Черное и белое

 ДИАНА АРТА 

orange_book_epub_png

знаки и пути

Вос­тор­жен­ная рас­те­рян­ность. Так быва­ет, когда на семи­на­рах моло­дых авто­ров в руки попа­да­ют тек­сты, отли­ча­ю­щи­е­ся осо­бой глу­би­ной и явной масте­ро­ви­то­стью. В сен­тяб­ре 2007-го в пере­ры­ве област­но­го сове­ща­ния моло­дых писа­те­лей «Мы вырос­ли в Рос­сии!» на меня насе­да­ли мои кол­ле­ги, сору­ко­во­ди­те­ли поэ­ти­че­ско­го семи­на­ра. «Не может быть, — твер­ди­ли они, — что­бы эти строч­ки при­над­ле­жа­ли 17-летней девуш­ке». Я, как мог, защи­щал авто­ра и при­во­дил при­ме­ры ран­них даро­ва­ний.
Что же уди­ви­ло при­знан­но­го кри­ти­ка и извест­но­го поэта в сти­хах Диа­ны Арты? Во-первых, конеч­но, опре­де­лен­ное мастер­ство сти­хо­сло­же­ния. Во-вторых, (и, может быть, это самое глав­ное) зре­лый, по-взрослому муд­рый и в то же вре­мя ори­ги­наль­ный взгляд на извеч­ные темы. Про­чти­те, к при­ме­ру, сти­хо­тво­ре­ние «Эпи­де­мия». Оно реши­тель­но отли­ча­ет­ся от сти­хов на соци­аль­ные темы дру­гих моло­дых поэтов. Сколь­ко бес­по­мощ­ных, баналь­ных строк напи­са­но юны­ми «сер­до­бо­ла­ми зем­ли рус­ской». Им явно не хва­та­ет куль­тур­но­го бага­жа, и они, как за соло­мин­ку, хва­та­ют­ся за выиг­рыш­ную, с их точ­ки зре­ния, тему.
Диа­на Арта не скры­ва­ет сво­их зна­ний и при­вя­зан­но­стей. Здесь и совре­мен­ная музы­ка, и древ­няя Русь, и зага­доч­ный Восток, и хри­сти­ан­ство, и дека­данс, и Мари­на Цве­та­е­ва, и Ричард Бах.

И летят они, как тени,

Наши тай­ные виде­нья,
Слов­но дикие рас­те­нья –
Через ночь, минуя вре­мя,
Через всю пла­не­ту, сквозь
Вил­лы, дачи и бара­ки,
«БМВ» и «кадил­ла­ки» –
Не тарo и зоди­а­ки,
Наши соб­ствен­ные зна­ки,
И на них – зем­ная ось…

Соб­ствен­ные зна­ки поэтес­сой рас­став­ле­ны. Ее поэ­ти­че­ская пла­не­та вра­ща­ет­ся и живет. Дорог и путей на этом шари­ке мно­го, и по мно­гим из них Диа­на уже идет. Что ста­нет маги­стра­лью? Свет или тьма, рас­ша­тан­ный доль­ник или стро­гий раз­мер, обрат­ная лейт­мо­тив­ная инстру­мен­тов­ка или пла­сти­че­ские обра­зы, веч­ность или совре­мен­ность? Труд­но ска­зать. Одна­ко в спла­ве тра­ди­ци­он­но­сти и ори­ги­наль­но­сти, юно­ше­ско­го мак­си­ма­лиз­ма и зре­лой наблю­да­тель­но­сти в сти­хах Диа­ны Арты перед нами явил­ся насто­я­щий и вполне состо­яв­ший­ся поэт.

Сер­гей ХОМУТОВ.

эпидемия

Ты видишь из окон стек­лян­но­го дома,
Как мир бороз­дит эпи­де­мия зло­бы,
Как люди, кидая в пасть дья­во­лу души,
Лома­ют, сры­ва­ют, кале­чат и рушат:
Как смерт­ник собой под­ры­ва­ет взрыв­чат­ку,
Началь­ник гре­бет жир­ной лап­кою взят­ку,
Свой век дожи­ва­ет убий­ца в Бутыр­ке,
В помой­ке ста­рик соби­ра­ет бутыл­ки,
Тусу­ет­ся мафия после наез­да,
Таит­ся насиль­ник в кустах у подъ­ез­да,
И ты в тихом ужа­се про­сишь: «Убрать их!»…
А ведь они все – твои бра­тья.

Ты смот­ришь из окон стек­лян­ной тем­ни­цы,
Как пада­ют в снег осквер­нен­ные пти­цы,
Как белые лилии в дья­воль­ской пасти
Ста­но­вят­ся гной­ны­ми роза­ми стра­сти:
Как кра­сит опух­шие губы пута­на,
От дол­гих диет дох­нет дива с экра­на,
Тер­за­ет шпри­цом вялость вен нар­ко­ман­ка,
Бом­жи­ха при­хо­дит в себя после пьян­ки,
Тря­сет цел­люли­том старуха-богачка,
В белье стрип­ти­зер­ша «зеле­ные» пря­чет,
А ты сно­ва про­сишь: «Убрать, это про­сто»…
А ведь они все – твои сест­ры.

Рас­тет эпи­де­мия алых безу­мий,
Пыла­ет аго­ния – страш­ный Везу­вий,
И свет кра­со­ты, и завет кров­ной свя­зи
Исчер­ка­ны пош­лы­ми язва­ми гря­зи.
Мы все на зем­ле этой – люди, пусть даже
Живот­ны­ми мно­гие ста­ли одна­жды,
И мнит­ся, что про­кля­ты будут всем све­том,
А им про­ще­но – и на том, и на этом…
2006 год, 21.03.2007

ты

Ты – моя исти­на,
Грань меж­ду тем­ным и свет­лым,
Зна­ешь, немыс­ли­мо,
Толь­ко я верю, что где-то
Наши сой­дут­ся доро­ги,
Сольют­ся пото­ка­ми вме­сте,
Сте­ны, забо­ры, поро­ги
Сло­ма­ют­ся, рух­нут на месте.
Ты в этом мире –
Еди­ная точ­ка опо­ры,
Ты – мое пра­ви­ло
В жиз­ни, люб­ви, и так ско­ро
Ста­нет все чер­ное белым,
Рас­та­ют все горы
Веч­но­го льда,
И вода
Нас омо­ет и смо­ет все ссо­ры,
Сле­зы, упре­ки, уко­ры
С устав­ше­го тела –
Тень про­шлых жиз­ней,
И день ста­нет ярче, каприз­ней,
Будет сме­ять­ся, влюб­лять­ся,
И так – до репри­зы.
Ты – мой огонь, мой пожар,
Моя сла­бость и сила,
Я
Весь зем­ной этот шар –
Этот мир – целый мир! – полю­би­ла –
ЧЕРЕЗ ТЕБЯ! –
И любя,
Все при­ем­лю и внем­лю
Люб­ви.
Позо­ви –
Я при­ду, пусть при­дет­ся всю зем­лю
Шагом прой­ти, обой­ти,
Но про­стран­ство и вре­мя –
Про­сто услов­ность, гра­ни­цы экра­нов,
И может здесь все ока­зать­ся обма­ном,
Но толь­ко не ты…
19–20.10.2006 года


у-рок

Роко­вой тяже­лый рок,
мой боль­шой тюрем­ный срок,
Рокот моря, горечь горя,
По рукам – таран­ный ток!
Метал­ли­че­ским
уда­ром,
элек­три­че­ским уга­ром
Три гита­ры – все по парам,
По парaм – и до утра
Элек­трон­ная жара.

Все зам­кu швы­ряю в зaм­ки,
Всю попсу гоню ко псу,
Мой кумир не вхо­дит в рам­ки,
Перей­дя за поло­су…

Роко­вой тяже­лый рок,
мой горя­чий горь­кий грог,
Мой нар­ко­тик – стран­ный, пья­ный,
Рот и реб­ра на замок!
Геро­ин… Зачем? Не нуж­но –
Рок вовнутрь и рок наруж­но.
Мой дур­ман дру­го­го рода:
Три разо­рван­ных аккор­да,
Три наморд­ни­ка на грудь,
Скор­пи­о­но­вая муть!

Роко­вой тяже­лый рок,
к пси­хи­ат­ру в дом порог,
Гро­хот бури, пляс­ка дури,
Гро­зо­вой дра­ко­ний рог!
Нер­вы рушат­ся над­рыв­но:
Што­пор штор­ма,
Гром и морг,
Порох ядер­но­го взры­ва,
Бурый дья­воль­ский вос­торг!

Роко­вой тяже­лый рок,
грязно-сладостный порок,
Пла­мя стра­сти в вол­чьей пасти,
Пло­ти вырван­ный кусок!
Адским жаром, как пожа­ром,
В серд­це вре­зав­шись кин­жа­лом,
Рвет­ся кло­чья­ми гита­ра,
Раз­би­вая звук стру­ны,
И, скры­вая след кош­ма­ра,
Вея жад­ным пере­га­ром,
Кто-то лижет с оде­я­ла
Кровь пору­ган­ной луны.

Роко­вой тяже­лый рок,
грешно-праведный про­рок,
Ропот толп, но ляжет кто-то
В гроб, пове­рив в твой мирок…
Ты рычишь, про­ро­чишь что-то,
Кто его там раз­бе­рет,
Глу­пый, умный – как безум­ный
Яд тво­их аго­ний пьет…

Что же вы тво­ри­те, чер­ти?!
Это ж про­сто кайф от смер­ти!

Что хоти­те, гово­ри­те:
что наш век – сезон откры­тий,
Что Аме­ри­ка – на взле­те,
что пре­крас­но вы живе­те,
Но пока с жур­наль­ных фоток
смот­рят рожи иди­о­ток
И тол­пой виз­жат фанат­ки
в нар­ко­ти­че­ском при­пад­ке,
Я не верю этой дуре –
пья­ной запад­ной куль­ту­ре.
Драйв и дре­ды, скейт и кеды,
толь­ко смысл дав­но не в этом…

Роко­вой смер­тель­ный рок,
чело­ве­че­ству урок!
Кто наслу­шал­ся – уви­дит
Новой жиз­ни ого­нек.
26, 27, 31. 08, 3.09. 2006 года


абиология

Читаю: «Био­ло­гия – нау­ка о живом».
Затем идет тео­рия – стра­ниц на целый том.
Каза­лось бы, на пер­вый взгляд, что кни­жи­ца про­ста,
Но веет мерт­ве­чин­кой здесь от каж­до­го листа…

Мне тоже очень нра­вят­ся дере­вья и цве­ты,
И бабочки-красавицы, и тол­стяч­ки кро­ты,
Люб­лю лес­ных соло­ву­шек я слу­шать до зари,
Меня совсем не тро­га­ет, что там у них внут­ри.

А здесь – раз­рез, сече­ние, киш­ки – и так, и сяк,
Длин­ню­щее уче­ние рефлек­сов у собак,
Живот­ные, рас­те­ния – тол­па без­душ­ных масс,
Еди­ною систе­мою – в отряд, под­вид и класс.

Все люди, ока­за­лось вдруг, – потом­ки обе­зьян
(Неужто мой пра­де­душ­ка – про­стой оран­гу­тан?),
И Дар­ви­на тео­рия пест­рит на трех листах,
Хотя она дав­но уже раз­би­та в пух и прах.

Но знаю я всю исти­ну, когда, мур­ча во сне,
Мой кот хво­стом пуши­стень­ким щеко­чет руки мне,
И пес гла­за­ми умны­ми зовет ско­рей гулять…
Одни­ми лишь рефлек­са­ми к себе не при­вя­зать.

А по весне-проказнице, когда любу­юсь им,
Не собран­ным в гер­ба­рии цве­точ­ком луго­вым,
От воз­ду­ха весен­не­го огнем игра­ет кровь…
Каки­ми же инстинк­та­ми мне объ­яс­нить любовь?

Рука руки каса­ет­ся, идет по телу ток
(Неан­дер­та­лец вряд ли бы так цело­вать­ся смог.),
Гля­дит гла­за­ми сини­ми, пол­не­ба в них собрав,
Мой неж­ный Homo Sapiens… Нет, Дар­вин, ты не прав.
Осень, 2005 год / 27–28.03.2006 года


оbsession

По мотивам песен «Black bird fly»
и «Stein um Stein» («Plazma» и «Rammstein») 

Твое кры­ло при­ши­то креп­ко к бата­рее,
В тво­их гла­зах одно жела­нье – убе­жать.
Ты и не думал нико­гда, что я сумею
Так дале­ко зай­ти в жела­нье удер­жать…

Мир за окном так бес­по­ко­ен и опа­сен…
Я огра­жу тебя от шум­ной суе­ты.
Лишь в изо­ля­ции спа­се­нье – ты согла­сен?
Сего­дня чер­ной пти­цей будешь ты.

Всё это луч­ше для тебя – ты пони­ма­ешь?
Я поста­ра­лась, и тебя, пока ты мой,
Я заму­ро­вы­ваю каме­шек за кам­нем.
Я веч­но буду рядыш­ком с тобой.

Ты гово­ришь, что я сошла с ума – ну что ты!
Так хоро­шо мне не было дав­но.
Мы высо­ко, одни, вдво­ем… Под нами – город,
И дверь отсю­да лишь одна – окно…

Да, я веду себя немнож­ко стран­но…
Тебя все­го – о, я могу любить! –
Я заму­ро­вы­ваю каме­шек за кам­нем:
Ты дол­жен частью цело­го весь быть.

Ты хочешь знать, зачем я бьюсь о сте­ны?
Ты хочешь знать про мой Вели­кий Страх?
Мой чер­ный, мне все мнит­ся – что мне делать? –
Что ты не мой – пусть даже и в цепях…

Я в кло­чья рвусь от горе­чи и горя…
Ты нико­гда – ты слы­шишь?! – нико­гда
Не смо­жешь быть моим – моим! – и вско­ре
Ты уле­тишь отсю­да навсе­гда…

…Не уле­тай, ина­че я погиб­ну,
Я не смо­гу так жить, я бро­шусь вниз,
Я так боя­лась поте­рять, и вид­но,
Мне суж­де­но всю жизнь кри­чать: «Вер­нись!»…

Я при­бли­жа­юсь – ты боишь­ся? – пол­но!
Я так люб­лю тебя – чего еще хотеть?
Напо­ми­наю неж­но и любов­но:
Ты нико­гда не смо­жешь поле­теть!

…Не прячь гла­за, хочу взгля­нуть в них – что там?
Пре­зре­нье? Зло­ба? Нена­висть? Тос­ка?
Ах, ты не здесь… Ты дале­ко… Взгляд – вот он,
А ты не здесь…
Я не люб­лю тебя.
6.05.2007 года

музыкайф

Если спро­сят люди,
Про­сто, с инте­ре­сом,
Кто я и отку­да,
Из како­го теста,

Я отве­чу сра­зу –
Нет мол­чать резо­на! –
Состою из PLAZMы,
А дышу O-ZONом!

Пры­гаю на SCOOTER
И ката­юсь в море,
Даже УМАТУРМАН
В дом ко мне при­хо­дит,

При­ни­маю дозу,
Если нуж­но сроч­но –
По утрам ГЛЮК’ОZУ
И ВИА ГРУ ночью,

А у нашей реч­ки
Каж­дый день обыч­но
Слу­шаю под вечер
Деву­шек ФАБРИЧНЫХ.

Я люб­лю уме­ло
Для друзей-подружек
ПРОПАГАНДУ делать
Кле­вень­ких ТАТУ­шек.

И живут со мною
ЗВЕРИ и рас­те­нья,
Нет от них покою,
Нет на них тер­пе­нья –

У меня на гряд­ке
Вырос­ли про­вор­но
В пол­ном бес­по­ряд­ке
И ЖАСМИН, и КОРНИ,

А сре­ди ири­сов
Про­сто и наклад­но
Рас­цве­ли НАР­ЦИС­Сы
С зай­цем шоко­лад­ным,

С ним ОРЕЛ дерет­ся,
БЕЛЫЙ, слов­но пудель,
ЗОЛОТЫЕ КОЛЬЦА
Воро­вать он любит.

Что­бы все сосе­ди
По ночам не спа­ли,
Я хра­ню в сек­ре­те
ДИНАМИТ в под­ва­ле…

И люб­лю еще я –
Тихо и все­рьез –
Наблю­дать у моря
Свет БЛЕСТЯЩИХ ЗВЕЗД.

И при­хо­дят ночью
СНАЙПЕРЫ НОЧНЫЕ…
Но сего­дня, впро­чем,
ПРАВИЛА ДРУГИЕ:

При­хо­ди­те в гости,
Вме­сте попо­ем!
При­гла­шаю в восемь
Вас на ЧАЙ ВДВОЕМ.

ВЕРКА, СВЕТА, СЛАВА,
САША и ВАРВАРА
Зара­зят вас сме­ло
ВИРУ­Сом весе­лья!

Будет «Читу-дриту»
Дры­гать все село…
Жаль ради­ку­ли­том
НОГУ мне СВЕЛО.

Адрес мой несла­бый
Зна­ют все под­ряд:
«Дабл-ю, дабл-ю, дабл-ю,
Точ­ка, ЛЕНИНГРАД»…

Но одна­жды как-то
Вдруг O-ZON рас­пал­ся,
И «запой» ужас­ный
У меня начaл­ся:

Я пою с сосе­дом
Днем и даже ночью
«Numai Tu» и сле­дом
«Fiesta De La Noche».

Не хочу Коб­зо­на
И не нуж­но ЧАЙ­Фа,
Дай­те мне O-ZONа,
Дай­те МУЗЫ­КАЙ­Фа!!!
Апрель – май 2005 года

цветок

Рас­тет цве­ток в болот­ной мгле,
Рас­тет цве­ток в сырой тра­ве,
Зовет к себе покой лес­ной
И пах­нет позд­нею вес­ной.
Над ним – звез­да, под ним – зем­ля,
Вокруг – леса, луга, поля,
А он так слаб, и юн, и мал,
Но сок зем­ли в себя вобрал
И зна­ет, лепест­ки сло­жив:
Он вечен, пото­му что ЖИВ,
И блеск звез­ды, и свет луны
Внут­ри него отра­же­ны.
Не забы­ва­ет он того,
Что могут и сорвать его,
И раз­да­вить, и затоп­тать,
И лист, и сте­бель ото­рвать,
Но он цве­тет сто дней под­ряд
И исто­ча­ет аро­мат,
Про­стой и слад­кий, слов­но мед,
И неж­ный свет от солн­ца пьет.
О смер­ти неко­гда тужить,
Ему бы про­сто жить и жить,
И аро­мат дарить лесам,
И улы­бать­ся небе­сам,
И этот малень­кий цве­ток
В боль­шом лесу не оди­нок;
Под ним века, за ним века –
Весь мир живет внут­ри цвет­ка.
30.09 – 1.10.2005 года

шаг в сторону жизни

От уны­ло­сти дней сво­дит лоб от миг­ре­ни
И в губах заны­ва­ет тос­кой…
Но кача­ет­ся веточ­ка неж­ной сире­ни,
Я тянусь к ней уста­лой рукой.

Тех­но­скле­ен­ный мир всё шум­ней и каприз­ней,
Обе­ща­ет то взрыв, то вой­ну…
Но я делаю шаг толь­ко в сто­ро­ну жиз­ни –

Я
Выби­раю
Вес­ну.

Ожи­рев­ше­му серд­цу не хочет­ся верить,
Что окон­че­ны зим­ние сны,
Что есть выход из пле­на бес­силь­ных исте­рик,
Что они нико­му не нуж­ны.

Все швы­ря­ют друг дру­гу вни­ма­нья огрыз­ки,
Рав­но­душ­но топ­ча кра­со­ту…
Но я делаю шаг толь­ко в сто­ро­ну жиз­ни –

Я
Выби­раю
Меч­ту.

И, как буд­то живя меж­ду жиз­нью и смер­тью,
Я своя и в раю, и в аду.
Я дав­но поте­ря­лась в зем­ной кру­го­вер­ти,
Но тебя-то в ней точ­но най­ду.

…В зами­ра­ю­щем воз­ду­хе фра­за повис­нет,
Что нетруд­но про­жить не любя…
Но я делаю шаг толь­ко в сто­ро­ну жиз­ни –

Я
Выби­раю
Тебя…
15–19.05.2006 года

верю

Пом­нишь, мы встре­ти­лись в скве­ре?
Я опу­сти­ла рес­ни­цы…
Пти­цы рыча­ли, как зве­ри,
Зве­ри лета­ли, как пти­цы.

Небо упа­ло под ноги,
Звез­ды вол­ною накры­ло,
В узел свя­за­лись доро­ги –
Верю, что все это было.

Месяц свер­нул­ся в колеч­ко,
Солн­це под нами све­ти­ло,
Ты раз­ры­вал мне сер­деч­ко –
Верю, что все это было.

Сча­стье сме­я­лось так близ­ко,
Рядом совсем, хоть дотронь­ся!
Ты цело­вал мои мыс­ли
И гово­рил: не  проснем­ся…

Верю, что пада­ли звез­ды,
Верю, что вре­мя засты­ло,
Верю, что это не гре­зы,
Верю, что все это было.

Зве­ри лета­ли, как пти­цы,
Пти­цы рыча­ли, как зве­ри…
Верю, ты будешь мне снить­ся,
Толь­ко в раз­лу­ку не верю.
10.02.2005 года

стена слёз

Ты не зна­ешь, как мно­го я в жиз­ни стра­да­ла,
Чер­ной коб­рой тан­цуя под музы­ку грез,
Толь­ко била в лицо аро­ма­том сан­да­ла
Ледя­ная сте­на из непро­ли­тых слёз.

Я и вещею пти­цей петь пес­ни хоте­ла
Про оазис люб­ви под гир­лян­да­ми роз,
Но мерт­ви­ла язык и дур­ма­ни­ла тело
Ледя­ная сте­на из непро­ли­тых слёз.

Мне мираж не мираж – я  пыта­лась согреть­ся
Под холод­ным дождем брил­ли­ан­то­вых звезд,
Но бес­чув­ствен­ным сде­ла­ла жар­кое серд­це
Ледя­ная сте­на из непро­ли­тых слёз.

Про­ле­те­ли года кара­ва­ном, как пти­цы,
И опять про­бе­га­ет по коже мороз –
Слад­ко­ва­тым калья­ном под серд­цем курит­ся
Ледя­ная сте­на из непро­ли­тых слёз.

Я тер­за­ла чад­ру из тяже­ло­го шел­ка,
Как пан­те­ра, кусая свой бар­хат­ный хвост,
Я кида­лась, как зверь, и раз­би­ла в оскол­ки
Ледя­ную сте­ну из непро­ли­тых слёз.

Мы с тобой све­де­ны ара­вий­ски­ми сна­ми,
Я бы веч­но вды­ха­ла твой запах волос…
Но, вос­крес­нув из пеп­ла, сто­ит меж­ду нами
Ледя­ная сте­на из непро­ли­тых слёз…
28.12.2005 года

дивная дива

Где-то в дале­кой Аме­ри­ке сде­ла­ли фот­ку –
Сотую копию мест­ной поп-дивы, кра­сот­ки.
Воло­сы blond с гол­ли­вуд­ской улыб­кой певи­цы
Вмиг под­хва­ти­ли печат­но­го мира стра­ни­цы.

Фото мель­ка­ло на ярких облож­ках жур­на­лов,
Фото по круж­кам, наклей­кам, тет­рад­кам гуля­ло.
Диву меня­ли, ску­па­ли, вез­ли, про­да­ва­ли,
Дол­ла­ры, грив­ны и евро за диву дава­ли.

Фото в Рос­сию забро­си­ло денеж­ным вет­ром.
Moscow. При­го­род. Город. Посе­лок. Дерев­ня.
Дивой с газет­ной стра­ни­цы кост­ры раз­во­ди­ли.
Диву в лот­ки мок­ро­ла­пым котя­там сте­ли­ли.

…Глян­цем пла­ка­та манит эта дива на стен­ке
В самой обыч­ной, глу­хой, неболь­шой дере­вень­ке.
Дерз­кая, сме­лая, стиль­ная, яркая дива,
Так вызы­ва­ю­ще, так гол­ли­вуд­ски кра­си­ва!

А меж­ду тем в США доро­гая певи­ца
В страш­ной исте­ри­ке вдруг поре­ши­ла побрить­ся,
Из дис­пан­се­ра уста­ла в пив­нуш­ку мотать­ся…

Кто у тебя на стене – не хотел разо­брать­ся?
31.03–1.04.2007 года

февраль

Мороз­ным ябло­ком фев­раль
Округ­ло пада­ет в ладо­ни,
Сши­ва­ет лед в глухую сталь
И под окном мете­лью сто­нет.

И я, изре­зав болью рот,
В кото­ром вновь гнез­дят­ся чер­ти,
Тан­цую мед­лен­ный фокс­трот
С заин­де­ве­лым Кня­зем Смер­ти.

Он так моро­зен, что болит
Моя рука, его каса­ясь,
Как буд­то я дер­жу гра­нит,
Над чер­ной про­па­стью бол­та­ясь.

Он так спо­ко­ен, что внут­ри
Всё тело сты­нет от бес­си­лья,
Как буд­то я целую дым,
Напуд­рив губы снеж­ной пылью.

Он так пре­кра­сен, что покой
И сон раз­би­ты на оскол­ки…
О, как жесто­ка Смерть зимой
С ее тяже­лым взгля­дом вол­ка!

О, как тан­цу­ем мы вдво­ем
Под тихим поло­гом мете­ли
И ночь за ночью, день за днем
Вес­ну кача­ем в колы­бе­ли.

Мне б про­дер­жать­ся до вес­ны,
Чтоб Князь не сжег меня дыха­ньем,
Не уни­что­жил мас­кой тьмы,
Не погло­тил в укор жела­ньям…

И я кидаю в ночь фев­раль,
В бума­гу ском­кан­ный моро­зом,
И, обер­нув пле­чо в вуаль,
Желез­ным псом смот­рю на звез­ды.
17.02.2007 года

знаки

Дай мне знак, что ты со мной –
Русо­ко­сой бере­ги­ней
Я на зем­лю в лет­ний зной
Опу­щу хру­сталь­ный иней;
Боль утих­нет, жар спа­дет,
И зем­ля спо­кой­но при­мет
То, что дня­ми напро­лет
В иссу­ша­ю­щей теп­лы­ни
Ожи­да­ла – и цвет­ны­ми
Раду­га­ми рас­цве­тет,
Утрен­ней росой осты­нет,
Цве­том липы опа­дет.
Дай мне знак, что не забыл
Голос мой, тебя зову­щий,
И жар-птиц, гнез­да не вью­щих,
В сво­ем доме при­ютил.
Дай мне знак – я ото­мкну
Две­ри камен­ной тем­ни­цы
Тон­ким клю­чи­ком и пти­цей
С кры­ши тере­ма вспорх­ну –
Поле­чу, где ночь искрит­ся
Мотыль­ка­ми звезд, где спит­ся
Слад­ко Свaро­гу в зар­ни­цах –
Огне­вым кры­лом мах­ну
Гор­де­ли­вым стра­жам прин­ца –
И клю­ча им не вер­ну.
Им не знать, что не напить­ся
Мне из рук чужих, не скрыть­ся
На чужой гру­ди цари­цей
Быть – в кра­си­вой клет­ке бить­ся.
…А моя душа стре­мит­ся
Лишь туда, где, меду­ни­цей
И полы­нью скрыв рес­ни­цы,
Знак, успев­ший появить­ся,
Мяг­кой посту­пью тиг­ри­цы
К тво­е­му ведет окну…

И летят они, как тени,
Наши тай­ные виде­нья,
Слов­но дикие рас­те­нья –
Через ночь, минуя вре­мя,
Через всю пла­не­ту, сквозь
Вил­лы, дачи и бара­ки.
«БМВ» и «Кадил­ла­ки» –
Не тарo и зоди­а­ки,
Наши соб­ствен­ные зна­ки,
И на них – зем­ная ось…
11.07.2007 года

золотая звезда

Золо­тая звез­да,
Сохра­ни мой свет
От холод­но­го льда,
От бес­цвет­ной зимы,
Золо­тая звез­да, сохра­ни мой огонь,
На глухую ладонь
Брось сия­нье взай­мы.
Чтоб огонь не погас, что­бы воск не застыл,
Золо­тая звез­да, дай надеж­ды теп­ло
Тем, кто жил и меч­тал, тем, кто ждал и любил,
Кто молил­ся за нас, кто не верил во зло.
Ангел чистой люб­ви,
Ангел свет­лой зари,
Раз­де­ли мой камин на сто тысяч све­чей,
Всем, кто в мире один, ты по искре дари –
Раз­го­рит­ся огонь сквозь сто тысяч ночей.
Мир кро­шит­ся в кус­ки мил­ли­о­на­ми звезд,
Золо­тая звез­да, ты все­го лишь их часть…
Через про­пасть тос­ки есть един­ствен­ный мост –
Пусть любовь моя вниз не поз­во­лит упасть.
18.01.2007 года

неизбежное

Подо­шла к окну откры­то­му –
Ветер в серд­це бьет охап­ка­ми,
К неот­рыв­но­му, раз­мы­то­му
Сне­го­вы­ми лип­нет шап­ка­ми,

Рас­пах­ну­ла две­ри, бро­си­ла
На порог замо­чек с клю­чи­ком –
Пусть метель с хру­сталь­ной про­се­дью
В доме рыщет псом изму­чен­ным,

Отво­ри­ла серд­це звон­кое
Настежь – так, чтоб били лив­ня­ми,
Покры­вая лед оскол­ка­ми,
Кони с огнен­ны­ми гри­ва­ми

И пле­ли во мгле засне­жен­ной
Тай­ный говор меж­ду душа­ми,
В кол­дов­ское, неиз­беж­ное
Нас друг к дру­гу при­тя­нув­ши­ми…
23.12.2006 года

у-дар

Воз­мож­но, это мой послед­ний бой,
Кото­рый суж­де­но мне про­иг­рать.
Быть может, я умру вслед за тобой,
А может, научусь не уми­рать.

Воз­мож­но, ты убьешь меня быст­рей,
Чем я успею отра­зить удар,
И погру­зит­ся в сине­ву морей,
Как солн­це, мой бес­цен­ный ред­кий дар,

И раз­ле­тят­ся все сло­ва моих сти­хов,
Как стек­ла, на кусоч­ки хру­ста­ля…
Удар по серд­цу. Боль до обла­ков.
Но без него была б пуста моя зем­ля.

Но без него кри­ча­ла б на весь свет
Та пти­ца, что живет в моей гру­ди…
Мне без огня на све­те жиз­ни нет,
Мне жиз­ни нет на све­те без люб­ви.

Омою раны клю­че­вой водой,
И солн­це ста­нет чуть неж­ней све­тить…
Навер­но, это мой послед­ний бой,
В кото­ром не дано мне побе­дить.

И может, ты успе­ешь сбро­сить крест
И близко-близко подой­ти и удер­жать…
Удар по серд­цу. Пла­мя до небес…
Но толь­ко он меня отучит уми­рать.
7–8.09.2006 года

последний волк

Я – уста­лая вол­чи­ца,
На зеле­ный мох
Брил­ли­ан­то­вые кап­ли рос,
Еле слыш­ный вздох,
Кровь неисто­во сту­чит­ся,
Мех тра­вой зарос,
Нако­неч­ник от копья
Шеве­лит­ся в ране,
Луч­ше смерть,
Но я – ничья,
Прыг­ну вверх све­чой горя­щей,
Врозь срос­лись хреб­ты и хря­щи,
Огне­вая кру­го­верть,
Лоб – на камень.

Я – уста­лая вол­чи­ца,
Рядом ледя­ной ручей.
Тиши­на. В лесу спо­кой­но,
Кровь по капель­ке сочит­ся.
Может, будешь ты покой­ник,
И как я – ничей.
Тихо-тихо шеп­чут листья
И жур­чит вода.
Дале­ко идет охо­та –
Уле­та­ют кли­ном мыс­ли,
Не догнать их без­за­бот­но
Нико­гда.

Тиши­на. В лесу спо­кой­но,
Но не всё.
Может, будешь ты покой­ник,
Волк послед­ний, воин воль­ный,
Глянь, уже кру­жит­ся в поле
Воро­нье.

Так, послед­няя вол­чи­ца,
Стаю я не собра­ла,
В поле вышла – но не вышло,
Всех иска­ла, не нашла.
Вста­ну нa холм,
Стре­лы выну,
Серд­це звон­кое зажгу,
Темно-синий лес поки­ну,
В мир по звез­дам побе­гу,
Сре­ди све­та, сре­ди сме­ха
Оты­щу вол­ков,
Но холод­ным гул­ким эхом
Бьет­ся в ухо кровь:
«Ты полю­бишь,
И погу­бишь
Дья­воль­скую муть,
Снеж­ных псов род­ной наслед­ник
Сном напол­нит грудь,
А вожак умрет послед­ним –
Не забудь!».
8, 10, 12, 11.2006 года

уезжай

Прой­ти по замерз­шим ули­цам, сне­гом при­пуд­рен­ным,
На тихом вок­за­ле купить запоз­да­лый билет,
Сесть на послед­ний поезд и вме­сте с нахму­рен­ным
Вет­ром счи­тать узел­ки на хво­стах у комет.
Стан­ция Ночь. Спорх­нуть из ваго­на на воз­дух,
Холод­ны­ми паль­ца­ми вынуть из серд­ца блок­нот,
В сле­зы с рес­ниц оку­нуть каран­да­шик моро­за
И запи­сать на стра­ни­цах блок­но­та семь нот…
Спеть их так тихо, что даже зима не услы­шит
В горя­чих губах засты­ва­ю­щий кап­ля­ми джайв,
Спеть их так тихо… Но ты про­шеп­тал еще тише,
Гля­дя в гла­за: «Я всё знаю. Про­сти. Уез­жай…»…
16.12.2006 года

лисица

Тре­пал ветер лас­ко­во рыжень­кий мех,
На острой мор­даш­ке – неви­ди­мый смех,
Хохо­чет лиси­ца про сча­стье свое:
Пять рыжих лисят роди­лись у нее.

И вот на охо­ту мамаш­ка бежит –
Сна­ча­ла по лесу неспеш­но кру­жит,
Потом пере­хо­дит на быст­рую прыть:
Ей надо ско­рее лисят накор­мить.

Тро­пин­ки лиса пом­нит все назу­бок,
Ей заячий след – слов­но ниток клу­бок:
По нит­ке рас­пу­та­ет всё, а затем
Пой­ма­ет добы­чу без вся­ких про­блем.

И в этот раз так же пет­ля­ла лиса,
Бле­сте­ла на листьях кра­пи­вы роса,
Но вот, про­бе­гая украд­кою луг,
Она чело­ве­ка уви­де­ла вдруг.

Смот­ре­ла лиси­ца на мир, как на лес
(В ней новый пред­мет вызы­вал инте­рес),
И прыг­ну­ла вверх, как игри­вый щенок,
Толч­ком сво­их длин­ных пру­жи­ни­стых ног.

Затем дру­же­люб­но взгля­ну­ла лиса
В холод­ные ей чело­ве­чьи гла­за,
Потом очень слад­ко суме­ла зев­нуть
И тут же хоте­ла про­дол­жить свой путь.

Но ста­рый охот­ник был ловок и смел
И шут­ку лиси­чью понять не сумел.
Он вски­нул к пле­чу гро­мо­вое ружье,
И быст­рая пуля настиг­ла ее…

«За что?» — вопро­ша­ли немые гла­за.
«За что же?» — сме­ша­лась с росою сле­за.
«За что?» — умо­ля­ет дви­же­ни­ем век. –
«За что ты стре­ля­ешь в меня, чело­век?

Я про­сто ищу сво­им дет­кам обед…».
Но выстрел вто­рой пре­кра­тит этот бред.
Погас­нет наве­ки сия­ние дня,
Не ста­нет лиси­цы, не ста­нет меня…
25, 31.03.2005 года

свет и тьма

Свет и тьма,
Свет и тьма
Целый мир све­ли с ума,
Спо­рят все, кто прав, кто нет –
Взбу­до­ра­жен целый свет;
Тьма раз­бо­рок и сра­же­ний,
Мил­ли­он пред­по­ло­же­ний:
Кто одер­жит верх в борь­бе?
Кто при­ще­мит хвост судь­бе?

Свет и тьма,
Свет и тьма,
А над горо­дом – зима…

Тьма и свет,
Тьма и свет
Леги­о­ны дол­гих лет
Делят в рин­ге два угла –
Рога два и два кры­ла,
Адский дым и купо­ла,
Дочер­на и добе­ла –
Бес­ко­неч­ная мах­ла,
Бит­ва сил добра и зла.
День и ночь, за веком век
В цен­тре дра­ки – чело­век.
Шаг впе­ред и шаг назад,
Рай – по кур­су, сза­ди – ад,
Тан­го судеб и людей,
Духов све­та и чер­тей.

Тьма и свет,
Тьма и свет,
Кто-то прав, а может, нет…

В стане свет­лых слож­но жить,
Белым соко­лом кру­жить:
Чер­ной сажей и углем
В них кида­ют день за днем.
Где огнем горит закат,
Полы­ха­ет звезд­ный ад
И стре­ля­ет акку­рат
В белых соко­лов под­ряд –
Не желе­зом и свин­цом,
А замы­лен­ным слов­цом,
Под­гре­бая фальшь и ложь,
Под­ме­няя кисть на нож,
Кра­со­ту, доб­ро и лад
Извра­щая во сто крат,
Поло­са­тый воет ад –
Вслед за солн­цем, на закат…

Рай и ад,
Рай и ад,
Кто повер­жен, кто рас­пят.

Сокол сол­неч­ный свой свет
Обмак­нет в воро­ний цвет,
Пере­кра­сит в воро­нье
Опе­ре­ние свое,
Сверх льня­но­го полот­на
Пустит чер­ный бар­хат сна
И пой­дет сму­щать умы:
С виду вро­де – пти­ца тьмы,
Но в наро­де – кто пой­мет –
Пти­цей вещею слы­вет…

…А над горо­дом – зима,
В чер­ных бли­ках – свет и тьма;
Я, как белая воро­на,
Целый мир сво­жу с ума…
18.11.2006 год, 1.04.2007 года

эхо распятья

Зво­нят коло­ко­ла, как голо­са сто­ле­тий,
Зву­чит в про­хла­дах камен­ных сто­ты­сяч­ный набат,
И град – оград узо­ра­ми и всхол­ми­я­ми кле­тей –
Вни­ма­ет эху топ­ко­му, глу­бо­ким сном объ­ят.

Зво­нят коло­ко­ла, как анге­лы рас­пя­тья,
Гудит во тьме рас­ка­та­ми про­тяж­ный полу­стон,
И, пла­чем гул­ким сло­ман­ный, холод­ный лик закля­тья
Про­зрач­ным шел­ком тянет­ся к кра­ям свя­тых икон.

Зво­нят коло­ко­ла, как древ­ние пре­да­нья,
И блеск, и плеск полу­но­чи сли­вая в сине­ву,
И тихо-тихо молит­ся в сереб­ря­ном сия­ньи
Луна, скло­нив на обла­ко печаль­ную гла­ву.

Зво­нят коло­ко­ла, и в церк­ви бело­снеж­ной
Тяже­лый крест воз­двиг­нут над тихим алта­рем,
И кто-то, худ и бле­ден, едва при­крыт одеж­дой,
Висит уже сто­ле­тья – и день, и ночь на нем.

При­хо­дят в цер­ковь люди – стра­да­ют, пла­чут, молят,
Коле­ни пре­кло­ня­ют у это­го кре­ста,
Целу­ют гвоз­ди в ранах – как посы­па­ют солью –
И дер­жат вдох­но­вен­но на том кре­сте Хри­ста.

А звон на коло­кольне, над купо­лом цер­ков­ным,
Не молк­нет, не сти­ха­ет – о том, что Он вос­крес.
Дав­но вос­крес Спа­си­тель и молит нас бес­слов­но:
«Про­шу, не надо боли – с меня сни­ми­те крест…».
20–21.11.2006 года

заклинание

Я буду любить тебя.
Пока суще­ству­ет на све­те Зем­ля,
Пока реки пита­ют моря,
Я буду любить тебя.
Пока звез­ды гре­ют небес­ную высь,
Пока солн­це дарит нам радость и жизнь,
Я буду любить тебя.
Пока хоть один чело­век на Зем­ле
Хра­нит свет люб­ви в холо­де­ю­щей мгле,
Я буду любить тебя.
И если со мною слу­чит­ся беда,
Шеп­чу, как молит­ву, я эти сло­ва:
Я буду любить тебя.
Любовь моя силой сво­ею креп­ка,
И я вме­сте с нею – бес­смерт­на, пока
Я буду любить тебя.
15–16.01.2006 года

о блаженстве

Бла­жен­ны зна­ю­щие путь из ада в рай,
Бла­жен­ны те, кто в чер­ном кро­ше­ве забы­тья
Шеп­тал в отча­ян­ном бре­ду: «Не уми­рай…» –
И все, сумев­шие пове­рить и про­стить их.

Бла­жен­ны пав­шие на дно без­дон­ных слёз,
Из чьих сер­дец стра­да­ньем вытек­ло бес­си­лье,
Бла­жен­ны веря­щие дол­го и все­рьез,
Что после смер­ти всё ста­но­вит­ся лишь пылью.

Бла­жен­ны алчу­щие пищи для души –
Сло­ва молит­вы серд­це свя­то­стью напол­нят,
И все живу­щие – во блес­ке иль в тиши –
Одним лишь днем, о зав­траш­нем не пом­ня.

Бла­жен­ны страж­ду­щие в огнен­ных кру­гах,
На мир дышa­щие золой и жаром тле­на,
Бла­жен­ны идо­лы на гли­ня­ных ногах,
В кро­ви утоп­шие по самое коле­но.

Но всех бла­жен­ней тот, кто и во мгле
Най­дет любовь, и жизнь, и совер­шен­ство,
И это – каж­дый из живу­щих на Зем­ле,
Любой из нас. И в этом есть Бла­жен­ство.
20.03.2007 года

колыбельная волчицы (Метель)
Не для детей!

Всё мела, мела пол­но­чи белая метель.
При­го­то­ви­ла тебе она холод­ную постель,
Зары­вай­ся, закры­вай­ся белым полот­ном,
Спи, мой милый, дол­го­ждан­ный, самым веч­ным сном.

Всё поет, зовет кого-то белая пур­га,
Закры­ва­ет, укры­ва­ет в небе обла­ка…
Я тебе перед про­ща­ньем тихо про­пою
Колы­бель­ную вол­чи­цы про печаль свою.

Спи, мой неж­ный, мой люби­мый, закры­вай гла­за,
Видишь – пла­чу, видишь – льет­ся по щеке сле­за,
Так отрад­но ночь кача­ет, слов­но колы­бель,
И вдво­ем со мной рыда­ет белая метель

И твои целу­ет губы, буд­то бы любя –
Отня­ла зима-колдовка у меня тебя.
Ста­ла вер­ною неве­стой, веч­ною женой,
А в моем замерз­шем серд­це – толь­ко вол­чий вой.

Я вол­чи­цей, серой пти­цей над тобой пою,
Тихо пла­чу, в серд­це пря­чу боль-тоску свою,
Соби­раю белый иней на тво­их гла­зах…
Мы уви­дим­ся, мой милый, лишь на небе­сах.

…Тихо-тихо пла­чет вью­га, вьется-льется снег,
Ты не сни­мешь, мой люби­мый, тяжесть с белых век,
Лягу рядом я с тобою в снеж­ную постель,
Засы­па­ет, заме­та­ет нас с тобой метель…
5–6.03.2006 год

мои будни

Когда-нибудь, когда на месте студ­ня
Воз­ник­нет новый мир, еще чудес­нее,
Я рас­ска­жу тебе об этих диких буд­нях,
Насквозь про­пи­тан­ных Рамм­штай­нов­ски­ми пес­ня­ми.

Я рас­ска­жу тебе о сердце-одиночке,
Напол­нен­ном цве­та­ев­ски­ми риф­ма­ми,
О том, как свить сло­ва в веночки-строчки,
О небе­сах с гри­фо­на­ми и гри­фа­ми,

О гро­зо­вых дра­ко­ньих тро­пах в под­не­бе­сье,
О чай­ке Джо­на­тане, вет­ре кры­льев,
О ля-минор моих неспе­тых песен,
О тундре, спя­щей над степ­ной ковы­лью,

И под­пи­шусь – не гля­дя – теп­лой кро­вью
Под исти­ной вре­мен вед­рус­ских истин:
Пре­крас­на жизнь, коль жить ее с любо­вью.
И обве­ду свои гла­за улыбкой-кистью.

Я напи­шу: мы все похо­жи в глав­ном –
В сво­ем пути к люб­ви, доб­ру и солн­цу.
Так отче­го ж тогда идет борь­ба на рав­ных?
А ты отве­тишь: «Лад­но, утря­сет­ся…».

И, зало­жив листоч­ком кле­на песнь о людях,
Про­чтя по звез­дам ту, еще чудес­нее,
Я рас­ска­жу тебе об этих свет­лых буд­нях,
Пре­об­ра­жен­ных «плаз­мен­ны­ми» пес­ня­ми.
6–7.02.2007 года

легенда. черное и белое

Полю­би­ла анге­ла бело­го
Моло­дая заря свет­ло­куд­рая,
Полю­би­ла демо­на чер­но­го
Тем­но­окая жгу­чая ночь.
Толь­ко ночь и заря – гра­ни цело­го,
Пол­но­власт­но­го, веч­но­го, муд­ро­го,
Толь­ко серд­це мое непо­кор­ное
Сра­зу к двум бере­гам рвет­ся прочь.

Раз­де­лил его кто-то неча­ян­но
На две части, на рав­ных два полю­са,
Тень закля­тья оку­та­ла первую,
Из вто­рой льет­ся лив­ня­ми свет,
И душа рвет­ся пти­цей отча­ян­ной
К чистым анге­лам с лас­ко­вым голо­сом,
И с улыб­кой, и с кры­лья­ми белы­ми,
Что сия­ют, как утрен­ний снег.

И гла­за­ми их тихо согре­тая,
Я стою над степ­ны­ми про­сто­ра­ми,
В воло­сах золо­ти­стых – знак Велеса,
Сим­вол солн­ца на белом мече,
Но уви­жу вдруг демо­на где-то я,
И зло­ве­ще про­кар­ка­ют воро­ны,
И зано­ет часть серд­ца, где све­та нет,
Я засну – у него на пле­че…

И опять я на троне из золо­та,
Коро­ле­ва над мра­ком и холо­дом,
Силы Тьмы мне покор­ны, и поров­ну
Я делю меж­ду ними любовь,
И целу­ют мне руки все обо­рот­ни,
И сли­ва­ют­ся реки баг­ро­вые,
И вам­пи­ры с улыб­ка­ми гор­ды­ми
Тихо лижут виш­не­вую кровь.

И на ложе под алы­ми роза­ми
Я рас­ки­ну­ла руки – так мед­лен­но,
Пепел грез обхва­ти­ла коле­ня­ми,
Чер­ный шелк порва­ла на пле­чах,
И руби­ны пур­пур­ны­ми слё­за­ми
На губах насла­жде­нье отме­ри­ли,
И изве­да­на власть и мгно­ве­ния
Вспы­шек стра­сти в без­лун­ных очах.

Но, в сия­нии мрач­ном и ярост­ном
Воз­вы­ша­ясь на башне над тол­па­ми
Чер­ной розой в объ­я­тьях демо­на,
Не пой­му я никак одно­го:
Поче­му мое серд­це сжи­ма­ет­ся,
Если вдруг так слу­чай­но мне вспом­нит­ся
Кто-то свет­лый?.. Душа в исступ­ле­нии!..
Нико­гда не забыть мне его…
7, 13, 18, 30.11.2006 года

под парусами

Возь­ми меня на свой корабль, под пару­са без­бреж­но­сти,
Тяже­лый якорь отвя­жи, обрежь холод­ный трос,
Мы будем плыть с тобой вдво­ем под пару­са­ми неж­но­сти,
Ловя губа­ми синь вол­ны со вку­сом све­жих роз.

Мы будем пенить­ся в воде хру­сталь­ны­ми бока­ла­ми,
По синей гра­ни янта­ря дель­фи­на­ми сколь­зить,
Мы будем плыть с тобой вдво­ем под пару­са­ми алы­ми,
Теряя в спя­щих небе­сах свою зем­ную нить.

Не думай боль­ше ни о чем, поверь мор­ской пре­крас­но­сти,
Тони цвет­ком в моих гла­зах, тянись реч­ным мостом,
Мы будем плыть с тобой вдво­ем под пару­са­ми ясно­сти,
Чаруя чаек за кор­мой руса­ло­чьим хво­стом.

Мы ста­нем пти­ца­ми гро­зы, кита­ми мно­го­ли­ки­ми,
Лети зар­ни­цей через шторм, мою звез­ду лови,
Мы будем плыть с тобой вдво­ем под пару­са­ми дики­ми,
Сни­мая с бар­хат­ных рес­ниц зеле­ный дождь люб­ви.

Ныряй ко мне из глу­би­ны, обвив луну коло­сья­ми,
Ищи на гребне мят­ных волн жем­чуж­ный след зари,
Мы будем плыть с тобой вдво­ем под пару­са­ми осе­ни,
Рисуй мой вздох руби­ном губ, сле­зой во мне гори.

И, обни­мая наяву горя­чий шар жела­ния,
Не гово­ри мне ни о чем, а про­сто позо­ви,
Я буду веч­но плыть с тобой, мой парус без назва­ния,
Спле­тясь с тво­им холод­ным ртом моей стре­лой люб­ви.
29–30.03.2006 года


Диа­на Арта (Вале­рия Бес­ко­стая) роди­лась в 1990 году в Мур­ман­ске. С семи лет нача­ла писать сти­хи и про­зу. Участ­во­ва­ла в Меж­ду­на­род­ном кон­кур­се руко­пис­ной кни­ги, награж­де­на гра­мо­та­ми в номи­на­ции «Сти­хи» и  «Про­за». С четыр­на­дца­ти лет – житель­ни­ца села Ново­ю­лас­ка Крас­но­гвар­дей­ско­го рай­о­на Орен­бург­ской обла­сти. С это­го же вре­ме­ни начи­на­ет­ся серьез­ное увле­че­ние сти­хо­твор­че­ством, появ­ля­ют­ся ее пер­вые пуб­ли­ка­ции в газе­те «Крас­но­гвар­де­ец», жур­на­ле «Родо­вое име­ние». Сей­час – сту­дент­ка пер­во­го кур­са фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та Орен­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та. 14 сен­тяб­ря 2007 года участ­во­ва­ла в област­ном сове­ща­нии моло­дых писа­те­лей «Мы вырос­ли в Рос­сии!», по ито­гам кото­ро­го сору­ко­во­ди­тель семи­на­ра поэ­зии Сер­гей Хому­тов вру­чил ей сер­ти­фи­кат на изда­ние этой кни­ги.
Соче­та­ние «Диа­на Арта» вос­хо­дит к греко-римской мифо­ло­гии. Рим­ская боги­ня Диа­на (она же Арте­ми­да, Арта) была покро­ви­тель­ни­цей рас­ти­тель­но­го и живот­но­го мира и боги­ней луны. То есть Диа­на –  «боже­ствен­ная», art же в пере­во­де с евро­пей­ских язы­ков – «искус­ство, зна­ние, ремес­ло», а еще – «вид, спо­соб, мане­ра». Зна­чит ли это, что псев­до­ним озна­ча­ет «боже­ствен­ное зна­ние» или «мане­ра боги­ни», вопрос спор­ный. Но ана­грам­ма фами­лии Арта дает сло­во Тара, что пере­во­дит­ся с сан­скри­та как «жен­щи­на» и обра­ща­ет к пер­во­му зна­че­нию псев­до­ни­ма (Арте­ми­да счи­та­лась так­же покро­ви­тель­ни­цей супру­же­ства и дето­рож­де­ния). А ини­ци­а­лы Д.А. сво­им утвер­жде­ни­ем «да» выра­жа­ют стрем­ле­ние к пози­ти­ву – в то же вре­мя, про­чи­тан­ные наобо­рот, они выяв­ля­ют тем­ную сто­ро­ну, как бы урав­но­ве­ши­вая отри­ца­тель­ное и поло­жи­тель­ное нача­ла.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *