За кругом времени

 МАРИНА РУКАВИЦЫНА 

orange_book_epub_png

В душе всегда есть жажда чуда

Читая рас­ска­зы и пове­сти Мари­ны Рука­ви­цы­ной, преж­де все­го удив­ля­ешь­ся тому, что они появи­лись слов­но ниот­ку­да. Как гово­рит­ся, ничто не пред­ве­ща­ло, да вдруг воз­ник в Орен­бур­ге новый и весь­ма инте­рес­ный про­за­ик. Но по здра­вом раз­мыш­ле­нии пони­ма­ешь: ниот­ку­да ничто не берет­ся, и если талант­ли­вый моло­дой жур­на­лист, како­вым явля­ет­ся Мари­на Сер­ге­ев­на, начи­на­ет рабо­тать над серьез­ной про­зой, зна­чит, накоп­лен­ное им коли­че­ство жиз­нен­ных впе­чат­ле­ний и опы­та «пере­хо­дит под­спуд­но в каче­ство», как напи­сал одна­жды Андрей Мака­ре­вич.

Жанр, в кото­ром рабо­та­ет Мари­на Рука­ви­цы­на, его наи­бо­лее яркий пред­ста­ви­тель Габ­ри­эль Гар­сиа Мар­кес опре­де­лил как маги­че­ский реа­лизм. Если попро­сту, то это зна­чит вот что: сна­ча­ла вро­де бы все нор­маль­но и реаль­но – живет себе где-то рядом с нами обыч­ный чело­век, про­жи­ва­ет отме­рен­ные судь­бой дни и годы, и вдруг… Вдруг жаж­да чуда про­сы­па­ет­ся в его душе, и начи­на­ет­ся совре­мен­ная сказ­ка. Автор креп­ко закру­чи­ва­ет сюжет, ведет нас вме­сте с геро­ем повест­во­ва­ния через неве­ро­ят­ные собы­тия, что­бы в фина­ле взо­рвать не толь­ко наску­чив­шую повсе­днев­ную реаль­ность, но и наши чита­тель­ские ожи­да­ния. Мы-то, как водит­ся, уве­ре­ны в том, что на три хода впе­ред видим дви­же­ние мыс­ли авто­ра. Ан нет! До послед­них строк напря­жен­но ждешь раз­вяз­ки, но когда она про­ис­хо­дит, то про­сто рука­ми раз­во­дишь: вот это да!

Жаж­да чуда, к сча­стью, живет в наших душах, и ее не истре­бить. Потому-то нам нра­вят­ся вол­шеб­ство и тай­ны. И они щед­ро рас­сы­па­ны по стра­ни­цам про­зы Мари­ны Рука­ви­цы­ной.

Жаж­да чуда, к сча­стью, живет в наших душах, и ее не истре­бить. Потому-то нам нра­вят­ся вол­шеб­ство и тай­ны. И они щед­ро рас­сы­па­ны по стра­ни­цам про­зы Мари­ны Рука­ви­цы­ной. Но надо пом­нить еще вот о чем: жен­щи­ной все­гда дви­жет любовь. Мало того, что автор кни­ги – жен­щи­на, так и почти во всех ее рас­ска­зах и пове­стях – «За кру­гом вре­ме­ни», «Точ­ка силы», «Бирю­зо­вый пер­стень», «Тень от воло­са» – дей­ству­ет не толь­ко герой, но и обя­за­тель­но его геро­и­ня. И, как вы пони­ма­е­те, ею дви­жет исклю­чи­тель­но любовь. Как и поло­же­но жен­щине. Любовь застав­ля­ет ее быть до кон­ца вер­ной и силь­ной. Порой геро­и­ня ока­зы­ва­ет­ся даже силь­нее сво­е­го героя – как в «Тени от воло­са» и «Точ­ке силы».
А повесть «За кру­гом вре­ме­ни» удив­ля­ет глу­бо­ким зна­ни­ем авто­ром сла­вян­ской мифо­ло­гии, наших кор­ней, наших древ­них богов и веро­ва­ний. Мно­гие ли из ныне здрав­ству­ю­щих «гор­дых вну­ков сла­вян» веда­ют о том, что такое Коло Сва­ро­га? То-то. А Мари­на Рука­ви­цы­на на этом древне­сла­вян­ском мифе постро­и­ла целое повест­во­ва­ние, застав­ляя его геро­ев не про­сто посте­пен­но погру­жать­ся в ожив­шую реаль­ность древ­ней леген­ды, но и най­ти в себе свою истин­ную суть, до поры глу­бо­ко запря­тан­ную…
Сло­вом, на мой взгляд, про­зу Мари­ны Рука­ви­цы­ной ждет счаст­ли­вая судь­ба – ее про­чтут обя­за­тель­но. Поче­му? Да пото­му, что… (см. заго­ло­вок).

Вяче­слав МОИСЕЕВ.

ПОД ПЫЛЬНЫМ белым пла­фо­ном кру­жи­лись две вялые кан­це­ляр­ские мухи – послед­ние из сво­е­го пле­ме­ни. Осен­ний сквоз­няк из фор­точ­ки посто­ян­но сно­сил их в сто­ро­ну, но мухи с непо­нят­ным упор­ством воз­вра­ща­лись в облю­бо­ван­ное ими под­пла­фон­ное про­стран­ство.

Парень, сидя­щий на жест­ком казен­ном сту­ле, поче­сал щети­ни­стую щеку и с тос­кой вздох­нул. Его попро­си­ли обо­ждать несколь­ко минут, но отлуч­ка началь­ни­ка затя­ну­лась на доб­рый час. Но вот наконец-то в кори­до­ре послы­ша­лись шаги. В ком­на­ту ворвал­ся неожи­дан­но бод­рый для такой уны­лой обста­нов­ки Семен Пей­ла­то­вич, кото­рый по ста­рой сов­де­по­в­ской при­выч­ке мас­ки­ро­вал свое отче­ство под «Пет­ро­ви­ча». Началь­ник, отду­ва­ясь, плюх­нул­ся в крес­ло и с видом чело­ве­ка, испол­нив­ше­го долг перед роди­ной, при­дви­нул к себе реги­стра­ци­он­ный жур­нал.

– Что же, моло­дой чело­век, – ска­зал он тоном, кото­рый в рав­ной сте­пе­ни мог озна­чать и доб­ро­ду­шие, и раз­дра­жен­ность, – мы вами доволь­ны. Нуж­но ска­зать, ваше уточ­не­ние ока­за­лось несколь­ко более объ­ем­ным, чем мы все ожи­да­ли. Даже в чем-то рево­лю­ци­он­ным, я бы доба­вил. Ну ниче­го, пус­кай чер­теж­ни­ки пора­бо­та­ют, не все же им чаи гонять, – и зако­лы­хал­ся нут­ря­ным сме­хом.

Род облег­чен­но рас­пи­сал­ся в ведо­мо­сти. Он был дово­лен, что к его отче­ту никто не стал при­ди­рать­ся – бумаж­ная часть рабо­ты все­гда его раз­дра­жа­ла. Оста­лась, конеч­но, пара белых пятен, но эти ребя­та из чер­теж­но­го отде­ла, похо­же, слиш­ком лени­вы, что­бы зада­вать какие-то вопро­сы.

– Гоно­рар вы полу­чи­те в кас­се, я рас­по­ря­дил­ся. Там еще аванс дожи­да­ет­ся – с про­шлой неде­ли. И лад­но. Целее оста­лись, а? – похо­же, он сно­ва готов был рас­сме­ять­ся, но пере­ду­мал.

Чем-то ему этот парень не нра­вил­ся. Дело даже не в том, как он выгля­дит, – бог бы с ним, если тот пред­по­чи­та­ет мотать­ся по доро­гам, а не делать карье­ру в каби­не­те. Про­сто в при­сут­ствии луч­ше­го уточ­ни­те­ля реги­о­наль­но­го под­раз­де­ле­ния началь­ни­ку отде­ла кар­то­гра­фии ста­но­ви­лось как-то не по себе.

– Ты, это… Денис, – началь­ник явно напряг­ся, что­бы вспом­нить имя, – постриг­ся бы, а? Ведь не дев­ка все-таки.

– Это совер­шен­но исклю­че­но, – отве­тил парень, натя­ги­вая на руки видав­шие виды кожа­ные пер­чат­ки, – ска­жи­те луч­ше, когда день­ги выда­дут на амор­ти­за­цию. Я маши­ну два меся­ца по доро­гам бил…

– Пока не знаю, – искренне рас­стро­ил­ся Семен Пей­ла­то­вич и раз­вел рука­ми, слов­но пока­зы­вая, что вот он гол как сокол и взять с него уж точ­но нече­го, – я сего­дня на сове­ща­нии как раз соби­рал­ся вопрос ста­вить, думаю, что по воз­вра­ще­нию ваше­му решим…

Но его уже никто не слу­шал. Бурк­нув «до сви­да­ния», Род вышел в кори­дор. Спе­ци­аль­но бухая тяже­лы­ми под­ко­ван­ны­ми бер­ца­ми, он шел по узко­му тем­но­му пере­хо­ду. Непри­язнь с началь­ни­ком у них была вза­им­ной. Дело в том, что толь­ко при­сту­пив к рабо­те в Управ­ле­нии кар­то­гра­фии и гео­де­зии, он попал под нача­ло класс­но­го дядь­ки – Алек­сандра Алек­се­е­ви­ча Гон­ча­ро­ва. Его быв­ший началь­ник иско­ле­сил про­стран­ство от Наход­ки от Аста­ны, был не дурак выпить, и ему не нуж­но было объ­яс­нять, что маши­на посто­ян­но съе­да­ет кучу денег на амор­ти­за­цию. Гон­ча­ров за каж­до­го сво­е­го пар­ня готов был порвать глот­ку выше­сто­я­щим, и Род чув­ство­вал себя как у Хри­ста за пазу­хой, пока одна­жды, вер­нув­шись из коман­ди­ров­ки, не застал за его сто­лом Семе­на Пей­ла­то­ви­ча, опыт­но­го чинов­ни­ка, ни разу не высу­нув­ше­го нос за пре­де­лы соб­ствен­ной при­ем­ной… Род до сих пор удив­лял­ся, когда вспо­ми­нал, что его быв­ше­му коман­ди­ру стук­ну­ло уже 69.

Может быть, поэто­му он посто­ян­но обра­щал­ся к ново­му началь­ни­ку не ина­че как Пей­ла­то­вич и делал вид, что никак не может запом­нить «Пет­ро­ви­ча».

С обе­их сто­рон кори­до­ра две­ри были рас­пах­ну­ты. Пах­ло бумаж­ной пылью. В каби­не­тах сотруд­ни­ки пере­кла­ды­ва­ли со сто­ла на стол под­ши­тые пла­ны дорог, про­шед­ших уточ­не­ние, не про­шед­ших уточ­не­ние, а так­же тех, суще­ство­ва­ние кото­рых сто­я­ло под вопро­сом.

Род усмех­нул­ся про себя, вспом­нив их назва­ние – «при­зра­ки». На самом деле ниче­го роман­ти­че­ско­го, как мож­но было бы поду­мать. Про­сто соеди­ня­ла мно­го лет назад две дерев­ни асфаль­ти­ро­ван­ная доро­га, а потом покры­тие иска­та­ли в пыль, а госу­дар­ству уже ни до чего дела нет, и оста­лось вме­сто доро­ги толь­ко направ­ле­ние. Если пого­да хоро­шая – про­ско­чишь, ну а рас­пу­ти­ца – изви­няй, брат, свои в такую пого­ду дома сидят, теле­ви­зор смот­рят!

Вот еще неде­ли две, и нач­нет­ся по этим доро­гам такое, что луч­ше не совать­ся. Навер­ное, уточ­не­ние этой маги­стра­ли Род оста­вил напо­сле­док под­со­зна­тель­но. Мама часто гово­ри­ла, что он жить не может без про­блем, и не будь в этом мире непри­ят­но­стей, он бы сам себе их при­ду­мал.

В кас­се столк­нул­ся с жиз­не­ра­дост­ным Пав­ли­ком, похо­жим на круг­лень­ко­го домо­ви­то­го бурун­дуч­ка. Когда они пол­го­да назад впер­вые уви­де­ли друг дру­га в этой кон­то­ре, сна­ча­ла секунд пять при­смат­ри­ва­лись, а потом обня­лись, похло­па­ли друг дру­га по пле­чам – как-никак одно­класс­ни­ки. Не счи­тая, Род засу­нул пач­ку купюр в кар­ман. Пав­лик сда­вал финан­со­вую отчет­ность за всех кол­лег – душа-человек, нико­му отка­зать не может. Рас­пи­сав­шись в какой-то бумаж­ке и выслу­шав при­дир­ки бух­гал­тер­ши, наконец-то обер­нул­ся – радост­ный, улы­ба­ю­щий­ся.

– При­вет, ста­рик!

Род в ответ широ­ко улыб­нул­ся – было чер­тов­ски при­ят­но уви­деть в этой цита­де­ли бюро­кра­тов хоть одно чело­ве­че­ское лицо.

– Слу­шай, ты что, опять уез­жа­ешь? Да лад­но, побудь еще денеч­ка три. А то все наши уже и забы­ли, как ты выгля­дишь. Погу­ля­ем! Я даже тебе спе­ци­аль­ный номер при­го­то­вил – как счи­та­ешь, Тар­за­на изоб­ра­зить смо­жешь? Костюм тебе дол­жен подой­ти. Хоро­шо, что ты еще не постриг­ся.

– Како­го Тар­за­на? Да что с тобой? Ты ведь и не пьешь, по-моему…

– Я гази­ров­ку буду… – Пав­лик на этих сло­вах сохра­нил совер­шен­но серьез­ное выра­же­ние лица, – пони­ма­ешь, мне пору­чи­ли быть тама­дой, а я решил, что нуж­но всех под­ряд оза­да­чить и роли раз­дать – а то напьют­ся как один, под стол попа­да­ют. Скуч­но же будет!

– Да пого­ди ты. Кто женится-то? У меня и подар­ка нет…

– Как кто? Сере­га Мель­ко. На Лере. Ты что, не знал? Да все об этом месяц как гово­рят. А, ну да, ты же в коман­ди­ров­ке был.

Род почув­ство­вал себя как чело­век, кото­ро­го вдруг уда­ри­ли пал­кой по голо­ве. Тело ста­ло горя­чим и каким-то чужим, во рту появил­ся при­вкус ржав­чи­ны.

– Ой, ста­рик! Изви­ни, я как-то не поду­мал, – Пав­лик при­нял­ся при­кла­ды­вать к гру­ди пух­лые лап­ки, – слу­шай, может, ко мне пой­дем? Давай, я тебе чаю налью. Гос­по­ди, что-то у меня с голо­вой, навер­ное. Ты меня изви­ни, лад­но?..

Пав­лик про­дол­жал что-то гово­рить, но Род уже про­шел мимо, ото­дви­нув его пле­чом. Они были с Лерой вме­сте так дав­но, что он даже вспом­нить не мог, когда это нача­лось. Кажет­ся, им даже во дво­ре кри­ча­ли «тили-тили-тесто». То, что она его неве­ста, было настоль­ко орга­нич­но и есте­ствен­но, что Род и пред­ста­вить себе не мог, что может быть как-то ина­че. Да, осо­бой любо­вью к нему она нико­гда не пыла­ла, но ведь дожда­лась зачем-то из армии. Дожда­лась ли? А может, про­сто рядом дру­го­го не ока­за­лось?

Все вокруг каза­лось каким-то чужим, нена­сто­я­щим. «Вот, зна­чит, как это быва­ет», – ска­зал себе быв­ший жених.

Он дошел до кон­ца кори­до­ра, посто­ял перед закры­той две­рью, пере­ва­ли­ва­ясь с нос­ков на пят­ки. Досчи­тал до деся­ти и вошел не посту­чав­шись. Лера и Сере­га сиде­ли у окош­ка с чаш­ка­ми в руках. За окном было пас­мур­но и серо.

Появ­ле­ние отстав­лен­но­го уха­же­ра нуж­но­го эффек­та не про­из­ве­ло. Лера при­вет­ли­во улыб­ну­лась и пред­ло­жи­ла чай с рога­ли­ком. Сер­гей неуве­рен­но под­нял­ся, зачем-то поправ­ляя лац­ка­ны серо­го пиджа­ка. Ростом он опре­де­лен­но не вышел, но то, что недо­брал ввысь, ком­пен­си­ро­вал шири­ной.

– Как ты вовре­мя! Мы с Лероч­кой отправ­ля­ли тебе при­гла­ше­ния, и ни разу за послед­ний месяц не смог­ли дозво­нить­ся.

– Разу­ме­ет­ся, не смог­ли. Меня же в горо­де не было.

– Какой-то ты рас­стро­ен­ный, – с видом сыщи­ка, вышед­ше­го на след, ска­за­ла Лера, – что, хрыч тебя с гоно­ра­ром нако­лол?

– С гоно­ра­ром? Каким гоно­ра­ром? А, да нет, все в поряд­ке, – Род сам удив­лял­ся сво­е­му пове­де­нию. По логи­ке вещей он дол­жен был бы все здесь раз­гро­мить и вылить этот пар­ши­вый чай в шта­ны без пяти минут мужу. Все про­ис­хо­дя­щее напо­ми­на­ло ему какой-то роман, черт-те когда про­чи­тан­ный, – пони­ма­ешь, доро­гая, при­ез­жаю я, и пря­мо с доро­ги меня при­гла­ша­ют на сва­дьбу к моей же неве­сте. Лад­но хоть при­гла­си­ли, а то я вооб­ще и не знал бы, что ты замуж собра­лась.

– Хм, – неопре­де­лен­но про­из­нес Сере­га, – лад­но, ребя­та, я побе­гу – у меня дела. Денис, так мы тебя ждем в пят­ни­цу. Вре­мя и место про­чи­та­ешь в при­гла­ше­нии – от них у тебя поч­то­вый ящик рас­пух.

– Эй, подо­жди меня, мне в адми­ни­стра­цию надо сроч­но! – взмо­ли­лась Лера, но Сер­гей, слов­но не слы­ша ее, исчез за две­рью.

Девуш­ка заме­та­лась по каби­не­ту. Бес­си­стем­но пере­кла­ды­вая со сто­ла на стол пап­ки, Лера рас­ска­зы­ва­ла, слов­но самой себе:

– Мне бы вот до обе­да в адми­ни­стра­цию, а то пока там все под­пи­си собе­решь, соста­рить­ся мож­но. Они же там все в оглоб­лях спят! До обе­да их еще нет, после обе­да – уже нет. Опять с бух­гал­те­ри­ей напор­та­чи­ли – навер­ное, дума­ют, что за них буду еще отче­ты писать.

– Хоро­ше­го ты себе мужи­ка выбра­ла.

Лера уста­ло вздох­ну­ла, запра­ви­ла в при­чес­ку выпав­шую рыжую прядь.

– Ну а чего ты от меня ждал? Посмот­ри на себя, раз­ве серьез­ный мужик так может выгля­деть? Мачо!

Не отда­вая себе отче­та, Род огля­дел свою люби­мую курт­ку, потер­тые джин­сы.

– С тобой толь­ко на вече­рин­ках бай­ке­ров появ­лять­ся или в рекла­ме вне­до­рож­ни­ков сни­мать­ся.

– Я не понял – тебя-то что не устра­и­ва­ло? То, как я выгля­жу?

– Все. Меня не устра­и­ва­ло все. Ты живешь так, как хочет­ся толь­ко тебе. Хоть мину­ту ты заду­мал­ся о том, как и на что мы с тобой будем жить? Мы, а не ты один.

– У меня есть рабо­та, есть квар­ти­ра. Я не баб­ник и не пья­ни­ца.

– Ну, насчет того, что не пья­ни­ца, это еще вопрос. А насчет тво­ей одно­ком­нат­ной бер­ло­ги у меня вооб­ще слов нет. Пони­ма­ешь, Денис, про­бле­ма в том, что ты всем дово­лен. Тебе, похо­же, ниче­го боль­ше и не нуж­но!

– Рань­ше ты меня так не назы­ва­ла…

– Насту­пи­ло вре­мя повзрос­леть, нако­нец. Всё, шут­ки кон­чи­лись. Это взрос­лая жизнь, пони­ма­ешь ты или нет? Как, по-твоему, я долж­на пред­став­лять зна­ко­мым сво­е­го мужа? Позна­комь­тесь, это мой Род? Да и тусо­вок этих уже боль­ше нет. Посмот­ри вокруг! Нор­маль­ные люди уже вовсю карье­ру дела­ют, один ты не пере­бе­сил­ся, – она заку­си­ла ниж­нюю губу, гла­за нали­лись сле­за­ми.

Что­бы не видеть это­го зре­ли­ща, он отвер­нул­ся к окну. За спи­ной уже слы­ша­лись всхли­пы, но пре­кра­тить этот раз­го­вор сил не было.

– А Сер­гей – серьез­ный чело­век?

– Да уж посе­рьез­нее неко­то­рых, пона­деж­нее. Его, преж­де все­го, вол­ну­ет то, как он будет содер­жать меня и буду­ще­го ребен­ка…. Глу­пей­шая жен­щи­на может управ­лять умным мужем, но нуж­но быть очень умной, что­бы управ­лять дура­ком. Пони­ма­ешь, я не такая умная, что­бы управ­лять тобой!

– А тебе что, необ­хо­ди­мо управ­лять?

Оба помол­ча­ли. В окне сви­реп­ство­вал холод­ный октябрь­ский ветер, небо нали­лось неподъ­ем­ным свин­цом… На дере­вьях сиде­ли нахох­лив­ши­е­ся пти­цы. Вече­ром они нач­нут гал­деть и соби­рать­ся в стаи, а потом поле­тят в теп­лые края. Ужас­но захо­те­лось уле­теть вме­сте с ними.

– Да и не любишь ты меня. Дума­ешь, не чув­ствую? Если бы любил – по-настоящему, я бы на дру­гих и не посмот­ре­ла. Ты не думай, я не рев­ную. Знаю, что у тебя нет нико­го. И знаю, что появят­ся. Обя­за­тель­но. Такие, как ты, не любить не могут.

– А такие, как он?

Лера вме­сто отве­та зали­лась сле­за­ми. Скрип­нув зуба­ми, Род обер­нул­ся и про­тя­нул ей чистый пла­ток.

– Пора­зи­тель­но! Ты не меня­ешь­ся, – она гово­ри­ла с радост­ны­ми инто­на­ци­я­ми, но зву­ча­щий сквозь сле­зы голос почему-то вызы­вал ассо­ци­а­ции с лаем, – отку­да у тебя посто­ян­но чистые плат­ки? Ты что, их с собой целый баул возишь?

– Ага. Вожу, – отве­тил он и вышел в кори­дор, поста­рав­шись не слиш­ком силь­но хлоп­нуть две­рью.

Настро­е­ние было тяже­лое, но какое-то ров­ное. Он поду­мал, что неожи­дан­но лег­ко пере­жил рас­ста­ва­ние с жен­щи­ной, кото­рая еще пол­ча­са назад была един­ствен­ной в его жиз­ни. Впро­чем, может, она и пра­ва. Может, он и не любил ее по-настоящему? Было груст­но и оди­но­ко. Захо­те­лось напить­ся.

Во дво­ре «Коми­те­та кар­то­гра­фии и гео­де­зии» одним коле­сом на бор­дю­ре сто­ял «Уазик» – своя, род­ная маши­на. Не казен­ная. Сив­ка выгля­дел запы­лен­ным и устав­шим, так что с попой­кой при­шлось повре­ме­нить. С боль­ших денег Род решил поба­ло­вать сталь­но­го дру­га – помыть в насто­я­щей мой­ке.

Разу­ме­ет­ся, одной помыв­кой дело не обо­шлось – при­шлось еще менять мас­ло, чистить салон, под­ка­чи­вать шины. Когда ухо­жен­ный и обмы­тый шам­пу­ня­ми Сив­ка встал у подъ­ез­да, хозя­ин при­нял реше­ние: собрать­ся немед­лен­но и делать отсю­да ноги. Не Тар­за­на же, в самом деле, в пят­ни­цу изоб­ра­жать!

Ноче­вать в пустой квар­ти­ре не хоте­лось, но когда Род дале­ко за пол­ночь закон­чил помыв­ку, стря­па­нье ужи­на и стир­ку, он так умо­тал­ся, что над спя­щим уточ­ни­те­лем мож­но было стре­лять из пуш­ки – эффек­та бы это не про­из­ве­ло. Утром, проснув­шись ни свет ни заря, Род начал с оже­сто­че­ни­ем запи­хи­вать в баул вещи. Еду мож­но купить на трас­се, так что на этот счет мож­но не вол­но­вать­ся. В баул же поле­те­ла непо­ча­тая со вче­раш­не­го вече­ра бутыл­ка вод­ки. Мешок с рабо­чей аппа­ра­ту­рой остал­ся неразо­бран­ным в машине.

Пре­зи­рая себя, все же залез в шкаф и про­ве­рил, есть ли у него хоть один живой костюм. Выяс­нил, что нет. Хозя­ин одно­ком­нат­ной «бер­ло­ги» посто­ян­но ловил себя на мыс­ли, что хочет понять, что же Лере здесь настоль­ко не понра­ви­лось – да, конеч­но, не дво­рец, но жить-то мож­но…

Муж­чи­на почему-то про­вел воз­ле зер­ка­ла боль­ше вре­ме­ни, чем обыч­но. Ста­ра­ясь не выди­рать воло­сы, тща­тель­но их рас­че­сал, свя­зал в хвост. Он настоль­ко при­вык к сво­ей шеве­лю­ре, что любое пред­ло­же­ние постричь­ся при­ни­мал как лич­ное оскорб­ле­ние. Несмот­ря на пас­мур­ную пого­ду, наце­пил чер­ные очки – для завер­ше­ния сти­ля. Мама, цар­ство ей небес­ное, пока была жива, назы­ва­ла его город­ской горил­лой. Имен­но такое впе­чат­ле­ние про­из­во­ди­ла на нее чер­ная кожа­ная про­кле­пан­ная курт­ка, фут­бол­ка с какой-нибудь зади­ри­стой над­пи­сью и под­ко­ван­ные бер­цы. А вот себе Род казал­ся очень даже упа­ко­ван­ным. Во вся­ком слу­чае, в этом он вез­де чув­ство­вал себя в сво­ей тарел­ке.

Прав­да, в подъ­ез­де чер­ные очки при­шлось снять – ина­че в этой тем­но­ти­ще он рис­ко­вал рас­ква­сить себе нос.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *