на Её Вели­че­ства

Я был оча­ро­ван сме­ло­стью и кра­со­той погло­ти­тель­ни­цы дву­кры­лых слад­ко­е­жек. Отыс­кать её имя было неслож­но. Пичу­гу с ярким рыжим окош­ком посе­ре­дине сине­го нагруд­но­го пят­на вели­ча­ли почти непри­лич­но – вара­куш­кой. При­чём, так фор­си­сто рядят­ся толь­ко сам­цы. Было уди­ви­тель­но: каки­ми вет­ра­ми занес­ло на мою дач­ку тако­го кра­сав­ца? И уж совсем меня накры­ло, когда в сле­ду­ю­щий при­езд я услы­шал, как он поёт. Это невы­ра­зи­мо.

Дело было через несколь­ко дней после при­ме­ча­тель­но­го поеда­ния мухо­об­раз­ных. Я шёл к доми­ку, и вдруг на про­во­ло­ку, под­дер­жи­ва­ю­щую элек­три­че­ский кабель, взле­тел самец вара­куш­ки и засви­стел, защёл­кал, зака­лам­бу­рил по-птичьему. Я оста­но­вил­ся надол­го, заслу­шал­ся. Ста­ло понят­но, что птич­ки засе­ли­лись где-то на участ­ке, и хозя­ин ново­го посе­ле­ния таким спо­со­бом разъ­яс­ня­ет мне слож­ность сло­жив­ше­го­ся момен­та.

С тех пор, бывая в саду, я частень­ко брал в руки фото­ап­па­рат, зате­вал тара­бар­скую мело­дию, пыта­ясь под­ра­жать ново­яв­лен­но­му соли­сту. Вара­куш­ка выле­та­ла из кустов, уса­жи­ва­лась на своё излюб­лен­ное место на тро­се, ози­ра­лась вокруг с любо­пыт­ством и воз­му­ще­ни­ем: 

- Кто тут пыта­ет­ся со мной сопер­ни­чать? 

Я про­дол­жал зади­рать­ся, и певец заво­дил­ся, прон­зал горя­чий сол­неч­ный свет новой убе­ди­тель­ной тре­лью — ещё гром­че, ещё изощ­рен­нее. Пока он дока­зы­вал, кто здесь самый глав­ный, самый уме­лый, я не спо­рил и, стоя за вино­гра­дом, с несколь­ких шагов делал столь­ко сним­ков, сколь­ко хотел. Певец при­вык ко мне, не осто­рож­ни­чал. Вара­куш­ка – птичка-пересмешник из рода соло­вьёв: запо­ми­на­ет голо­са самых раз­ных птиц, лов­ко им под­ра­жа­ет, поэто­му у него такая раз­но­об­раз­ная кон­церт­ная про­грам­ма. 

Счи­та­ет­ся, что вара­ку­шек очень лег­ко услы­шать, но рас­смот­реть труд­но, они обыч­но пря­чут­ся в зарос­лях. Мой же соло­вуш­ка, да не толь­ко он, а и все посе­лен­цы после­ду­ю­щих лет почти каж­дый раз велись на нехит­рые под­нач­ки, выска­ки­вая на сце­ни­че­скую пло­щад­ку, сме­ло всту­пая в ярост­ную пере­пал­ку с чело­ве­ком, вели­ко­леп­ны­ми пере­ли­ва­ми и щелч­ка­ми вну­шая мне, а заод­но всей окру­ге, своё пер­во­род­ное пра­во на сад.

В жар­кие июль­ские дни мне повез­ло встре­тить­ся с отпрыс­ком вара­куш­ки. Несколь­ко минут мы с моло­дой вара­куш­кой с удо­воль­стви­ем забав­ля­лись игрой в фото­гра­фа и модель. Поди­у­мом слу­жи­ла ста­рая двер­ца от шифо­нье­ра. Натур­щи­ца бега­ла с обшар­пан­ным недо­рос­шим хво­стом, при корот­ких несу­раз­ных кры­льях, но это ничуть не убав­ля­ло наше­го вза­им­но­го вооду­шев­ле­ния. Птен­цо­вое вес­нуш­ча­тое опе­ре­ние верх­ней поло­ви­ны туло­ви­ща выгля­де­ло тро­га­тель­но – до мура­шек. У птиц так часто быва­ет: пер­вый перье­вой покров почти не несёт роди­тель­ских при­зна­ков. Как гово­рит­ся, не в мать, не в отца, а в про­ез­же­го молод­ца. Вот и у мое­го юно­го виза­ви при­над­леж­ность к виду выда­ли толь­ко яркие рыжие хво­сто­вые перья.

А подруж­ка мое­го пев­че­го побра­ти­ма дол­го не попа­да­ла в объ­ек­тив фото­ка­ме­ры. Но когда-то это долж­но было слу­чить­ся, и одна­жды вес­ной ко мне при­ле­те­ли сра­зу две самоч­ки и пора­до­ва­ли сво­и­ми, мож­но ска­зать, экс­клю­зив­ны­ми сним­ка­ми. Пер­вая сам­ка по богат­ству нагруд­но­го укра­ше­ния явный ста­ро­жил сада. Отку­да такая уве­рен­ность? Дело в том, что моло­дые сам­ки на гру­ди носят одно­цвет­ное чёр­ное мони­сто, кото­рое, если быть объ­ек­тив­ным, несо­мнен­но укра­ша­ет строй­ную длин­но­но­гую пта­ху. С года­ми, как это и было у вновь при­быв­шей кра­са­ви­цы, чёр­ное полу­кру­жье на гру­ди укра­ша­ет­ся синей внут­рен­ней кай­мой, а по нару­жи ещё и рыже­ва­той ото­роч­кой. У моей гостьи были ещё и голу­бень­кие бакен­бар­ды. Спе­ци­аль­но­го тер­ми­на для этих налич­ных укра­ше­ний при­ме­ни­тель­но к жен­ско­му полу пока не при­ду­ма­но, так что не обес­судь­те, будем счи­тать их дам­ски­ми бакен­бар­да­ми. Эта­кая Аглиц­кая коро­ле­ва сре­ди вара­ку­шек. Вы не пред­став­ля­е­те, как я был рад зна­ком­ству.

Коро­ле­ва устро­и­ла гнез­до в зарос­лях казац­ко­го мож­же­вель­ни­ка, а через несколь­ко дней пред мои очи яви­лась её млад­шая сопле­мен­ни­ца с более скром­ным нагруд­ным укра­ше­ни­ем, лишён­ным цвет­ных изыс­ков. В опре­де­ле­ни­ях дан­но­го рас­ска­за – фрей­ли­на коро­лев­ско­го дво­ра. Воз­ник­ла интри­га: не слиш­ком ли высо­ка плот­ность вара­ку­шек на еди­ни­цу сада? Пожи­вём – уви­дим.

В заклю­че­ние не могу про­мол­чать: эта заме­ча­тель­ная пти­ца рас­про­стра­не­на прак­ти­че­ски по всей Евра­зии, а зимой и в Афри­ке, и шве­ды посту­пи­ли доволь­но нахаль­но, назвав её на латы­ни швед­ским соло­вьём. Нето­ле­рант­но по отно­ше­нию к Евра­зии, да и к мое­му саду тоже.


Юрий Лео­ни­до­вич Полу­эк­тов родил­ся в Дро­го­бы­че (Укра­и­на) в семье воен­но­го. Через три года семья пере­еха­ла в Орен­бург, где Юрий  позд­нее учил­ся в шко­ле №55. Окон­чил Ленин­град­ский элек­тро­тех­ни­че­ский инсти­тут. Рабо­тал в КБ «Ори­он», зани­мал­ся испы­та­ни­я­ми кры­ла­тых ракет. Увле­ка­ет­ся садо­вод­ством и фото­гра­фи­ро­ва­ни­ем живой при­ро­ды. Живёт в Орен­бур­ге, явля­ет­ся чле­ном област­но­го лит­объ­еди­не­ния име­ни С.Т. Акса­ко­ва при Орен­бург­ском Доме лите­ра­то­ров. 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.