Поезд в Галац

 ДМИТРИЙ ПЛОХОТНЮК 

orange_book_epub_png

крестословица

Человеком-загадкой авто­ра дан­ной кни­ги назы­вать не хочет­ся: не то, боже упа­си, Остин Пау­эрс в самом захлам­лен­ном отсе­ке моз­га вяк­нет. Ну тогда пусть будет «человек-кроссворд». Клет­ки, рас­по­ло­жен­ные в нем по гори­зон­та­ли, лег­ко и быст­ро запол­ня­ют­ся сло­ва­ми «саспенс», «мисти­ка», «трил­лер», «хор­рор», «наблю­да­тель­ность», «кине­ма­то­гра­фич­ность» и «Гол­ли­вуд», а вот по вертикали-то что рас­по­ло­же­но?
В поис­ках отве­та иду в соци­аль­ную сеть, нахо­жу стра­ни­цу Дмит­рия Пло­хот­ню­ка – нет, ясней не ста­ло. В чис­ле люби­мых книг – Лав­крафт, Жюль Верн и «Молот ведьм», о дея­тель­но­сти сооб­ща­ет­ся: «Доби­ва­юсь тор­же­ства спра­вед­ли­во­сти, уста­нов­ле­ния Цар­ства сча­стья и доб­ро­ты», длин­ный пере­чень цитат под­би­рал­ся с целью созда­ния бру­таль­но­го обра­за, но веет от него, ско­рее, уяз­ви­мо­стью, неже­ли мачиз­мом. И вот при­хо­дит­ся по мето­ду Ста­ни­слав­ско­го про­ве­рять каж­дую реплику-девиз на под­лин­ность, заод­но сопо­став­ляя с выво­да­ми, сде­лан­ны­ми после про­чте­ния вошед­ших в кни­гу рас­ска­зов.
«Неза­ме­ни­мых нет». Не верю!
«Каж­дый день молюсь о боль­шой войне, кото­рая отучит их боять­ся бед­но­сти и смер­ти». Тем более не верю, хоть это и Али­стер Кро­ули.
«Я гово­рю вам свое окон­ча­тель­ное и бес­по­во­рот­ное «может быть»». Верю.
«Бое­вые дей­ствия в армии – это когда стре­ля­ют и очень кушать хочет­ся». Верю вдвойне.
«Усы я отпу­щу… Пус­кай ухо­дят». Верю с улыб­кой и радо­стью, ибо убеж­да­юсь, что юмор авто­ру при­сущ. И не толь­ко чер­ный.
Так все-таки – что по вер­ти­ка­ли напи­шем? «Роман­ти­ка», «сар­казм», «искрен­ность», «бра­ва­да», «геро­и­ка», «мело­дра­ма­тич­ность», «сто­и­цизм» или «скеп­сис»? Зна­е­те, доро­гие чита­те­ли, да раз­би­рай­тесь сами, в кон­це кон­цов! Может, резуль­та­та и не достиг­не­те, зато про­цесс инте­ре­сен.

Еле­на Тара­сен­ко,
член Сою­за рос­сий­ских писа­те­лей

кольцо с изумрудом

5 июля 1863 года, Клен­тер­вилль, Мичи­ган.

МЭТЬЮ сто­ял у вит­ри­ны юве­лир­но­го мага­зин­чи­ка и бук­валь­но пожи­рал гла­за­ми золо­тое колеч­ко, являв­шее собой жем­чу­жи­ну ассор­ти­мен­та. Акку­рат­ность, с кото­рой оно было отли­то, выда­ва­ло хоро­ше­го евро­пей­ско­го масте­ра, внеш­нюю поверх­ность покры­ва­ла рос­сыпь брил­ли­ан­тов, но самым пре­крас­ным был изу­мруд.

Паре­нек меч­та­тель­но вздох­нул: «Как раз под ее паль­чик. Пода­рю это коль­цо, и она все пой­мет, узна­ет о моих чув­ствах. Да, Роза­лия, юве­лир делал его спе­ци­аль­но для тебя, образ твой являл­ся ему во снах. Это судь­ба!» Блэйн сам не заме­тил, как открыл дверь и вошел в лав­ку, толь­ко неж­ный пере­звон коло­коль­чи­ков вер­нул его к реаль­но­сти.

Ста­рый еврей, до того дре­мав­ший в крес­ле у при­лав­ка, сме­рил посе­ти­те­ля взо­ром опыт­но­го оцен­щи­ка и скри­вил­ся: потер­тая рубаш­ка, корот­кие шта­ны и тяже­лые туфли на тол­стой подош­ве с ходу выда­ва­ли рабо­че­го. Тем не менее, врож­ден­ная интел­ли­гент­ность заста­ви­ла юве­ли­ра при­вет­ли­во улыб­нуть­ся и спро­сить:

- Чем я могу помочь вам, моло­дой чело­век?

- Хочу сде­лать пред­ло­же­ние девуш­ке, — с дро­жью в голо­се сооб­щил Блэйн.

- Рад за вас, моло­дой чело­век…

- Вы пер­вый, кто об этом узнал, — зага­доч­но ска­зал Мэтью. – Мне нуж­но обру­чаль­ное коль­цо, достой­ное ее несрав­нен­ной кра­со­ты. Я смо­гу запла­тить, чест­ное сло­во!

Юве­лир глу­бо­ко вздох­нул и шум­но выдох­нул – он не любил оби­жать людей, осо­бен­но моло­дых и наив­ных:

- Пря­мо не знаю, ува­жа­е­мый, что вам пред­ло­жить. Есть у меня золо­че­ные коль­ца, их быст­ро рас­хва­ты­ва­ют. Брать буде­те, все­го два дол­ла­ра шту­ка?

- Золо­че­ные?! Вы, долж­но быть, шути­те? – воз­му­тил­ся Мэтью. – Моя воз­люб­лен­ная достой­на боль­ше­го! Ее белые тон­кие руки, пле­чи, свет­лые завит­ки волос… А как она игра­ет на роя­ле!

Еврей зака­тил гла­за: как же отде­лать­ся от пар­ня, что­бы он не пошел к Пото­ма­ку топить­ся?

- Есть коль­ца по трид­цать дол­ла­ров, отлич­ное каче­ство.

- Золо­тые?

- Как сло­во пре­зи­ден­та Лин­коль­на, — усмех­нул­ся юве­лир. – Кста­ти, за пять дол­ла­ров свер­ху могу выгра­ви­ро­вать любое сло­во. Готов про­дать в кре­дит под восемь­де­сят про­цен­тов. Соглас­ны?

Мэтью не отве­чал, лишь чесал под­бо­ро­док и бро­сал завист­ли­вые взгля­ды на сокро­ви­ща в вит­рине. Нако­нец, он решил открыть вели­чай­шую тай­ну и выпа­лил:

- Сэр, моя любовь – это Роза­лия Бьёрн!

- Что?! – челюсть юве­ли­ра про­сто рух­ну­ла на пол. – Парень, да в сво­ем ли ты уме? Роза­лия Бьёрн! Ха! Самая пре­крас­ная девуш­ка шта­та, дочь вла­дель­ца ста­ле­ли­тей­но­го заво­да, пле­мян­ни­ца сена­то­ра и даль­няя род­ствен­ни­ца гене­ра­ла Мида! Да она Улис­су Гран­ту отка­жет, не то что тебе. Отку­да толь­ко мыс­ли такие берут­ся?

- Про­сто я рабо­таю на заво­де Джор­джа Бьёр­на, ее отца. Одна­жды мы столк­ну­лись во вре­мя обе­ден­но­го пере­ры­ва и раз­го­во­ри­лись. На меня с такой зави­стью потом дру­зья смот­ре­ли! А Роза­лия ста­ла при­гла­шать меня на ужин…

- Тебя? – юве­лир от души рас­сме­ял­ся. – В Клен­тер­вил­ле каж­дый меч­та­ет попасть на при­ем к Бьёр­нам, а ты гово­ришь «ужин». Хва­тит обма­ны­вать ста­ри­ка. Что в тебе осо­бен­но­го? Худой, руки что пле­ти, ладо­ни мозо­ли­стые, сам заго­ре­лый, точ­но раб с план­та­ции!

- Я не лгу! – чуть не пла­кал Мэтью. – Каж­дую вто­рую суб­бо­ту я при­хо­жу на ужин к Бьёр­нам, Роза­лия игра­ет для меня. А потом мы дол­го бесе­ду­ем, ей очень инте­рес­на жизнь про­сто­го наро­да.

- Даже если так, — усту­пил юве­лир, — когда ты услы­шал сва­деб­ные гим­ны?

- Не нуж­но было вам при­зна­вать­ся, — насу­пил­ся Блэйн, чем вызвал новый взрыв хохо­та.

- Лад­но, лад­но, про­сти меня, парень. Если твои замыс­лы испол­нят­ся, я зай­мусь бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Так какое коль­цо тебе нуж­но?

- Вот это, — Мэтью пока­зал на вит­ри­ну.

- Губа у тебя, одна­ко, не дура, — хмык­нул юве­лир. – Эту хит­рую вещи­цу еще мой отец из Австрии при­вез, думал, с рука­ми ото­рвут, толь­ко с тех пор оно так и лежит. Мисс Бьёрн точ­но понра­вит­ся, да вот…

- Сколь­ко хоти­те за него? – вскри­чал Блэйн и полу­чил суро­вый ответ:

- Шесть сотен.

- Так мно­го? Мне каза­лось, сто, сто пять­де­сят, но шесть­сот дол­ла­ров! Я в жиз­ни таких денег не видел!

- Это же штуч­ный товар, — рас­хва­ли­вал коль­цо юве­лир. – Даже в Евро­пе нын­че труд­но най­ти что-то подоб­ное. Ред­чай­шие брил­ли­ан­ты, изу­мруд – один он сто­ит дол­ла­ров две­сти.

- Но где я най­ду такие день­ги? – глу­по спро­сил Мэтью.

Юве­лир посмот­рел на погруст­нев­шее лицо Блэй­на. Сей­час оно напо­ми­на­ло погре­баль­ную мас­ку. Ста­рый делец вспом­нил, как сам когда-то влю­бил­ся и хотел пода­рить сво­ей девуш­ке это же коль­цо, но отец ска­зал, что оно для бога­тых кли­ен­тов. Все надеж­ды, неко­гда свя­зан­ные с этим золо­тым обод­ком, вос­крес­ли в душе юве­ли­ра.

- Лад­но, парень, Аме­ри­ка – зем­ля надежд. В кре­дит его про­дать не могу – ты не рас­пла­тишь­ся. Но я готов сбро­сить цену до четы­рех­сот, нет, четы­рех­сот два­дца­ти дол­ла­ров.

- Но где мне их взять?!

- Эх, моло­дежь, все­му вас учить! Ты не видел пла­ка­ты в горо­де: «22-й Мичи­ган­ский полк наби­ра­ет доб­ро­воль­цев»? Со все­ми допла­та­ми и бону­са­ми ново­бра­нец полу­ча­ет три с поло­ви­ной сот­ни, доба­вишь свои сбе­ре­же­ния, и как раз на колеч­ко хва­тит.

- А вдруг меня убьют – что тогда?

- Вой­на кон­чит­ся в тече­ние меся­ца, парень. Мид раз­бил Ли под Гет­тис­бер­гом, вче­ра на Запа­де был захва­чен Викс­бург. Когда полк поки­нет город, Рич­монд уже сдаст­ся.

- Я не уве­рен, сэр…

- Давай! Ради люб­ви мож­но риск­нуть. К тому же с неде­лю еще поще­го­ля­ешь, отдох­нешь, пока они там сфор­ми­ру­ют все. Дей­ствуй, парень, пока я не пере­ду­мал.

Из лав­ки Мэтью выбе­жал в крайне воз­буж­ден­ном состо­я­нии. «Вот оно! Меч­та испол­нит­ся – не пусты­ми были еже­нощ­ные молит­вы Гос­по­ду, кото­рый решил помочь рабу сво­е­му!» — так думал парень. И как дока­за­тель­ство вер­но­сти его мыс­лей, висел на сосед­нем доме дере­вян­ный щит с над­пи­сью: «Доб­ро­воль­цы для Лин­коль­на! Запи­сы­вай­тесь в 22-й Мичи­ган­ский полк! Вы сра­зу полу­чи­те 50 дол­ла­ров от феде­раль­ных вла­стей плюс бонус в 100 дол­ла­ров от пра­ви­тель­ства шта­та, 50 от мэра Клен­тер­вил­ля. Так­же наш бла­го­де­тель Джордж Бьёрн пла­тит каж­до­му ново­бран­цу 150 дол­ла­ров. В общей слож­но­сти вам выда­дут 350$, назна­чат еже­ме­сяч­ное доволь­ствие в раз­ме­ре 13$, пол­но­стью обес­пе­чат фор­мой, обу­вью и новым ору­жи­ем. Спе­ши­те послу­жить Сою­зу!»

Пункт рекрут­ско­го набо­ра раз­ме­щал­ся в быв­шей кла­дов­ке город­ской рату­ши. В скуд­но выгля­дев­шем каби­не­те, всю обста­нов­ку кото­ро­го состав­ля­ли стол, стул и флаг США, сидел лей­те­нант, явно не из этих кра­ев, в фор­ме Вете­ран­ско­го кор­пу­са. На вид офи­це­ру было лет два­дцать пять, но в его шеве­лю­ру забра­лась седи­на, левый глаз закры­ва­ла чер­ная повяз­ка, из-под кра­ев кото­рой выгля­ды­вал шрам, рядом была при­сло­не­на про­стень­кая тро­сточ­ка. Мэтью не мог и сло­ва вымол­вить, ведь перед ним был герой, ранен­ный на войне, в боях за един­ство роди­ны. Он драл­ся с пога­ны­ми повстан­ца­ми, пока Блэйн и его дру­зья спо­кой­но спа­ли в сво­их посте­лях. Почему-то Мэт­ту каза­лось, что этот лей­те­нант сей­час заме­тит его, вско­чит и закри­чит: «Как ты посмел про­хла­ждать­ся здесь? Живо бери вин­тов­ку – и марш на фронт! Денег не полу­чишь!» Одна­ко с уст офи­це­ра сорва­лись дру­гие сло­ва:

- Чего тебе, сынок? Зашел – гово­ри, нече­го ска­зать – ухо­ди.

- Я… — несме­ло начал Блэйн, — это… хочу всту­пить…

- Куда? – улыб­нул­ся лей­те­нант. – В рес­пуб­ли­кан­скую пар­тию? Так это не ко мне, а к ваше­му мэру.

- Нет, сэр, — отче­ка­нил Мэтью и вытя­нул­ся по стой­ке смир­но. – Я при­шел, что­бы запи­сать­ся на служ­бу. Каж­дый дол­жен сра­жать­ся за свою стра­ну в тяже­лые годы.

- Три­на­дца­тый за сего­дня, — тихо ска­зал лей­те­нант.

- Про­сти­те? – авто­ма­ти­че­ски спро­сил Блэйн.

- Не обра­щай вни­ма­ния, парень, при­са­жи­вай­ся. Меня зовут Алек­сандр Вэлш, лей­те­нант Вэлш.

- Мэтью Блэйн, — пред­ста­вил­ся Мэтт.

- Пре­крас­но, Мэтью. Дер­жи бланк, запол­ни его, и можешь счи­тать, что твоя меч­та послу­жить Сою­зу испол­ни­лась, — при этих сло­вах на лице лей­те­нан­та Вэл­ша появи­лось выра­же­ние лег­кой издев­ки.

Блэйн полу­чил перье­вую руч­ку, бан­ку чер­нил и стал ста­ра­тель­но, насколь­ко мог кра­си­во запол­нять пунк­ты полу­чен­ной анке­ты: воз­раст, наци­о­наль­ность и осталь­ное, столь же бес­смыс­лен­ное на поле боя, как щит из это­го лист­ка бума­ги. Пока он писал, все вре­мя неволь­но косил­ся на изуро­до­ван­ное лицо Алек­сандра. Тот при­ме­тил это и пояс­нил:

- Слу­жил во 2-м Мэйн­ском, в декаб­ре шесть­де­сят вто­ро­го мы штур­мо­ва­ли город Фре­де­рик­с­берг в Вир­ги­нии. Там оста­лись мой глаз и ступ­ня пра­вой ноги. И мно­гие дру­зья…

Когда фор­маль­но­сти закон­чи­лись, лей­те­нант про­тя­нул Блэй­ну кон­верт.

- Тебе повез­ло, Мэтт, во мно­гих местах сол­да­ты полу­ча­ют день­ги через месяц после отбы­тия на фронт. А ты вон, сра­зу в руки. Толь­ко не забудь вось­мо­го чис­ла сюда явить­ся – будет отправ­ка.

- Тогда нам выда­дут фор­му? – спро­сил Мэтью.

- Ее вы полу­чи­те на сбор­ном пунк­те пол­ка, — Вэлш под­миг­нул. – Или ты думал, что тебе и вин­тов­ку сра­зу вру­чат? Систе­ма рабо­та­ет очень мед­лен­но, хоро­шо хоть мун­ди­ров на всех теперь хва­та­ет, а то в пер­вый год сто­ял сущий бар­дак.

«Да, небе­са помо­га­ют мне, — окон­ча­тель­но решил Мэтью, — и вой­на долж­на закон­чить­ся в тече­ние меся­ца. Я даже ору­жия в руках подер­жать не успею. Пле­вать на это кро­во­про­ли­тие, оно меня не каса­ет­ся!»

Зеле­ные бумаж­ки гре­ли кар­ман, они были для Мэт­та неждан­ным чудом, кото­рое может рас­та­ять, если пере­стать верить в него. И он летел к лав­ке, видя себя в эти мину­ты счаст­ли­вей­шим из людей. Дро­жа­щей рукой про­тя­нул тор­гов­цу день­ги, полу­чен­ные в мэрии, отсчи­тал мятые бумаж­ки и моне­ты из соб­ствен­ных скуд­ных сбе­ре­же­ний. Все, что­бы на ладонь лег­ло то пре­крас­ное колеч­ко с зеле­ным камеш­ком.

Оста­лось сде­лать послед­нее дело: добе­жать до поме­стья Бьёр­нов, через опрят­ные ули­цы сон­но­го город­ка, по пыль­но­му про­сел­ку и даль­ше, через зарос­ли шипов­ни­ка и поле, при­мы­ка­ю­щее к саду, а за ним аллея фрук­то­вых дере­вьев ведет к само­му дому. Мэтт не заме­тил, как про­де­лал этот путь. Он вспо­тел и тяже­ло дышал, но был счаст­лив; серд­це его уча­щен­но билось в ожи­да­нии сла­дост­ной мину­ты встре­чи с воз­люб­лен­ной.

Роза­лия точ­но жда­ла его на лавоч­ке под кле­на­ми. Девуш­ка была оде­та в нежно-синее пла­тье, в руках дер­жа­ла сбор­ник сти­хов совре­мен­ных поэтов. Когда подул вете­рок, Мэтью мог поклясть­ся, что ощу­тил едва замет­ный аро­мат яблок, исхо­див­ший от Роза­лии.

- Мисс Бьёрн? – несме­ло позвал Мэтью.

Он сжал кулак, и коль­цо до боли вон­зи­лось в ладонь.

- О, Мэтью, как я рада! — вос­клик­ну­ла Роза­лия.

Ее гла­за све­ти­лись про­стой, искрен­ней моло­до­стью. Блэйн замер на мгно­ве­ние, дыха­ние его пре­кра­ти­лось, а потом он вдруг бро­сил­ся впе­ред, упал на коле­ни и про­тя­нул воз­люб­лен­ной коль­цо.

- Роза­лия, милая Роза­лия, при­ми это коль­цо в знак нашей люб­ви!

- Мистер Блэйн! – юная Бьёрн уро­ни­ла кни­гу и отшат­ну­лась от назой­ли­во­го кава­ле­ра.

- Выхо­ди за меня, Роза­лия! Мы ведь любим друг дру­га, не скры­вай сво­их чувств!

- Мэтью, ты гово­ришь глу­по­сти. У меня есть жених, и он ско­ро при­е­дет из Фила­дель­фии.

- Не обма­ны­вай меня, люби­мая, — отмах­нул­ся Блэйн. – Ты про­сто боишь­ся, что твой отец не при­мет нашу любовь. Тогда мы убе­жим прочь. Посмот­ри же, какое пре­крас­ное коль­цо я купил тебе!

- Я не люб­лю тебя, — ска­за­ла Роза­лия. – С чего ты взял?..

- Но ты так искренне обща­лась со мной, при­гла­си­ла в дом отца… Раз­ве это не дока­за­тель­ство? – Мэтт так и сто­ял на коле­нях, пора­жен­ный сло­ва­ми воз­люб­лен­ной, но не лишив­ший­ся надеж­ды. – Неуже­ли…

- Мне нуж­но было узнать про­стых людей, — жест­ко отре­за­ла Роза­лия. – Отец насто­ял на этом. И очень сожа­лею, Мэтью, что ты невер­но понял мои наме­ре­ния. Про­сти, но тебе луч­ше не появ­лять­ся боль­ше в нашем доме.

Девуш­ка под­ня­ла кни­гу и напра­ви­лась к дому, в две­рях кото­ро­го уже тол­пи­лись слу­ги, гото­вые бро­сить­ся на помощь хозяй­ке. А Мэтт все про­тя­ги­вал руки к лав­ке и обли­вал­ся сле­за­ми – сего­дня Гос­подь жесто­ко под­шу­тил над ним.

- Тебе понра­ви­лось коль­цо? – крик­нул, нако­нец, Блэйн.

Роза­лия обер­ну­лась и спо­кой­но отве­ти­ла:

- Оно очень кра­си­во. Уве­ре­на, твоя воз­люб­лен­ная будет счаст­ли­ва.

- Дру­гой люб­ви в моей жиз­ни не будет, мисс Бьёрн, — ска­зал Блэйн. – Я пони­маю, что посту­пил неосмот­ри­тель­но и глу­по. Но теперь у нас обо­их будет вре­мя, что­бы хоро­шень­ко поду­мать о буду­щем. Я ско­ро уйду на вой­ну и забе­ру коль­цо с собой, а когда вер­нусь, мы про­дол­жим раз­го­вор.

- Итог будет преж­ним, — ска­зал Роза­лия.

- Пусть так, но на те меся­цы, что я про­ве­ду в похо­дах, меч­та будет со мной. При­хо­ди­те про­во­дить нас, пожа­луй­ста!

И, не дожи­да­ясь отве­та, Мэтью Блэйн убе­жал.

Вос­крес­ным днем отряд из трид­ца­ти двух ново­бран­цев поки­нул город. Во гла­ве колон­ны ехал пехот­ный офи­цер на белом коне. Бра­вый воя­ка левой рукой дер­жал пово­дья, пра­вой при­жи­мал к сине­му мун­ди­ру пре­крас­ную саб­лю с широ­ким лез­ви­ем. Над­ры­вал­ся мест­ный оркестр, играя марш «Янки Дудль», тре­пе­та­ли полот­ни­ща, и в пол­ном мол­ча­нии сто­я­ли горо­жане. Здесь были почти все: лавоч­ни­ки, вла­дель­цы гости­ниц, мэр, лей­те­нант Вэлш и даже Джордж Бьёрн. Толь­ко Роза­лию не уви­дел в тол­пе Мэтью.

«Ниче­го, — думал он тогда, — вой­на не сегодня-завтра завер­шит­ся. Я вер­нусь кра­си­вый, в фор­ме, тогда Роза­лия точ­но не про­ме­ня­ет меня на какого-то хлы­ща из Фила­дель­фии». Отряд ухо­дил из Клен­тер­вил­ля на восток, под­ни­мая клу­бы пыли, и с каж­дым шагом Блэйн укреп­лял­ся в мыс­ли, что собы­тия про­шлой неде­ли – это испы­та­ния, за ними после­ду­ет награ­да. И это будет Роза­лия. Ско­ро он дока­жет свою любовь и вер­нет­ся…

* * *

Мэтью Блэйн умер от дизен­те­рии в поход­ном лаге­ре три меся­ца спу­стя. Его похо­ро­ни­ли под вязом, и когда сол­да­ты ста­ли делить лич­ные вещи покой­но­го това­ри­ща, золо­тое колеч­ко с изу­мру­дом доста­лось какому-то счаст­лив­цу.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *