Небесных гонцов колыбельные песни

* * *

Созда­ния Божьи на све­те не веч­ны,
Цве­ты, рас­пу­стив­шись, осып­лют­ся за день.
И радость, и сча­стье все­гда быст­ро­теч­ны.
Живи, насла­ждай­ся, с судь­бою не сла­дить.

Век даль­ше про­длить не помо­гут богат­ства,
И вре­мя на милость тебя не отпу­стит.
В люд­ской кра­со­те нет, увы, посто­ян­ства —
Ложат­ся мор­щи­ны узо­ра­ми гру­сти.

Бли­жай­ше­го бли­же для смерт­ных Все­выш­ний.
Тебя Он поста­вит с достой­ны­ми вме­сте.
Полю­бишь Его — в час кон­чи­ны услы­шишь
Небес­ных гон­цов колы­бель­ные пес­ни.

Рас­став­ле­ны сно­ва кап­ка­ны вра­га­ми.
Уста­нут ли злые от мерз­ких дея­ний?
Пусть тесто недоб­ры­ми месят рука­ми,
Хлеб пра­вед­ным ста­нет в гор­ни­ле стра­да­ний.

* * *

Как шах даёт фир­ман1, дай пра­во быть с тобой.
В моих меч­тах живёт един­ствен­ное чув­ство.
Жду взгля­да тво­е­го, так вла­ги дож­де­вой
Сухая ждёт зем­ля, стра­дая безыс­кус­но.
…Зачем ты ушла от меня, невер­ная?

Пове­ришь или нет, дру­гим в тво­их гла­зах
Пред­ста­ну я теперь, душа теря­ет силы.
Что для тебя сти­хи? — ухмыл­ка на губах…
Не пло­до­но­сит сад забро­шен­ный, неми­лый.
…Зачем ты ушла от меня, невер­ная?

При­кос­но­ве­ний жар не сохра­нит рука —
Увяд­шие цве­ты пред зер­ка­лом забы­ты.
К люби­мым воло­сам тянусь изда­ле­ка,
Но рядыш­ком чужой лас­ка­ет их откры­то.
…Зачем ты ушла от меня, невер­ная?

Захо­чешь быть со мной — про­мол­ви: «Исра­ил,
При­ди»,— и я при­ду, себя не уни­жая.
Смот­рю на образ твой, на ту, кого любил.
Жизнь мимо про­нес­лась, в люб­ви забот не зная.
…Зачем ты ушла от меня, невер­ная?

* * *

Мой див­ный ангел с тали­ей тон­чай­шей,
Живи и здрав­ствуй без хло­пот печаль­ных.
В миг рас­ста­ва­нья в тишине зве­ня­щей
Ты слёз моих не виде­ла про­щаль­ных.

Погас­нет память искор­кой во взгля­де,
Истле­ет серд­це на кост­ре раз­лу­ки.
Когда чужой твои лас­ка­ет пря­ди,
Теп­ло их сохра­нят поэта руки.

Забот и устрем­ле­ний видишь мни­мость,
Впус­кая в дверь заждав­шу­ю­ся ста­рость.
О Исра­ил, в дугу неспра­вед­ли­вость
Тебя согнёт… Что седи­на ей? Малость.

* * *

Оста­ви­ла, в любовь ушла дру­гую,
Скольз­нув меж рук про­тя­ну­тых былин­кой.
Когда рас­че­шет ветер прядь тугую,
Ото­рван­ной хочу быть воло­син­кой.

Род­ник люб­ви жур­чит, не исся­ка­ет,
Несёт про­хла­ду для тебя, но мимо.
Когда в раз­лу­ке серд­це зами­ра­ет,
Сле­зой хочу быть на щеке люби­мой.

О жизнь, ты обо­рвёшь­ся вдруг на пике
С меч­той несбыв­шей­ся о сча­стье бег­лом.
Когда улыб­ка вспых­нет вновь на лике,
В кост­ре её хочу быть мёрт­вым пеп­лом!

* * *

Где ангел мой, оста­вив­ший в огне
И жаж­де, что все­гда неуто­ли­ма?
Подъ­ёмы, спус­ки… Жизнь моя во мгле,
А ты, как солн­ца луч, про­хо­дишь мимо.

Дни, меся­цы, года текут без нас.
Слёз горь­ких раз­де­лив­шая лави­на
Не высох­нет ни зав­тра, ни сей­час.
Буке­та одно­го две поло­ви­ны.

При­хо­дит осень жиз­ни, Исра­ил.
Душа боль­на, лицо твоё не вижу.
На вздох послед­ний вряд ли хва­тит сил.
При­ди, любовь, и сядь ко мне побли­же.

* * *

Когда ты ушла, то вес­на обер­ну­лась зимой.
Сорвал ветер шкваль­ный в садах вос­ко­вую лист­ву.
Закон­чи­лась моло­дость… Горе кри­чит за спи­ной:
«На сон не надей­ся, ты стал сиро­той наяву!»
— Но ищут гла­за мои сно­ва тебя, Мама!

Поки­ну­ла нас… Слё­зы тай­но текут без чис­ла.
Ушла, не вер­нёшь — сто­ном серд­ца к себе не зови.
На душу мою селе­вая лави­на сошла —
Облом­ки меч­ты, свет­лой радо­сти, дол­гой люб­ви.
— Но ищут гла­за мои сно­ва тебя, Мама!

Най­дёт­ся ли тот, кто насы­тил­ся жиз­нью с тобой?
Таких не оты­щешь средь жите­лей тыся­чи стран.
Нашёл сам Про­рок в мате­рин­ских объ­я­тьях покой,
И мате­ри имя впи­сал он в свя­щен­ный Коран.
— Но ищут гла­за мои сно­ва тебя, Мама!

Быть с мате­рью рядом — пре­вы­ше жела­ний иных.
Тру­ди­лась, чужих не про­си­ла, снис­ка­ла хва­лу.
Поклон мой тебе до зем­ли, бла­го­дар­ствен­ный стих…
К могиль­но­му я тво­е­му при­па­даю хол­му.
— Но ищут гла­за мои сно­ва тебя, Мама!

Жду встре­чи я вече­ром позд­ним и сол­неч­ным днём.
Но волю Все­выш­не­го смерт­но­му как изме­нить?!
Лишь толь­ко во снах суж­де­но пре­бы­вать нам вдво­ём,
В дру­гое же вре­мя, не видя друг дру­га, любить.
— Но ищут гла­за мои сно­ва тебя, Мама!

* * *

О Боже, смот­ри, что Ты сде­лал с поэтом —
Он спут­ни­ком горя стал в страш­ной пустыне,
Засох­шим буто­ном засуш­ли­вым летом,
Кери­му с Медж­ну­ном подо­бен отныне.
Цве­ток не завяд­ший поэтом не будет!

Всю жизнь вос­пе­вал нена­гляд­ную Пери
Поэт Шахри­яр, не сми­рив­шись с утра­той.
Вес­ну моло­дую оста­вив за две­рью,
Гру­стил о былом и совсем был не рад ей.
Любовь не теряв­ший поэтом не будет!

Восток — вот поэ­зии веч­ной сто­ли­ца.
Жаль, мало пове­рив­ших в искрен­ность сло­ва.
Кто смо­жет с вели­ким Хай­я­мом срав­нить­ся,
Умы будо­ра­жа­щим сно­ва и сно­ва?
Не муд­ро про­жив­ший поэтом не будет!

Прой­дись по тро­пин­кам роди­мо­го края,
Скло­нись до зем­ли у Моги­лы шахи­дов,
Ска­жи: «Выпил музы­ку вод род­ни­ка я,
И саз наиг­рал мне кра­су милых видов».
Талант не имев­ший поэтом не будет!

Зага­доч­на жизнь, Исра­ил, и чудес­на —
Мы делим и радость, и грусть почему-то.
Закон­чи­лось лето, и зим­няя пес­ня
О дол­гой раз­лу­ке мне слы­шит­ся утром.
Сле­зы не про­лив­ший поэтом не будет!

* * *

Проснув­шись рано, вновь гла­за сомкнуть не мог.
Зарёй рож­дён­ный, в них купал­ся тёп­лый свет.
Я день рож­де­нья твой пус­каю на порог.
Отпразд­ную один, пус­кай тебя здесь нет.
На фото милое смот­рю, и груст­но мне.

Поздра­вить утром не при­ду к тебе домой.
Любовь вза­им­ная теперь, как сиро­та,
От взгля­дов наших обер­нёт­ся вдруг тос­кой
Со склад­ка­ми вины — мор­щи­на­ми у рта.
На фото милое смот­рю, и груст­но мне.

Печаль про­шед­ших дней оста­нет­ся в душе,
И в серд­це рану не удаст­ся зале­чить.
Столк­нёт судь­ба нас на слу­чай­ном вира­же —
Умру, вос­крес­ну и про­дол­жу даль­ше жить.
На фото милое смот­рю, и груст­но мне.

Как про­ве­ла свой день рож­де­нья?.. Не мол­чи,
Ответь… Забу­дут ли объ­я­тия тела?
Ты зря затеп­ли­ла все сорок три све­чи,
Любовь моя сама сго­рит све­чой дотла.
На фото милое смот­рю, и груст­но мне.

Сул­та­ном наших чувств зва­ла меня не раз,
Теперь гора я непри­ступ­ная средь гор.
Захо­чешь встре­тить­ся, пре­льстить сия­ньем глаз —
В тумане спря­чусь, не пой­ду на раз­го­вор.
На фото милое смот­рю, и груст­но мне.

Как встре­чу первую забыть нам, под­ска­жи?
Пожа­тья неж­ных рук, заре подоб­ный взгляд…
Моё ты имя кро­вью серд­ца напи­ши.
Любовь соста­ри­лась на год, и я не рад.
На фото милое смот­рю, и груст­но мне.

* * *

Я слё­зы лью опять, отбро­сив прочь перо.
Как наши дни вер­нуть обрат­но, под­ска­жи.
Был кра­сок полон сад, теперь серым-серо.
Опла­чу соло­вьём на вет­ке боль души:
— В объ­я­ти­ях тво­их поз­воль мне уме­реть!

Роди­тель­ской люб­ви лишён­ный сиро­та,
Подоб­ный кораб­лю, застыв­ше­му во льдах,
Не ведая, что есть на све­те доб­ро­та,
К тебе я обра­щусь, сжи­мая в серд­це страх:
— В объ­я­ти­ях тво­их поз­воль мне уме­реть!

Пре­кра­сен для дво­их бег вре­ме­ни, но быстр.
По миру рядом шли сво­бод­ные, как ветер.
Дочь анге­ла, любовь — моих дея­ний смысл,
Сотру я боль с души — мир сра­зу ста­нет све­тел:
— В объ­я­ти­ях тво­их поз­воль мне уме­реть!

Слу­чай­но или нет, мы встре­тим­ся с тобой,
И мол­нии зиг­заг тьму осле­пит пути.
Коле­ни задро­жат… Застыв, как нежи­вой,
Я, Исра­ил, ска­жу послед­нее «про­сти»:
— В объ­я­ти­ях тво­их поз­воль мне уме­реть!

  1. Указ.

Ибра­ги­мов Исра­ил Ибра­гим оглы родил­ся 2 мар­та 1971 года в селе Сыг­даш Маса­лин­ско­го рай­о­на АзССС. Окон­чил с отли­чи­ем Сыг­даш­скую сред­нюю шко­лу, Инженерно-технический уни­вер­си­тет в г. Баку, Российско-германский инсти­тут эко­но­ми­ки и куль­ту­ры по социально-правовой спе­ци­аль­но­сти. С 1991 года про­жи­ва­ет в Орен­бур­ге.

Поэ­зи­ей увле­ка­ет­ся с юных лет. Сти­хо­тво­ре­ния Ибра­ги­мо­ва Исра­и­ла были опуб­ли­ко­ва­ны в жур­на­ле «Улдуз» (Баку), в аль­ма­на­хах «Гости­ный двор», «Баш­ня» (Орен­бург), жур­на­ле «День и Ночь» (Крас­но­ярск).

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.