В минуты, когда…

 ВЛАДИМИР КРУН 

orange_book_epub_png

пазлы. собираем картину

Сти­хи, собран­ные в первую кни­гу Вла­ди­ми­ра Кру­на, неод­но­род­ны. И все-таки по ее про­чте­нии меня не поки­да­ло ощу­ще­ние некой скры­той целост­но­сти всех стро­чек.
Дума­ет­ся, что если про­ве­сти про­стей­ший частот­ный ана­лиз упо­треб­ле­ния тех или иных слов, то вслед за пред­ло­га­ми, при­выч­ны­ми гла­го­ла­ми и при­ла­га­тель­ны­ми в гла­за  бро­сят­ся сло­ва «смерть», «любовь», «дождь», «сле­зы», «рас­ста­ва­нья». Каза­лось бы, перед нами обыч­ный набор поня­тий для начи­на­ю­ще­го авто­ра, если бы не кон­текст, в кото­рый они постав­ле­ны. Здесь и свой неожи­дан­ный взгляд, и своя цве­то­вая гам­ма, и пусть пока неров­ное, но глу­бо­кое дыха­ние строк.
Есть две вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие вер­сии одной посло­ви­цы: «Дья­вол кро­ет­ся в дета­лях» и «Бог кро­ет­ся в дета­лях». Кста­ти, сло­во «Бог» тоже часто встре­ча­ет­ся в сти­хах два­дца­ти­двух­лет­не­го авто­ра. И дета­ли автор­ско­го осо­зна­ния пред­став­ле­ния о Нем весь­ма инте­рес­ны и мно­го­обе­ща­ю­щи.
При жела­нии чита­те­ля все сти­хи кни­ги мож­но начать соби­рать в еди­ную кар­ти­ну, напо­до­бие паз­лов. Но если сти­хи 2004–2007 годов сво­и­ми лини­я­ми, цве­та­ми, выре­за­ми кра­ев, вполне состы­ку­ют­ся друг с дру­гом в ниж­нюю часть общей кар­ти­ны, то сти­хи 2008-го укла­ды­ва­ют­ся рядом, но не вме­сте, в дру­гую, верх­нюю часть еди­но­го изоб­ра­же­ния. Сти­хо­тво­ре­ния «Если каж­до­го взять – это лич­ность…», «Что­бы сде­лать ошиб­ку…», «Устал мол­чать, но нече­го ска­зать…» и, конеч­но, «Свои исчер­пав сомне­ния…» несут в себе явные при­зна­ки худо­же­ствен­но­го откры­тия.
Непо­нят­но толь­ко, соеди­нят­ся ли верх­няя и ниж­няя части в еди­ную кар­ти­ну, или автор начал новое полот­но. Для меня оче­вид­но дру­гое: на ука­зан­ном рубе­же в созна­нии и твор­че­стве авто­ра про­изо­шел пози­тив­ный ска­чок.
А пото­му оста­ет­ся поже­лать Вла­ди­ми­ру новых успе­хов.

Сер­гей ХОМУТОВ,
заме­сти­тель пред­се­да­те­ля
Орен­бург­ско­го реги­о­наль­но­го отде­ле­ния
Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей.

 

* * *
Жил на све­те чело­век –
Про­сто так.
Дожи­вал свой мрач­ный век –
Как пустяк.

Был не беден он совсем –
Не богат.
Был не гру­стен он и всем
Был не рад.

Жил он, слов­но не в миру,
Как в пле­ну.
Полю­бил он лишь одну
Тиши­ну.

Дни летят стре­лою, ветер
Зовет.
Погру­сти со мною, и
Все прой­дет.

Ско­ро по морю ты в такт
Поплы­вешь.
Ты свою стра­ну най­дешь –
И умрешь.

Ну а я оста­нусь, свет
Пога­шу.
Из окна тебе рукой
Пома­шу.
2004

человек

Nihil homine est miserius aut superbius*

Улыб­нись же, луна, во тьму!
Улыб­нись, я пой­маю твой свет!
В люд­ном горо­де жить одно­му
Очень про­сто без вся­ких бед…

Очень про­сто идти напро­лом
И при этом под нос что-то петь.
И, как ангел с под­би­тым кры­лом,
Без­на­деж­но пытать­ся взле­теть.

…Грязь дорог укры­вал белый снег.
Доно­сил­ся соба­чий лай.
Посту­чал­ся ко мне Чело­век.
Я тогда пил на кухне чай.

Чело­век, раз уж наши пути
В пере­кре­сток сошлись, ты не стой!
Ты не стой у две­рей, про­хо­ди,
Что-нибудь под гита­ру напой!

Что-нибудь, я про­шу, рас­ска­жи!
Разъ­еда­ет меня тиши­на.
Что оста­лось от нашей души?
Да и пол­но, была ли она?

Поче­му дра­го­цен­ную нить
Раз­ры­ва­ем порой так лег­ко,
Начи­на­ем мы сча­стье ценить,
Когда сча­стье уже дале­ко?

Чело­век! Поче­му наша роль
В этом сладко-безмозглом кино –
Достав­лять бес­при­чин­ную боль
Тем, кого полю­бить суж­де­но?..

Но бес­шум­но сорва­лась звез­да,
Про­ва­ли­лась в зем­ные огни.
Да куда ж ты ушел? В нику­да…
Ну до встре­чи тогда. Изви­ни…

Улыб­нись же, луна, во тьму!
Улыб­нись! Я пой­маю твой свет!
В люд­ном горо­де жить одно­му
Очень про­сто без вся­ких бед.
______
* Нет ниче­го более жал­ко­го и более вели­ко­леп­но­го, чем чело­век (лат.).

 

* * *
Тихий шелест, тихий шепот
Обе­зу­мев­шей лист­вы.
Я б хотел сорвать­ся в омут
Этой звезд­ной сине­вы.

Там, навер­но, сча­стье рая
Я нашел бы для себя.
Сча­стье – зна­чит, жить сго­рая,
Сча­стье – это жить любя.

В душ­ной ком­на­те не спит­ся,
Надо мной кру­жит­ся моль.
Зав­тра сно­ва те же лица,
Та же голов­ная боль.

Тихий шелест. Месяц пья­ный,
Нали­вай еще вина!
Наша жизнь пол­на обма­на,
Наша смерть все­гда чест­на.

мягкая игрушка

А пом­нишь, ты мне гово­ри­ла,
Когда мы по ули­це шли,
Что веришь ты в доб­рую силу,
Что щед­рые есть коро­ли.

Еще мне шеп­та­ла на ушко,
Что дома пуши­стый коте­нок,
И что ты сама как ребе­нок,
И мяг­кие любишь игруш­ки.

Был теп­лый сен­тябрь­ский вечер,
Зака­том напол­не­на тишь.
Зачем же в послед­нюю встре­чу
Ты роб­ко со мною мол­чишь?

Поми­мо дру­гих без­де­лу­шек
(Теперь осо­знать мне неслож­но),
Я доб­рой был, мяг­кой игруш­кой,
Кото­рую выки­нуть мож­но.

А пом­нишь, ты мне гово­ри­ла,
Когда мы по ули­це шли,
Что веришь ты в доб­рую силу,
Что щед­рые есть коро­ли?

А пом­нишь? Ты пом­нишь? Все пом­нишь…

 

* * *
Несколь­ко теп­лых дней,
Осень, не пожа­лей.
Несколь­ко теп­лых дней,
Что­бы душе вес­ней
Ста­ло хоть на чуть-чуть –
Хоть на один луч.
Хоть на один гром.
В лом?
2006

о народах Китая,
или монолог шизофреника

Собрать этот вечер в ладо­ни
И выплес­нуть встреч­ным про­хо­жим,
И ждать, что луна осто­рож­но
Неви­ди­мый отсвет уро­нит.
И вме­сте играть со сло­ва­ми,
Со стра­на­ми на кон­ти­нен­тах,
Со стру­на­ми и голо­са­ми,
Раз­бра­сы­вая ком­пли­мен­ты.
А после пой­ти и напить­ся
В каком-нибудь пар­ке на лав­ке,
При­знать­ся в люб­ви, помо­лить­ся,
Во сне побе­се­до­вать с Каф­кой
О том, что пого­да пло­хая,
Что мыс­ли не луч­ше пого­ды,
Что музы­ка, буд­то глу­хая, –
Не хочет услы­шать аккор­ды,
Кото­рые я пере­пу­тал,
Чтоб новым быть и непо­хо­жим –
Не труш­но, не мод­но, не кру­то.
Не то что бы пло­хо – но все же…
Немыс­ли­мо и непо­нят­но.
И черт с ним, не будем об этом.
На Солн­це ведь тоже есть пят­на,
И все же доста­точ­но све­та,
Чтоб новые чув­ства и тра­вы
Рос­ли пло­до­твор­но на гряд­ке.
И вы совер­шен­но не пра­вы!
Нет, док­тор! Со мной все в поряд­ке!
Я вам наизусть зачи­таю
Все пись­ма апо­сто­ла Пав­ла.
Одной из тра­ди­ций Китая…
Не бей по щекам меня, пад­ла!
Пле­вать мне, что вышла осеч­ка,
Когда в меня целил­ся дья­вол.
Я в наших кра­ях видел реч­ку
С назва­ньем зага­доч­ным Бля­ва…
Не лезь­те мне в душу, убий­цы!
Про­сти, это ты, доро­гая?!
На чем там я оста­но­вил­ся?
Ах да… О наро­дах Китая…
Осень 2008

 

* * *
Не спи этой ночью.
Послу­шай дыха­ние спя­ще­го вет­ра.
Побудь моей строч­кой,
Цара­пая небо, ломая куп­ле­ты.

Про­верь обе­ща­нья,
Не став­шие жиз­нью и частью было­го.
Они от отча­я­нья
Просну­лись в подъ­ез­де трех­бук­вен­ным сло­вом.

На кла­ви­а­ту­ре
Запря­та­лись тени, как кры­сы в под­ва­ле.
Все будет в ажу­ре
В дале­ком июле. Мы про­сто уста­ли.

о любви

При­шла.
Запа­хом апель­си­на,
Дет­ски­ми фра­за­ми.
Нико­му не рас­ска­зы­вать
Про­си­ла.
Угро­жа­ла,
Что ина­че набро­сит­ся,
Мой мозг лишив воз­мож­но­сти
Ска­зать мне «хва­тит!»,
Послать сиг­на­лы,
Чтоб тело вста­ло,
Пошло решать про­бле­мы
В дека­на­те.
Наив­ная.
Пой­мал, но не убил.
Поста­вил на застав­ку в теле­фоне.
Любу­юсь ино­гда, спро­со­нья.
Ха-ха.
И –
Let it be.
2008

оренбургским «рок-музыкантам» посвящается…

Купи кра­си­вый крас­ный гроб
И посе­лись в нем, чтоб живее
Себе ты чув­ство­вать помог,
Что всю­ду смер­тью толь­ко веет.

Тебе понра­вит­ся меч­тать,
Закрыв­шись крыш­кой для при­ли­чья,
Забрав с собой брас­ле­тов рать,
Тол­стов­ку с череп­ным обли­чьем.

И в этих ска­зоч­ных меч­тах
Ты будешь супер-рок-звездою,
Играть в сто­лич­ных «Луж­ни­ках»,
Кичась зна­ком­ством даже с Цоем!

Гастро­ли, роли, теле­сла­ва,
Кон­цер­ты, выпус­ки CD,
Авто­граф в днев­ни­ке у Кла­вы
И у Андрю­ши на гру­ди…

Но с дет­ства всем извест­но нам,
Что ожи­да­ет рок-героев…
Так что закрой­ся в гроб к чер­тям
И там живи сво­ей меч­тою.
2007

 

* * *
Если каж­до­го взять – это лич­ность.
Если несколь­ко – ста­до ско­тин.
В этом наша от Бога отлич­ность,
И поэто­му Бог – один.
31.10.08

 

* * *
Кап­ли дождя на листо­чек опрят­ный.
Это не сле­зы. А жаль…
В эти чер­ниль­ные жир­ные пят­на
Моя пре­вра­ти­лась печаль.

В зер­ка­ле мок­рых бере­зо­вых листьев
Пле­щет­ся теп­лый закат.
Этим дождем свою душу очи­стить
Буду, навер­ное, рад.

Где ты, мой Ангел дале­кий, печаль­ный?
Как этот баг­ря­ный закат,
Я под забор зака­тил­ся бы спья­ну,
Что­бы не видеть твой взгляд.

Дай же мне боль­ше небес­ной той вла­ги
Мою отрез­вить печаль!
Кап­ли дождя на листо­чек бума­ги.
Это не сле­зы. А жаль…
9.08.2006

прошлой осенью

Я вер­нусь к тебе осе­нью про­шлой,
Когда кап­ли дождя раз­мы­ва­ли грусть.
Не жесто­ким вер­нусь и не пош­лым,
А таким же, как преж­де, неж­ным вер­нусь.

Ты поду­ма­ешь осто­рож­но,
Может быть, обо мне иль о ком-то дру­гом.
Я вер­нусь к тебе осе­нью – мож­но? –
Когда тих и печа­лен закат за окном.

Когда были доска­за­ны взгля­ды,
И неле­пых обид не коло­ла игла.
Ты была бы, навер­ное, рада…
Толь­ко жаль, эта осень дав­но уж про­шла…
3.12.2006

перемены

Пере­ме­ны.
Есть такое чув­ство. Есть такое сло­во. Есть меч­та.
На аре­ну.
Или вниз с вер­ши­ны. Или на пол­го­да. Или навсе­гда.

Жизнь течет.
Зву­чит уже баналь­но. В то же вре­мя страш­но. Не беда.
И не в счет
Былые рас­ста­ва­нья. Преж­ние упре­ки – ерун­да.

Пере­ме­ны.
Как назва­нье боли. Как в поле­те пти­ца. Как вода.
Пере­ме­ны.
Рас­ста­ем­ся, что ли? Может, на пол­го­да. Может, навсе­гда…
22.02 – 13.07.2007

 

* * *
Уста­ло­стью пере­ко­шен­ный,
Я вырвусь в дожд­ли­вую высь.
Не жди от меня хоро­ше­го,
А про­сто меня дождись.

Сквозь сле­зы и сожа­ле­ния,
Весен­ней гро­зой обла­чись.
Не жди от меня пре­зре­ния,
А про­сто меня дождись.

Дождись, ну а там попла­чем­ся,
Сле­за­ми раз­мыв мерз­кий грим.
И если нам ад пред­на­зна­чи­ли,
То там мы от сча­стья сго­рим.
22.06 – 29.07.2007

 

* * *
Что­бы сде­лать ошиб­ку – нуж­но делить на ноль.
Чтоб остать­ся с тобою – с кем-то делить тебя.
29.10.2008

 

* * *
Д.Т.

Когда ты в оче­ред­ной раз пере­вер­нешь мир,
то он ста­нет ходить на ушах.
На боль­ших ушах, как у Чебу­раш­ки.

Мир,
Я веч­ность не спал, что­бы не про­спать эту кар­ти­ну –
настоль­ко эсте­тич­но она выгля­дит:
каж­дую секун­ду тво­е­го бытия
ты опро­ки­ды­ва­ешь мир,
назы­вая его диким и пош­лым.

Когда тебе ста­но­вит­ся скуч­но, ты ложишь­ся спать.
Совер­шен­но одна.
Зажи­гая какой-то све­тиль­ник на небе
цве­та слег­ка почер­нев­ше­го сереб­ра
(в дет­стве я почему-то назы­вал его Луной).

И мир в это вре­мя тоже засы­па­ет,
сво­ра­чи­вая свои чебу­ра­шьи уши в тру­боч­ку.
(Еще бы!)

Я выхо­жу поку­рить.
Я знаю – ты будешь ругать­ся.
И
назло
мне
опять
пере­вер­нешь
мир.

Наш мир.

С его загип­со­ван­ных (по самую шею) ног.
На уши, в точ­но­сти такие, как у Чебу­раш­ки.
Хоро­шо тебе.
Хоро­шо, что ты не любишь меня.
Спо­кой­ной ночи.
(Спи, моя радость, усни…)
Вес­на 2008

 

* * *
Устал мол­чать, но нече­го ска­зать.
Устал курить, но куришь от уста­ло­сти.
Не спишь. Гла­за мозо­лишь о тет­радь –
Рису­ешь зариф­мо­ван­ные шало­сти.

Попут­но так­же дума­ешь о ней
И зна­ешь, что не хочешь думать более,
А хочешь думать мень­ше, но быст­рей, –
Такая полу­чи­лась мелан­хо­лия.

Про­стыл мыс­ли­тель­ных про­цес­сов след –
Одни эмо­ции да выцвет­шие хро­ни­ки.
Все дело в том, что выклю­чи­ли свет
И ты сидишь один на под­окон­ни­ке.
2008

не я

Я все­го лишь твоя не-песня.
И я даже твоя не-проза.
И, что самое неин­те­рес­ное,
Я про­ли­тые ночью не-слезы.

Я твои раз­га­дал не-пароли –
Мне об этом и не меч­та­лось.
Но и это не я, а все­го лишь
Толь­ко то, что не жить оста­лось.
Осень 2007

 

* * *
Свои исчер­пав сомне­ния
По пово­ду веры в любовь,
Я ста­ну послуш­ным гени­ем
Рент­ге­нов­ской силы сти­хов.

То лас­ко­во, то недо­вер­чи­во,
Спо­кой­ствия разум лишив,
Я буду уши­бы про­све­чи­вать
И все пере­ло­мы души.
12.01.2008

 

* * *
При­бе­жа­ли цени­те­ли без­дны
Да повсю­ду раз­ли­ли свой яд.
Мне ни разу так не было лест­но
Воз­вра­щать­ся из рая в ад.
2008

 

* * *
Люди, люди кру­гом… И ты.
Шарф, повя­зан­ный вязко-странно.
Я цинич­но сжи­гаю мосты,
По кото­рым мы шли. Забав­но.

Я иду неиз­мен­но впе­ред,
Как таб­лет­ки, гло­тая мыс­ли.
Сапо­га­ми цара­паю лед,
Слов­но кре­сти­ком про­шлые чис­ла.

Сре­ди пеп­ла добра или зла
Я у жало­сти вымо­лю милость,
Чтоб она меня боль­ше не жгла
И вер­нуть­ся к тебе не про­си­ла.

А когда все мосты дого­рят,
Рас­тво­ря­ясь в пред­чув­ствии лета,
На стра­ни­цах Свя­то­го Заве­та
Я на память остав­лю свой взгляд.
2007

 

* * *
Ниче­го не при­но­сит прав­да,
Ниче­го не при­но­сит ложь.
Я нашел одну исти­ну: пра­во
Толь­ко то, что при­во­дит в дрожь,

Застав­ляя менять пред­став­ле­нья
О доб­ре, как о смыс­ле потерь,
В иску­ше­нье вли­вая сомне­нья
И рожая уродов-детей.

Не тем­но от начав­шей­ся ночи,
Не свет­ло от при­шед­ше­го дня.
Мне ни жар­ко, ни холод­но. В общем,
Не гру­сти, поки­дая меня.

Не хочу быть осо­бен­но неж­ным,
А жесто­ким – избавь меня Бог.
Я хочу лишь остать­ся преж­ним –
Свет­лым пут­ни­ком греш­ных дорог.
2008

 

* * *
Евге­нии Кур­ме­е­вой

Уез­жа­ешь. Фев­раль. Два­дцать тре­тье.
Рас­ста­ва­нье. Один­на­дцать трид­цать.
О люб­ви рас­ска­жи дяде Пете,
Что в сосед­нем купе мате­рит­ся.
2008

 

* * *
В несколь­ких зву­ках до мира.
В несколь­ких мыс­лях до кофе.
Утро. Чужая квар­ти­ра.
Рядом твой спя­щий про­филь.

Не было места под солн­цем.
Зато есть в тво­ей кро­ва­ти.
Я не хочу бороть­ся.
Хочет­ся что-нибудь зна­чить.

Хочет­ся вый­ти из рамок
Мело­дии, рит­ма и неба.
Спи, моя жизнь-харерама,
Хра­ни себя, где бы я не был.

«Люб­лю тебя!» — крик­ну без­звуч­но,
Уви­жу все в розо­вом цве­те.
Нам было с тобой не скуч­но
Всю ночь пере­шеп­ты­вать ветер.

Пой свою рагу сми­ре­ния,
Жди меня ночью, как преж­де,
И я оты­щу вдох­но­ве­ние
В тво­ей бело­кры­лой одеж­де.
2008

 

* * *
Куда ни плюнь – тебя там нет.
Как черт-те что, как два­жды два,
Тебя украл какой-то чув­ствен­ный поэт
И пре­вра­тил в сло­ва…
2008

 

* * *
Кто я такой, чтоб не давать
Себе же пра­ва на ошиб­ку
И не поз­во­лить цело­вать
Ее улыб­ку,
Себя не смочь пере­бо­роть –
Сво­ей люб­ви в люб­ви при­знать­ся,
И про­дол­жать сто­ять, пока Гос­подь
Меня­ет деко­ра­ции?
2008

 

* * *
В мину­ты, когда
Новый год – крас­ный тара­кан на кален­да­ре,
оди­но­че­ство – мучи­тель­ный кайф,
и боль за людей – не бай­ки из учеб­ни­ков по лите­ра­ту­ре
(она реаль­на!),

пони­ма­ешь, что

Бог

(рав­но любовь,
рав­но сво­бо­да,
рав­но гар­мо­ния)

нико­гда еще не был настоль­ко бли­зок к тебе.
23.12.2008


Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Крун родил­ся 11 декаб­ря 1987 года в Орен­бур­ге. Учил­ся в шко­ле № 61, сей­час – сту­дент факуль­те­та фило­ло­гии Орен­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, музы­кант, лидер орен­бург­ской инди-рок-группы «ДОПinc.» Любо­вью к Сло­ву обя­зан сво­е­му учи­те­лю лите­ра­ту­ры Е.Ю. Тре­гу­бен­ко. В 2007–2008 годах зани­мал пер­вые места на лите­ра­тур­ных кон­кур­сах Фести­ва­ля твор­че­ства моло­дых ОГУ в номи­на­ции «Поэ­зия». Пере­лом­ным момен­том для сво­е­го твор­че­ства счи­та­ет обще­ние с кри­ти­ком и лите­ра­ту­ро­ве­дом Л.П. Быко­вым в 2007 году. Печа­тал­ся в аль­ма­на­хе «Баш­ня», газе­те «Орен­бург­ский уни­вер­си­тет». По ито­гам меж­ре­ги­о­наль­но­го семинара-совещания моло­дых писа­те­лей «Мы вырос­ли в Рос­сии!» (Орен­бург, ноябрь 2008) полу­чил сер­ти­фи­кат на изда­ние пер­вой кни­ги.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *