Я жду

 ДИАНА АРТА 

***
Я жду. Тень кре­стом на сту­пе­нях. Я жду.
Розы лимон­ные – чай­ные.
Вре­мя нало­жит бес­чув­ствен­ный жгут
На чах­лые вены отча­я­нья.

Мра­мор как чаша. Испить – толь­ко пыль.
Ста­туи брыз­жут фон­та­на­ми.
Кистям рябин – раз­жи­гать чей-то пыл,
Рук – свою блед­ность ута­и­вать.

Плющ спе­ле­нал веко­вую враж­ду
Тре­щин с гра­нит­ны­ми лата­ми.
Я – рас­ко­лов­ший­ся рыцарь. Я жду
Слёз от без­гла­зой ста­туи.

осенний парк

…Шага­ла по мёрз­ло­му золо­ту
В лист­вен­ном оце­пе­не­нии.
Гро­мы – куз­неч­ные моло­ты –
Мол­нии жгли из углей.

Таю­щий миг про­свет­ле­ния
На таю­щей солн­цем зем­ле.

Листья и золо­то. Золо­то – звёзд­ное,
Слит­ки фоль­ги, хруст кле­но­вый и высох­ший.
Лом­кий металл, обрам­лён­ный берё­зо­вым,
Пят­на лимон­ных кис­лот.

Жёл­тым кир­пи­чи­ком путь этот выло­жен,
До изу­мруд­ных ворот.

Скря­га, я – дрожь необъ­ят­но­сти, алч­ная:
Лес не упря­тать в сун­дук впе­чат­ле­ния.
Стен­ки у серд­ца рвёт жила – захват­чи­ца
Золо­то­нос­ная – плен.

Послед­ний момент про­свет­ле­ния
На сты­ну­щей, тихой зем­ле.

Кто-то сме­та­ет с доро­жек звон золо­та.
Лягу на рос­сыпь сусаль­ных и глян­це­вых.
Гнить вме­сте с листья­ми, сыпать­ся хво­ро­стом…
Если с опав­шей лист­вой

Двор­ник меня не под­верг­нет кре­ма­ции,
Зав­тра я  ста­ну зем­ли боже­ством.

 

***
to «Map Of The Problematique», «Muse»

Оставь меня в сте­пи, где лоша­ди
Рвут воз­дух игла­ми копыт.
Рас­пла­стан гул, и холм под­ко­шен­ный
Стеж­ком гало­па их про­шит,

И гри­вы кажут­ся пожа­ром ста
Сто­гов, под­стёг­ну­тых жарой…
Оставь, не прячь меня, пожа­луй­ста,
В кля­чон­ку со сталь­ной корой,

Оставь лететь на запад, к отблес­ку
Обре­зав­ше­го день меча,
И на послед­ней нити голо­са
В лицо бес­край­но­сти кри­чать,

Хле­стать рукой по хри­пу рыже­му –
И, оттолк­нув­шись от сед­ла,
Вспорх­нуть в объ­я­тья Силы, вышед­шей
За гра­ни мер добра и зла.

дом

Он, муд­рый, знал, что я ищу не сожа­ле­нья.
Он видел выжжен­ные рвы в низи­нах глаз.
И, взяв меня на шат­кие коле­ни
Доща­то­го крыль­ца, он целый пласт
Раз­рыл в глу­бин­ных зале­жах рыда­ний.
И мне под­нять хоте­лось плос­кий камень,
Весь сжа­тый тяже­стью чужой вины,
И им сту­чать в груд­ную клет­ку поч­вы –
И сно­ва пом­нить, как в серд­ца род­ных,
Не досту­чав­шись, обер­ну­ла в точ­ку
Ряд умо­ля­ю­щих без­молв­но запя­тых… –
И рыть, листая зем­лю ком за комом,
В кор­нях запу­ты­ва­ясь, как в сво­их гре­хах,
И вырыть пруд глу­бо­кий перед домом,
Чтоб терн – вен­ком на бере­гах,
И довер­ху водою слёз напол­нить…
Мой ста­рый дом, они меня не пом­нят.
Такие близ­кие – так дале­ки,
Мой крест, мой грех, мой груз счи­тая бла­жью.
О, мне так важ­но – боже, как мне важ­но,
Клей­му непо­ни­ма­нья вопре­ки,
Быть выслу­шан­ной кем-то, хоть одна­жды.
И ты – един­ствен­ный без пра­ва судии
Сто­ишь и слу­ша­ешь. Окон­но. Гли­но­бит­но.
Полу­раз­ру­шен­ный. Всё пом­ня­щий. Забы­тый.


Диа­на Арта (Вале­рия Бес­ко­стая) роди­лась в 1990 году в Мур­ман­ске. С семи лет нача­ла писать сти­хи и про­зу. Участ­во­ва­ла в Меж­ду­на­род­ном кон­кур­се руко­пис­ной кни­ги, награж­де­на гра­мо­та­ми в номи­на­ции «Сти­хи» и  «Про­за». С четыр­на­дца­ти лет – житель­ни­ца села Ново­ю­лас­ка Крас­но­гвар­дей­ско­го рай­о­на Орен­бург­ской обла­сти. С это­го же вре­ме­ни начи­на­ет­ся серьез­ное увле­че­ние сти­хо­твор­че­ством, появ­ля­ют­ся ее пер­вые пуб­ли­ка­ции в газе­те «Крас­но­гвар­де­ец», жур­на­ле «Родо­вое име­ние». Сей­час – сту­дент­ка пер­во­го кур­са фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та Орен­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та. 14 сен­тяб­ря 2007 года участ­во­ва­ла в област­ном сове­ща­нии моло­дых писа­те­лей «Мы вырос­ли в Рос­сии!», по ито­гам кото­ро­го сору­ко­во­ди­тель семи­на­ра поэ­зии Сер­гей Хому­тов вру­чил ей сер­ти­фи­кат на изда­ние этой кни­ги.
Соче­та­ние «Диа­на Арта» вос­хо­дит к греко-римской мифо­ло­гии. Рим­ская боги­ня Диа­на (она же Арте­ми­да, Арта) была покро­ви­тель­ни­цей рас­ти­тель­но­го и живот­но­го мира и боги­ней луны. То есть Диа­на –  «боже­ствен­ная», art же в пере­во­де с евро­пей­ских язы­ков – «искус­ство, зна­ние, ремес­ло», а еще – «вид, спо­соб, мане­ра». Зна­чит ли это, что псев­до­ним озна­ча­ет «боже­ствен­ное зна­ние» или «мане­ра боги­ни», вопрос спор­ный. Но ана­грам­ма фами­лии Арта дает сло­во Тара, что пере­во­дит­ся с сан­скри­та как «жен­щи­на» и обра­ща­ет к пер­во­му зна­че­нию псев­до­ни­ма (Арте­ми­да счи­та­лась так­же покро­ви­тель­ни­цей супру­же­ства и дето­рож­де­ния). А ини­ци­а­лы Д.А. сво­им утвер­жде­ни­ем «да» выра­жа­ют стрем­ле­ние к пози­ти­ву – в то же вре­мя, про­чи­тан­ные наобо­рот, они выяв­ля­ют тем­ную сто­ро­ну, как бы урав­но­ве­ши­вая отри­ца­тель­ное и поло­жи­тель­ное нача­ла.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *