Наш двор

 ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ 

 

Старый двор

Вхо­жу я в дво­ры про­ход­ные,                                                                  
Про­стор­ные наши дво­ры.
Мне толь­ко они… не род­ные,
Так жал­ко ушед­шей поры.

Мне вдруг вспо­ми­на­ет­ся сра­зу
Немуд­ро­го дет­ства житьё:
Три свя­зан­ных пленника-вяза,
Меж ними тре­пе­щет бельё.

Наш двор в непре­рыв­ном дви­же­нье,
Гла­за у маль­чи­шек горят:
В кустах разыг­ра­лось «сра­же­нье»,
Один на тро­их — авто­мат!

Ещё дале­ко до «побе­ды»,
Ещё во дво­ре не тем­но…
За сто­ли­ком муд­рые деды
С азар­том сту­чат в доми­но.

И хочет­ся пленникам-вязам
Послу­шать про дав­ние дни
Седых вете­ра­нов рас­ска­зы,
Но свя­за­ны креп­ко они.

Во всех моих бедах повин­на,
На див­ных сво­их каб­лу­ках
Идёт коро­ле­ва — Ири­на,
Несёт моё серд­це в руках.

Ири­на… какою ты ста­ла —
Ведь столь­ко про­шло с той поры…
Гля­жу я с бал­ко­на уста­ло,
Как вырос­ли наши дво­ры.

Но нет в них и памя­ти дет­ства,
И думаю я об одном:
Сего­дня душе — не согреть­ся
На сером дво­ре про­ход­ном!

Русский Крест

Вда­ли от стру­я­щих­ся рек, пере­ле­сиц
Нашёл себе рус­ский послед­ний при­ют:
Над каж­дой моги­лой вокруг — полу­ме­сяц,
И душ­ною ночью цика­ды поют.

Здесь пти­ца незнá­мая крик­нет спро­со­нок,
Как буд­то душа кому знак пода­ёт.
Здесь рус­ский наш крест — неве­сом он и тонок —
Све­чой вос­ко­вой у огра­ды вста­ёт.

Под белым кры­лом у холод­ной мете­ли,
От рус­ско­го отче­го дома вда­ли,
У ста­рой немец­кой засне­жен­ной ели
Меж серых над­гро­бий кре­сты про­рос­ли.

Лишь тра­вы чужие скло­ня­ют­ся низ­ко.
Здесь друг не поло­жит на хол­мик цвет­ка.
Ушед­шей душе — чтò кре­сты, обе­лис­ки, —
Ей даже полынь — да и та не горь­ка!

Тень солдата

Полы­ха­ло огнём… Сизый пепел от сёл
Рас­пол­зал­ся по даль­ним овра­гам.
Злоб­ный вра­же­ский строй Укра­и­ною шёл
Под ког­ти­стым — со сва­сти­кой — фла­гом.

Не дожив до Побе­ды, я умер от ран —
Лишь берё­зы при­шли к изго­ло­вью.
Но мне чув­ство­вать боль­но, как гряз­ный Май­дан
Исте­ка­ет народ­ною кро­вью.

И вста­ёт моя тень… Как бы с чув­ством вины
По зем­ле сво­ей горь­кой блуж­да­ет.
«Раз­ве мы не гаси­ли про­кля­той вой­ны?» —
У живу­щих она вопро­ша­ет.

Не вос­ста­ла моя Укра­и­на от мук
И не ста­ла с Рос­си­ей еди­ной,
Если с факе­лом ходит бан­де­ров­ский внук
И поёт сата­нин­ские гим­ны.

Сно­ва взры­вы тре­во­жат людей поут­ру,
Зады­ха­ют­ся пла­ме­нем зори,
И кро­ва­вые реки сте­ка­ют к Дне­пру,
И чадит неиз­быв­ное горе.

 

***

Небо в синем обла­ко купа­ет,
Пах­нет луг ромаш­кой, резе­дой.
Бого­ма­терь Свет­лая, Свя­тая,
Сохра­ни зем­ли моей покой,

Что­бы зре­ло золо­тое жито,
Коло­си­лись мир­ные поля.
Чтоб в наро­де было поза­бы­то,
Как горе­ла отчая зем­ля.

На челе стра­ны моей — мор­щи­ны:
Ближ­ний ворог соби­ра­ет рать.
Тяже­ло и горь­ко мне, как сыну,
Все её печа­ли при­ни­мать.

Но нездеш­ний говор слух мне режет,
И мне часто кажет­ся порой:
Кра­со­та нерус­ских побе­ре­жий
Обер­нёт­ся пылью, мишу­рой.

У кост­ра род­но­го — лег­че греть­ся.
Уж вис­ки покры­ла седи­на.
Я рож­дён в Рос­сии,
      с рус­ским серд­цем,
А у рус­ских — роди­на одна.

Песня бывалого

(Год 2015-й)

Кру­жат белые мете­ли
Над шаль­ною голо­вой.
Или вы меня отпе­ли? —
Я пока — ещё живой!

Смерть с косою накло­ни­лась.
— К чёр­ту, ста­рая кар­га! —
Жизнь — такая Божья милость,
И она мне — доро­га!

Пили, пели… Боль­ше пили…
Ноет серд­це у меня.
Все доро­ги исхо­ди­ли:
Там — Афган, а тут — Чеч­ня.

Сла­дить с этою зара­зой,
Боже пра­вый, помо­ги! —
Я домой при­шёл без гла­за,
Без руки и без ноги.

Мать украд­кой слё­зы пря­чет,
Самый близ­кий чело­век.
Ей вра­чи ска­за­ли, зна­чит,
Что уж мой не долог век.

Что ж… Тогда, дру­зья, при­ди­те,
Да и вся моя род­ня,
И по-русски помя­ни­те
Непу­тё­во­го меня.

Да не этой, загра­нич­ной,
Неде­шё­вой… чёрт ли в ней? —
А бутыл­кою «Сто­лич­ной» —
Так при­выч­ней и лад­ней.

При­под­нял­ся на посте­ли,
Удив­лён­ный кинул взгляд:
То — не воль­ные мете­ли,
Это — анге­лы летят.

В окна белые про­ник­ли,
Свет боже­ствен­ный тая,
И к судь­бе моей при­ник­ли…
Буд­то вновь родил­ся я!

Руки есть… И ноги, вро­де…
Оба гла­за, как у всех.
Мне при всём чест­ном наро­де
Появить­ся так — не грех!

Я из дома. Ветер в спи­ну,
Полы рвёт, ядрё­на мать! —
Я пой­ду на Укра­и­ну
С дядей Сэмом вое­вать!

Последний бой

Послед­ний выстрел про­зву­чал вда­ли.
Закон­чил­ся послед­ний смерт­ный бой.
Упал на грудь изму­чен­ной зем­ли
Боец послед­ний — парень моло­дой.
И как обид­но: кон­чи­лась вой­на,
А вот пар­ниш­ка — нем и недви­жим.
Зем­ля дро­жит, печа­лит­ся луна,
И вьют­ся тучей воро­ны над ним.

А он, без­усый, — он меч­тал любить,
Но пуля жизнь его обо­рва­ла.
В бою кро­ва­вом — лиха не избыть:
Здесь даже тра­вы сожже­ны дотла.
Там, в смерт­ном сне, — и пусто, и тем­но.
Кровь с гим­на­стёр­ки смо­ет частый дождь,
И ветер в мате­рин­ское окно
Ворвёт­ся с болью: мол, напрас­но ждёшь…

А он на зем­лю будет с высо­ты
Смот­реть, как ангел… Ей молить добра…
И вспых­нут све­чи — алые цве­ты —
Там, где совсем недав­но смерть про­шла.
Погас­нет лето. Ляжет листо­пад,
И зем­лю обно­вит сне­жи­нок рой,
И толь­ко ветер вымол­вит: «Сол­дат!
Болят ли раны — там, в зем­ле сырой?»

 

***

Ста­рик смот­рел совет­ское кино.
И убе­га­ла линия сюже­та
В его вес­ну, в наив­ные рас­све­ты.
Он видел: коло­си­лось рожью лето,
Каза­лось бы — ушед­шее дав­но…

И лен­той мча­лись годы перед ним
Далё­кие… И спо­ло­хи сире­ни,
Дру­зей, подру­жек доро­гие тени
Вер­ну­ли те завет­ные мгно­ве­нья —
Про­зрач­ных май­ских пар­ков веш­ний дым!

Та девуш­ка… И не её вина,
Что с ним была стес­ни­тель­но суро­ва,
Что не успел ска­зать свя­тое сло­во.
Наста­нет день — она при­снит­ся сно­ва…
Но их любовь похи­ти­ла вой­на.

Судь­ба его — оста­ви­ла в живых.
При­шёл с фрон­тов — ни зва­ния, ни чина —
Лишь седи­на да ран­ние мор­щи­ны.
В Рос­сии на сле­зу ску­пы муж­чи­ны,
И сла­ва показ­ная — не для них.

И видит­ся ему кото­рый год:
Закрыт дождя­ми пере­ле­сок даль­ний.
В окне вста­ёт пону­ро день печаль­ный.  
Над Роди­ной его мно­го­стра­даль­ной
Седой туман из-за морей плы­вёт.

И пусть хапу­гам нынеш­ним смеш­но:
«Всего-то и делов — медаль «За Пра­гу»!
Он целым миром понят и оправ­дан.
Он зна­ет эту горь­кую отра­ду:
Смот­реть почти забы­тое кино.


Вик­тор  Мель­ни­ковчлен Сою­за писа­те­лей Рос­сии. Извест­ный поэт и глав­ный редак­тор «Коло­мен­ско­го аль­ма­на­ха». Живёт в Коломне.

 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.